Зайдите в любой крупный книжный магазин, и на почетном месте вы увидите новое красочное издание «Гарри Поттера». Я не могла и представить, что мне когда-нибудь придется близко познакомиться с этим изданием, — и, прочитав одну из книг, могу только вздохнуть об утраченной невинности.

Взявшись писать эту статью, я думала, что придется сравнивать два умеренно хороших перевода, каждый со своими ошибками и со своими находками, и что, в общем, достаточно будет предложить подвергнуть «новый» перевод основательной редактуре, а также избавиться от совсем вопиющих нелепостей — и дело в шляпе, можно признавать за ним право на существование. Но все оказалось не так просто.

Перевод Марии Спивак долгие годы был альтернативной «фанатской» версией «официальному» переводу, сделанному разными переводчиками по заказу издательства «Росмэн». Я не знаю, что побудило «Махаон» выпустить его в печатном варианте, однако перевод Спивак был издан, и неплохо. После чего в интернет-пространстве немедленно поднялся стон и даже появилась петиция с требованием не отдавать ей готовящуюся к выходу новую книгу. С тех пор фанаты саги о Гарри Поттере продолжают ломать копья, и я рада, что именно мне выпала честь расставить некоторые точки над «ё».

Что нужно знать о художественном переводе

Русский язык, как известно, велик и могуч, и на нем говорит немало людей. Поэтому, в отличие от многих других языков, проблема того, как правильно переводить, встала перед нашими соотечественниками веке эдак в 18-м. Но «золотой стандарт» перевода был сформирован в начале 20-го. Начал этим заниматься Корней Чуковский (об этом речь в книге «Высокое искусство»), закончила Нора Галь («Слово живое и мертвое»), и я взяла на себя смелость кратко сформулировать то, чему эти выдающиеся специалисты посвятили свои работы.

  1. Книга в переводе должна читаться свободно, так, как будто она изначально написана на русском языке.
  2. Точность духа важнее точности буквы. В частности, перевод должен передавать особенности характера и речи персонажей так же, как они показаны в оригинале.
  3. Категорически нельзя добавлять или убирать смыслы и вкладывать в уста персонажей слова, которых они не могли бы произнести в силу своих культурных особенностей. Например, пословица «всё мечи, что ни есть в печи» не пристала англичанину, поскольку наводит на мысли о русской печи.

Как вы, я надеюсь, увидите, у Спивак с этими принципами есть некоторые проблемы.

tumblr_lsqxxfoJLX1r0fgbd[1]

Буква или дух: разбор примеров

Сперва поговорим о «живости языка», который частенько приписывают переводу Спивак. За эту живость обычно принимают нечто другое — а именно повальное использование просторечия и даже сленга, причем далеко не только там, где это уместно.

Впрочем, диалоги действительно удаются Спивак неплохо, а вот с описаниями несколько хуже. Обилие кальки (буквального копирования структуры оригинала) и сложных конструкций серьёзно портит восприятие. К примеру, вот первое появление Гарри на страницах книги «Гарри Поттер и Орден Феникса»

Оригинал

He was a skinny, black-haired, bespectacled boy who had the pinched, slightly unhealthy look of someone who has grown a lot in a short space of time. His jeans were torn and dirty, his T-shirt baggy and faded, and the soles of his trainers were peeling away from the uppers. Harry Potter’s appearance did not endear him to the neighbours, who were the sort of people who thought scruffiness ought to be punishable by law, but as he had hidden himself behind a large hydrangea bush this evening he was quite invisible to passers-by.

Перевод «Росмэна»:

Это был худой, черноволосый парнишка в очках, чуть болезненный и угловатый на вид, — посмотришь, и сразу ясно, что он сильно вытянулся за короткое время. Джинсы рваные и грязные, футболка мешковатая и выцветшая, кроссовки скоро запросят каши. Одним словом, наружность Гарри Поттера не красила его в глазах соседей, которые считали, что нерях надо отдавать под суд. Но нынешним вечером, укрытый под большим кустом гортензии, он был совершенно невидим для прохожих.

Перевод «Махаона»:

Этот тощий черноволосый мальчик в очках, видимо, сильно прибавил в росте за короткое время и поэтому выглядел слегка нездорово. На нем были грязные рваные джинсы, мешковатая линялая футболка и старые спортивные тапочки, которые просили каши. Такая наружность, конечно, не прибавляла Гарри Поттеру очарования в глазах других обитателей улицы, свято веривших, что неопрятность следует причислить к уголовно наказуемым деяниям. К счастью, нынче вечером от соседских глаз его скрывал большой куст гортензии.

Точность перевода в обоих случаях не вызывает вопросов. А вот стилистика – вызывает. «Болезненный и угловатый» по-русски звучит понятнее и образнее, чем «выглядел нездорово» (слишком размытое определение, буквальный перевод слова unhealthy), «спортивные тапочки» — какая-то несуществующая обувь, а фразу про наружность Гарри и отношение соседей можно попробовать прочитать вслух. В переводе «Махаона» вы непременно подавитесь вводными словами и причастными оборотами.

b5bc5260-a386-0133-a04e-0e7c926a42af[1]

Спортивные тапочки!

Для равновесия давайте посмотрим какой-нибудь диалог. Вот, например, разговор мистера Уизли с мракобо…авро… членом Ордена Феникса — Кингсли в Министерстве, где они должны притворяться, что не знают друг друга.

Оригинал

Kingsley tipped Harry an enormous wink and added, in a whisper, “Give him the magazine, he might find it interesting.” Then he said in normal tones, “And don’t take too long, Weasley, the delay on that firelegs report held our investigation up for a month.”

“If you had read my report you would know that the term is firearms,” said Mr. Weasley coolly. “And I’m afraid you’ll have to wait for information on motorcycles; we’re extremely busy at the moment.” He dropped his voice and said, “If you can get away before seven, Molly’s making meatballs.”

«Росмэн»:

Сердечно подмигнув Гарри, Кингсли шёпотом добавил: — Покажи ему [Сирису] журнал, ему будет интересно. — Потом прежним тоном: — И поторопитесь, Уизли, ваше промедление с отчётом об огнеструйном оружии задержало наше расследование на месяц.

— Если вы прочли мой отчёт, вы должны знать, что оружие бывает огнестрельное, — холодно заметил мистер Уизли. — Что касается информации о мотоциклах, боюсь, вам придётся подождать: я сейчас очень занят. — Понизив голос, он добавил: — Постарайся освободиться до семи, у Молли сегодня на ужин мясные шарики.

«Махаон»:

Кингсли изо всех сил подмигнул Гарри и прибавил шепотом:

— Передай ему журнал — я думаю, ему будет интересно. – И громко продолжил: — Если можно, Уизли, не затягивайте. С отчетом по углестрельному оружию вы задержали наше расследование на целый месяц.

— Если бы вы читали отчет, то знали бы, что оно называется огнестрельное, — холодно отозвался мистер Уизли. — И боюсь, со сводкой вам придется немного подождать, у нас сейчас завал. — Он понизил голос и добавил: — Постарайся уйти до семи, Молли готовит фрикадельки.

Здесь ровно наоборот. Довольно сложно «сердечно подмигнуть», а фрикадельки явно ближе русскому читателю, чем мясные шарики, калька с английского. При этом должна отметить, что с шуткой про firelegs оба переводчика справились весьма достойно и сходным способом.

molly-and-arthur-weasley-harry-potter-37736074-960-618[1]
Явление Амбридж/Кхембридж народу:

Оригинал

He thought she looked just like a large, pale toad. She was rather squat with a broad, flabby face, as little neck as Uncle Vernon and a very wide, slack mouth. Her eyes were large, round and slightly bulging. Even the little black velvet bow perched on top of her short curly hair put him in mind of a large fly she was about to catch on a long sticky tongue.

«Росмэн»:

Низенькая и довольно толстая, она выглядела как большая бледная жаба. Лицо широкое и рыхлое, шея короткая, как у дяди Вернона, рот широченный, дряблый. Глаза крупные, круглые и немного навыкате. Даже маленький чёрный бархатный бантик на коротко стриженной курчавой макушке и тот наводил на мысль о большой мухе, которую жаба вот-вот поймает, высунув длинный клейкий язык.

«Махаон»:

Она походила на большую бледную жабу — коренастая, почти без шеи (совсем как дядя Вернон), с широким дряблым лицом, длинным ртом с опущенными вниз уголками и огромными, круглыми, слегка выпученными глазами. Даже черный бархатный бантик, водруженный сверху на короткие кудельки, напомнил Гарри большую муху, которую женщина-жаба вот-вот должна была слизнуть длинным липким языком.

Я оставляю на совести Марии Спивак «кудельки» и на совести ее редактора — рот с глазами (вчитайтесь внимательнее в структуру предложения).

jk-rowling-releases-new-dolores-umbridge-story_b9z9.1920[1]

Экранизация польстила Долорес

Рон, Гарри и Гермиона обсуждают массовый побег заключенных из Азкабана.

Оригинал

“I don’t believe this,” snarled Harry, “Fudge is blaming the breakout on Sirius?”

“What other options does he have?” said Hermione bitterly. “He can hardly say, ‘Sorry, everyone, Dumbledore warned me this might happen, the Azkaban guards have joined Lord Voldemort’—stop whimpering, Ron—‘and now Voldemort’s worst supporters have broken out, too.’ I mean, he’s spent a good six months telling everyone you and Dumbledore are liars, hasn’t he?”

«Росмэн»:

— Поверить не могу, — сказал Гарри. — Фадж винит в побеге Сириуса.

— А что ему остаётся? — с горечью спросила Гермиона. — Сказать: «Извините, господа, Дамблдор предупреждал меня, что это может случиться — стража Азкабана переметнулась к лорду Волан-де-Морту (перестань ойкать, Рон)… а теперь на свободе и самые опасные его союзники»? Понимаете, он полгода твердил, что ты и Дамблдор — лжецы.

«Махаон»:

— Вот что это, а? — злобно выпалил Гарри. — Фудж хочет повесить побег на Сириуса?

— А что ему остается? — с горечью бросила Гермиона. — Не может же он сказать: «Господа, вы будете смеяться, но случилось то, о чем предупреждал Думбльдор: азкабанские стражники перешли на сторону лорда Вольдеморта…» — хватит ойкать, Рон! — «и самые верные его приспешники бежали». Что же он, зря целых полгода всех убеждал, что вы с Думбльдором — закоренелые вруны?

Вот это очень интересный случай. Тот самый, когда версия «Махаона» действительно живее, ближе к разговорной речи и легче читается. Гермиона очень хорошо язвит. Хотя «закоренелые вруны» — это ляп, закоренелым может быть только лжец, потому что слово «врать» в русском языке более безобидное — «не любо, не слушай, а врать не мешай». Сочетание «злобно выпалил» тоже кажется не слишком удачным — скорее уж яростно, если непременно нужно наречие. Перевод «Росмэна» же менее яркий — однако чище и без ляпов. Примерно это, в общем, можно сказать и обо всей книге.

 

«Склонение на свои нравы»: принципиальная ошибка Спивак

Сравнивать эпизоды можно до бесконечности, но принципиально другого результата они нам не дадут. Поэтому настал момент, когда я должна предъявить главную претензию к работе Марии Спивак. Переводчице не хватает чувства языка и стиля. Обоих языков, если быть точной. В этом — главная причина того, почему перевод «Махаона» однозначно хуже перевода «Росмэна», несмотря на проблески живого языка и значительное количество удачных находок. В этом же причина того, за что Спивак ругают многие поклонники Роулинг, — странного и нелепого перевода ряда имен и названий.

Вот, скажем, эпизод с разоблачением Отряда/Армии Дамблдора. Мариэтта Эджком выдает секрет инспектору Хогвартса, в результате чего на девушку падает проклятье Гермионы, и на лице Мариэтты высыпают прыщи и складываются в слово SNEAK.

В оксфордском словаре его значение описано так: British (Especially in children’s use) someone who informs an adult or person in authority of a companion’s misdeeds; a telltale. (Британское; особенно в детской речи; тот, кто сообщает взрослым или уполномоченным лицам о неприглядных действиях товарища. Болтун.)

В переводе «Росмэна» там написано ЯБЕДА. В переводе Спивак — ГНИДА. И мне интересно, во-первых, откуда Гермиона почерпнула это словечко, более уместное в лексиконе беспризорников, а во-вторых, почему Мария Спивак сочла его адекватным переводом в упомянутом контексте.

Косплей (модель Erin Wert)

Косплей (модель Erin Wert)

И подобных примеров — бесконечное количество. На всех уровнях, от лексического до идейного. К примеру, Северус Снейп (однобоко и плоско переведенный Спивак как Злотеус Злей) почему-то обращается ко всем ученикам на «ты» — что крайне странно для преподавателя древней британской школы. Холодная язвительность Снейпа отнюдь не сродни примитивной грубости — это становится ясно, достаточно взглянуть на любой диалог с его участием.

Оригинал

“Why can’t Dumbledore teach Harry?” asked Sirius aggressively. “Why you?”

“I suppose because it is a headmaster’s privilege to delegate less enjoyable tasks,” said Snape silkily. “I assure you I did not beg for the job.” He got to his feet. “I will expect you at six o’clock on Monday evening, Potter. My office. If anybody asks, you are taking remedial Potions. Nobody who has seen you in my classes could deny you need them.”

«Росмэн»:

— Почему Дамблдор не может его учить? — воинственно спросил Сириус. — Почему ты?

— Потому, видимо, что привилегия директора — поручать наименее приятные дела другим, — вкрадчивым голосом ответил Снегг. — Уверяю тебя, я не напрашивался. — Он встал. — Жду вас в понедельник, в шесть вечера, Поттер. В моём кабинете. Если спросят — вы изучаете лекарственные зелья. Всякий, кто видел вас на моих занятиях, не усомнится, что вам это необходимо.

«Махаон»:

— А почему Думбльдор сам не может учить Гарри? — рявкнул тот [Сириус]. — Почему ты?

— Потому, я полагаю, что директор обладает правом делегировать подчиненным наименее приятные свои обязанности, — шелковым голосом объяснил Злей. — Смею тебя уверить, я не напрашивался. — Он встал. — Поттер, жду тебя в понедельник, в шесть часов вечера. В моем кабинете. Если кто спросит, у тебя дополнительные занятия по зельеделию. Те, кто видел тебя на моих уроках, не станут отрицать, что ты в этом нуждаешься.

Тут, кстати, у «Росмэна» неточность. Remedial в данном контексте значит, действительно, дополнительные — в значении «необходимые, чтобы исправить ситуацию». И «всякий не усомнится», если приглядеться, странная конструкция: было бы лучше сказать «никто не усомнится» либо «всякий поймет». Однако, ошибившись в букве, переводчики сохранили суть, — а Мария Спивак сделала ровно обратное. Из-за этого Северус Снейп, человек, которого Гарри в последней книге назовет самым смелым из тех, кого он знал, на протяжении нескольких томов выглядит как мелкий пакостник наподобие Филча. Где уж тут говорить о духе оригинала.

tumblr_nawsgh3yhB1si2ypro1_500[1]

Долорес Кхембридж и ее команда

Несмотря на то, что на фоне вышеописанного это уже совершенно неважно, я всё же уделю некоторое внимание переводу и транслитерации имен и названий в переводе «Махаона». Сразу отмечу, что лично я как переводчик и филолог отнюдь не против перевода говорящих имен. Однако я крайне против непоследовательности и отсутствия четко выраженного метода.

Почему Хогварц, но Хуффльпуфф? Должно быть либо Хогварц и Хафлпаф, если ориентироваться на произношение, либо Хогвартс и Хуффлпуфф, если на написание. Огрид и Думбльдор. Беллатрикс (а не Беллатриса) Лестранж, но Финей (а не Финеус, как было в оригинале) Нигелий/Найджеллус. И так далее.

Вот как называются факультеты. Слизерин, Гриффиндор, Когтевран и Пуффендуй — у «Росмэна»; Слизерин, Гриффиндор, Вранзор и Хуффльпуфф — у «Махаона». Переводчики «Росмэна» тоже не вполне последовательны, но они хотя бы попытались перевести Hufflepuff. А вообще-то смысл имеют названия всех четырех факультетов. Slither означает «ползти/скользить»; griffin — это грифон, в переносном смысле «защитник», существо с телом льва и головой орла; Ravenclaw — коготь ворона, тут все ясно; huff и puff — глаголы из сказки «Три поросенка», которые по-русски звучат как «дунуть» и «плюнуть»: таким образом волк ломал домики.

Квиддичные мячи. Квоффл, бладжеры и снитч в «Росмэне» — Кваффл, Нападалы и Проныра у Спивак. Да, слово quaffle само по себе ничего не значит (если не заглядывать в Urban Dictionary), но я знаю пару случаев, когда подобное переводчице не слишком мешало. Да вот, собственно, фамилия Snape не значит ни-че-го.

Кстати, hog — это боров, а wart — бородавка. Как мы избежали «школы Свинопрыщ»?

Кстати, hog — это боров, а wart — бородавка. Как мы избежали «школы Свинопрыщ»?

Можно предположить, что Спивак решила бороться с несправедливостью и перевести важные «говорящие» имена, оставшиеся непереведенными у «Росмэна». Но эта гипотеза, увы, не выдерживает критики. Легким взмахом (прытко пишущего) пера Долорес Амбридж превращается в Долорес Кхембридж, а Римус/Рем Lupin остается Люпином, к удивлению зрителей.

Поясню: фамилия Lupin происходит от латинского слова lupus, волк, и Роулинг явно неспроста дала эту фамилию персонажу-оборотню. Англоязычные читатели ближе знакомы с латынью, чем русскоязычные, и потому в оригинале намек читается если не сразу, то довольно скоро, а в русском переводе, в обеих версиях, страшный волчище так и остается фиолетовым цветочком. Увы.

А про Батильду Жукпук/Бэгшот, ставшую практически визитной карточкой перевода Спивак («а, это тот, с жукпуками?»), все еще интереснее. В оригинале она Bagshot. «Жук» по-английски bug. Bag – это сумка. По свидетельству носителя языка, Bagshot звучит примерно как «старая кошелка». С некоторой натяжкой «старая перечница» — чтобы подчеркнуть взрывоопасность содержимого. В общем, у Марии Спивак здесь был какой-то полный жукпук, и можно только порадоваться, что в печатной версии книги вернули «Бэгшот».

Bathilda-Bagshot[1]

Жук-что?!

Некоторые переводы названий у Спивак довольно нелепы именно потому, что создают неверный образ и вызывают к жизни неуместные ассоциации. Слово «тестрали» приводит на ум тесто — а так называются довольно жуткие крылатые кони (фестралы у «Росмэна», thestrals.) У меня ушло несколько секунд на то, чтобы понять, что такое хохмазин, — нет, это вовсе не мазь и не зелье, вызывающее неконтролируемый смех, а joke shop, магазин волшебных штучек Фреда и Джорджа.

А что такое «усладэль»? Не то уладас, не то укулеле, не то эльфийское имя, не то зелье из «Манчкина». А уж про «шокогадушек», сиречь chocolate frogs — шоколадных лягушек, я вообще молчу. Сомневаюсь, что кому-то хотелось бы съесть сладость с таким названием.

При этом у Спивак есть и хорошие находки. Например: Сверкароль Чаруайльд (он же Златопуст Локонс, Gilderoy Lockhart), Мудрейх вместо Визенгамота (Wizengamot, происходит от слова wise — мудрый, и wizard — волшебник), вризрак вместо боггарта (boggart, привидение, которое превращается в то, чего человек больше всего боится), мольфейки вместо докси (doxy, волшебные существа — домашние вредители, в частности, живут в шторах, как моль). Но все это — не более чем детские игры, выкрики «посмотрите, как здорово я умею жонглировать словами». Чтобы быть хорошим переводчиком, этого недостаточно.

Рон Уизли

Как, говоришь, они называются?!

На днях я услышала мнение, что перевод Марии Спивак хорош лишь в одном качестве — для проверки вкуса читателя. И впрямь, я бы сильно усомнилась в человеке, который ни разу не покривится на протяжении первых 15 страниц. Мои карандашные пометки начинаются с первого абзаца.

Подытоживая: мне жаль материалов, пошедших на переиздание серии, и труда людей, которые над ним работали. Читателей жалеть не буду: люди с хорошим вкусом прочтут оригинал, если могут, или вполне пристойную версию «Росмэна». Остальные сами виноваты. Я искренне верю в то, что «Властелина колец» нашего времени еще не раз будут переводить на русский язык.

А напоследок я хочу предложить читателям небольшую проверку на стойкость.

Развернуть

Я сделала этот перевод, чтобы прояснить вот какие мысли.

  1. Имена — не самое важное. Этот отрывок читал человек, видевший только оригинал, и ей понравилась моя версия.
  2. При этом, переводя имена, стоит помнить о смыслах, которые ты добавляешь, и тщательно их взвешивать.
  3. Имя «Вольдеморт» — значимое. В нем четко читается слово «смерть» и французское происхождение. Поэтому я бы совсем не удивилась, если бы следующий переводчик решил его перевести.

Я ополчилась на перевод Спивак вовсе не из-за имен, а из-за отсутствия цельности. И Роулинг. Которая там если и есть, то лишь в гомеопатических дозах.

Точность моего перевода любой желающий может проверить самостоятельно. Если, конечно, на это останутся силы после приступа праведного гнева. Злотеус Злей и Альбус Думбльдор отомщены, а моя работа закончена, и я умываю руки.

Другое мнение

Гарри Поттер и Философский камень - Спивак

Мнение: почему перевод Спивак — лучший

Рассуждаем о переводе «Гарри Поттера», вокруг которого не утихают споры.

comments powered by HyperComments
Валентина Канухина
Филолог, редактор, переводчик, поттероман.

А ещё у нас есть