Мы смотрим зарубежные фильмы и редко задумываемся, почему герои говорят по-русски. Это так же естественно, как то, что разговаривают нарисованные герои мультфильмов и компьютерных игр. Но чтобы «There’s no spoon» превратилось в родное «Ложки нет», фильм должен пройти непростой процесс перевода и дубляжа.

Счастливчики-полиглоты могут смотреть оригинал, остальные имеют дело с явлением под названием «русская локализация». А в ней случаются как однозначные успехи, так и перлы, достойные «Зоны развлечений». Тем ценнее для зрителя труд настоящих профессионалов.

Локализовать фильм, то есть донести до зрителя смысл сказанного с экрана можно тремя способами: с помощью субтитров, закадрового перевода или дубляжа. Конечно, для неспециалиста слова «озвучка», «дубляж», «локализация», «закадровый перевод» звучат как синонимы без смысловых оттенков. Однако, с точки зрения профессионалов, «закадр» и «дубляж» — две разные специальности, которые далеко не всякий способен совмещать.

С прищепкой на носу, или закадровый перевод

Эра закадрового перевода, он же «синхрон» или «войсовер», началась в СССР с появлением первых видеомагнитофонов — сперва катушечных, а затем и самых популярных, кассетных. Впервые у жителей страны победившего социализма появилась невиданная доселе возможность смотреть кино дома и самим выбирать, какое именно. Многие шедевры кинофантастики семидесятых и восьмидесятых в официальный прокат так и не поступили, что не помешало им распространяться в частном порядке на переписанных десятки раз кассетах.

Тогда же появились и переводчики-любители. В домашних студиях они сами переводили и озвучивали фильмы в меру своих способностей и возможностей. Качество звука было ужасным: голос, пропущенный через любительскую аппаратуру, становился почти неузнаваемым — отсюда и мифы про «прищепки на носу». Ни о каких изысках вроде игры по ролям или второго женского голоса и речи быть не могло. До зрителя просто доносили смысл сказанного актёрами. А что до игры, то оригинальный звук — к вашим услугам, зачастую даже не приглушённый.

Одним из первых, ещё в семидесятые, начал заниматься синхронными переводами Алексей Михалёв. В его переводе отечественный зритель впервые увидел диснеевские сказки — «Красавицу и Чудовище», «Бэмби», «Питера Пэна». Он же первым перевёл «Дюну» Линча, фильмы про Индиану Джонса и Безумного Макса. Его современник Леонид Володарский донёс до нас «Звёздные войны».

Леонид Володарский, закадровый патриарх. Как видите, нет никаких прищепок.

Леонид Володарский, закадровый патриарх. Как видите, нет никаких прищепок.

Надо сказать, нарушение государственной монополии на прокат в то время было делом рискованным. Правда, уголовной статьи за такую деятельность не существовало и, к счастью, переводчикам не грозил билет в места не столь отдалённые. Но до конфискации «преступной» аппаратуры со строгим внушением иногда доходило. Внушения воплощались, только если было доказано, что переводчик осуществлял коммерческую деятельность. Тюремные сроки светили ещё за выпуск эротических фильмов. Впрочем, таким перевод и не особо нужен.

«Золотая эра» синхрона началась в перестройку, когда видеопрокаты перестали быть подпольными и начали приносить своим работникам ощутимые деньги. В одночасье на потребителя хлынул шквал информации, тысячи кинолент. Иной раз один и тот же фильм переводили многократно под разными названиями. Одноголосый синхрон завоевал рынок благодаря тому, что выигрывал у дубляжа в цене и в скорости. За сутки опытный переводчик мог «наговорить» до трёх-четырёх фильмов, и ему не требовался даже звукорежиссёр. Самые богатые студии позволяли себе двухголосый синхрон с отдельной озвучкой для персонажей мужского и женского пола.

С развитием в России цивилизованного проката одноголосый перевод окончательно уступил место профессиональному дубляжу. Сейчас «голоса с прищепкой» вызывают разве что ностальгию по эпохе «дикого капитализма», когда кинофантастика была новой и удивительной.

Но то — массовое кино для массового зрителя. В более узких кругах киноэстетов одноголосый перевод обрёл второе дыхание. Далеко не всем нравится, когда дубляжом заменяют оригинальную актёрскую звуковую дорожку, такие зрители предпочитают «синхрон», не отвлекающий от содержания. Ярым сторонником подобного подхода является Дмитрий «Гоблин» Пучков: его студия «Полный Пэ» выпускает фильмы только в одноголосом переводе.

Дмитрий «Гоблин» Пучков: «Фильмы в дубляже — всё равно что Nirvana в перепевке Киркорова!»

Дмитрий «Гоблин» Пучков: «Фильмы в дубляже — всё равно что Nirvana в перепевке Киркорова!»

Мнение: Борис Репетур, актёр и телеведущий

bonus[1]

Как обычно попадают в дубляж? Как туда попали вы?

Позвали! Это что-то вроде сарафанного радио. Многие пробуются. Другое дело, что остаются единицы — те, кто действительно что-то умеет. Это процесс вроде естественного отбора.

Чем отличается работа над кино и над играми?

Каждая игра по объёму — как несколько фильмов. Ведь в игре чаще всего прописывается несколько «деревьев» развития событий. В дубляже я, к сожалению — а может быть, и к счастью, — работал мало. Самая же низкооплачиваемая и тяжёлая работа — озвучивание художественных фильмов. Делается это страшным потоком, быстро, больше идёт забота о скорости, чем о качестве.

Дмитрий «Гоблин» Пучков — апологет одноголосого перевода. Он считает, что дубляж не нужен, а зритель должен слышать оригинальную дорожку. Вы с ним согласны?

Абсолютно. Смысл закадрового перевода в том, чтобы слышать актёров, а не переводчика. Мы должны забыть о существовании переводчика, мы должны только смотреть фильм его глазами. Как будто кто-то сидит рядом и на ухо нам нашёптывает. Когда актёры дубляжа начинают играть за актёров на экране — хуже этого ничего нет. На экране играет Де Ниро, а за кадром актёр играет вместо Де Ниро. И он ещё уверен, что играет лучше Де Ниро!

Какие именно фантастические фильмы и игры вы озвучивали?

Фильмы я озвучивал мало: разве что «Район №9» и «Чарли и шоколадную фабрику». А что касается игр, у меня огромное количество проектов, около пятидесяти. Реалистичных там нет, они все — фантастика!

Чужими устами, или дубляж

При внешнем сходстве профессий закадрового переводчика и актёра дубляжа между ними на практике не так уж много общего. В синхрон обычно идут профессиональные переводчики, задача которых — точная передача смысла. Сам перевёл — сам и прочитал. Голос при этом не имеет особого значения, ведь зритель и так слышит оригинальную дорожку. Для полного дубляжа требуются актёры с характерными голосами, умеющие играть интонациями и подстраиваться под роль. Поэтому берут в дубляж далеко не всякого. В основном сюда идут театральные актёры, для которых озвучка — не основная профессия, а подработка.

Александр Леньков: «Хорошо смеётся тот, у кого большая пушка!»

Александр Леньков: «Хорошо смеётся тот, у кого большая пушка!»

За актёром нередко закрепляется определённое амплуа. Одни вечно озвучивают мудрых старцев, другие — героев-любовников, кому-то достаются одни злодеи, а кому-то — комические персонажи.

Есть в звуковом цехе свои звёзды. К ним можно отнести главный бас российского дубляжа — актёра Рогволда Суховерко (театр «Современник»). Его глубоким, рокочущим голосом говорят Гэндальф, Хагрид и множество других «бородачей». Не менее узнаваемый голос у Александра Ленькова, амплуа которого — гномы, смешные старикашки и разумные животные. У телезрителей его голос ассоциируется со Степаном Капустой из сатирической передачи «Тушите свет», а у геймеров — с гномами в Warcraft 3.

Некоторые актёры постоянно озвучивают ту или иную западную звезду. Например, Владимир Антоник — постоянный «голос» Хьюго Уивинга, это его мы слышим в «Матрице», «V значит Вендетта» и «Властелине Колец». А привычный голос Джеки Чана на самом деле принадлежит Андрею Бархударову из театра «Эрмитаж» (он же — Брейн из мультсериала «Пинки и Брейн»).

Телесериалы не столь прибыльны, как большое кино, поэтому на их дубляже частенько экономят: один и тот же актёр озвучивает несколько ролей. Любовь Германова, постоянный голос Даны Скалли в русской версии «Секретные материалов», озвучила заодно и всех остальных женщин.

К хорошо подобранному голосу зрители привыкают, и его исчезновение становится неприятным сюрпризом. Взять хотя бы Бориса Быстрова, озвучившего Гомера Симпсона и Бендера из «Футурамы», а также многих героев «Вавилона-5». Новые переводы «Симпсонов» и «Вавилона» без его участия, мягко говоря, разочаровали.

Борис Быстров и сам чем-то похож на Гомера Симпсона.

Борис Быстров и сам чем-то похож на Гомера Симпсона.

Мнение: Пётр Гланц, актёр дубляжа

glanz1[1]

Как ваши коллеги попадают в дубляж? Из театра?

Большинство коллег — профессиональные актёры, которые заканчивают «Щуку», ВГИК, ГИТИС. Но главное — обладать большим воображением. Ты должен придумать себе образ и придерживаться его на протяжении многих часов записи.

Может ли актёр импровизировать, или он должен жёстко следовать тексту?

В дубляже, конечно, актёр не может импровизировать. Он обязан следовать тексту, который написан. Бывают маленькие вольности, если английские фразы по-русски не попадают в губы. Но это не импровизация, не уход от смысловой нагрузки.

А синхронисты, такие как Володарский, Гаврилов, не просто импровизируют, они даже не пишут текст. Они слушают фильм и сразу переводят его.

Как зритель, вы предпочитаете одноголосый перевод или полный дубляж?

Если я иду в кинотеатр, то предпочитаю дубляж. В кино люди ходят отдыхать! Зачем им напрягаться, слушая какофонию звуков, или читать субтитры, особенно в фильме, где много разговоров?

Какие фантастические фильмы вам довелось озвучивать? Есть ли у вас любимые роли?

Фантастических фильмов я озвучивал очень много. Из недавнего — «Звёздный путь», в котором мне достался Спок. Причём актеров на дубляж утверждали на Западе из множества претендентов. Продюсеры Paramount требовали полного соответствия, вплоть до тембра голоса. Работа над фильмом в это время ещё не закончилась, и пришлось дублировать несколько вариантов монтажа: какие-то сцены добавляли, какие-то убирали. Монтаж ещё не был закончен, а уже был готов перевод и вёлся дубляж.

У вас узнаваемый голос? Бывает ли так, что вас узнают незнакомые люди по голосу?

К счастью, нет!

Так говорил громозека, или озвучивание мультфильмов

Конечно, одно дело — попадать в губы живых актёров, а если губы эти нарисованные? В мультфильмах голоса персонажей в точности совпадают с артикуляцией их экранных воплощений.

На самом деле, звуковая дорожка к анимационным фильмам записывается заранее. Сначала актёры проговаривают свои реплики, а уже под них рисуются движения губ мультяшек. Поэтому мы слышим не механическое чтение текста, а настоящую актёрскую игру. Более того, уже готовые эскизы персонажей корректируют, чтобы сделать героя более подходящим под голос.

Такой подход позволяет немного импровизировать с текстом и даже менять его на предварительной стадии. Ведь если сценарий придётся переписывать в последний момент, рисованным персонажам не скажешь «дубль второй, мотор!». На перерисовку уйдут лишние недели и месяцы работы. Сделать заранее несколько дублей озвучки значительно проще.

В СССР озвучкой мультфильмов не брезговали звёзды кино и театра. Если бы Василий Ливанов не сыграл Холмса, он вошёл бы в историю как голос сотен мультперсонажей. Среди них — Крокодил Гена, Карлсон, а из фантастики — Громозека в «Тайне третьей планеты» и Старый в «Перевале». В современной России мультфильмы озвучивают те же актёры, что занимаются дубляжом. Например, у нового Громозеки из «Дня рождения Алисы» голос… Шрека. Обоих персонажей озвучил Алексей Колган.

Алексей Колган знает Шрека не понаслышке.

Алексей Колган знает Шрека не понаслышке.

Мнение: Всеволод Кузнецов, актёр дубляжа

kuznetsov1[1]

Как отбирают актёра на ту или иную роль, по каким параметрам? Играет ли роль сложившееся амплуа?

Большей частью через кастинг. Амплуа-то есть везде, не только в театре, но и в дубляже. Другое дело, что иногда режиссёры ставят крест на актёре, потому он только такой и больше никакой. А каждому хочется попробовать себя в каком-то новом качестве.

Ваши самые известные фантастические роли — лорд Вольдеморт, Бенджамин Баттон и Нео…

«Матрица» запомнилась тем, что делалась в обстановке строжайшей секретности. Практически нам показывали чёрный экран, на котором видели только рот актёра. Происходящего видно не было, порой непонятно было, где герой находится.

Что касается «Бенджамина Баттона», то его записывали в три приёма, в соответствии с тремя возрастами персонажа. Если помните, он начинает со старика и к концу фильма становится молодым. А мы писали наоборот: начинали с того, как он был молодым, и шли к началу.

Есть сторонники одноголосого закадрового перевода, а есть те, кто предпочитает полный профессиональный дубляж. Как зритель и как профессионал, что вы предпочитаете?

Споры будут всегда, потому что некая потеря по сравнению с оригиналом будет и в том, и в другом случае. Но в современном кинотеатре с качественным звуком, конечно, лучше слушать дубляж. Звук там многоплановый, переведены реплики на первом, на втором плане. А дома, по телевизору, можно смотреть хоть оригинал с субтитрами. Существуют кинотеатры, где показывают кино только с субтитрами, но аншлага в них как-то не наблюдается.

Вражеские голоса или дубляж за рубежом

На Западе — свои особенности национального проката. Например, советское и российское кино, за исключением детских сказок, в английском дубляже найти крайне сложно — прокатчики ограничиваются субтитрами. Делается это вовсе не из любви к оригинальной дорожке, просто отечественные фильмы практически не крутят в зарубежных кинотеатрах. А на DVD их покупают либо киногурманы, либо эмигранты — ни тем, ни другим дубляж не нужен. Та же судьба ждёт почти все неанглоязычные фильмы в американском прокате. Если вы не номинированы на «Оскар» за лучший иностранный фильм, вас в лучшем случае ждут субтитры.

Зато на озвучку мультфильмов в Голливуде не скупятся. В крупные проекты Pixar и DreamWorks приглашают звёзд кино, под которых подстраивают и образы персонажей, и сценарий, как в настоящем игровом фильме. В Осле из «Шрека» легко узнать чернокожего комика Эдди Мёрфи, а в муравье Антце — режиссёра Вуди Алена. Роли второстепенных персонажей обычно достаются съёмочной группе. В «Шреке» режиссёры фильма Конрад Вернон и Келли Асбери на двоих озвучили всю сказочную мелюзгу, в том числе Пряничного Человечка и Пиноккио.

Кристофер Ли любит фэнтези. В «Цвете волшебства» он подарил голос самой Смерти.

Кристофер Ли любит фэнтези. В «Цвете волшебства» он подарил голос самой Смерти.

Сэра Кристофера Ли тоже можно назвать звездой английской озвучки. Помимо роли графа Дуку в мультфильмах по «Звёздным войнам», его голос звучит в «Трупе невесты» и ныне подзабытом мультфильме «Последний единорог». Кроме того, Ли вовсю работает с итальянской группой Rhapsody of Fire — читает тексты, подпевает и сам пишет фэнтезийные сценарии для их альбомов.

В Японии, где производство анимации давно поставлено на поток, голосовая школа в особой чести. Актёров, озвучивающих аниме, называют «сэйю». В отличие от западной анимации, где для озвучки приглашают профессионалов из театра и кино, на японских сэйю учат как на отдельную специальность. В обязанности хорошего сэйю входит умение говорить разными голосами и даже петь. Кстати, большинство из них — девушки, озвучивающие как женские, так и мужские роли.

∗∗∗

Лишь немногие делают озвучивание своей постоянной работой. Профессии закадровых актёров — не из звёздных, мало кого из них узнают на улице и просят автограф. И всё же, как часто, смотря новый фильм, мы неожиданно узнаём характерный голос, который слышали раньше. Это маленький привет из мира за кадром, от людей, благодаря которым мы не только видим, но и слышим кино.

comments powered by HyperComments
Александр Гагинский
Заместитель главного редактора журнала, редактор сайта и сообществ МИРФ, админ и патентованный олдфаг форума.

Это интересно

А ещё у нас есть