Разговор с художником Джеральдом Бромом

Джеральд Бром

Пять лет назад мы уже разговаривали с Бромом о его мрачных и завораживающих работах. Но с тех пор этот прославленный художник успел сделать много нового — например, написать и выпустить несколько книг с собственными иллюстрациями или поработать над концепт-артом к Diablo 3. Сегодня мы беседуем с Бромом о страшных сказках, о нарисованных монстрах и о том, чего боится он сам.

О художнике

Джеральд Бром (который предпочитает, чтобы его называли просто Бромом) родился в 1965 году в Олбани, штат Джорджия. В детстве он ездил по всему свету вместе с отцом-военным. Бром не посещал художественную школу, но рисовал с самого детства и в двадцать лет уже стал профессиональным художником. Спустя четыре года Брома заметила компания TSR, занимающаяся ролевыми играми, и с тех пор его карьера была неразрывно связана с фантастикой.

Бром работал над коллекционными карточными играми и комиксами — в том числе для компаний Dark Horse и DС Comics. Он создавал концепт-арт для фильмов («Сонная лощина», «Скуби-ду», «Ван Хельсинг») и компьютерных игр — геймерам стоит поблагодарить его за оформление игр из серии Doom и Diablo. Обложки, нарисованные Бромом, украшают книги Майкла Муркока, Эдгара Райса Берроуза, Терри Брукса, Энн Маккефри, Роберта Сальваторе…

Бром не только художник, но и писатель: он выпустил четыре книги с собственными иллюстрациями. Каждая из этих книг — мрачная и захватывающая фантасмагория, под стать картинам Брома. На конвенте художников- фантастов «Спектрум» Бром был удостоен звания Грандмастера. Как гласит надпись на официальном сайте художника, «в настоящий момент Бром обитает в сыром подвале где-то на промозглом северо-западе. Там он кормится ядовитыми пауками, многоножками и смотрит плохие азиатские фильмы. В перерывах между поеданием жуков Бром пишет, рисует и пытается достичь гармонии с многочисленными демонами, которые пляшут у него в голове».

В 2012 году вы выпустили книгу «Крампус, хозяин Рождества». Можете немного о ней рассказать?

Крампус — это рождественский демон, легенды о котором уходят корнями в языческие времена. Мне о нём рассказала жена. На тот момент я понятия не имел, что это за парень, но потом я узнал, что он имеет обыкновение засовывать непослушных детишек в мешок, избивать и швырять в реку, а если они совсем непослушные, он готовит их и съедает, — и я сразу же в него влюбился. Потом я начал копаться в его истории, узнал, что он предшественник Санта- Клауса, и подумал: а что, если этот тип выползет на свет и потребует себе обратно свой праздник? Так родилась эта книга.

Почему вы сделали главными героями персонажей, которых обычно считают отрицательными?

Мне кажется, что в книжках не бывает плохих и хороших героев. Когда ты пишешь книгу, ты задумываешься о мотивациях персонажей и понимаешь, что практически ни один герой не считает себя злым. Поскольку я писал книжку в основном от лица «плохого парня», я хорошо представлял, какие у него желания и кто мешает ему их осуществить.

А сами вы дома празднуете Рождество или Йоль?

Мы отмечаем оба праздника сразу — с небольшой примесью Хэллоуина.

Brom-BloodRitual

«Кровавый ритуал»

Чем «Крампус» похож на другие ваши истории, например на «Похитителя детей», и чем от них отличается?

Сходство в том, о чём я уже говорил: мне нравится рассказывать истории с точки зрения монстров, понимать их желания и стремления. В «Похитителе детей», хотя это и пересказ «Питера Пэна», сам Питер предстаёт обаятельным безумцем. Но как только вы знакомитесь с ним поближе, вы понимаете, по- чему он стал тем, кем стал, и проникаетесь к нему сочувствием. Думаю, между моими книгами больше сходств, чем отличий, потому что меня везде привлекает тёмная сторона литературы.

Вы писали, что «Похититель детей» родился благодаря некоторым тревожным эпизодам в книге Джеймса Барри о Питере Пэне — на- пример, тем, где мальчишки, не задумываюсь, совершают убийства. Есть ли другие детские книги, в которых можно встретить похожие тревожные моменты?

Их больше, чем кажется. Сказки братьев Гримм и тому подобные не зря называют поучительными — они были задуманы, чтобы напугать детей. Взять хотя бы сказки о Дженни Зелёные Зубы, водяной фее, которая утащит тебя на дно и съест, если ты пройдёшь мимо её болота. Эта сказка должна была запугать ребят, чтобы они не ходили возле речек и болот и не утонули. Так что сказок, которые можно пересказывать заново, бесконечное множество.

Обложка к книге «Плюкер». Здесь изображен главный герой – Джек из коробки. Джек вместе с другими забытыми и выброшенными игрушками пылится в сумрачной земле Понарошку. Но когда в этот мир проникает злобный дух Плюкер, Джеку приходится встать на защиту того самого мальчишки, который когда-то его бросил.

Обложка к книге «Плюкер». Здесь изображен главный герой – Джек из коробки. Джек вместе с другими забытыми и выброшенными игрушками пылится в сумрачной земле Понарошку. Но когда в этот мир проникает злобный дух Плюкер, Джеку приходится встать на защиту того самого мальчишки, который когда-то его бросил.

А вы не планируете в ближайшее время взять какую-нибудь из этих сказок и написать на её основе новую книгу?

Может быть. Но это уже стало трендом в кино и литературе — брать старые сказки и делать их злободневными. Моя внутренняя муза хочет чего-то более индивидуального. Так что сейчас я работаю над новым книжным проектом, где попробую с нуля изобрести свою собственную мифологию.

Он как-то связан с вашим недавно вышедшим артбуком?

Нет, никак. Это совершенно разные проекты, но может случиться и так, что картинка-другая из артбука окажется в книге.

У вас в книгах главные герои часто попадают в беду, когда оказываются втянуты в торговлю наркотиками. Вы хотите таким образом по- казать своим читателям, что это неправильный путь, который не может довести до добра?

В оригинале эта картина называется Miss Chiff Maker, от mischief-maker – хулиган, озорник.

В оригинале эта картина называется Miss Chiff Maker, от mischief-maker – хулиган, озорник.

Многие люди видят в моих книгах самые разные мотивы — связанные с политикой, наркотиками, экологией и так далее. Но при написании книги меня ничего из этого не интересует. Я хочу придумать историю. Увлекательную, интересную историю. И я хочу рассказать её честно. Поэтому, если для персонажей логичны какие-то действия, я вставляю их в сюжет.

Вы пишете книги и сами рисуете к ним обложки. А вам не кажется, что если помещать на обложки портреты главных героев, то это в какой-то степе- ни ограничивает читательскую фантазию?

Я вырос на книжках с иллюстрациями. Хотя у меня в голове и было своё видение героев, мне нравилось смотреть, как их увидел кто-то другой. Можете считать это хитроумной уловкой или уникальной способностью — то, что я одновременно пишу и рисую, создаю своих персонажей дважды, как писатель и как художник. Это доставляет мне массу удовольствия, потому что в детстве я занимался тем же самым. Я на- деюсь, что это удовольствие передаётся и читателям.

Крампус, мрачный дух Йоля. Этому зловещему предку Санта-Клауса посвящена последняя книга Брома – «Крампус, хозяин Рождества».

Крампус, мрачный дух Йоля. Этому зловещему предку Санта-Клауса посвящена последняя книга Брома – «Крампус, хозяин Рождества».

Во всех ваших работах большую роль играет сверхъестественное. Вы сами когда-нибудь сталкивались с необъяснимыми явлениями?

Я очень суеверен. Боюсь всего на свете. Боюсь всех религий — и именно поэтому верю каждой из них. Мы когда-то жили в Элхорне, штат Висконсин, и там ходили слухе о звере из Брей-Роуд — то ли оборотне, то ли йети. И я там чуть не свихнулся. Каждый вечер, когда я выносил мусор, мне казалось, что в кустах меня поджидает этот тип. Но моё собственное воображение может и само порождать кошмары.

Бром. «Рогатый» (Horned One)

«Рогатый» Иллюстрация к книге «Роза Дьявола».
« — Я сжёг их церкви, распял их священника, изнасиловал их женщин и скормил их детей нашим зверям.
Он произнес это так буднично, словно описывал всего-навсего сервировку праздничного стола».

На конвенте «Спектрум» вы вели семинар, посвящённый хоррору. Что вы предпочитаете в страшных историях: саспенс, насилие или смесь того и другого?

Я думаю, есть масса замечательных способов нагнетать ужас. Мне нравится подход  Дель Торо, когда в нас с самого начала пробуждают сочувствие к монстру, но в то же время я люблю истории про загадочных тварей, о которых мы постепенно узнаём всё больше и больше. Истории, в которых чудовища действительно пугают.

Brom-Lionhead

«Львиная голова»

Недавно вы работали над концепт-артом для игры Diablo 3. Насколько свободны вы были в своём творчестве? Задавала ли студия Blizzard какие-то рамки?

Это был прекрасный опыт. Жизнь иллюстратора порой до боли одинока, и, чтобы не терять интереса к профессии, это надо переламывать. Работать над собственными проектами, где у тебя полный контроль над происходящим, хорошо, но иногда надо трудиться и в коллективе. Последние восемь лет я занимался двумя своими книгами, и после этого провести целый год в студии бок о бок с другими художниками было для меня огромным удовольствием. Их воображение питало меня, и я был очень рад возможности вдохнуть жизнь в невероятно ужасных монстров, которых они придумали.

Перед тем, как вы приступили к работе, вас просили поиграть в предыдущие части Diablo? Вообще, вы можете назвать себя геймером?

Когда я был моложе, я много времени проводил за играми, и я большой поклонник всего, что делает студия Blizzard. В этом случае меня действительно по- просили поиграть. Здорово было увидеть, как монстры взаимодействуют на экране. Это помогло мне, когда я начал их рисовать. К тому же мне дали познакомиться с предысторией всех этих монстров. Я изучил тонны концепт-арта и увидел, как они изменялись со временем. Все это очень сильно меня вдохновило.

«Крылатая Редд»

«Крылатая Редд»

У вас есть самая любимая компьютерная игра?

Пожалуй, это именно Diablo. Моя жена даже прятала от меня эту игру, потому что она слишком сильно отвлекала меня от работы.

Ну и напоследок — скажите, какой совет вы дали бы начинающим художникам?

Обычно я советую им не есть краску, но сейчас все работают на компьютере, так что этот совет вряд ли пригодится (смеётся). Очень важно вставлять в своё портфолио такие работы, над которыми вам было бы интересно трудиться и дальше, потому что вам будут делать заказы на основании того, что будет в вашем портфолио.

Brom-Morgan-Le-Fay

 

comments powered by HyperComments
Трэвис Венгров
Музыкант, писатель, геймер. Бывший вокалист группы Random Encounter.

Это интересно

А ещё у нас есть