Ещё совсем недавно Энди Вейер был простым программистом. В свободное время он интересовался космосом, мечтал о полётах на Марс и писал книжку о незадачливом астронавте, который остался один-одинёшенек на Красной планете. Сейчас в жизни Энди всё иначе: он читает лекции в NASA, завтракает с Баззом Олдрином, а его дебютный и пока что единственный роман «Марсианин» вот-вот обзаведётся крупнобюджетной экранизацией. «Мир фантастики» связался с Энди Вейером и выяснил, реально ли выжить в одиночку на Марсе, почему советские корабли — смертельные ловушки и насколько главный герой книги похож на самого автора.

Досье: Энди Вейер

Развернуть

«Мои мечты сбылись в один миг»

Когда вы начали писать? Вы думали о том, чтобы стать профессиональным писателем, когда работали над «Марсианином»?

Впервые я взялся за перо почти двадцать пять лет назад. Я хотел зарабатывать писательским ремеслом, но, когда начал «Марсианина», уже почти не питал на этот счёт надежд. На тот момент написание романа было скорее моим хобби.

Что вдохновило вас написать «Марсианина»?

Обложка романа «Марсианин»

Российская обложка первого издания «Марсианина»

Однажды я сидел дома и задумался о том, как бы протекала пилотируемая миссия на Марс. При подготовке такого полёта следует учесть все возможные сценарии, в том числе ситуации, когда что-то может пойти не так. Я осознал, что разработка подобных сценариев — очень увлекательная штука, и придумал неудачливого героя, которому пришлось пройти через все возможные неурядицы.

Изначально вы выкладывали главы из «Марсианина» на своём сайте. Позже вы опубликовали его на «Амазоне», где он стал бестселлером. Почему вы обратились к этой площадке? Утратили веру в традиционные издательства?

Не то чтобы я утратил веру в «бумажных» издателей — я просто не думал, что смогу их заинтересовать: уж очень много отказов я получил на тот момент.

А следующую книгу вы тоже сначала опубликуете в Сети?

Нет, у меня уже подписан контракт на издание новой книги в бумажной версии.

Пример «Марсианина» показывает, что вполне можно стать знаменитым писателем без участия издателей и даже не имея публикаций на бумаге. Как вы думаете, какое будущее ждёт традиционные издательства, бумажную книгу, книжную индустрию в целом?

Мой пример говорит о том, что любой может совершить прорыв, если напишет хорошую книгу. И это очень здорово! Фактически порог вхождения в индустрию снизился, и теперь определяющим фактором остаётся только талант.

Что же касается будущего, то мы можем ограничиться электронными книгами, но нам вряд ли хватит одного самиздата. В издательствах есть маркетологи, дистрибуторы, они знают, как правильно продать книгу, и их не заменишь. Так что профессиональные издательства всегда будут впереди самиздата.

Делались ли правки в книге перед её бумажной публикацией? И если да, то какие именно и почему?

В более поздней версии есть несколько отличий, в основном это стилистические правки, более точные описания различных мелочей. А ещё я изменил финальную сцену. Сюжет остался без изменений, но вот акценты в эпилоге расставлены по-другому.

Могли ли вы ожидать, что «Марсианин» станет таким бестселлером и обзаведётся голливудской экранизацией?

Нет, я и представить себе не мог, что такое когда-нибудь случится. Я был просто в шоке. Было такое ощущение, будто все мои мечты сбылись в один миг.

«Марк Уотни — это человек, которым я хотел бы быть»

«Марсианин» полон многоступенчатых расчётов и вычислений, но при этом читается очень легко. Как вам это удалось?

О, мне постоянно приходилось соблюдать равновесие. Нужно было предоставить достаточно информации, чтобы читатель понимал, с какими проблемами сталкивается Марк и какие пути решения у него есть. В то же время я не хотел, чтобы роман напоминал статью из «Википедии». Поэтому пришлось сделать Марка этаким всезнайкой-острословом. Юмор очень помог мне сделать повествование читабельным.

Я слышал, вы даже написали специальную программу для работы над книгой…

Я проводил много расчётов и исследований. Для вычисления траектории «Гермеса» и всех тех манёвров, которые совершает корабль, мне действительно пришлось написать программу. Это было непросто, учитывая, что у «Гермеса» постоянно работающий ионный двигатель.

Обложка «Марсианина» (переиздание)

К премьере фильма в России выйдет переиздание в кинообложке

В экипаже «Ареса 3» есть американские астронавты и один космонавт из Евросоюза, но нет русских. Когда NASA ищет ракету, способную добраться до Марса, они обращаются за помощью к китайцам и опять игнорируют Роскосмос. Почему? Неужели в вашей версии будущего Россия утратила интерес к подобным проектам и самоустранилась из полёта на Марс? А может, русские космонавты были в командах первых двух экспедиций?

Описанная в книге программа «Арес» — это совершенно вымышленная концепция пилотируемой миссии на Марс. Я специально сделал её достаточно похожей на «Аполлон», чтобы вызвать у читателей ностальгию. Если бы всё это происходило на самом деле, я уверен, что это была бы крупная международная программа наподобие МКС. В неё наверняка были бы вовлечены NASA, Роскосмос, Европейское космическое агентство и, скорее всего, Японское агентство аэрокосмических исследований. Надеюсь, китайцы тоже были бы в деле. Это очень дорогое и сложное предприятие, так что, думаю, для его осуществления потребовались бы усилия многих стран.

В «Марсианине» Марк Уотни утверждает, что советские космические корабли — смертельные ловушки. Почему у него (и у вас) такое мнение? Ведь за всю историю полётов в космос погибло лишь четверо советских космонавтов, в то время как NASA потеряло семнадцать астронавтов.

Самый надёжный космический корабль в истории — это современный российский «Союз». Поэтому Марк и говорит о советских, а не российских аппаратах.

Но советские космические корабли действительно были самыми опасными в истории. За достаточно небольшой период времени погибло два экипажа (Волков, Пацаев, Добровольский на «Союзе-11» и Владимир Комаров на «Союзе-1». — Прим. МирФ), в то время как NASA потеряло два корабля за 135 пусков («Челленджер» в 1986 году и «Колумбию» в 2003-м. — Прим. МирФ). К тому же надо учесть ещё и смерти на земле. При пожаре на «Аполлоне-1» (27 января 1967 года. — Прим. МирФ) погибло трое астронавтов, а взрыв ракеты «Восток» в 1980-м погубил 48 жизней.

Я прошу прощения у моих российских читателей, которых задела эта фраза, но факт в том, что советская космическая программа была не в пример опаснее, чем современная российская.

Энди Вейр и съёмочная группа «Марсианина»

Энди Вейер со своими героями: Мэттом Деймоном, Ридли Скоттом, а также астронавтом Эндрю Фьюстелом и главой планетарных исследований NASA Джеймсом Грином (Bill Ingalls / NASA)

Кого из реальных или вымышленных героев вы использовали в качестве прототипов Марка Уотни?

В основном его характер основан на моём. Хотя у Марка нет ни одного из моих недостатков. Думаю, Марк Уотни — это тот человек, которым я хотел бы быть.

А вы представляли себя на месте Марка?

Я бы долго не протянул на его месте. Не сумел бы справиться со стрессом.

Насколько часто вы подыгрывали герою?

Не думаю, что я когда-либо помогал ему, — на Марка регулярно сваливались новые трудности. Он постоянно вёл борьбу за жизнь.

«Космос не решит всех проблем человечества»

NASA уже довольно давно планирует пилотируемый полёт на Марс. Как думаете, когда это станет реальностью?

Я ставлю на 2050-й. В NASA говорят, что они управятся к 2035 году, и я не сомневаюсь в их возможностях — при условии, что они получат должное финансирование. А вот в то, что Конгресс выделит им достаточно средств, у меня веры нет.

Мне показалось, что программа «Арес» очень напоминает план Mars Semi-Direct, который так и не был реализован. Как вы думаете, какой будет настоящая миссия на Марс?

Пока неясно, какой подход выберет NASA. Повторюсь: в реальном мире это, скорее всего, будет международная миссия, в которой примут участие космические агентства других стран. Подозреваю, что в конечном итоге они остановятся на чём-то схожем с планом Mars Semi-Direct.

Насколько реалистична ситуация, при которой NASA потратило бы миллиарды долларов, чтобы спасти одного человека, при этом подвергнув опасности ещё нескольких? И это при том, что была возможность вообще скрыть инцидент от общественности?

Я думаю, в реальной жизни в NASA всё равно попытались бы его спасти. Это начинание получило бы огромную поддержку в обществе, и под это дело Конгресс выделил бы куда больше средств, чем обычно. С экономической точки зрения подобная затея была бы большим благом для NASA.

Энди Вейер c Адамом Сэвиджем, ведущим «Разрушителей легенд»

Энди Вейер c Адамом Сэвиджем, ведущим «Разрушителей легенд»

Что человечество может получить от полёта на Марс? Каковы ваши ожидания?

Это первый шаг на пути к гораздо большей цели — колонизации других планет. Как только у нас появится самодостаточная, стабильная колония в другом мире, наши шансы на вымирание сократятся практически до нуля. До тех пор мы храним все яйца в одной корзине.

Что лично вы ожидаете от освоения космоса? Может ли оно сыграть объединяющую роль для человечества или решить его проблемы?

Нет, я так не думаю. В идеале это способно привести к появлению новой большой отрасли промышленности, к началу новой эры великих географических открытий, но все проблемы человечества это не решит. Предыдущая эра космических исследований ведь не решила, с чего бы в этот раз всё должно быть иначе?

Должны ли люди лично исследовать космос, подвергаясь смертельному риску, или достаточно ограничиться роботами и зондами?

В моём понимании нашей главной задачей должно быть создание человеческого поселения на другой планете. Оно станет своего рода резервной копией человечества на случай, если с Землёй что-то произойдёт. Так что в космос обязательно должны лететь люди.

Когда космическая гонка была выиграна и люди высадились на Луну, многие с огромным энтузиазмом смотрели в будущее космических исследований, но со времён «Аполлона» люди больше не выбирались за пределы низкой земной орбиты. Что же случилось и почему люди перестали мечтать о полётах на Марс, Венеру, в пояс астероидов?

Всё дело в экономике. В те времена не было никакой возможности сделать деньги на космических исследованиях. США просто хотели обогнать Советы на пути к Луне. У них получилось, занавес.

Сейчас, спустя полвека, намечается прорыв. Как только стоимость запусков в космос достаточно снизится, появится настоящая индустрия. Как только среднестатистический человек сможет позволить себе путешествие в космос — например, заплатить 50 тысяч долларов за недельку на борту космического отеля, — тут же появятся желающие предоставить ему подобные услуги. Потому что на них будет реальный спрос.

Некоторые считают, что сейчас начинается новая космическая гонка, которую возглавляют частные компании. Как вы думаете, какой подход, национально-государственный или частно-коммерческий, более эффективен? Насколько далеко люди вроде Элона Маска могут продвинуть дело практического освоения космоса?

Я думаю, что коммерческие полёты в космос — это единственный путь к прогрессу. Настоящий ключ к космическим исследованиям состоит в том, чтобы постепенно снижать стоимость запуска на низкую орбиту. Когда цена снизится достаточно, образуется ниша для регулярных космических полётов.

Энди Вейер и Базз Олдрин

После публикации «Марсианина» жизнь Энди Вейера изменилась. Теперь он даже обедает с первопроходцами Луны (с Баззом Олдрином)!

Кстати, недавно вы виделись с Баззом Олдрином. Какое впечатление произвела на вас встреча со вторым человеком, ступившим на поверхность Луны?

Это невероятно! Трудно поверить, что говоришь с человеком, который гулял по Луне!

Базз Олдрин известен своей поддержкой концепции Mars to stay, которая заключается в том, что полетевшие на Марс астронавты должны остаться на Красной планете, сэкономив деньги на возвращении. А в «Марсианине» NASA как раз занимается тем, что тратит огромные силы на возвращение Уотни. Вы за ланчем не поспорили случайно на эту тему? Что вообще вы думаете о концепции Mars to stay?

Нет, мы ни о чём не спорили, просто позавтракали вместе и пообщались. Но вообще я думаю, что в чём-то Базз прав. Всё, чего мы хотим добиться от кратковременных исследований Марса, можно получить с помощью роботов, которых в принципе не нужно возвращать на Землю. Так что, если вы верите в идею Mars to stay, прямо сейчас нет никакого практического смысла отправлять туда людей. Сначала нужно отправить туда одних роботов, которые всё разведуют, затем других, которые построят укрытия для колонистов, а потом уже можно отправлять туда астронавтов в долгосрочные экспедиции. Так что да, некоторые идеи Базза весьма привлекательны.

Если бы у вас была возможность встретиться с любым человеком, когда-либо жившим на Земле, кто бы это был?

Конечно, Юрий Гагарин!

«Я был всего лишь восторженным наблюдателем»

В последние годы «космические» фильмы вроде «Гравитации» и «Интерстеллара» имели большой успех, хотя там нет такого экшена, как в космооперах типа «Звёздных войн». Значит ли это, что общество вновь заинтересовалось научной фантастикой?

Мне кажется, да. Люди определённо начинают снова интересоваться космосом.

Чего вы ожидаете от экранизации? Насколько плотно вы следили за съёмками? Будут ли какие-то серьёзные отличия от книги?

Я уже видел фильм, и он потрясающий! В нём есть ряд отличий от книги — в основном они связаны с тем, что из повествования убрали ряд сюжетных линий. Если бы они решились дословно экранизировать «Марсианина», лента бы получилась длиной часов в десять. У меня не было никакого права голоса во время производства. Я был всего лишь восторженным наблюдателем.

Насколько хорошо Мэтт Деймон соответствует вашим ожиданиям от Марка Уотни?

Мне кажется, Мэтт Деймон проделал великолепную работу, да и из Джессики Честейн получилась просто потрясающая Льюис!

Мэтт Деймон в роли Марка Уотни

Мэтт Деймон в роли Марка Уотни

«Моя жизнь полностью изменилась!»

Вы поклонник фантастики? Кто ваши любимые авторы? Кто повлиял на ваше собственное творчество более всего?

Я огромный фанат научной фантастики. Мои главные кумиры — Айзек Азимов, Артур Кларк и Роберт Хайнлайн, я не могу выделить кого-то одного. А самые любимые книги — «Туннель в небе» Хайнлайна, «Стальные пещеры» Азимова и «Свидание с Рамой» Кларка.

В романе упоминаются разнообразные произведения массовой культуры — книги, фильмы, музыка. Это просто случайный набор или он отражает ваши личные предпочтения?

Главной задачей всех этих культурных отсылок было создать у читателя впечатление, что действие книги разворачивается в недалёком будущем. Но да, в целом они отражают мои предпочтения.

Вы любите диско?

Обожаю! Все друзья надо мной смеются, но я очень люблю диско!

Я слышал, что вы большой фанат вселенной Доктора. Но ведь это ведь скорее гибрид фэнтези и космооперы, нежели НФ. Не собираетесь сочинить нечто в таком же духе?

Книга, которую я сейчас пишу, как раз относится к жанру традиционной мягкой НФ. В ней будут пришельцы, путешествия со скоростью света и тому подобная всячина.

Каково ощущать себя знаменитостью? Насколько успех книги повлиял на вашу жизнь и жизнь ваших близких?

Моя жизнь полностью изменилась! Я ушёл с работы и теперь могу полностью посвятить себя писательскому ремеслу. Я познакомился со множеством голливудских звёзд, учёных, астронавтов и писателей. Это всё просто невероятно!

«Марсианин» стал большим событием в нашей стране. Нет ли у вас планов посетить Россию?

Ирония заключается в том, что я ужасно боюсь летать. Я с большой неохотой выбрался в Европу на съёмки «Марсианина», так что вряд ли когда-нибудь доберусь до вашей страны.

Что вы можете пожелать нашим читателям на прощание?

Надеюсь, вам понравятся и книга, и фильм!

comments powered by HyperComments
Алексей Ионов
Постоянный автор МИРФ, журналист, переводчик, издатель, админ крупнейшего в России сайта по «Звёздным войнам».

А ещё у нас есть