Вглядываясь в глубины космоса и параллельных вселенных, мы всюду обнаружим причины для опасений. Обитатели этих миров несравненно более развиты, чем мы. Их технологии превосходят доступные нам. Они овладели энергиями, которым нам нечего противопоставить.

Стоит им захотеть — и Человечество будет уничтожено, порабощено или осквернено. И наша цивилизация лишится неотъемлемого права на самоуничтожение, самопорабощение и самоосквернение.

Можем ли мы это допустить? Никогда!

Господа офицеры!

Сегодняшний брифинг потребует от вас специальных навыков. Полагаю, вы обладаете достаточной фантазией, чтобы брать умозрительные модели и на их основе создавать реальные стратегии.

Вам, лучшим выпускникам военных академий, я могу не напоминать, что опыт можно получить в ходе штабных игр. Я не имею в виду высокое искусство преферанса или мастерство перемещения по карьерной лестнице. Помимо этих занятий, несомненно захватывающих и полезных для боевого духа, вы наверняка участвовали в тренировках на условной карте. В процессе игры вы предлагали варианты действия виртуальным штабам, которые не упускали случая ответить вам, что эти предложения свидетельствуют о катастрофическом состоянии ваших знаний о предмете.

Открою военно-педагогическую тайну: выпады против вашего самомнения тоже часть игры. Они заставляли вас почувствовать себя уязвимыми, выводили из самодовольного равновесия, заставляли делать ошибки. Нет, преподаватели не сомневались в вашей способности ошибаться и без их помощи. Но с какой стати они уступили бы вам, недоучкам, инициативу?

ender's game graff

А вы думали, с вами тут в игры играют?

Реальный противник тем более не лишит себя удовольствия прищемить вам пальцы. Реальный противник, господа, способен и не на такое. Он может даже одолеть вас в настоящей войне. Для реального противника нет более желанного зрелища, чем ваше самомнение, втоптанное в землю (и в Землю) марширующей по ней армией вторжения.

Откройте свои планшеты и запишите: «Стратегии сокрушительных поражений». Именно о них мы и будем сегодня говорить.

Вариант 1: Сокрушительный удар

Вариант военного вторжения инопланетной цивилизации, равной Человечеству по уровню развития, интереса для нас не представляет. Схожий уровень развития означает и схожесть стратегий. Вы наверняка отрабатывали стратегии этого типа в тренировочных программах StarCraft и EVE Online, а потому останавливаться на них не будем и решительно перейдём к по-настоящему сложным ситуациям.

Starcraft. Отработка столкновения с равным противником

StarCraft-2-Terran-Build-Order[1]

Этот симулятор звёздной войны на самом деле является обучающим комплексом по проведению государственного переворота в условиях разобщённости колоний. Вторжение используется здесь как инструмент подрыва доверия к законному правительству. Вам это не понадобится. Но он может быть использован и по своему «официальному» назначению: для отработки стратегии при столкновении с равным по силе противником.

Классический вариант вторжения «Cокрушительный удар» выбирается противником, если он уверен в своём превосходстве и готов сломить любое сопротивление. Поражающие характеристики его вооружений (ручные «ласситеры», ножные «саламандры», захребетные нейтринные мортиры или «зелёный луч», который вообще крепится куда попало) несравненно превосходят возможности наших средств защиты (бессменные портянки, жидкий кевлар и крепкое комиссарское словцо). Оборонная промышленность до сих пор не в состоянии предложить защитникам планеты даже примитивные силовые поля, способные обезопасить личный состав от банального ядерного взрыва. А наш огонь не способен причинить агрессору значительный ущерб. Потому силы вторжения будут безраздельно владеть стратегической инициативой, и о стратегиях равной борьбы говорить не приходится.

Художественные разработки таких ситуаций должны быть вам известны ещё с юности. Почти все они основаны на учебном пособии «Война миров» генерала Герберта Уэллса, классика военно-стратегического моделирования. Достоинства созданной им модели вторжения проверялись в течение более чем столетия. Для ситуации задавались модификаторы (желающие могут ознакомиться с реконструкциями, выполненными группами Байрона Хэскина в 1953 году и Стивена Спилберга в 2005 году), но вывод оставался неизменным — прямое противостояние противнику, который превосходит нас по абсолютно всем показателям, лишено смысла.

К тому же нашему Генштабу формально запрещено полностью уничтожать собственные вооружённые силы на первом же этапе войны. Хотя штабисты много и плодотворно размышляют в этом направлении.

Это не значит, что в ситуации «Сокрушительного удара» человечеству надо смириться с поражением. Достаточно осознать, что, помимо прямого противостояния, есть и другие варианты борьбы, куда менее затратные и более эффективные. На победу будет лучше всего работать стратегия, которую противник недоглядел. Например, в ситуационной модели Уэллса силы вторжения оказались уязвимы для не учтённого ими микробиологического фактора.

«Война миров». Стратегия ухода от прямых действий

War of the Worlds

Упражнение по уходу от навязанного противником метода взаимодействия. Чаще всего выигрышной стратегией является сворачивание непосредственных военных действий до минимума и поиск уязвимых мест противника в принципиально других областях: медицина, социология, психология, менеджмент и так далее. Крайне непопулярна в Генштабе, поскольку подразумевает снижение роли генералитета и делегирование властных полномочий учёным.

Допущение это выглядит произвольным. Куда вероятнее намеренное использование бактериологического оружия именно силами вторжения (подобно тому как европейские колонисты в Америке раздавали туземцам заражённые оспой одеяла). Но общий принцип удачной «смены стратегии» наглядно отражён. Многие аналитики, работавшие после Уэллса над развитием его модели, исключили из неё случайность и сделали применение микробиологического фактора сознательным.

Например, в пособии «Лига выдающихся джентльменов» (том второй), разработанном британским учёным Аланом Муром, против сил марсианского вторжения используется генетический гибрид H-142, созданный доктором Моро и объединивший качества сибирской язвы и стрептококка. В обучающем видео майора Роланда Эммериха «День независимости» (которое во многом основано на модели Уэллса) диверсия с помощью вируса также осуществляется сознательно, хотя вирус на этот раз компьютерный.

Всё срабатывает, потому что пришельцы пользуются компьютерами XX века.

Всё срабатывает, потому что пришельцы пользуются компьютерами XX века.

Конечно, столь громко прославленный манёвр в реальных боевых условиях применяться уже не может. Потенциальный противник о нём, безусловно, осведомлён и предпримет меры предосторожности (сделает прививки личному составу, приобретёт у Касперского антивирусную защиту и так далее). Но это не отменяет идеи применения против варианта «Сокрушительный удар» другой стратегической «домашней заготовки», противнику пока неизвестной. По понятным причинам замысел и детали упомянутой контрстратегии не могут быть сейчас раскрыты.

Ограничусь лишь указанием, что уничтожение агрессора вокалом Слима Уитмана, использованное группой Тима Бёртона в модели «Марс атакует!» (1996), считается пока проблематичным. Генеральный штаб оказался не в состоянии урегулировать вопросы с правообладателями песни. Подумать только, от чего может зависеть общепланетарная безопасность!

«Марс атакует». Стратегия, которую мы потеряли

MarsAttacks199617_zps5e7c5edd[1]

Яркий пример того, как беспечное человечество в погоне за наживой лишает себя эффективного оружия. Когда враг вторгнется в наши пределы, от голоса Слима Уитмана будет зависеть выживание нашего вида. Но сейчас благодаря усилиям борцов за авторские права любой вокал принадлежит той или иной корпорации. Возможно, в кругах медиамагнатов зреет план по уничтожению «лишнего миллиарда», и оружие будет применено только когда марсиане избавят Землю от угрозы перенаселения?

Вариант 2: «Внедрение»

Читайте ещё:

they-live-obey-horror-review-9[1]

Как сойти за своего среди инопланетян

Может ли инопланетянин внедриться в наше общество? И как мы можем проделать с ними то же самое? Советы шпионам и прогрессорам.

Надеюсь, вы успели привыкнуть к мысли, что именно вам придётся вырабатывать стратегии, применение которых даст Человечеству шанс переломить даже безнадёжное развитие событий. Ну, кроме тотального уничтожения противником нашей биосферы, возможно даже вместе с самой планетой. Будем, однако, оптимистами: высока вероятность, что мы успеем сделать это сами.

Переходим ко второму по популярности типу вторжения.

Допустим, ресурсы противника ограничены. Но это не значит, что вторжение невозможно. Просто осуществляться оно будет иными средствами, более экономичными. В истории известны случаи, когда города сдавались врагу без единого выстрела — например, потому что жители исповедовали ту же религию, что и агрессор. «Пятая колонна» и сейчас остаётся популярной идеей, особенно её любят вспоминать политики. Среди них распространён страх заражения народа чужими (то есть в принципе любыми) идеями.

Ключевая идея вторжения второго типа — невозможность отличить врага от друга. Как правило, найти отличия можно, но трудно. Иногда это требует применения спецсредств, крайне болезненных для подозреваемых. Самыми популярными моделями, описывающими вариант «Внедрение», остаются «Кукловоды» Роберта Хайнлайна, «Похитители тел» Джека Финнея и «Кто ты?» Джона Кэмпбелла. Распространено убеждение, что эта модель создана группой доктора Джона Карпентера, которая занималась её визуализацией под названием «Нечто» в 1981 году. Эту дезинформацию мы поддерживаем из тактических соображений.

«Нечто». Симулятор выживания в малых группах

thething1982-1[1]

Обнаружение чужака — задача и так непростая. А когда чужак втёрся в малую группу, она становится особо трудной. Замкнутые коллективы характеризуются повышенной напряжённостью психологического климата. Зачастую изолированные малые группы перестают существовать и без вмешательства чужака. Тем ценнее опыт обнаружения «вторженца» — конечно, при условии, что единственный чужак не оказался пятым подозреваемым, когда предыдущие четверо не смогли доказать свою невиновность. Интересно, что коллеги из разведки тоже используют этот симулятор — но с обратными целями. Там задача курсанта — не дать себя вычислить. По слухам, эффективность симулятора небывало высока.

В модели Кэмпбелла источником вторжения может стать единственный инопланетный организм, способный к неограниченной мимикрии и самовоспроизводству. У Хайнлайна и Финнея вторжение носит более массовый характер. В «Кукловодах» человек остаётся самостоятельным организмом, но с полностью подавленной волей, и управляется подсаженным ему «наездником». А в «Похитителях тел» инопланетное существо целиком замещает собой «носителя».

Эти модели схожи по используемой агрессором стратегии. Согласно ей, отдельный инопланетный организм должен полностью подчинить себе человеческое существо или принять его облик и, действуя «под прикрытием», способствовать захвату всё новых и новых человеческих особей. Стратегия рассчитана на естественную эскалацию. Если процесс не будет вовремя распознан и не встретит противодействия, число «оккупированных» особей, составляющих инопланетную «пятую колонну», будет расти в геометрической прогрессии. Оно охватит всё население планеты или большую его часть в срок от нескольких дней до нескольких недель.

И в конце концов ловить будете уже не вы, а вас.

И в конце концов ловить будете уже не вы, а вас.

Эксперты уже более полувека не устают восхищаться теоретическим изяществом этой схемы, но все указывают на главную трудность, которая мешает её практическому воплощению. Это болезненная паранойя большинства землян, которые вместо того, чтобы не придавать значения небольшим отклонениям в поведении родных и знакомых, раздувают эти мелочи до космических масштабов и срывают красивый план вторжения. Вывод: насаждение параноидальных настроений может считаться эффективной контрстратегией, способной сорвать вторжение уже на начальном этапе. Мы много делаем для того, чтобы параноидальные настроения сохранялись в массовом сознании.

К сожалению, при этом неизбежно приходится повторяться — мы регулярно обновляем антураж, но ограничены в озвучивании новых концепций (конечно, из соображений секретности). Последним достижением была созданная ещё в 1970-х годах ситуационная модель капитана Александра Мирера «Главный Полдень» (он же «Дом скитальцев»). Она на материале советской действительности довела модель до пределов доступного реализма и поставила под вопрос принятый курс на мифологизацию темы в массовом сознании. Оказалось, что чем выше достоверность модели, тем хуже она работает на распространение полезных для нас фобий.

В качестве обратного примера приведу разработки Эриха фон Деникена на тему так называемого «палеоконтакта». Вот там всё было идеально: достоверности никакой, зато беспочвенных страхов и стремления обнаружить спрятанных кем-то пришельцев — сколько угодно. Думаю, что нескольким законспирированным инопланетным разведпрограммам мы таким образом помешали.

Читайте ещё:

Avpbluray663[1]

Палеоконтакт: встречи древних с пришельцами

Человечество ждёт контакта с инопланетянами — но что, если он давно состоялся? Эту тему любят поднимать не только параучёные, но и фантасты.

Мы хотим, чтобы вы не только выстроили новые стратегии противодействия варианту «Внедрение», но и подумали над тем, как наша цивилизация могла бы использовать этот вариант, так сказать, с пользой для себя. Правда, нам пока не удалось обнаружить цивилизацию, на которой мы могли бы естественным образом паразитировать. Но идея, согласитесь, заманчивая.

И ещё: мы намеренно исключили из рассмотрения ситуационные модели классов «Прогрессор» и «Штирлиц». Причины понятны: с такими случаями работает контрразведка.

Вариант 3: Оккупация

Но что если все найденные и применённые контрстратегии окажутся неэффективны и вторжение достигнет цели? Будучи профессионалами, мы не можем сбрасывать со счётов этот вариант.

Конечно, многое зависит от конечных целей агрессора. Если задача вторжения — уничтожение человека как вида, мы потеряем возможность предлагать и проверять любые стратегические модели. Если же успешное вторжение приведёт к установлению на Земле оккупационного режима, у нас ещё будут шансы выиграть. Для этого потребуется как минимум сохранение у оккупированного населения возможности инициативы, хотя бы тактической. Если такой возможности нет, ситуационная модель в принципе не предполагает контрстратегии.

Именно поэтому таким скандалом обернулось обсуждение в Главном стратегическом управлении разработки под кодовым названием «Гостья», созданной лаборанткой Стефани Майер. Представьте, вся разработка базировалась на идее, что успешный захват Земли по варианту «Внедрение» приведёт к возникновению в психике захватчиков девиаций, характерных для романтически настроенных первокурсниц филфака. И после этого якобы сами оккупанты начнут борьбу за освобождение подчинённых им человеческих организмов.

При оглашении разработки пять групп стратегического планирования, приглашённые для ознакомления с моделью, хохотали, как в цирке, а докладчика просто освистали. Можете строить сколь угодно невероятные контрстратегии. Но делать заведомо фантастические события основой сценария — это за пределами любого профессионализма.

По крайней мере, пришельцы не начинают сверкать, выйдя на солнце.

По крайней мере, пришельцы не начинают сверкать, выйдя на солнце.

Вновь хочу обратить ваше внимание на работу группы Карпентера — на визуальную модель 1988 года «Чужие среди нас». Модель основана на предположении, что Земля оккупирована тайно и большинство людей даже не подозревает, что инопланетная диктатура уже осуществлена. В то время, напомню, поражающий фактор вокала Слима Уитмана ещё не был открыт, а потому главным инструментом сопротивления оккупантам стала контрпропаганда. Если оккупационный режим держится на том, что никто не подозревает об оккупации, логично строить стратегию именно на том, чтобы раскрывать людям глаза на положение вещей.

Тhey live. Найти и обезвредить… или хотя бы найти

Тhey live

«Они здесь» или «Чужие среди нас» — ещё одна модель, выполненная группой Карпентера. Это отработка методов выявления плотно внедрившегося противника. Воздействие происходит не на биологическом, а на психологическом уровне: люди не способны увидеть разницу между своим и чужим. Все медийные средства уже захвачены, и подготовку к реконкисте приходится вести не только в условиях дефицита ресурсов, но и в полной тайне.

В такой ситуации вновь находит применение паранойя: её насаждение остаётся самым дешёвым способом довести до сведения населения, что реальность не такова, какой выглядит. Как только эта мысль перестаёт восприниматься как повод для обращения к психиатру, она начинает работать на решение задачи по освобождению Человечества.

Но не факт что такой подход будет однозначно успешным. Одно дело, если инопланетные оккупанты фальсифицируют реальность, чтобы себя обезопасить, — тогда шансы есть. А что если это делается не из соображений безопасности, а как форма заботы об эксплуатируемом виде? То есть захватчики могут уничтожить Человечество и готовы при необходимости это сделать, но считают более рациональным пока держать людей в неведении на сей счёт.

Один из предельных вариантов такой ситуации предложил ещё в 1965 году исследователь «пессимистической школы» Томас Диш в разработке «Геноцид». В модели Диша инопланетные агрессоры не ставят целью уничтожение Человечества, но намерены использовать всю поверхность Земли для обустройства плантаций. Для этого заравниваются мешающие города и отдельно стоящие постройки. На местное население обращают внимание только когда люди начинают вести себя как сельскохозяйственные вредители. Версия эта не пользуется особой популярностью, так как описывает Человечество в ситуации стратегического пата: у него нет ни ресурсов для изменения ситуации, ни даже представления о том, каков противник.

Хотя материала для построения стратегии модель не даёт, исходная посылка достаточно рациональна, чтобы не сбрасывать её со счетов. В конце концов, борьба с колорадскими жуками ещё не увенчалась полной победой. Нет ничего предосудительного в том, чтобы иметь в запасе ситуационную модель, построенную на основе мировосприятия вредителя.

«Геноцид». В пределах экологической ниши

covers_146365[1]

Вероятный противник не всегда в состоянии разобраться в том, что происходит на Земле. Если наша планета интересует пришельцев как место производства какого-либо ресурса (в модели Диша — выращивания растений), люди могут быть сочтены необходимой частью биоценоза, при уничтожении которой нарушится природное равновесие. Тогда человечество не только не будет уничтожено, но и попадёт под охрану, чтобы поголовье людей не сократилось — ведь из-за этого могут размножиться вредители. В этой ситуации главное, чтобы за вредителей не были приняты сами люди.

Приложения и заметки

Господа офицеры, я надеюсь, ваши планшеты пополнились названиями упомянутых мною и обязательных для ознакомления материалов. Не заставляйте меня разочароваться в вашей добросовестности.

Для самостоятельного изучения вам передаются ещё три типа ситуационных моделей по теме «Вторжение». Вариант с условным названием «Конфискация» требует некоторой юридической подготовки — придётся полистать справочники. Вариант «Конец детства» считается факультативным, хотя и представляет определённый интерес. Особенно раздел «Клаату», по нему вас вполне могут спрашивать на контрольной сдаче.

Это когда намерения вторгающихся самые добрые, но нам от этого не легче.

Это когда намерения вторгающихся самые добрые, но нам от этого не легче.

Вариант «Извините, мы не хотели», несмотря на легкомысленное название, заслуживает серьёзного внимания. Он служит не столько базой для сценарных разработок, сколько обзором ситуаций, которые могут привести к конфликтам, а следовательно — к упомянутым на сегодняшнем брифинге вариантам.

На этом, господа офицеры, моё участие в брифинге исчерпано. А вас я попрошу остаться. И внимательно прослушать песню Indian Love Call в исполнении Слима Уитмана…

comments powered by HyperComments
Сергей Бережной
Журналист, политолог, издатель, литератор, профессиональный любитель и исследователь фантастики в литературе и кино.

Это интересно

А ещё у нас есть