Классика кино: Враг мой (1985)

Враг мой

Есть картины, по которым нетрудно догадаться, откуда родом их создатели. Таковы во многом ранние фильмы немца Вольфганга Петерсена. За ними виден не стереотипный бюргер с кружкой пива, а человек, выросший в послевоенной Германии. В стране, где люди недавно верили, что сражаются с мировым злом, и вдруг осознали, что для всего мира чудовищами были они сами. Может быть, поэтому многие фильмы Петерсена — «Подводная лодка», «Враг мой», «Троя» — говорят, в сущности, об одном: на любой войне с обеих сторон сражаются простые люди, у которых не было другого выбора.

А может, это шалит наш синдром поиска глубинного смысла. Ведь «Враг мой» обязан своей философией не столько Петерсену, сколько автору первоисточника Барри Лонгиеру. И нашему времени мораль фильма подходит ничуть не хуже.

О чём?

Враг мой

Enemy Mine
Жанр: космическая фантастика
Режиссёр: Вольфганг Петерсен
Сценарист: Эдвард Хмара
В ролях: Деннис Куэйд, Луис Госсет младший
Мировая премьера: 12 декабря 1985 года
Возрастной рейтинг: 12+

Звёздная война. Человечество схлестнулось с расой драков («драконов» в другом переводе). Враг беспощаден и отталкивающе уродлив: драки похожи на ящериц, с которых заживо содрали кожу. К тому же они однополые гермафродиты (вот срамота!). В одном бою офицер земного космофлота Уиллис Дэвидж сбивает истребитель драка, но и сам теряет корабль и весь экипаж. Два звездолёта падают на неизведанную планету. Теперь землянин и яростный космический монстр — один на один среди опасностей дикой природы…

К чему подобные завязки обычно приводят в голливудском кино? В лучшем случае — к «Хищнику», в худшем — к «После нашей эры». Герой-землянин должен схватиться с тварюгой в неравном бою и показать, чего стоят белые англо-саксонские протестанты. Но «Враг мой» не об этом. Он о том, как два непохожих существа, не умеющих даже говорить на одном языке, из врагов превращаются в братьев. Дэвидж и его товарищ по робинзонаде Джериба Шиган (землянин зовёт его Джерри) вынуждены вместе выживать, бороться со стихией и хищниками, строить дом. Поначалу они смеются над обычаями друг друга, но постепенно презрение сменяется уважением к чужой культуре. Оказывается, ужасные на лицо драки — утончённые философы, а на их грубом языке можно петь красивые ритуальные гимны. Когда Джерри умирает при родах, Дэвидж становится для новорождённого драка Заммиса приёмным отцом. В финале он спасает малыша от других землян, для которых драки — это по-прежнему унтерменши, достойные рабства или смерти.

Враг мой

Неблагодарная роль для Луи Госсета (слева): весь фильм ходить в гриме, скрывающем всё лицо, ворчать неузнаваемым голосом и при этом играть беременную ящерицу

Аллегория Второй мировой с точки зрения немца? По идее, нет: этот сюжет сочинил не немец Петерсен, а американец Барри Лонгиер. Фильм поставлен по первой книге из его одноимённой трилогии. Так что в людях и драках он точно так же мог видеть СССР и США, американцев и вьетнамцев… Скорее всего, на уме у Лонгиера были японцы: уж очень его повесть напоминает фильм 1968 года «Ад в Тихом океане», где на одном острове застряли американский и японский лётчики. Петерсен только оживил историю, показал её через призму своего восприятия и дал повод для ещё одной трактовки.

Советуем послушать

Русский враг

Враг мой» стал одной из первых западных НФ-картин, попавших в советский прокат. При этом ему здорово досталось от цензоров: ножницы прошлись по «жестоким» экшен-сценам (которые теперь кажутся невинными), по перепалкам героев, а пуще всего — по эпизодам, где Джериба говорит о религии драков. Сейчас фильм доступен в полной версии, и трудно представить, как воспринимал картину советский зритель, ведь без вырезанных сцен она теряет немалую часть и философии, и атмосферы.

Зато советский дубляж оказался традиционно на высоте. Дэвиджа озвучил Вадим Ледогоров, до этого игравший в фантастических фильмах «Отроки во вселенной» и «Через тернии к звёздам», а Джерри — мастер дубляжа Борис Быстров, перечисление чьих работ не влезет на страницу. С их голосами «Враг мой» смотрится почти как отечественный фильм. Почти, потому что у нас такого не снимали ни тогда, ни сейчас.

Как снимали?

Враг мой

Будь это кадр из аниме, у следующей сцены был бы строжайший рейтинг 18+

У каждого драка один биологический родитель. В финале «Врага моего» Дэвиджа объявляют вторым отцом Заммиса — редчайший случай для драков. У картины, где это происходит, в какой-то мере тоже два «отца». Сложись всё иначе, фильм мог появиться на свет без Петерсена и был бы совсем иным.

Изначальным режиссёром «Врага» был Ричард Лонкрейн, который провёл пре-продакшн и начал съёмки на натуре в Исландии. По Сети ходит легенда, будто Локрейн успел снять свою версию «Врага моего», которая теперь пылится на полке, дожидаясь, когда мир будет готов к шедевру. Но Деннис Куэйд, исполнивший роль Дэвиджа, вспоминает иное: Локрейн отснял лишь несколько сцен и сразу же выбился из отведённого бюджета. За это режиссёра и уволили (хотя для прессы всё списали на «творческие разногласия»). Спасителем погибающей картины был выбран Петерсен — не столько потому, что недавно получил «Оскар» за «Подводную лодку», сколько за его связи в Германии, где аренда помещений и рабочая сила были дешевле.

Надежды 20th Century Fox на «блокбастер по дешёвке» не оправдались: Петерсен для этого был слишком амбициозным творцом. Он выкинул наброски Локрейна и заставил художников перерисовывать образы драков. Вольфганг перенёс съёмки с натуры в павильон, где, казалось бы, работать дешевле, но и на этом умудрился потратить денег не меньше, чем Локрейн. Ради одной сцены он велел вырыть на площадке настоящее озеро, полить воду бензином и поджечь. Бюджет картины снова раздулся почти до 30 миллионов. Окупить такие деньги мог развлекательный боевик вроде «Звёздных войн», но Петерсен-то снял драму-притчу о преодолении расизма и предрассудков. А на одних идеях редко удаётся заработать. Зрелища же из «Врага моего» не вышло: спецэффекты в нём средние даже по меркам восьмидесятых, да их и немного. Основная часть фильма — это театр двух актёров в ограниченном пространстве. Космос показан только в паре сцен, декорации — в основном унылые бурые скалы, экшена — необходимый минимум. Разве что обновлённый грим Джерри был действительно хорош.

Мрачный корабль пиратов-работорговцев и изящные звездолёты драков. Сразу видно, кто в этом фильме настоящий злодей

К тому же из-за частых переписываний сценарий затёрли ластиками до дыр. Нравоучительной притче можно простить лёгкую наигранность и эпизод с явным «богом из машины» — всё это работает на центральную идею. Но часть сюжетных недостатков связана не с замыслом, а с неуклюжим вмешательством студии, опасавшейся за свои деньги. Знаменитый перл начальственного идиотизма: сценариста Эдварда Хмару заставили вписать в сюжет… шахту, чтобы тупые зрители, способные прочитать «Enemy Mine» как «Вражеская шахта», получили ожидаемое. К чести Хмары и Петерсена, они и шахту неплохо обыграли, поместив в неё драматичную финальную схватку. Этот случай хорошо показывает, как к своему зрителю относились создатели фильма и те, кто надеялся на нём заработать.

Дракский разговорник

Война с драками происходит в 2092 году, до которого, учитывая прогресс медицины, кое-кто из наших читателей может и дожить. И не исключено, что случай оставит вас самих на одной планете с разъярённым драком. А он, в отличие от вас, фильма «Враг мой» не смотрел и понятия не имеет, что земляне под уродливой оболочкой скрывают добрые сердца. Несколько совершенно необходимых слов из дракского словаря Барри Лонгиера позволят вам объясниться с врагом своим:

  • Акава — жечь
  • Вул — извращенец
  • Гавей — понимать
  • Гефх — умирать; смерть
  • Ну гефх — ты умрешь
    Иркмаан — землянин (искажённое английское earthman)
  • Йаа — А-а-а!
  • Кизз — отвратительный зверь с Драко и его экскременты
  • Кизлод ва ну дутшаат — ты происходишь из рода дерьмоголовых
  • Ко сон ваа? — как тебя зовут?
  • Корум су — я тебя убью
  • Магазьенна — не верю!
  • Микки Маус — великий пророк иркмаанов (так почему-то думают драки, не переубеждайте их)
  • Нефанген ви — враг мой
  • Пурзхаб — сумасшедший
  • Талман — дракская Библия
  • Шаадсаад — сексуально неполноценный
  • Шизумаат — наиболее почитаемый у драков философ
  • Кизз да йуомиин Шизумаат — Шизумаат питается экскрементами киззов

∗∗∗

Разумеется, «Враг мой» провалился в прокате. Как и многие его современники — «Дюна», «Бегущий по лезвию» и «Трон», не принятые тогдашним массовым зрителем (немассовый «Врага» встретил хорошо — фантастическое сообщество номинировало фильм на «Сатурн» и «Хьюго»; впрочем, обе премии у Петерсена увёл Земекис с блестящим «Назад в будущее»). И, как и они, со временем фильм стал считаться примером «правильной», уважаемой научной фантастики.

За тридцать лет спецэффекты устарели даже у лучших образцов тогдашнего кино, а идея «твой враг на самом деле такой же, как ты» не теряет актуальности. Мораль не оригинальная, конечно, на ту же тему снято много драм о реальных войнах — «Кукушка», «Счастливого Рождества», «Ничья земля». «Враг мой» отличается от них тем, что не привязан к конкретным временам и событиям. Он предлагает архетип, схему, в которую легко подставить любую пару непримиримых врагов. И в нашем 2014-м каждый увидит в фильме своё: арабов и евреев, северных и южных корейцев, западных и восточных украинцев… Меняются имена и причины для ненависти, а история всё та же.

comments powered by HyperComments
Александр Гагинский
Заместитель главного редактора журнала, редактор сайта и сообществ МИРФ, админ и патентованный олдфаг форума.

Это интересно

А ещё у нас есть