Количество художников, создававших на протяжении полувека картины по мотивам произведений Толкина, едва ли поддаётся исчислению, однако классическими стали работы единиц. В этом «закрытом клубе» совсем мало имён: братья Хильдебранды, Джон Хоу, Алан Ли. И, конечно же, знаменитый Тэд Нэсмит, наш сегодняшний собеседник.

«Средиземье оставляет богатый простор для фантазии»

Приветствуем вас, Тэд. По сравнению со своими коллегами по цеху вы достаточно поздно увлеклись фэнтезийной живописью. Не могли бы вы рассказать нашим читателям, как это произошло?

Я учился рисовать в школе, а по её окончании решил сразу же идти работать, а не продолжать обучение в колледже. Мне повезло, подвернулась должность младшего сотрудника в архитектурной фирме, где я и начал свою карьеру. У меня не было архитектурных навыков, но я всё схватывал на лету и мне всегда удавались реалистичные картины, что помогло мне стать неплохим работником. Постепенно я стал расширять сферу своей деятельности, мне довелось потрудиться в рекламном и даже автомобильном бизнесе.

К тому времени я уже познакомился с «Властелином Колец» и полюбил его всем сердцем, но прошло несколько лет, прежде чем мои иллюстрации по его мотивам были впервые опубликованы: это случилось в 1987 году. Да, мне потребовалось немало времени, чтобы найти своё предназначение, но, по-моему, так оно обычно в жизни и происходит.

Хранители у врат Мории.

Хранители у врат Мории.

В молодости вы отправляли свои рисунки самому Толкину. Как на вас повлияло общение с мэтром?

Его советы и комментарии, хотя их было не слишком много, оказались крайне полезны и помогли мне лучше понять его произведения. Письмо Толкина вдохновило меня, заставив выкладываться на все сто процентов своих сил, когда я создавал картины на основе его произведений.

Среди иллюстраторов Толкина много художников первой величины. Что вы испытываете, зная, что ваши картины будут сравнивать с работами других мастеров?

Уверен, что каждого из нас в какой-то мере подстёгивает подобное соперничество. Однако это не мешает нам наслаждаться творчеством друг друга — благо мир Толкина оставляет богатый простор для фантазии художника. Я ставлю перед собой задачу перенести на холст своё видение Средиземья и передать через картину его уникальную атмосферу. Судя по отзывам поклонников, мне это удаётся.

За последние полвека было создано немало ярких, самобытных фэнтезийных вселенных. Что выделяет Средиземье на фоне прочих вселенных в глазах художников?

Я могу говорить лишь за себя: мне кажется, я и Толкин — родственные души. Но это, разумеется, субъективное ощущение. Кто знает, как сложилась бы моя жизнь, если бы я не прочитал «Властелина Колец», когда был впечатлительным подростком, — возможно, попадись мне трилогия в руки позднее, я бы воспринял её совершенно иначе. Конечно, я интересуюсь и другими фэнтезийными вселенными, но заключив союз с любовью всей своей жизни, уже не станешь задумываться о повторной женитьбе.

Считается, что лишь майарам под силу одолеть балрогов.

Считается, что лишь майарам под силу одолеть балрогов.

Какое впечатление произвела на вас кинотрилогия Питера Джексона?

Эльфы, отваживавшиеся на поединки с балрогами, неизменно гибли, как Фингон.
Если мы говорим исключительно о кинематографической составляющей, то экранизация «Властелина Колец» заслуживает самых восторженных отзывов. Однако, как мне кажется, не стоило изображать Средиземье настолько реалистичным — оно утратило часть своей волшебной атмосферы. Такую цену пришлось заплатить за перенос истории на большой экран. Мне не понравились некоторые отступления от сюжета первоисточника, я думаю, режиссёр мог аккуратнее отнестись к тексту книги… Но, уверен, на этот счёт будет сломано ещё немало копий.

Средиземье, каким его изображаете вы, имеет мало общего с тем, что мы увидели в фильмах.

Могу добавить, что и Толкин думал вовсе не о красотах Новой Зеландии, когда описывал свой мир. Однако Джексон прекрасно знаком с живописью, созданной на основе «Властелина Колец» и использовал её в своей работе. Я совершенно точно знаю, что отдельные сцены фильма были навеяны моими полотнами. В то же время среди художников никогда не существовало единого мнения, как должны выглядеть толкиновские персонажи или пейзажи Средиземья. Для решения этих противоречий Джексон и привлёк команду великолепных художников, которые трудились над дизайном трилогии.

Без сомнения, именно многочисленные картины, нарисованные Нэсмитом по мотивам «Властелина Колец» и «Сильмариллиона», превратили его в одного из известнейших иллюстраторов фэнтези. Однако, как бы сильна ни была любовь нашего собеседника к творчеству Толкина, в последние годы он уделяет внимание и другим выдуманным мирам.

Имя Шелоб происходит от староанглийского слова, означающего «паук».

Имя Шелоб происходит от староанглийского слова, означающего «паук».

«Я бы мог добиться успехов и в фантастике»

Недавно вы нарисовали серию иллюстраций для путеводителя по вселенной «Песни льда и пламени» Джорджа Мартина. Что вы можете рассказать об этом проекте?

Однажды Джордж обратился ко мне с просьбой оформить подарочное издание его книг. Тогда я впервые познакомился с «Песней» и остался от неё в полном восторге (теперь с нетерпением жду вместе с читателями очередной том!). Затем появилась идея иллюстрированного путеводителя по Вестеросу, и я согласился нарисовать для него серию картин, изображающих знаменитые замки. Работа над этим проектом заняла у меня целый год, но я ничуть не жалею о потраченном времени. Мартин потрясающе одарённый писатель с необычным подходом к жанру фэнтези.

Вестерос гораздо более мрачный и реалистичный, нежели Средиземье. Сказалось ли это на вашем подходе к иллюстрациям?

Мне пришлось изменить свой стиль, чтобы соответствовать жестокой эпичности Вестероса, который так непохож на мир «Властелина Колец» (хотя у них есть и общие черты). Мне кажется, я сумел выразить самобытный дух «Песни». Я с радостью вновь пустил в дело навыки, полученные во время работы в архитектурном бюро, чтобы создать максимально реалистичные изображения.

По легенде замок Винтерфелл, как и Стену, возвёл Брандон-Строитель, живший за восемь тысяч лет до событий «Игры престолов».

По легенде замок Винтерфелл, как и Стену, возвёл Брандон-Строитель, живший за восемь тысяч лет до событий «Игры престолов».

Красный замок — одна из самых молодых твердынь Вестероса, он был основан лишь с приходом к власти Таргариенов.

Красный замок — одна из самых молодых твердынь Вестероса, он был основан лишь с приходом к власти Таргариенов.

Вы часто рисуете пейзажи. Чем вызвана любовь к этому направлению живописи?

Мне с самого раннего возраста нравилось любоваться на окружающую природу и я сам придумывал разнообразные фантастические пейзажи. Не знаю, откуда во мне эта страсть — возможно, она связана с тем, что в детстве я прожил несколько лет во Франции.

Не хотелось ли вам попробовать себя и на ниве фантастической живописи?

Я всегда любил научную фантастику — в особенности романы Фрэнка Герберта. Мне и сейчас близок этот жанр, хотя со временем я стал меньше читать. Но почему-то ни один издатель так и не предложил мне нарисовать обложку для романа о космических путешествиях или инопланетянах, а у меня всегда хватало других проектов, чтобы не искать подобную работу самостоятельно. Хотя, как мне кажется, я бы мог добиться больших успехов и в фантастике.

Туор стал единственным человеком, которого в Валиноре приняли наравне с эльфами.

Туор стал единственным человеком, которого в Валиноре приняли наравне с эльфами.

Почему, в отличие от большинства коллег, вы продолжаете хранить верность классической живописи, несмотря на бурное развитие цифровых технологий?

Для меня главным доводом в пользу традиционного рисования остаётся то, что в итоге художник создаёт не просто изображение, но настоящую картину. Пожалуй, дело ещё и в том, что я учился на примере классиков — в основном художников девятнадцатого века, в творчестве которых я и по сей день черпаю вдохновение. А что касается иллюстраций по мотивам Толкина, то популярные ныне цифровые иллюстрации представляются мне недостаточно глубокими, чтобы передать волшебный дух Средиземья. Поэтому, хотя компьютер стал хорошим подспорьем в моей работе, рисовать с его помощью я пока не планирую.

Над каким персонажем было сложнее всего работать?

Всегда непросто рисовать Голлума, учитывая его двойственную натуру и близкое родство с хоббитами. Определённые сложности представляют энты — допустишь ошибку, и они будут смотреться просто глупо. Изображать героев Толкина вообще очень нелегко, ведь он не слишком подробно описывал их внешность. Забавное получается противоречие. С одной стороны Профессор населил свой мир волшебными героями и существами и, чтобы случайно не убить эту магию, я стараюсь не злоупотреблять с деталями. Но с другой — как же часто хочется прорисовать персонажа в мельчайших подробностях!

В недрах Роковой Горы.

В недрах Роковой Горы.

Какой совет вы могли бы дать молодым художникам?

Самое важное в нашем деле — опыт. Лишь путём проб и ошибок художник может научиться выражать себя, ведь поначалу любой новичок в той или иной степени подражает своим любимым мастерам. Но, как и в музыке, постепенно вы приобретаете индивидуальный стиль, который становится вашей визитной карточкой.

Музыкальная аналогия не случайно пришлась к слову нашему собеседнику. Поговорка, гласящая, что талантливый человек талантлив во всём, справедлива и по отношению к Нэсмиту. В свободное от основной работы время он пишет и исполняет песни, большая часть из которых, естественно, основана на любимых произведениях Толкина.

Издатели не допустили обнажёнку на страницы «Сильмариллиона». Эта картина Нэсмита так и осталась неопубликованной.

Издатели не допустили обнажёнку на страницы «Сильмариллиона». Эта картина Нэсмита так и осталась неопубликованной.

На месте разрушенного Изенгарда энты впоследствии разбили величественный сад.

На месте разрушенного Изенгарда энты впоследствии разбили величественный сад.

«Если бы не связал свою жизнь с рисованием…»

Три года назад вы записали музыкальный альбом. Не могли бы вы рассказать об этой стороне вашего творчества?

Я увлёкся музыкой ещё в семидесятых годах прошлого века и специально занимался в музыкальной студии, мечтая научиться сочинять музыку и стихи. Среди моих близких и друзей всегда было много ценителей музыки и тех, для кого она стала профессией, так что тут нечему удивляться. Полагаю, я бы даже мог добиться на этой ниве успеха, если бы прежде не связал свою жизнь с рисованием. Для меня музыка стала ещё одним способом самовыражения, мои песни неразрывно связаны с творчеством Толкина.

Как вы оцениваете других музыкантов, творчество которых основано на «Властелине Колец» и «Сильмариллионе»?

Некоторых слушаю с огромным удовольствием — например, коллектив The Tolkien Ensemble, творчество других мне совершенно не импонирует. Не пришёлся мне по вкусу и саундтрек кинотрилогии, который получился, на мой взгляд, совершенно невыразительным.

Нэсмит написал цикл из двадцати песен о романе Берена и Лютиэнь.

Нэсмит написал цикл из двадцати песен о романе Берена и Лютиэнь.

Приехали бы вы в Россию, если бы представилась такая возможность?

С огромным удовольствием! В прошлом я встречался и с большим удовольствием общался с российскими любителями Толкина на различных конвентах, а в 1992 году в Оксфорде я познакомился с замечательным художником Денисом Гордеевым. К сожалению, с тех пор мы потеряли контакт.
Историческое и культурное значение России сложно переоценить, ваши писатели и художники, а также потрясающая природа находят самый живой отклик в сердцах жителей западных стран. Особенно в Канаде, ведь между нашими странами так много общего!

По традиции — несколько слов для читателей «Мира фантастики», пожалуйста!

Просто восхитительно, что увлечение фэнтези, мифами и легендами объединяет людей, находящихся на разных полушариях Земли, стирая культурные различия между ними. Я шлю вам свои самые тёплые пожелания! Наша общая любовь к фэнтези объединяет нас, что особенно важно в столь бурном и полном опасностей двадцать первом веке, когда войны, религиозный фанатизм и коррупция угрожают мирному Ширу и простым хоббитам вроде меня и вас.

Благодарим вас, Тэд!

Одна из первых опубликованных работ Нэсмита по мотивам «Властелина Колец».

Одна из первых опубликованных работ Нэсмита по мотивам «Властелина Колец».

Досье: Тэд Нэсмит

nasmith[1]
Тэд Нэсмит родился в семье канадского военного лётчика и большую часть детства провёл в разъездах по миру, пока, наконец, семья не обосновалась в Торонто. По совету родственников в старшей школе Тэд начал изучать живопись. На третьем курсе прочитал трилогию «Властелин Колец», которая раз и навсегда изменила жизнь Нэсмита. Молодой художник нарисовал несколько картин по мотивам романов Толкина и, набравшись смелости, отправил по почте фотографии своих работ самому Профессору. Через несколько недель Тэд получил ответное письмо с комментариями, советами и критикой, что вдохновило молодого человека на дальнейшее творчество.

Окончив учёбу, Нэсмит занимался автомобильной рекламой и работал в области архитектуры. Вскоре на него обратили внимание издатели Толкина. В 1987 году картины Тэда впервые украсили страницы ежегодного иллюстрированного календаря по мотивам «Властелина Колец». В скором времени он заслужил славу одного из лучших иллюстраторов трилогии и стал почётным членом нескольких сообществ поклонников Толкина, а в 1996 году Нэсмит оформил первое иллюстрированное издание «Сильмариллиона». Готовясь снимать экранизацию «Властелина Колец», Питер Джексон пригласил Нэсмита поучаствовать в работе над фильмом, но тот отказался по личным мотивам.

В начале двадцать первого века Тэд создал серию иллюстраций по мотивам «Песни льда и пламени» Джорджа Мартин для пока неопубликованного путеводителя по миру цикла — The World of Ice and Fire.

Помимо живописи, Нэсмит увлекается фолковой музыкой. В 2007 году вышел его дебютный альбом — The Hidden Door: Songs in the Key of Enchantment.

Ближе познакомиться с творчеством автора можно на его сайте tednasmith.com.

comments powered by HyperComments
Дмитрий Злотницкий
Постоянный автор «Мира фантастики» с 2004 года. Брал интервью у множества художников и фантастов. Писал о комиксах до того, как это стало мейнстримом.

Это интересно

А ещё у нас есть