Традиция коллекционировать «перловку» из ошибок, опечаток и ляпсусов — зародилась в среде творцов и почитателей фэнского творчества. Но, поверьте, в книгоиздательской индустрии всего этого добра ничуть не меньше — просто две редактуры и три корректуры немного повышают шанс отловить ляп до того, как он, к веселью читателей, окажется на бумаге. Всё, что вы увидите ниже, было выловлено и безжалостно исправлено редакторами одного крупного книжного издательства, но сохранено для потомков в этой коллекции. Весёлого чтения и грамотного письма!

Анатомический театр-шапито

Некоторые из писателей, переводчиков и прочих литераторов демонстрируют очень слабое знакомство с человеческой анатомией. Помните: с какой бы планеты вы ни прибыли и как бы хорошо ни замаскировались, подобный ляп может выдать вас с головой, хвостом и всеми щупальцами!

Из-за её позы груди почти не возвышались над грудью.

Я поднял АК-47 и выпустил в него две или три пули, наблюдая, как струя крови брызнула из его плеча и отбросила на дверной косяк.

Вот как опасно жить с повышенным кровяным давлением. Оцарапался — и улетел на реактивной струе (здесь и далее курсивом — комментарий МирФ).

Он отступил, и его место занял напарник, направивший трубку на дверь на уровне груди. (…) При нажатии кнопки снаряд моментально ускорился до ста миль в час, чего оказалось вполне достаточно, чтобы пробить и дверь, и голову русского майора. (…) Майор Комаров отшатнулся от двери, схватившись за живот, из которого торчал кусок металла.

Ужасный руссопланетянин убит выстрелом в головогрудь!

При приближении Уильяма чайка захлопала крыльями и улетела, издав на прощание пронзительный
крик. Увидев выражение её лица, английский лорд улыбнулся.

Чайка в ответ скорчила рожу и показала язык.

Миловидное лицо с пухленькими зубами.

Склонил голову на бок.

Хорошо ещё, что не на спину.

Загорелый, поджаристый мужчина.

С румяной корочкой!

Вместо ответа уставилась на него с остекленелой улыбкой.

Остекленелым бывает только взгляд. Если вы, конечно, белковая форма жизни. За кремниевые не поручусь.

На отдалении вновь протрубили рога; от их звука Солсбери поджал челюсти.

Все шесть.

Дью держал спутниковый телефон у правого уха. Левое он зажал левой рукой, а сам нагнулся вперёд, сжимая животом камуфляжный шлем, лежащий на коленях.

Картина кисти Пикассо.

Длинные эбонитовые волосы Марибелы как будто отливали внутренним светом.

У людей волосы бывают эбеновые, то есть чёрные. Хотя если Марибела андроид, то могут быть хоть целлофановые.

Она поцеловала дочь в щёку, которая в ответ скорчила гримасу.

У мутантов тоже есть семьи!

Обе женщины были одеты в туники и короткие штаны до колен, а волосы заплели в одну косу.

Ходить так было неудобно, но чего не сделаешь ради моды!

Опечатки пальцев

Печатая целый день, нет-нет да и промахнёшься мимо клавиши. Но некоторые опечатки слишком прекрасны, чтобы возникнуть случайно. Остаётся лишь гадать: то ли за спиной пишущего возвышалась тень дедушки Фрейда, то ли автор сам, мерзко хихикая, оставил перл, надеясь, что редактор не заметит. Напрасно! Редакторское око не хуже Сауронова — видит всё!

Антитела, которые связываются сраковыми клетками и блокируют их.

Какими, простите, клетками?

Снимая в Пойнт-Лобос на калифорнийском побережье, я очень снимательно продумывал композицию.

Снимательность — необходимое качество для фотографа!

Глубина вводной стихии.

Sophora joponica.

Контрабандный товар из Жопонии. Помогает против образования сраковых клеток.

Уютно утроившись на пышном викторианском диване.

Ещё немного уютнее, и учетверилась бы.

Алафэр отравляется в кино с новой подругой.

Несвежим попкорном?

Вакхабиты.

Бахус амбар!

Отвести труп своего царственного предка назад в Перу.

Бери корону, пошли домой!

Здесь у меня около сотни мокрофотографий бумажных волокон.

Намокли в глубине вводной стихии.

Подданные блюда.

Принцесса Бубльгум одобряет.

Никогда не задавал лишних вопросов, на собственном опыте зная, что это такое, когда тебе лезут в душе.

Да уж, приятного мало. Особенно когда роняешь мыло.

Матиас вошёл, закрыл за собой дверь и прислонил спонтон к косяку. За столиками седели с десяток посетителей.

Правильно седели: в следующей же сцене герой перерезал всех до единого.

Его коллега мрачно усмехнулся и выставил напоказ кол, обожённый с одного торца.

Вот оно, священное оружие Инквизиции.

На моём пути попадались и небольшие кампании.

Рекламные, а иногда даже предвыборные.

Рассказ о творческой жизни, прерываемой в нужный момент показом кинофрагментов.

Как это знакомо. У меня вот тоже творческая жизнь постоянно прерывается то кинофрагментами, то играми, то френдлентой.

Я переживала шторы, которые налетали внезапно.

Наши души становятся двумя половниками единого целого.

Мать хлопнула в ладоши, зовя служанок, чтобы удрать со стола.

Сеть подземных бомбоубежищ времён холодной волны.

Утеплённых и водонепроницаемых.

Я дал кобыле шекелей, и она поскакала на врага.

А ви таки думали, кобыла вас бесплатно повезёт?

Сверхпроводящие магниты, укорявшие частицы.

Генерылы.

И подрудчики.

Кто на ком стоял?

Писателям стоит помнить: местоимения коварны. Нужно любить существительные и беречь мозги своих читателей. Когда они используют их вместо них, они потом ломают их, не в силах понять, что они пытались ими им сказать!

Он — из тех головорезов, что готовы в одиночку броситься на орду французских рыцарей, словно они неуязвимы.

Бросаться на неуязвимых рыцарей — безнадёжное дело.

Клет снял обёртку с мятной конфеты, покрытой тонкими зелёными полосками, и положил её в рот.

Переводчики, перестаньте заставлять героев есть фантики!

Глядя в окно на резвящихся в ветвях дуба малиновок и свисавшие с них гирлянды испанского моха.

Бедные птички.

Пикап Гретхен, припаркованный на углу, открытый двигатель которого мерцал в полутьме.

Новое в архитектуре: модная модель угла с открытым двигателем.

Он разжимает кисть, его оружие уже на земле и пытается освободиться от моего захвата, но я не отпускаю его.

Вероятно, это был магический летающий меч.

Он всегда бежит мне навстречу, стоит мне открыть входную дверь, мяукая и задирая голову — он всегда страшно рад меня видеть.

Ещё бы кот не был рад мяукающему хозяину.

Когда он ступил на подстриженный газон, расположенный вокруг здания, полдюжины мужчин вышли из него.

Как из-под земли.

Вспышки молний опаляли тёмное ночное небо, озаряя осунувшиеся лица людей, которые налегали на длинные деревянные вёсла драккара.

Грести лицами было неудобно, но настоящие викинги не жалуются.

Один из моих людей подстрелил из лука оленя, его тут же ободрали и зажарили на костре.

Ох, суров Гринпис!

Словокрушения и грамматострофы

Некоторые предложения похожи на крушения поездов: на них страшно смотреть, и в то же время трудно отвести глаза от зрелища столь масштабного бедствия.

Дворы викторианских домов вдоль главной улицы города цвели цветами всех цветов и размеров.

Цветасто цвели цветами всех цветов и расцветок.

По реке туда-сюда скользили суда.

К восходу солнца дождь прекратился, и посветлевшее небо наполнилось белыми облаками, висящими над мокрыми деревьями, обливающимися каплями, падающими на тротуары и собирающимися в лужи у обочины.

Картина Дали «Растёкшееся всё».

Пенриф выпрыгнул из коляски перекошенным от ужаса с лицом.

Хорошо, не без лица.

Смотрела на Фреда, который предлагал ей сэндвичи с очаровательной улыбкой.

«Спасибо, — ответила она, — но я предпочитаю сэндвичи с ветчиной».

Она была одета в пальто с шарфом поверх делового костюма и чёрных туфлей на высоких каблуках.

Простите, что было поверх туфель? Пальто или шарф?

Они мчались навстречу ветру, обгоняя грозу, которая грозила вот-вот разразиться.

Ночевать приходилось где придётся.

Он увидел предателя на знакомом гнедом коне в зелёном халате.

Ради такого случая конь мог бы и в пальто переодеться.

Эдуард ехал чуть позади авангарда, его сопровождал солдат с королевским штандартом, на котором был изображён белый дракон, отец Коэнвульф, заткнувший длинные полы своей рясы под седло, и ещё два олдермена, Этельнот и Этельхельм.

Экая затейливая геральдика.

Кузни с горящими в горнах огнями, рядом с которыми мощные кузнецы в кожаных фартуках ковали на наковальнях раскалённые докрасна бруски железа, а также конюшни, где конюхи обихаживали лошадей.

Значит, в кузнях кузнецы на наковальнях ковали, а в конюшнях конюхи обихаживали… лошадей? Где логика?

Ливень всё шёл и шёл, как заведённый.

А рядом шли Штирлиц и два студента.

Стремительный домкрат

Слов в языке много, а жизнь коротка. Можно ли винить людей в том, что они пользуются словами, смысла которых не знают? Конечно, можно.

Он настоящий гений, способный раздвинуть границы невозможного.

В смысле, сделать невозможным то, что раньше было можно?

Рукописные папирусы.

Не путать с папирусами печатными.

Ночью отправился туда, прикончил парня, прикарманил мумию…

В инвентарь убрал, не иначе.

Догнали кэб, ехавший им навстречу…

В неевклидовом пространстве всякое бывает.

Угомоните её замолчать!

Молчать, я вас спрашиваю!

Несколько менее важных гостей прибыли из Северной Африки, бывших советских республик и других арабских стран.

Самое смешное здесь то, что перевод точный.

Поверхность Индийского океана раскинулась на пять тысяч фунтов ниже.

Не знаю я, сколько в нём метров, и литров, и килограмм…

Ушами она слышала лязг металлических инструментов и приглушённые голоса человека и женщины.

Феминистки негодуют.

Над морщинистой морской гладью открытым глазом дремало солнце.

Снова Дали. Мало того, что гладь морщинистая, так ещё и открытое око дремлет.

Клинки, острые, как лезвия.

И камни, тяжёлые, как булыжники.

Надмозги наносят ответный удар

Перевод — творческая работа. Перевести все слова правильно может и робот, но лишь человек, обратившись за помощью вместо пыльных словарей к музам, может создать подлинный шедевр. Который редактор, презренный плебей, не понимающий высокого искусства, потом будет с матами за ним переделывать.

Поглотил достаточно кофеина, сил хватит, чтоб убить маленького ребёнка.

I’ve consumed enough caffeine to kill a small child.

Этому персонажу ничего крепче молока не наливать. Переводчику тоже: в оригинале речь шла о дозе кофеина, смертельной для ребёнка.

Дуг рассматривал позолоченную тумбочку из эбонита.

Doug was examining a gilded ebony side table.

Ebony — это по-прежнему чёрное дерево. Кстати, чуть дальше по тексту в комнате обнаружился ещё и старинный золочёный шезлонг.

— Откуда всё это взялось?
— Это когда-то принадлежало сиротам.

“Where did all this come from?”
“Orphan assets”.

Разговор над кучей ничейных сокровищ. Правильный юридический термин и мы нашли не сразу, но можно было догадаться, что золотые кубки отобраны не у сирот.

Так он был убит по дороге?

In what way has he been murdered?

Как вы это делаете? Всегда правой. Да, за этот перевод были заплачены деньги.

Пожилой доктор с кротким характером.

An elderly doctor with short temperПереведено с точностью до наоборот.

— Всё, что потерялось, имеет вывеску «Продаётся», — заявил он.

“All that’s missing is a ‘for sale’ sign.” Переведено с точностью до «где-то в соседнем квартале».

Утлая лодка.

Utility boat. Переведено с точностью до «звучит похоже».

— И какое дело нам до того концерна?

“Of what concern is that to us?” Переведено совсем без точности.

Каждый из них может выполнять двадцать четыре — двадцать семь операций.

It’s petty much a twenty-four/ seven operation. 24/7 — это «24 часа в сутки, 7 дней в неделю».

Вы же дали мне слово.

You have scarcely given me a word.

Если в оригинале встречаются непонятные лишние слова, просто выкинем их и переведём, что осталось. Краткость — сестра таланта!

Кенсингтонский дом называли «Святилищем Муз», и это название она ставила на своих конвертах и писчей бумаге, выводя из себя абсолютно несведущих в литературе почтальонов. На их вкус такое название больше бы подошло публичному дому.

The Kensington house was called “The Shrine of the Muses!” and this title was stamped on her envelopes and writing-paper, to the bewilderment of illiterate postmen. It sounded like the name of a public-house to them.

Привет ложным друзьям переводчика. Кто не в курсе, public-house — это паб. А illiterate, кстати, «необразованные».

— Нельзя насмехаться над Богом, лорд, — сказал отец Уиллиболд, стараясь сохранять суровый вид.
— Он рядом со мной, — ответил я.

“God is not mocked, lord,” Father Willibald said, attempting to be stern.
“He is by me,” I said.

Причём персонаж, говорящий это, язычник.

Если бы у двойняшек не было разрешения на парковку.

Without the twins’ permit from the parks service. Разрешения от Службы национальных парков.

Возможно, именно благодаря этому свету они могли продвигаться дальше.

Perhaps it was the light that got in the way. И снова с точностью до наоборот.

Всё это освещалось вечерами желтоватой подсветкой — так называемое лазерное шоу.

Аll of it lit up at night with a cheesy laser show.

В такие моменты страшно представлять, какими извилистыми путями шла мысль переводчика, неспособного воспользоваться словарём. Cheese — это сыр… А сыр жёлтый… Значит, подсветка желтоватая!

У генерала даже были особые свечи, сделанные из воска с добавлением кристаллизованного масла китовой спермы.

Wax obtained by crystallizing sperm whale oil.

Sperm whale — это кашалот, а вам, поручик, мы больше книжек на перевод не дадим!

Бертвальда преследовала церковь за кражу, и он привёл на буксире свою женщину.

Bertwald was being pursued by the Church for theft and had arrived with his mistress in tow.

Не худенькая, видать, была дама.

Прежде чем идти в часовню, я покажу вам лаваторий.

Lavatory — это уборная. Лаваторий — это чаша для ритуального омовения рук. Во избежание конфуза их лучше не путать.

comments powered by HyperComments
Кот-редактор
Emperor of catkind. I controls the spice, I controls the Universe.

А ещё у нас есть