Zотов. Эль Дьябло

В грязном полицейском участке Лимы в эпоху чёрно-белого кино следователь жуёт листья коки и изучает материалы дела о маньяке, который убивает девушек и выставляет их на улицы города в виде разукрашенных кукол. А через восемьдесят пять лет московский парень Олег отчаянно пытается выжить в порнофильме категории «Б» про монахинь-нимфоманок. Зритель, то есть читатель, пытается понять, как связаны две эти сюжетные линии, и… Впрочем, неважно. Главное, чтобы в кинотеатре не заканчивались постмодернизм и попкорн.

Zотов. Эль Дьябло

Роман
Жанр: постмодернистский триллер, магический реализм
Издательство: «Эксмо», 2015
Серия: «Zотов»
384 стр., 8000 экз.
Похоже на:
Джон Скальци «Люди в красном»
Виктор Пелевин «Т»

Один из главных китов, на которых стоит постмодернизм, — ирония. Автор должен уметь смеяться над собственным текстом, героями, окружающей действительностью, над читателями и самим собой. Второй кит — умение выводить сюжет за рамки книги, выход на уровень интертекста, где имеет смысл следить не за перипетиями и персонажами, а за тем, как писатель тасует композиционную колоду из смыслов и точек зрения. И третий кит — диалог между аллюзиями, цитатами, символами из других произведений и культурного контекста в целом. Так вот, «киты», на которых покоится «Эль Дьябло», настолько жирны и откормлены, что любой студент филфака в поиске типичного образца постмодернизма будет просто счастлив встрече с этим произведением.

И при этом «Эль Дьябло» может похвастаться захватывающим сюжетом и явной принадлежностью к развлекательному жанру. Автор даёт возможность читать книгу на нескольких уровнях: хочешь — препарируй метатекст, хочешь — просто следи за героями, разгадывай загадки вместе с детективом и вздрагивай, когда из-за угла покажется маньяк с окровавленным кинжалом. Единственный билет, который потребуют предъявить на «входе» в эту книгу, — умение смеяться. Причём не только над привычными вещами вроде шуток и пародийных элементов, но и над собой, своими страхами, над смертью, кровью, кишками и над судьбами современного российского кино, к примеру.

Здесь как никогда тонка грань между литературой и движущимися картинками. Некоторые главы подаются в форме подробного описания кинотрансляции и зрительской реакции на неё. Формат «в настоящем времени и с ненужными подробностями» порой даже раздражает. Однако примерно с середины книги начинаешь воспринимать это проще, потому что понимаешь: возможно, автору и нужно было твоё раздражение, непонимание, возмущение — хоть какая-то эмоция.

Единственный билет, который потребуют предъявить на «входе» в эту книгу, — умение смеяться.

Правда, чем дальше в текст, тем меньше настоящих эмоций и чувств. Потому что довольно сложно сопереживать героям или ужасаться событиям, за которыми слишком явно маячит хитрая авторская ухмылка. Сохраняется чисто исследовательский интерес. А персонажи, их чувства, мотивы, действия остаются за кадром, потому что кажутся уже ненастоящими.

Однако это отнюдь не та искусственность и шаблонность, которая заставляет критиков говорить о «картонных персонажах» и «заезженном сюжете». Это та нарочитая отстранённость и пляска на костях избитых шаблонов, которая свойственна романам Пелевина или хоррору «Хижина в лесу». Хотите навсегда перестать бояться фильмов ужасов? «Эль Дьябло» будет лучшим лекарством. Десять капель перед сном, и Фредди Крюгер с Джейсоном будут вызывать у вас лишь гомерический хохот. Так же, как заброшенные дома, поля кукурузы и Сигурни Уивер, которую почему-то люто боятся инопланетные твари.

Отдельно стоит отметить «реальный мир» романа. Атмосфера Перу 1930-х годов, легенды о кровожадных духах, история испанского завоевания и главная детективная линия выписаны просто отлично. Понравится и тем, кто никогда не был в Лиме, и тем, кто гулял по Пласа-де-Армас, вдыхал запах магнолии и подумывал, не купить ли у уличного торговца «индейскую» статуэтку. Уж больно она красивая, хотя наверняка поддельная, конечно же!

Итог: если вам нравятся детективные истории, постмодернистские игрища и кино, то этот роман просто обязателен к прочтению.

Цитата

Мы — слепые зомби, покорные рабы вымышленного красочного мира. Кино всосалось в кровь каждого жителя планеты Земля, и кто скажет со стопроцентной уверенностью — мы и в самом деле живём в реальности либо ктото невидимый нашему взору снимает фильм про наше бытие?

Бела Лугоши

Один из героев «Эль Дьябло» утверждает, что современные фильмы ужасов пресные, как жвачка, и любой персонаж Белы Лугоши страшнее, нежели сотня Чужих вместе взятых. Этот актёр венгерского происхождения сначала сыграл в первом в истории американском хорроре («Тринадцатый стул»), а потом получил известность как Дракула в одноимённом фильме. Вампир, безумный доктор, монстр, злобный горбун — с 1931 по 1942 год Лугоши был, пожалуй, самым знаменитым и весьма убедительным злодеем мирового кинематографа.

Zотов. Эль Дьябло
Удачно
  • Захватывающий сюжет
  • Постмодернистская ирония
  • Игра с читателем
Неудачно
  • Избыток обсценной лексики
  • Слишком нарочитый «зрительский» дискурс
8Хорошо
comments powered by HyperComments

А ещё у нас есть