Генри Лайон Олди «Побег на рывок. Книга 1. Клинки Ойкумены»

oldy

Фехтовальщик Диего Пераль вынужден бежать с родной планеты Террафима вместе с юной возлюбленной. Способ побега, который он использует, вызывает интерес инопланетных спецслужб.
Жанр: космическая опера
Художники: В. Бондарь, Ю. Платов
Издательства: «Азбука», «Азбука-Аттикус», 2015
Цикл: «Ойкумена», часть 4
Похоже на:
Артуро Перес-Реверте «Учитель фехтования»
Алексей Пехов «Под знаком Мантикоры»

Придумав Ойкумену, Дмитрий Громов и Олег Ладыженский создали огромное непаханое поле экспериментов, свою личную вселенную, куда можно время от времени возвращаться и писать новые книги как части одной большой истории-мозаики, которая никогда не закончится. Причём, как это водится у Олди, объект их интереса — не новые технологии, не освоение иных миров и даже не социокультурные эксперименты в масштабах планет. В центре внимания — человек, его свобода и несвобода, решения, которые он принимает, и его ценности, которые выдерживают или не выдерживают столкновение с реальностью.

Диего Пераль, бывший солдат и нынешний учитель фехтования, — идеальный объект для такого этического экзерсиса. Для цивилизованной Ойкумены он варвар, уроженец планеты, которая не достигла высокого уровня развития и, кажется, не особо стремится к этому. Террафима — заповедник эпохи барокко, царство рапир и мушкетов, спесивых аристократов и дерзких простолюдинов, социальных барьеров и государственных границ.

Государство Эскафлона, в котором живут Диего и его отец Луис Пераль, знаменитый на всю Ойкумену драматург, по сути представляет собой Испанию эпохи абсолютизма. И даже наличие в стране космопорта, связывающего страну с «большим космосом», не меняет привычек её жителей: они носят камзолы, ездят на лошадях и выясняют отношения на дуэлях. И в любой ситуации опираются на кодекс поведения, свойственный своему классу, и уповают на Бога — жители Террафимы в него искренне веруют.

Террафима — заповедник эпохи барокко, царство рапир и мушкетов, где носят камзолы, ездят на лошадях и выясняют отношения на дуэлях.

Когда «варвар», привыкший к шпагам и молитвам, попадает в мир космических кораблей и виртуальной реальности, ему, конечно, приходится сложно. Но Диего Пераль, чьё положение теперь немногим лучше положения беглого преступника, неплохо справляется — потому что сильнее самого огромного страха перед неведомым и «богопротивным» оказывается любопытство, а противостоять ударам судьбы Диего помогает дело его жизни: фехтование, ощущение клинка продолжением собственной руки. Да, Диего относится к фехтованию по-солдатски — как к средству защищать своих и убивать чужих, но в его отношении к поединкам чувствуется не только практичная, но и поэтическая натура. И в этом герой — достойный наследник своего мудрого отца-драматурга, как бы он ни бунтовал против того в юности.

«Побег на рывок» заявлен как «космическая серенада», подобно тому, как предыдущие романы об Ойкумене были «космической оперой», «космической сюитой» и «космическим маршем». Олди всегда чтили жанровые традиции. «Серенада» — это и тема романа: в рамках историй об Ойкумене авторы ещё никогда не делали любовную линию центральной, а «Побег на рывок» — роман именно о любви, меняющей судьбу и человека.

Опасения? Какие опасения, мой ястреб? Радуйся и благодари Господа за чудо. Разумеется, чудо! А что ещё? Чудо из чудес — помнишь, что сказала та женщина? Дитя моё, без слов отвечал Диего. Всем сердцем я хочу поверить тебе. Но скажи, дитя, что происходит с бессмертной душой, когда тело по велению чужой воли превращается в свет? Когда огненные змеи обвивают нас, вгрызаясь в разум и плоть…

Это и язык — более живой, простой и поэтичный одновременно, без любимых авторами сложных метафор и сравнений. Это и ритм — главы «Клинков Ойкумены» перемежаются отрывками из пьесы Луиса Пераля, стилизованной под испанскую драматургию эпохи Лопе де Вега и Кальдерона, и стилизация эта сделана мастерски.

Комплимент прозвучал так, как звучит любая похвала в устах гематра — с равнодушием, достойным мраморной статуи.

«Побег на рывок» — роман о любви, меняющей судьбу и человека.

Да и сама «серенада» получилась скорее пьесой для старинного театра — с такими же ходами (любовь, ревность, месть, шпионские козни) и с достаточно простыми для понимания сюжетными линиями. Основная интрига романа (намекнём, что она опять связана с коллантами) раскрывается в первой его части, все мотивы заинтересованных сторон лежат на поверхности, и суть происходящего для читателя ясна так же, как для персонажей-гематров, «ходячих компьютеров». Кстати, на гематров пристального внимания авторы пока не обращали. Но не всё же про варваров да помпилианцев писать, надо и к пониманию более сложного интеллектуального устройства приблизиться.

Вот вы, например, знали, что у гематров на самом деле есть эмоции? Бесстрастность и безэмоциональность — не одно и тоже. В фехтовании, например, первое необходимо, а второе даже вредно. Недаром Эзра Дахан, новый работодатель Диего Пераля, говорит, что действия последнего трудно просчитать: те, кто освоил на практике умение убивать, расчётам не поддаются.

По сравнению с другими романами об Ойкумене «Побег на рывок» может показаться простым. Но его поэтического очарования это не отменяет. А интригующий финал заставляет ждать продолжения.

Слово творцов

Есть писатели, у которых главный герой — Человек Слабый, и они пишут о слабостях несовершенного человека. Другие пишут о Сильном Человеке, идущем напролом. Есть Человек Страдающий, которого до финала волокут мордой по всем лужам, и к концу он худо-бедно выпутывается. Как героя боевика должны весь фильм бить, дабы в финальной сцене он всем показал, где раки зимуют. А у нас, когда героя волокут по лужам, он пытается брыкаться, но не потому, что сильный, а потому, что упрямый.

Генри Лайон Олди «Побег на рывок. Книга 1. Клинки Ойкумены»
УДАЧНО
  • поэтичный стиль
  • этическая проблематика
  • удачная «зацепка» в финале
НЕУДАЧНО
  • простота интриг
  • излишняя эмоциональность
8ХОРОШО
comments powered by HyperComments

А ещё у нас есть