Ник Перумов — один из самых известных русскоязычных авторов. Он написал немало произведений, ставших классикой отечественной фантастики, но большая часть его книг относится к эпическому фэнтези. Впрочем, бывали и исключения. В этом году автор решил обратиться к неожиданному для себя жанру, фэнтезийному подростковому стимпанку, и написал книгу «Молли Блэкуотер. За краем мира». По этому случаю мы решили поговорить с писателем.

Досье: Ник Перумов

Николай Данилович Перумов родился 21 ноября 1963 года в Ленинграде. Окончил кафедру биофизики физико-механического факультета Ленинградского политехнического института по специальности инженер-физик. Широкую известность получил в начале 1990-х, когда вышло его «свободное продолжение» трилогии Джона Толкина «Властелин колец» под названием «Кольцо тьмы».

Впоследствии Ник создал несколько собственных серий. Из них наибольшую популярность приобрёл цикл о некроманте Фессе и роман «Гибель богов», с которого начался цикл «Хроники Хьёрварда». Также на счету Перумова несколько совместных работ, в том числе с Верой Камшой («Млава красная»), Сергеем Лукьяненко («Не время для драконов») и Святославом Логиновым («Чёрная кровь»).

С 1998 года писатель живёт в США.

Ник Перумов. Приключения Молли Блэкуотер. За краем мира

Перумов и стимпанк: взлетит или не взлетит?

«Молли Блэкуотер» — первый ваш опыт в стимпанке. Почему вы обратились именно к этому жанру? Что заинтересовало, что подтолкнуло?

Когда хочешь обратиться к новой аудитории, надо и средства выбирать поновее. Особенно когда хочешь предложить нечто, никак не связанное с тем, что ты делал раньше. Эпическое фэнтези я пишу уже больше тридцати лет. Нужен свежий взгляд. Кроме того, мне захотелось приблизить героев к читателям, избежав глубокого культурного разрыва. Стимпанк, паропанк, чья классика произрастает из совершенно негалантного викторианского века, для этого подходит как нельзя лучше.

Насколько плотно вы знакомы с этим жанром? Какие книги или фильмы показались вам наиболее интересными?

Вот как раз отсутствие плотного знакомства было одним из обязательных условий для начала работы. Я не хотел создавать у себя ощущение, как «положено» и как «не положено» писать в этом жанре. Да и то сказать, я ведь не для того сажусь за работу, чтобы «соответствовать критериям». Моя задача — написать так, чтобы было интересно. А уж в какой степени это будет проистекать из «канонов», дело десятое.

Я не боялся удариться в «изобретение велосипедов», ведь для меня главными всегда были характеры, а не технические подробности паровых устройств. Разумеется, я видел аниме — «Стимбой» режиссёра Кацухиро Отомо или «Стального алхимика» (если последнего вообще можно отнести к паропанку), однако, в полном соответствии с заветами классиков, Бабу-ягу со стороны не приглашал, а воспитывал в своём коллективе. Я не хотел, чтобы «стандарты», «правила» или иные «так принято» хоть как-то на меня влияли.

Основные персонажи книги очень юны. Значит ли это, что книгу можно отнести к Young Adult-фантастике?

Это была моя цель — обратиться к более молодому читателю. Всё чаще и чаще я получаю письма, где читатели говорят, что выросли на моих книгах. Это значит, что пришла пора налаживать диалог с более молодым поколением. Я не особенно задумываюсь о том, как «брендируют» книгу те, кому предстоит её продавать, но адресована она действительно подросткам. Это, разумеется, не значит, что мои давние читатели не найдут для себя в книге ничего интересного, — мне как раз кажется, что наоборот.

Какие ещё планы на ближайшее будущее? Стоит ли ждать новых жанровых экспериментов? Есть ли желание написать, например, хоррор или юмористическую фантастику?

У меня есть ещё один проект подростковой фантастики, «Дикая ведьма из дикого леса», который невозможно отнести ни к научной фантастике, ни к космоопере, ни к фэнтези. Скорее уж «странное в современном городе» — но не то же самое, что «Дозоры» Сергея Лукьяненко или «Тайный город» Вадима Панова. Ужастики я не люблю, не читаю, не смотрю и писать уж точно никогда не буду. Я могу бесконечно перечитывать Фаулза, с удовольствием читаю Вебера или Тартлдава, Глена Кука или Филипа Пулмана, но не Стивена Кинга.

Кстати, а что вы в последнее время читаете или смотрите? Следите ли за кем-то из молодых фантастов?

Читаю я, как правило, серьёзные исторические монографии или столь же серьёзные обобщающие труды — например, про быт средневековья, ремёсла, нравы, организацию жизни и тому подобное. Военную историю всех родов, начиная от античности и до наших дней. На художественную литературу времени остаётся мало, а когда оно есть — читаю книги друзей.

Чаще всего авторы стимпанка отдают предпочтение атмосфере викторианства или делают упор на причудливую машинерию и другой антураж. Хотя в названии жанра неспроста упоминается «панк», что как бы намекает на некий протест. Что бы вы выделили в своей книге? Против чего протестует Молли?

Атмосфера викторианства для меня была обязательна, это квинтэссенция «старого доброго времени» для англо-саксов, в том числе и белых американцев. На машинерию я особого упора не делал, сосредоточившись больше на нравах и обычаях, хотя, конечно, технологии там уделено немалое внимание. Она — необходимейший элемент повествования, но всё-таки не самодостаточный и не самодовлеющий. «Социальный протест» в данном случае меня интересовал как результат «внешнего раздражителя» — столкновения старого Королевства, которое возглавляет огромную, протянувшуюся через моря и континенты Империю, с «варварами», причём варварами не в далёких-предалёких странах, а практически у себя на пороге. Фантастическое допущение, с которого начинается повествование, — это потрясший мир Катаклизм, «сдвинувший миры и времена», в результате которого Британия уже не остров, а полуостров, и с севера к нему примыкают огромные и неведомые земли «варваров», которых обитатели Королевства именуют Rooskies, — то есть нас с вами.

Меня больше интересовал конфликт социумов. Я очень давно живу среди англосаксонского населения и, как мне кажется, достаточно хорошо его понял, и мне казалось логичным использовать это понимание. Поэтому на первое место в книге выходит именно столкновение Империи с «варварами», но поданное через призму восприятия Молли Блэкуотер, подданной Её Величества королевы.

А на вопрос «против чего протестует главная героиня» можно ответить так: против несправедливости. Можно сказать, что это крайне банально, но со времён Гомера это основная тема мировой литературы.

В книге «За краем мира» множество внутренних иллюстраций, выполненных Екатериной Гаевской

 

В книге довольно много внимания уделено описанию различных технологий. Какими источниками при их создании вы пользовались? Какими-то специализированными ресурсами или, может, консультировались с кем-то?

Я не стремился к стопроцентному «техническому правдоподобию». Мне, инженеру-физику по образованию, прекрасно известны истинные пределы паровых технологий. Хотя, скажем, в роли кораблей Королевского ВМФ выступают вполне реальные английские корабли начала XX века. Стимпанк постулирует существенно более высокий КПД паровых машин, так что я не грешил против истины, соединяя викторианскую Англию с военными устройствами более позднего времени. Специализированные сайты, главным образом по истории железнодорожной техники и военным кораблям до Первой мировой войны, я, разумеется, смотрел.

В тексте довольно много слов, фраз или даже целых вставок на английском языке. Что вы хотели этим подчеркнуть? Ведь большинство персонажей «по умолчанию» и так говорят и мыслят на английском…

Вы правы: по умолчанию герои говорят и думают по-английски. Вернее, героиня и жители Норд-Йорка. Северные «варвары» говорят и мыслят, само собой, по-русски. Поэтому я давал русские слова в транскрипции латиницей — именно так их воспринимает героиня.

Сколько томов планируется в цикле? Остановитесь на дилогии или планируете нечто многотомное?

Я не хочу превращать его во что-то неимоверно протяжённое. У меня хватает старых долгов, к примеру, всё ещё не закончен главный труд последних лет — «Гибель богов-2», Поэтому вся история о Молли — достаточно компактная и не столь переусложнённая — укладывается в три тома. Первый, «За краем мира», выходит буквально на днях. Продолжение, «Сталь, пар и магия», должно выйти сразу после летнего «мёртвого сезона», то есть в конце августа. Буду представлять её на Московской международной книжной ярмарке в начале сентября. Третья книга запланирована примерно на конец ноября. На этом всё.

Перумов сегодня: завершение «Гибели Богов-2». Недавно в двух томах вышла книга «Хедин, враг мой»

Ходили слухи, что в этом году появится, наконец, вторая книга вашего совместного с Верой Камшой романа «Млава красная». Стоит ли ждать?

Она не сможет появиться, пока Вера Викторовна не закончит «Рассвет» (финальный роман цикла «Отблески Этерны», которого читатели ждут почти четыре года. — Прим. МирФ). Я надеюсь, что это случится в самое ближайшее время.

Вы часто приезжаете в Россию на встречи с читателями. Как изменились ваши поклонники за последние годы?

Повзрослели, возмужали. Многие вырастили детей, которые теперь, в свою очередь, начинают читать книги вашего покорного слуги.

comments powered by HyperComments
Борис Невский
Редактор раздела о литературе в «Мире фантастики».

А ещё у нас есть