Юмористы — экзема на теле общества.
Пелам Гренвилл Вудхауз

Хороший юмор необходим, как глоток воздуха, ибо уметь посмеяться над собой и другими — чем не путь существования в нашем безумном мире? И здесь весьма кстати придётся остроумная книга, в лёгкой и доступной форме повествующая о серьёзных вещах, ненавязчиво заставляющая задуматься о вечных проблемах нашего с вами бытия…

Именно к таким книгам относится «Плоский мир» — самый популярный цикл юмористической фэнтези, когда-либо и кем-либо писавшийся, который давно уже обрёл во всём читающем мире культовый статус.

Плоский мир Терри Пратчетта

Зеркало всех прочих миров — вот истинная суть творения Пратчетта. Вселенная Discworld, его обитатели и события, происходящие с ними, могут быть абсолютно фантастичны. Но сквозь них проглядывают знакомые чёрточки, и за лукавой улыбкой автора перед читателем во весь рост встают вполне реальные проблемы нашего мира.

Цикл начинался как откровенная пародия на штампы фэнтези и его наиболее популярных представителей, однако затем перерос рамки остроумного зубоскальства, приобретя самостоятельную ценность.

Многотомные сериалы — бич фантастики: первые несколько романов, как правило, всегда лучше последующих. Даже самые талантливые авторы не избавлены от этой напасти. Джордан, Кук, Кард, Асприн, Нортон, Гудкайнд, Буджолд — печальные примеры можно приводить практически до бесконечности. Терри Пратчетт, возможно, единственный автор, счастливо избежавший расставленной ловушки. А ведь только взрослых романов о Плоском мире насчитывается более 40 штук!

Главная причина, конечно, талант. Кроме того, Пратчетт пишет не просто фэнтези — в своём творчестве он опирается на традиции британской классики. Выкрутасы литературного стиля он позаимствовал у самого популярного английского юмориста XX века Пелама Гренвилла Вудхауза, а сатирическая направленность его книг напоминает творчество Ивлина Во.

Однако есть и ещё кое-что. Плоский мир состоит из нескольких циклов, каждый из которых имеет своих центральных героев и свою тематику. Некоторые книги вообще не входят в циклы, хотя пересечения все же возможны — мир-то общий! Может, поэтому Плоский мир и не приедается, хотя, безусловно, нравится далеко не всём.

Терри Пратчетт

Терри Пратчетт, Пол Кидби

Пратчетт и его герои. Потрет работы Пола Кидби

 

Терренс Дэвид Джон Пратчетт — английский писатель, один из ярчайших авторов юмористической фэнтези. Родился в британском городе Биконсфилд 28 апреля 1948 года, умер 12 марта 2015-го.

Ещё учась в Высшей технической школе Уайкомба, напечатал первый рассказ в ученическом журнальчике. Через два года, в 1963-м, опубликовал этот же рассказ в профессиональном издании. Сразу после окончания учёбы стал журналистом криминальной хроники, затем работал пресс-атташе сразу трёх АЭС. В 1971 году вышел его первый роман «Люди ковра». Настоящий успех пришёл в 1983-м с публикацией юмористическо-фэнтезийного романа «Цвет волшебства», с которого и начался грандиозный цикл «Плоский мир».

Пратчетт — один из самых читаемых британских писателей. За вклад в литературу он был удостоен звания Кавалера Ордена Британской Империи и стал рыцарем. Все романы цикла регулярно входили в число общенациональных британских бестселлеров, что для фантастики — редкость. Ряд книг экранизирован, вышло также несколько компьютерных игр и комиксов. Романы Пратчетта переведены практически на все основные языки и многократно издавались во всём мире. Писатель жил в Сомерсетшире вместе с женой Линн и дочерью Рианной.

Герои Плоского мира

Самый неумелый и трусливый волшебник на Диске

Опасливый маг-неумёха Ринсвинд живёт по принципу «как бы чего не вышло». Его заветная мечта — затеряться в самом тёмном уголке захудалого кабака с кружкой пива и хорошо набитой трубочкой. Тем не менее он с завидным постоянством влипает в опасные приключения, чреватые серьёзными проблемами для здоровья.

Первые романы цикла о Ринсвинде — чистой воды пародия. Достаётся здесь и Говарду, и Маккеффри, и Лейберу, и Лавкрафту. «Цвет волшебства» (1983) и «Безумная звезда» (1986) связаны подобием сквозного сюжета (в дальнейшем Пратчетт такой ошибки не допускал — больно велика опасность скатиться на путь бесконечной «сиквелизации»).

…В великий город Анк-Морпорк прибывает первый турист из загадочной Агатовой Империи, простодушный Двацветок. А так как в Великом Городе могут прирезать даже за стоптанную подмётку, то, дабы избежать международного скандала, правитель лорд Витинари поручает Ринсвинду роль гида при растяпе-туристе. Цена ошибки — голова…

В следующей книге, «Посох и шляпа» (1988), Ринсвинд спасает весь Плоский мир, обуздав зарвавшегося Чудесника — супермага, чьё существование рвёт в клочья ткань Реальности. При этом герой проваливается в Подземельные Измерения, где обитают чудовища. Но Ринсвинд им не по зубам! И когда вундеркинд Эрик вызывает демона, способного выполнить самые невообразимые желания 14-летнего пацана, в центре магической октограммы возникает именно Ринсвинд («Эрик», 1990)…

В дальнейшем маг-неудачник попадает в Агатовую Империю накануне вторжения Серебряной Орды Чингиза Коэна-Варвара и заговора Красной Армии («Интересные времена», 1994)… А затем — на затерянный континент XXXX, отсчитывающий последние деньки своего сухого существования («Последний континент», 1998). Ещё в нескольких книгах Ринсвинд шныряет на заднем плане или ютится по тёмным углам – в присущей только ему застенчиво-обаятельной манере…

Ведьмы и компания

Истории о ведьмах — грозной Эсме Ветровоск, разбитной нянюшке Ягг и наивной Маграт Чесногк — также начинались как пародия. «Творцы заклинаний» (1987) — насмешка над феминистическим фэнтези: маленькая девчушка решает стать большой волшебницей, чего раньше в Плоском мире не бывало. И если бы не матушка Ветровоск, которая даже слона на скаку остановит, равных с мужчинами прав юной Эск не видать как своих ушей… «Вещие сестрички» (1988) — оригинальная переделка шекспировских пьес, этакий гибрид «Гамлета» с «Макбетом». В «Ведьмах за границей» (1991) Маграт Чесногк отправляется в дальнее зарубежье, чтобы выполнить обязанности Крёстной Феи. Но неужели опытные ведьмы отпустят её одну? Тем более в страну, где старые сказки словно сошли с ума? И далее ведьмы разбираются с эльфами, которые, на свою и чужую беду, решили вернуться в мир людей («Дамы и господа», 1992), с Призраком Анк-Морпоркской Оперы («Маскарад», 1995), с вампирами («Carpe Jugulum! Хватай за горло!», 1998). К циклу примыкают несколько книг для подростков, главная героиня которых – юная ведьмочка Тиффани.

Да здравствует Смерть!

Этот цикл повествует о приключениях Смерти и его семейки. В принципе, этот Смерть — парень довольно неплохой, если присмотреться к нему поближе. Вот только у большинства людей на это просто не хватает времени. А так Смерти не чужды обычные человеческие радости: он и на рыбалку может сгонять, и в кабак прошвырнуться. В общем, свой в доску! Гробовую…

Чтобы сбыть с рук приёмную дочь, Смерть берёт ученика («Мор — ученик Смерти», 1987); парень, правда, олух, но вполне обучаемый. И когда его патрон решает устроить себе небольшой отпуск, Мор, хоть не без труда, но все же вполне сносно справляется с новыми обязанностями.

А ещё однажды утром Смерть, как обычно, решил проверить списки потенциальных клиентов. И обнаружил в списках… самого себя («Мрачный жнец», 1991). В «Роковой музыке» (1994) обязанности вновь загулявшего Смерти берёт на себя его внучка Сьюзен. А у девушки своих проблем по горло — увлеклась полуэльфом Бадди, новоявленным апостолом «роковой музыки», захлестнувшей Плоскомирье. Иногда Смерти приходится выполнять абсолютно несвойственные ему функции — например, разносить подарки детям на Страшдество («Санта-Хрякус», 1996). А всё дело в том, что доброго дедушку Санту «заказали» Гильдии Убийц…

Ох, рано встаёт охрана…

В великом городе Анк-Морпорке все занимаются делом. Только Ночная Стража — абсолютно никчёмное ведомство, место ссылки для хронических неудачников. Стражники ночами бродят по улицам и тихонько, чтобы никто не услышал, кричат: «Полночь, и всё в порядке!». Но вот безумный колдун, пытаясь захватить власть, вызвал Дракона, и весь сложившийся Порядок сгорел как свечка («Стража! Стража!», 1989). И приходит время капитана Ваймса и его людей. Им предстоит поймать загадочного снайпера, вооружённого первым ружьём Плоскомирья («К оружию! К оружию!», 1993), и раскрыть серию таинственных убийств («Ноги из глины», 1996).

А Сэмюэль Ваймс, из простого капитана ставший герцогом и командором, должен ещё предотвратить войну («Патриот», 1997), отправиться с дипломатической миссией в страну вампиров («Пятый элефант», 1999), предотвратить войну гномов и троллей («Шмяк!», 2005). И надо постоянно держать ухо востро, ибо, если оказаться не в нужном месте и не в нужное время, можно всё потерять («Ночная Стража», 2002). Даже в отпуске командору не дано тихого житья – ведь преступления случаются и в пасторальной глубинке («Дело табак», 2011)

Лучшими иллюстраторами «Плоского мира» заслуженно считаются Джош Кирби (1928–2001) и Пол Кидби (род. 1964)

Великий Комбинатор

Патриций Витинари всегда зрит в корень. И даже в самом пропащем человечишке способен разглядеть золотой самородок и вытащить его наружу — если нужно, вместе с потрохами. Именно так правитель Анк-Морпорка приобщил к полезному делу прожжённого мошенника Мойста фон Липвига, который сначала работал из страха (цена неудачи – голова), а потом вошёл во вкус, взявшись вкалывать на совесть (и головы полетели уже у других). Сначала Мойст наладил работу Анк-Морпорского почтамта в романе «Держи марку!» (Going Postal, 2004), затем провёл денежную реформу в романе Making Money («Делай деньги», 2007), а там уже его очумелые ручки и изворотливые мозги дотянулись до плоскомирной научно-технической революции — роман Raising Steam («На всех парах», 2013).

Другие обитатели Плоского мира

Лорд Витинари

Патриций — правитель Анк-Морпорка, лорд Хэвлок Витинари, выдающаяся личность, воплощение идеального государя. «Под его правлением, впервые за тысячу лет, Анк-Морпорк функционировал». Исключительно честен, умерен в потребностях, в пороках не замечен. Коротает вечера за чтением деловых бумаг, изредка «позволяя себе такое волнительное переживание, как игра в шахматы». Убивая кого-нибудь, никогда не руководствуется личными мотивами, всё для блага государства. «Надо отдать патрицию должное. Иначе он пошлёт своих людей и возьмёт это должное сам».

Терри Пратчетт. Сундук

Илюстрация Пола Кидби

Сундук — сделан из Груши Разумной, растущей в местах обитания древней неприрученной магии. Здоровый ящик на сотне ножек, в который вмещается целая вселенная, и даже не одна. Повсюду следует за хозяином. Умеет и стирать одежду, и кусать (чаще всего насмерть) разных нехороших типов.

Коэн-варвар

Иллюстрация Пола Кидби

Что происходит с героями, когда они стареют? Был ты здоровенным амбалом с аграмадным мечом, а стал беззубым старпером с подагрическими коленками… Но Коэн-варвар, последний бойскаут Плоского мира, героем остаётся всегда. Он даже ухитрился стать Повелителем Агатовой империи.

Терри Пратчетт. Библиотекарь

Иллюстрация Пола Кидби

Библиотекарь — орангутанг, хотя таковым был не всегда (преобразился из-за незапланированной утечки магии в Незримом Университете, однако отказался вновь становиться человеком). Весьма неглуп, исключительно силён, любит свою работу, плату берёт бананами, Правда, словарный запас несколько ограничен («у-ук» — на все случаи жизни).

СРБН Достабль

СРБН Достабль — самый крутой продавец сосисок в Анк-Морпорке. Приговаривая «себя-режу-без-ножа», втюхивает очередному простофиле свежайшую свиную сосиску из мяса издохшей года три назад крысы. Странно, что при таких талантах так толком и не разбогател.

Каждой твари по паре…

Есть ещё отдельные романы, посвящённые весьма серьёзным вопросам. О власти и судьбе повествует лауреат Британской премии НФ «Пирамиды» (1989), о религии — «Мелкие боги» (1992), о волшебной силе искусства — «Движущиеся картинки» (1990), о нелёгкой доле журналиста — «Правда» (2000), о временных парадоксах — «Вор времени» (2001), о героизме — «Последний герой» (2001), о войне — «Пехотная баллада» (2003).

Не оставлены вниманием и детишки. Первая из детских книг о Плоскомирье, роман The Amazing Maurice and his Educated Rodents («Удивительный Морис и его ученые грызуны», 2001) — о разумном коте Морисе, завязавшем дружбу с колонией весьма толковых крыс, — даже был удостоен Медали Карнеги, самой престижной премии в области детской литературы.

Космогония Плоского мира

«Великая космическая черепаха А’Туин несёт на спине мир-Диск, который поддерживают слоны: Бериллия, Тубул, Великий Т’Фон и Джерракин… С Края этого мира океан бесконечно изливает свои воды во вселенскую ночь».

Вокруг Диска по постоянной орбите вертится маленькое солнышко, освещая Край, а полюс-Пуп покрыт вечной мерзлотой,. Существует восемь времён года, неделя состоит из восьми дней, спектр — из восьми цветов. А где-то рядом с миром людей и богов находятся Хаотичные Подземельные Измерения, где обитают Твари, питающиеся магией. Стоит только Ткани Реальности немного прохудиться, и Твари — тут как тут.

 

География Плоского мира

Плоский мир

«Здесь присутствуют континенты, архипелаги, моря, пустыни, горные цепи и даже малюсенький центральный ледниковый покров».

Правда, официально существует лишь один Континент. Есть ещё окутанный слухами Противовесный континент, полностью занимаемый могучей и богатой Агатовой Империей. Да континент XXXX, который не должен существовать вообще. Он и не существует, а так, прозябает…

В центре Диска находится его полюс — Пуп, обрамлённый обледенелыми горами Пупземелья, где обитают племена свирепых варваров, основных поставщиков самых крутых героев Плоского мира. Почти по всему Континенту, от Анк-Морпорка до Клатча, простираются Овцепикские горы, где приютилась древняя неприрученная магия. А дальше — равниноджунгли Очудноземья, а там и до Края недалеко.

На Диске представлены все возможные государственные образования — империи, королевства, полисы, торговые республики, тирании, племенные союзы, теократии, демократии. В общем, любая глупость, придуманная человечеством, найдёт здесь своё отображение.

Боги Плоского мира

Богов в Плоском мире — как собак нерезаных. Самые крутые из пантеона, вроде Слепого Ио Громовержца или Бога-Крокодила Оффлера, обитают в Цитадели города Дунманифестин, примостившегося на высочайшей горе Диска — десятимильной Кори Челести, торчащей посреди Пупа. Сидят себе там и развлекаются: «Игральная доска у них — целый мир, а играют они человеческими жизнями».

История Плоского мира

История Плоского мира хранится в монастыре, затерянном в глубине Овцепиков. И постепенно из толстенных, переплетённых в кожу фолиантов она просачивается в мир, где становится повседневной Жизнью. Всё как обычно — империи сменяют друг друга, войны, открытия, подвиги, глупости…

Этнография Плоского мира

Обитатели Плоского мира весьма разнообразны. Люди всех цветов и оттенков — от ультрацивилизованных жителей Анк-Морпорка до голых дикарей Коричневых островов. Гномы и тролли, яро враждующие друг с другом. Эльфы, притаившиеся в Тени и ждущие возможности вернуться, чтобы вновь «поиграть» всласть. Ледяные великаны, драконы, вампиры, вервольфы, зомби… Разве только хоббитов нет. Но, может, они просто притаились в какой-то норе…

Магия Плоского мира

Мир основан на восьми Великих Заклинаниях, которые записаны в Гримуаре Октаво — книге, хранящейся в Библиотеке Незримого Университета, в запаянном железном ящике на дне специально вырытой шахты.

Незримый Университет — единственное на Диске место, где волшебник может получить достойное образование. Например, научиться курить табак (какой волшебник без трубки?) и облекать своё воображение плотью — это и есть волшебство. А вот ведьмы работает только с тем, что реально существует в мире. При этом те, кто занимается магией, привлекают к себе внимание Тварей из Подземельных Измерений, пытающихся прорваться в Реальность.

Анк-Морпорк

Карта Плоского мира

Величайший Город Плоского Мира. Двуединый мегаполис контрастов — респектабельный Анк и бандитский Морпорк. «Город видел потопы, пожары, нашествия кочевых орд, множество революций и драконов — и все это Анк-Морпорк пережил».

Он «…полон жизни, как заплесневелый сыр в жаркий день; он громогласен, как проклятие в храме; ярок и блестящ, как пролившееся и играющее на солнце масло; многоцветен, как синяк, и кипит суетой, деловой активностью и всякого рода бурной деятельностью, как муравейник с дохлым псом посередине».

* * *

О вселенной Плоского мира можно говорить часами. Но зачем? Лучше взять одну из книг (а потом ещё, и ещё…) и с головой погрузиться в этот мир.

Ежедневно включая телевизор, мы с ужасом ждём очередных неприятных сюрпризов. Что там опять? Террористический акт? Затонувшая подводная лодка? Наводнение, землетрясение, цунами? Война остроконечников и тупоконечников, которые радостно режут друг друга по абсолютно идиотским поводам? В такие минуты, когда человеческая глупость захлёстывает нас с головой, хочется убежать далеко-далеко… В волшебный мир, где можно вволю посмеяться над вполне серьёзными вещами. В самый плоский из всех возможных миров. Спасибо тебе, Терри, за эту возможность!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments
Борис Невский
Редактор раздела о литературе в «Мире фантастики».

А ещё у нас есть