Фэнтези-картины художника Дэйва Дормана

С художником беседует Трэвис Венгров. Перевёл на русский Алексей Ионов

Много художников трудились над Расширенной вселенной «Звёздных войн», и среди них нет более опытного, чем Дэйв Дорман. Однако наш разговор с ним, состоявшийся на одной из художественных выставок, был посвящён другим, менее известным сторонам его творчества. Мы поговорили о собственной вселенной Дэйва, иллюстрациях к солдатикам G.I. Joe и о том, как важно ставить перед собой цели.
«Чужой и пёс». Наверное, одна из самых популярных моих работ. Зрители ставят себя на место милого пёсика и чувствуют угрозу, исходящую от Чужого. Но они часто не замечают, что этот Чужой — механический.

«Чужой и пёс». Наверное, одна из самых популярных моих работ. Зрители ставят себя на место милого пёсика и чувствуют угрозу, исходящую от Чужого. Но они часто не замечают, что этот Чужой — механический.

Досье

DormanДейв Дорман – американский художник, работающий в жанрах научной фантастики, ужасов и фэнтези. Наиболее известен благодаря своим работам по «Звездным войнам».

Дорман – самоучка: большую часть своих знаний он получил в собственной мастерской, тщательно изучая работы более опытных мастеров. Профессиональную карьеру начал в 1979 году, иллюстрируя обложки для комиксов Marvel, DC и — позднее — Dark Horse. Широкую известность обрел в 1983 году после создания обложки для журнала Heavy Metal.

За свою книгу Aliens: Tribes в 1993 году завоевал премию Айснера. Фанаты признали его лучшим художником, когда-либо творившим по мотивам «Звездных войн».

Когда вы поняли, что хотели бы посвятить жизнь карьере художника?

Я любил рисовать с раннего детства, мальчишкой я немало времени провел, срисовывая комиксы о супергероях. Но посвятить жизнь искусству я решил гораздо позже. В старшей школе я был довольно крупным парнем и играл в американский футбол, так что планировал получить спортивную стипендию в колледже и уже потом решить, чем займусь после его окончания. Но затем я получил серьезную травму, и с карьерой футболиста было покончено. Мне пришлось серьезно задуматься, чем же я хочу посвятить жизнь, и, поскольку я по-прежнему любил рисовать, я подумал: а почему бы и нет?

Если раньше рисование было для меня хобби, теперь оно стало работой. Я все свое время тратил на рисунки, на совершенствование техники, на обучение необходимым приемам. Я сразу поставил перед собой несколько целей: «Хочу рисовать иллюстрации, хочу рисовать комиксы».

«Сага о Бэтмене». Бэтмен — один из самых любимых героев комиксов, и я не мог упустить возможность поработать над его современным образом для DC Comics. Это одна из моих любимых работ.

«Сага о Бэтмене». Бэтмен — один из самых любимых героев комиксов, и я не мог упустить возможность поработать над его современным образом для DC Comics. Это одна из моих любимых работ.

В колледж я так и не пошел — вместо этого я год проучился в школе графики Джо Куберта. Правда, в этой школе учили рисовать комиксы и почти не рассказывал о работе в цвете, поэтому я стал учиться этому в свободное время. Мне больше нравилось работать над одной картиной в цвете, чем рисовать комиксы — панель за панелью, страница за страницей. Поэтому после окончания школы Куберта я решил сам учиться тому, что мне действительно пригодится. Этот процесс занял у меня пару лет.

«Величественный минотавр». Один из моих самых сильных портретов. Мне удалось запечатлеть царственность, силу, внушительность этого персонажа.

«Величественный минотавр». Один из моих самых сильных портретов. Мне удалось запечатлеть царственность, силу, внушительность этого персонажа.

Я жил дома с родителями, устроился на временную работу и каждую свободную минуту тратил на самообразование. Я садился за мольберт и учился. Я изучал технику разных художников, спрашивал у них совета, смотрел на их работы и на практике познавал возможности кистей и красок.

И вот спустя где-то три года, то есть примерно через то же время, что я потратил бы в колледже, я стал зарабатывать деньги, рисуя иллюстрации. Чуть-чуть здесь, немножко там. А затем я нарисовал обложку одного крупного журнала, и эта работа принесла мне известность. После этого у меня стало достаточно заказов, чтобы зарабатывать на жизнь. Так что, думаю, мне повезло, что я рано выбрал карьеру художника, поставил себе цели и упорно трудился, чтобы их достичь.

«Чёрный дракон». Люблю сюжеты, созданные на стыке жанров. Работа над этим рисунком доставила мне немало удовольствия. Благодаря сочетанию магии и технологий мне удалось создать интересную боевую сцену.

«Чёрный дракон». Люблю сюжеты, созданные на стыке жанров. Работа над этим рисунком доставила мне немало удовольствия. Благодаря сочетанию магии и технологий мне удалось создать интересную боевую сцену.

Вы славитесь вниманием к деталям…

Это от любви к рисованию. В детстве я хотел рисовать комиксы, а в них необходимо учитывать мелкие детали. Со временем эта привычка распространилась и на мои иллюстрации. Мои картины издалека бросаются в глаза, но, подходя ближе, начинаешь замечать подробности — например, узоры на ножнах персонажа, вмятины на его броне. Все это обогащает картину и заставляет остановиться и вдумчиво рассмотреть изображение. Такие детали позволяют узнать чуточку больше о герое или о том, что происходит на полотне. А мне всегда хочется рассказать как можно больше одним-единственным изображением.

«Зимний воин». Персональная дань тому, кто оказал на меня огромное влияние и побудил научиться рисовать. Это был Фрэнк Фразетта — настоящий мастер фэнтезийной живописи. Сила его воображения разожгла во мне желание научиться рисовать.

«Зимний воин». Персональная дань тому, кто оказал на меня огромное влияние и побудил научиться рисовать. Это был Фрэнк Фразетта — настоящий мастер фэнтезийной живописи. Сила его воображения разожгла во мне желание научиться рисовать.

У вас есть какие-то любимые научно-фантастические или фэнтезийные вселенные?

За свою карьеру я нарисовал очень много иллюстраций к «Звездным войнам». На протяжении двадцати лет я сотрудничаю с Lucasfilm и рисую картины по «Звездным войнам» и «Индиане Джонсу». Мне посчастливилось поработать с Fox над «Чужим» и «Хищником». Я с самого начала был поклонником этих фильмов, и мне было очень лестно и интересно участвовать в развитии этих вселенных.

Также я создал проект «Пустые земли» (Wasted Lands), для которого придумал всех персонажей, сюжет и вообще весь мир. Недавно у меня вышел графический роман Wasted Lands Omnibus, и я очень надеюсь, что смогу рассказать еще немало историй об этом мире.

Эту героиню я придумал сам. Её зовут Анна Лей, она охотник в горах Пустых земель. А ещё рядом с ней всегда есть верная стая волкодавов, готовых её защитить.

Эту героиню я придумал сам. Её зовут Анна Лей, она охотник в горах Пустых земель. А ещё рядом с ней всегда есть верная стая волкодавов, готовых её защитить.

Расскажите нашим читателям о мире «Пустых землель».

Эта вселенная родилась около пятнадцати лет назад как составная часть более крупного проекта под названием Projected World («Спроектированный мир»). Это была видеоигра для персональных компьютеров, и, поскольку она появилась как раз в тот момент, когда начали завоевывать популярность консоли, она провалилась в продаже, и о ней быстро все забыли.

Но для меня мир, в создании которого я участвовал, не утратил привлекательности. Придуманные мной персонажи не шли у меня из головы, и я стал время от времени печатать отдельные рассказики в небольших издательствах, шаг за шагом расширяя картину мира. В 2000 году у меня появилась возможность опубликовать графический роман под названием Rail, который должен был стать первым из шести. Однако возникли трудности с издателем, и я решил временно свернуть проект. Пятнадцать лет спустя я наконец-то вернулся в этот мир — с обновленным энтузиазмом, поскольку меня поддержало множество людей. Я переделал оригинальный графический роман, добавил в него новые материалы и собрал все это под одной обложкой – в том самом омнибусе, что увидел свет в июле 2014 года. Думаю, для читателей он станет неплохим введением в мой мир.

«Ангелы света». Бойцы в броне — персонажи моего цикла о Пустых землях. В работе над картиной мне было особенно интересно придумывать броню для героев.

«Ангелы света». Бойцы в броне — персонажи моего цикла о Пустых землях. В работе над картиной мне было особенно интересно придумывать броню для героев.

Кроме того, мы работаем над настольной игрой с рабочим названием Rail: Iron Wars («Рельсы: Железные войны»), которая служит своего рода предысторией моего романа. Это стратегия, в ходе которой надо сражаться за ресурсы и железные дороги в пустынном краю. Отчасти это карточная игра — армии существуют в виде карт на руках. Другие игроки не знают, какими силами ты обладаешь, и, когда две армии сталкиваются на поле боя, численность и сила противника всегда оказываются сюрпризом. Все как в реальной жизни, и играть так гораздо интереснее, чем банально кидать кубик.

Также мы планируем выпустить несколько текстов, которые выйдут в электронном виде на Amazon и iTunes, подумываем о серии игрушек и другой сопутствующей продукции. Надеюсь, что я смогу поддерживать интерес читателей к миру «Пустых земель» достаточно долго, чтобы рассказать все истории, которые сочинил.

«Мечтания». Я нарисовал эту картину за три дня во время художественной конференции в Далласе (Техас). Конференция была посвещена цифровой иллюстрации, и организаторы попросили меня показать разницу между традиционной живописью и цифровой. Большинство присутствующих никогда не работали с настоящими красками и кистью, поэтому были очень впечатлены, когда я прямо у них на глазах создал картину.

«Мечтания». Я нарисовал эту картину за три дня во время художественной конференции в Далласе (Техас). Конференция была посвещена цифровой иллюстрации, и организаторы попросили меня показать разницу между традиционной живописью и цифровой. Большинство присутствующих никогда не работали с настоящими красками и кистью, поэтому были очень впечатлены, когда я прямо у них на глазах создал картину.

Я слышал, вы встречались с Джорджем Лукасом?

Да, благодаря работе с Lucasfilm мне посчастливилось несколько раз встретиться с Лукасом. Не секрет, что он большой поклонник искусства. Особенно ему нравятся иллюстраторы начала XX века — Норман Рокуэлл, Ньюэлл Уайет, Джозеф Лейендекер, Дин Корнуэлл и другие. Все эти художники потрясали и мое воображение, когда я только учился основам мастерства. Лукас много лет коллекционировал предметы искусства. Некоторые из своих работ я сперва предлагал для его коллекции и был очень польщен тем, что Лукас оценил мои заслуги перед Lucasfilm и купил несколько картин.

Вы ждете чего-нибудь особенного от новых фильмов? (Это интервью мы брали ещё до премьеры «Пробуждения Силы» — прим. МИРФ)

Знаете, нет. Я хочу пойти на них без ожиданий, с готовностью узнать и увидеть что-то новое. Я по-прежнему люблю «Звездные войны», но я не хардкорный фанат, который любит только оригинальную трилогию, или только приквелы, или только «Войны клонов», или только Расширенную вселенную. Это лишь истории, и я с огромным нетерпением жду возможности увидеть, что же придумал Джей Джей Абрамс. Я верю и в Lucasfilm, и в Disney, и в кино я пойду с расчетом получить удовольствие и посмотреть зрелищный приключенческий фильм, где наверняка будет и что-то знакомое, и что-то новенькое.

«В ожидании Инди». Одна из моих любимых статичных картин. Женщина держит шляпу и кожанную куртку и ждёт, когда вернётся Индиана Джонс.

«В ожидании Инди». Одна из моих любимых статичных картин. Женщина держит шляпу и кожаную куртку и ждёт, когда вернётся Индиана Джонс.

Как вы стали рисовать иллюстрации для G.I.Joe**? (Культовая в США серия игрушечных солдатиков фирмы Hasbro, по ней снят фильм G.I. Joe — «Бросок кобры» — прим. МИРФ)

О, G.I. Joe. Я тогда жил во Флориде, и один мой друг делал миниатюрные скульптуры. Он разъезжал с ними по разным военным шоу, и люди съезжались поглазеть на его выставки. Среди них были и ребята из отдела разработок Hasbro. Мой приятель с ними подружился, и как-то раз один из них упомянул, что Hasbro ищет художника, который рисовал бы солдатиков G.I. Joe в виде настоящих, живых людей. Приятель порекомендовал меня, и я идеально им подошел. Следующие шесть лет я рисовал для Hasbro иллюстрации.

Как это работало? Ребята из отдела разработок придумывали новые модели игрушек, новое оружие или броню, чертили схемы и чертежи, но понятия не имели, как это будет выглядеть в реальном мире. И здесь в дело вступал я. Мне давали наработки, а я создавал на их основе реалистичную картинку. Ведь оружие, которое классно смотрится на бумаге, не всегда применимо в жизни.

Отличная боевая сцена, запечатлевшая самый разгар битвы. Я специально поделил цветовую гамму картины по диагонали, чтобы сделать рисунок интереснее. Левая часть получилась тёплой, а правая — холодной.

Отличная боевая сцена, запечатлевшая самый разгар битвы. Я специально поделил цветовую гамму картины по диагонали, чтобы сделать рисунок интереснее. Левая часть получилась тёплой, а правая — холодной.

Мои иллюстрации предназначались исключительно для внутреннего использования. Парни из отдела разработок использовали мои картины для презентаций, с которыми они ходили к начальству. Они показывали мои картины и говорили: «Вот как выглядит этот персонаж», затем показывали дизайн игрушки, а боссы потом говорили что-то типа «Вот этого и этого мы делаем, этих доработать, а об остальных и думать забудьте».

После того, как нужные персонажи уходили в разработку, а остальные – в утиль, необходимость в моих иллюстрациях исчезала, и их просто выбрасывали. Когда парни из художественного отдела об этом узнали, они буквально вытащили их из мусорной корзины и показали коллекционерам. Так и стало известно, что я делаю иллюстрации для G.I. Joe. В основном люди думали, что я рисую иллюстрации на упаковках с игрушками, ведь там обычно не указано имя художника.

«Роадкилл». Так зовут придуманного мной героя — зомби-байкера. К сожалению, его мозг сохранился и функционирует после смерти, поэтому он занят тем, что пытается выжить в мире, перебив всех остальных зомби.

«Роадкилл». Так зовут придуманного мной героя — зомби-байкера. К сожалению, его мозг сохранился и функционирует после смерти, поэтому он занят тем, что пытается выжить в мире, перебив всех остальных зомби.

Книга Rolling Thunder, вышедшая в 2010 году, охватывает всю вашу карьеру. Но говорят, что в ваших загашниках наберется материала еще как минимум на два таких же издания, причем материала, которого публика даже не видела.

Да, моя тридцатилетняя карьера выдалась насыщенной. Я сам поражаюсь, как много работы я успел проделать. Когда мы собирали материал для Rolling Thunder и я просматривал все эти наброски, папки, фотографии, слайды, я был просто в шоке от масштабов всего этого. Так что да, книга, в которой наберётся свыше двух килограммов искусства, содержит лишь треть от общего объема моих работ. И следующие книги, если они выйдут, сильно удивят фанатов.

«Волшебный свет». Одна из приятных особенностей фэнтезийной живописи — можно использовать цвета, которые редко встречаются в реальном мире. Пурпурный цвет магических лучей отлично контрастирует с оранжевым фоном.

«Волшебный свет». Одна из приятных особенностей фэнтезийной живописи — можно использовать цвета, которые редко встречаются в реальном мире. Пурпурный цвет магических лучей отлично контрастирует с оранжевым фоном.

Что вы можете посоветовать начинающим художникам?

Знаете, когда я читаю лекции подрастающему поколению, я всегда делаю упор на две вещи: настойчивость и терпение. Нельзя добиться идеала за одну ночь, нужно поставить перед собой цель и постепенно к ней продвигаться. С каждой новой работой уровень вашего мастерства растет, даже если вы недовольны получившимся результатом. Так что, если вы что-то любите, продолжайте этим заниматься. А если разлюбили, попробуйте себя в другой области.

Но продолжайте терпеливо трудиться каждый день. Нельзя рисовать час в неделю и рассчитывать добиться каких-то успехов. Этим нужно заниматься ежедневно, и в конце концов ваши усилия будут вознаграждены. Я считаю себя самым счастливым человеком на земле. Каждый день я просыпаюсь, гляжу на чистый кусок холста и создаю на нем целый мир. Каждый божий день. В мире нет работы лучше.

«Восточные земли». Ставить ловушку на орка-великана — опасная затея. Эта работа интересна тем, что я использовал в ней холодную палитру вместо привычной мне тёплой. Это сделало картину более напряженной.

«Восточные земли». Ставить ловушку на орка-великана — опасная затея. Эта работа интересна тем, что я использовал в ней холодную палитру вместо привычной мне тёплой. Это сделало картину более напряженной.

«Битва Конга». Царь зверей сражается за власть в своём царстве. Здорово, что эта картина дала мне возможность как следует прорисовать пейзаж и при этом сохранить акцент на персонажах.

«Битва Конга». Царь зверей сражается за власть в своём царстве. Здорово, что эта картина дала мне возможность как следует прорисовать пейзаж и при этом сохранить акцент на персонажах.

Обложка книги «Тысяча разгневанных зубов» Дэла Стоуна-младшего. На рисунке изображён мой собственный детективный персонаж по имени Игуана. Эта иллюстрация делалась для книжной обложки, и я захотел поэкспериментировать с контрастными цветами, чтобы привнести динамику в почти статичную композицию.

Обложка книги «Тысяча разгневанных зубов» Дэла Стоуна-младшего. На рисунке изображён мой собственный детективный персонаж по имени Игуана. Эта иллюстрация делалась для книжной обложки, и я захотел поэкспериментировать с контрастными цветами, чтобы привнести динамику в почти статичную композицию.

«Бронзовый авантюрист». Док Сэвидж, человек из бронзы, — один из моих любимых героев палп-литературы 1930-1940-х годов. Я решил посвятить ему картину, на которой будет всё, без чего невозможно представить этого персонажа: древние цивилизации, затерянные идолы и странные существа.

«Бронзовый авантюрист». Док Сэвидж, человек из бронзы, — один из моих любимых героев палп-литературы 1930-1940-х годов. Я решил посвятить ему картину, на которой будет всё, без чего невозможно представить этого персонажа: древние цивилизации, затерянные идолы и странные существа.

comments powered by HyperComments
Трэвис Венгров
Музыкант, писатель, геймер. Бывший вокалист группы Random Encounter.

А ещё у нас есть