11

Недавно мы публиковали обзор «Сеятеля ветра» — романа в жанре героическое фэнтези польской фантастки Майи Лидии Коссаковской. Книга придётся по душе тем, кто соскучился по пафосу, сражениям, трагической любви и мужественным героям.

Теперь предлагаем почитать отрывок «Сеятеля». С разрешения издательства fanzon публикуем фрагмент, посвящённый эпическому сражению сил Света и Тьмы!

Никто не запомнил имен двух ангелов, погибших первыми. Просто вдруг земля и небо разорвались, разделенные вертикальной щелью, которая расширялась, создавая врата, готовые пропустить одновременно пятьдесят всадников. Волна темной энергии хлынула на равнину, поглощая работающих там ангелов. Они умирали оглушенные, отравленные, задыхающиеся, с сердцами, переполненными страхом, которого они никогда прежде не испытывали. Все это продолжалось не дольше мгновения. Потом через врата прошли шеренги странных существ, похожих на клубы мрака, кажущихся на первый взгляд неуклюжими, но ужасающе действенных. Рыцари Теней хлынули нескончаемой лавиной. Их были десятки, сотни, сотни тысяч, видимых в разрыве между мирами. Они медленно лились в открытые врата, словно сияющая река магмы. Воздух, наполненный мощной, зловещей энергией, дрожал. Стоящие на возвышенности Ангелы Меча почувствовали хорошо знакомые симптомы присутствия Тени — стеснение в груди, шум в ушах и тошноту.

— Антикреатор, — прошептал Камаэль.

Иофиэль протянул руку.

— Смотрите! Там!

И действительно, далеко, видимая сквозь разрыв между мирами, дрожала густая Тень.

— Пусть Господь благословит все врата Царства, — произнес древнюю формулу Камаэль.

— Пусть Меч ведет и побеждает, — ответили ему.

— Занять позиции!

Они развернули коней. За их спинами в тишине ожидало двенадцать тысяч отборных всадников Царства. Букрании их коней, выполненные в форме львиных голов, тускло блестели.

Даймон выехал вперед с правой стороны, Иофиэль — с левой. Камаэль занял место по центру.

— К бою, саранча! — закричал он.

«Приветствую, небытие», — подумал Даймон. У них не было ни одного шанса. Перед могуществом врага они были горсткой отчаявшихся. Может быть, они продержались бы какое-то время, если бы сразу заблокировали разрыв, но волна ядовитых паров убила бы их в одно мгновение.

Он вытащил меч и поднял его высоко над головой. Сталь поймала солнечный лучик, который затанцевал на острие и погас.

— За мной! — закричал он.

Он подстегнул коня и, не оглядываясь, кинулся вниз по склону.

* * *

Они упали сияющей стальной рекой. Закипело. Железо против железа начало свой кровавый танец. Саранча клином влетела в бок черной колонны, пытаясь разбить ее пополам и захватить врата. Мечи рыцарей Царства вырубали глубокие проплешины в шеренгах солдат Тьмы, словно поляны в густом темном лесу. Скакуны неслись вперед, топча и расплющивая выпавших из седел всадников. Земля была залита кровью и странной липкой жидкостью рыцарей Тени. Их шеренги слегка расступились, что позволило всадникам Царства въехать в середину колонны.

«Плохо, — подумал Даймон. — Они хотят взять нас в кольцо».

— Они окружают нас! — закричал он, пытаясь развернуть правое крыло и ударить в сформированные из солдат тьмы щупальца.

Затем их строй расступился, выплевывая бесформенных, закованных в железо тварей, изрыгающих пламя просто в дерущихся ангелов. Под их прикрытием войско хаоса атаковало.

Дым заслонил поле битвы. Отовсюду неслись отчаянные крики, хрипы коней и лязг мечей. Казалось, достаточно и минуты, чтобы армия Тьмы раздавила воинство Царства, но ангелы решили дорого продать свою жизнь. Сокрушенные, посеченные и растоптанные, они все же не давали рассеять себя и забить, как скот. Саранча собирала кровавый урожай, и вскоре кони гарцевали по трупам. Но из врат по-прежнему выливались новые шеренги уродливых, отвратительных и смертоносных солдат. Помет хаоса, сыновья Тени. Медленно отборная конница Царства слабела и умирала. Всадники падали в болото, созданное копытами коней из пыли и крови. Их броня — желтая, словно сера, красная, как огонь, синяя, будто дым, — выглядела словно конфетти, рассыпанное на потоках смолы.

Даймон бился в самой гуще, сея панику в рядах Тьмы. Тех, кто осмеливался к нему приблизиться, ждала смерть. Он вынужден был сорвать с головы шлем, в который попала огненная слюна одного из чудовищ хаоса, поэтому его волосы были спутаны и заляпаны кровью. Он выглядел как призрак — с белым лицом и окровавленным мечом, без устали погружающимся в тела врагов. Они падали, даже не скрестив с ним меч. Но в конце концов и он стал слабеть. Пот заливал его глаза, плечи онемели, а усиливающееся с каждым мгновением дыхание Антикреатора высасывало силы, затуманивало глаза и спутывало мысли. Почти механически он поднимал и опускал меч, оглушенный криками и лязганьем стали.

Внезапно ужасный рев разнесся в воздухе. Даймон ощутил порыв вонючего жара и увидел раззявленную пасть огненной твари перед собой. Он рубанул пасть наискось. Тварь завыла, брызгая огненной слюной. Он сжал скакуна коленями, Полынь выполнил пируэт и встал на дыбы. Даймон поднялся на стременах и могучим ударом вонзил меч в широко раскрытый глаз твари. Пламя опалило его лицо и выжгло в земле большую воронку. Тварь затряслась и с визгом упала в грязь, чуть ли не подрезая ноги Полыни. Когтистые лапы царапали землю, а конь Даймона гарцевал между ними, стараясь избегать ударов. Фрэй наклонился в седле, чтобы распороть живот подыхающего монстра, когда почувствовал, как по ребрам скользнуло что-то холодное и горячее одновременно. Острие топора разодрало его бок. Он выровнялся и рубанул противника через всю широкую грудь. Тот зашатался и повис в седле своего коня, а Даймон в последнее мгновение уклонился от смертельного удара в голову, нанесенного очередным черным воином. Полынь молниеносно вскинул голову, хватая противника зубами за лицо, тот залился кровью и свалился на землю.

«Теряю рефлексы, — подумал Даймон. — Ненадолго меня хватит».

Острие чьего-то меча разодрало ему рукав и глубоко поранило плечо.

— Есть ли что прекраснее, чем своды Хайот ха-Кадоша, что становятся фиолетовыми с приходом вечера? — услышал он в своей голове, понимая, что это Полынь прощается с ним.

— До встречи в небытии, старик, — прошептал он, разрубая почти пополам выросшего будто из-под земли великана в шлеме с гривой.

Ситуация была безнадежной. Рыцари Меча с остатками саранчи пытались добраться до врат в отчаянной надежде заблокировать их. Из зияющей дыры, словно из широко раскрытой пасти, продолжали появляться новые черные воины, но уже не так бурно, только чтобы восстановить потери, нанесенные саранчой. Преимущество Тьмы было таким большим, что они могли себе позволить неспешное уничтожение.

Внезапно Полынь развернулся, растаптывая поднимающегося всадника, которого его хозяин мгновение назад выбил из седла, а Даймон на секунду посмотрел в пасть открытых врат. То, что он увидел, испугало его. Легион солдат Тьмы, что убивает их, составлял едва ли аванпост всей армии. Ее основные силы были не задействованы. В мире Тени стояли готовые к бою отряды, и конца им было не видно. Противостоять им могло только все Воинство Божье, мириады ангелов, развеянных по всему космосу, чтобы наметить траекторию звезд и планет. Даже если придет подкрепление, армии, которую удалось бы быстро собрать, не хватит, чтобы победить Тень. Под угрозой не только новый проект Господа, но и существование всего Царства.

Даймона охватили сожаление и ярость, когда он вспомнил надменную рожу Ялдабаота. «Возможность унизить меня будет стоить дороже, чем кто-либо мог бы представить», — подумал он. С горечью он вспомнил приказы Камаэля, отданные перед битвой. «Постарайтесь оттянуть их в сторону и загородить врата. Они узкие, защищая их, у нас есть хоть какой-то шанс». Оттянуть их! Впечатляющая идея. Закрыть этот гребаный вход!

Озарение пришло внезапно, между ударом меча и уклонением от другого удара. Идея была безумной и, собственно, не имела права на успех, но пробудила в нем крупицу надежды.

— Выноси меня отсюда, Полынь! — закричал он в самое ухо коня, припадая к его шее, поскольку там, где мгновение назад была его голова, пролетел огромный молот. Конь забил ногами.

— Вперед, холерная кляча! Может получиться!

— Чуму на твою душу, Даймон! — захрипел конь. — Ты — сумасшедший!

Он выдал долгий, протяжный визг и встал на дыбы. Ангел Меча качнулся в седле, но не упал, судорожно вцепившись в гриву. Мощные копыта неожиданно оказались перед лицом ближайшего рыцаря Тени, а Даймон увидел в его глазах панический страх, за короткое мгновение до того, как подковы Полыни размозжили его череп.

— Вверх! — крикнул он коню, рубя мечом направо и налево, освобождая ему немного места.

И внезапно случилось что-то невероятное. Могучий скакун оттолкнулся от земли и взмыл вверх.
Он упал на шею и плечи сражающихся, на шлемы и поднятые мечи рыцарей Тьмы, втаптывая их, словно молодые зерна на поле.

Те, кто видел это, шокированно замирали, уверенные, что встретили саму смерть. С оскаленной морды скакуна падала пена. Он и сидящий на нем всадник создавали впечатление отлитых из сияющего ржавчиной металла, поскольку были полностью залиты кровью.

— В Царство, Полынь! — захрипел Даймон. — К Шестому Небу!

Он едва удерживался в седле. В ушах звучал монотонный шум, а все, на что он смотрел, окрашивалось в красный, размывалось и искривлялось. Он почувствовал резкий рывок и увидел пустоту космоса, наполненную звездами, которые сразу же смазались в золотистые полоски. Ветер бил в лицо, развевал волосы. Он понял, что у них получилось. Полынь нес его в Царство.

* * *

Дия, молодая служанка в свите Матери Рахили, прервала пение. Между знакомым щебетанием птиц и шелестом листвы послышался чужой звук, словно топот. Он нарастал, но Дия не могла определить его источник. Стебли цветов склонились, как от внезапного порыва ветра, и девушка-ангел почувствовала влажные капли, падающие на ее руки и лицо. Они были красными. Дия с криком откинула песенник, размазывая багровые полосы по волосам и щекам. Ее прекрасное лицо искривилось в гримасе паники и отвращения. Она родилась на Шестом Небе и никогда не видела крови.

По земле двигалась тень, поэтому ангелица задрала голову, и крик замер на ее губах. Поднебесной дорогой несся всадник. Длинные волосы развевались, как черное знамя. Его лицо представляло маску безумства и отчаяния. В руках он сжимал обнаженный меч. Он был словно багряная туча на фоне синевы Шестого Неба, где никогда не упало и капли дождя.

Дия заслонила глаза рукой и упала на мягкий ковер изумрудной травы.

— Я должен опуститься на землю. — Голос Полыни срывался от напряжения.

Движение небесными путями позволяло развить головокружительную скорость, но это было очень утомительно. В Царстве налагался строгий запрет на их использование из-за путаницы, вызванной одновременным присутствием в воздухе множества ангелов, но это ограничение Даймон решил в эту минуту игнорировать. Несколько раз патрули Ялдабаота пытались его остановить, но они разбегались, освобождая ему дорогу, когда понимали, что он не намерен замедляться.

— Нормально, спускайся! — закричал он, полный плохих предчувствий, потому что дороги Царства всегда были сильно перегружены. В этой ситуации безопаснее было проехать через Сады.

Они ринулись вниз, растоптали безупречный газон, сровняли с землей клубу с розами и лилиями, распугали гуляющих. Проехали через группу музицирующих ангелов, разгоняя их, словно стаю белых куропаток. Перед глазами Даймона промелькнул разбитый копытами Полыни клавесин. Неслись крики тревоги и боли, но у него не было времени обращать на них внимание. За поворотом он натолкнулся на Ангелов Лета, на попечении которых находились Сады Царства.

— С дороги! — зарычал Даймон.

Удивленные садовники беспорядочной пернатой кучей взмыли в небо. Проносясь мимо, он заметил чье-то перепуганное лицо, что-то мягко ударило его в бок, и раздался стон.

— Во Дворец Чудотворных предметов, — приказал он коню, даже не оглядываясь.

Дворец, или скорее большая часовня, содержал в себе Божьи инструменты — Мастерок и Циркуль, которыми Господь разметил Вселенную, а также Ключ к измерениям, с помощью которого Он открывал новые реальности. Этот Ключ и казался Даймону единственным шансом на спасение Царства.

Полынь зарылся копытами в гравий на дорожке прямо перед фасадом белого, ажурного, словно сахарный пирог, павильона. Он низко опустил голову и тяжело дышал. Даймон спустился с него. Когда он коснулся ногами земли, у него закружилась голова. Он вынужден был схватиться за луку седла, чтобы не упасть. До этого времени он не обращал внимания, насколько сильно он был ранен. Левый бок, штанина и сапог были покрыты липкой кровью.

«Не хватало еще упасть в обморок», — подумал он и, как мог быстро, побежал к входу в здание.

В тот же миг ему преградили дорогу двое стражников с топорами на боку.

— Впустите меня! — прохрипел он. — Царство в опасности!

— Прочь! — рявкнул тот, что выше. — Своим присутствием ты порочишь святилище!

Даймона охватила ярость. Там погибают его друзья, его братья, а эти два тупых сукиных сына осмелились преградить ему дорогу?

— Или вы меня впустите, или я разобью ваши глупые головы! — со злостью прорычал он.

Они потянулись к оружию, но даже не успели его вытащить. Даймон треснул одного рукоятью меча в лицо, второго свалил на землю пинком, вырвал у него топор из-за пояса и огрел топорищем по голове. Все это длилось не дольше одного вздоха.

Он оказался в холодном тихом зале. Воздух казался гуще, чем снаружи, вибрируя осязаемой мощной силой. Стены сияли золотистым блеском. Посредине помещения стояли три хрустальные шкатулки со священными предметами. Он коснулся искусно вырезанной крышки, через которую можно было рассмотреть очертания золотого Ключа.

— Прости меня, Господи, — прошептал он.

Прикрыв лицо согнутой рукой, он со всей силы ударил рукоятью меча в крышку. Раздался пронзительный стон, и осколки хрусталя посыпались на пол.

Золотой Ключ, которого до этого времени касалась только рука Господа, лежал на пурпурной подушечке и маслянисто переливался. Он был покрыт легким орнаментом, деликатным и едва заметным. Даймону показалось, что в нем дремлет мощная, зловещая жизнь.

Он протянул руку, задержав дыхание. Дрожащие пальцы коснулись металла и сомкнулись на нем. Он вытащил Ключ из шкатулки. Тот оказался неожиданно тяжелым. Внезапно Даймон почувствовал, как он зашевелился, словно держал в руке не предмет, а живую тварь, маленькую ящерицу. В тот же самый момент Ключ засиял белым светом. Ангел Меча вскрикнул. Его пронзила боль. Инстинктивно он разжал пальцы, едва не выронив магический предмет. Он позволил ему лежать на раскрытой ладони, которая пылала, а волны боли быстро охватили всю руку, словно языки огня облизывали сухую ветку. Даймон стиснул зубы. Все в нем кричало, чтобы он бросил его, но ангел знал, что не может этого сделать. Наконец белый свет стал тускнеть и совсем погас. Ключ снова стал мертвым куском металла. На внутренней стороне ладони ангела зияла огромная, похожая на полумесяц рана, напоминающая искривленный в язвительной насмешке рот.
Даймон, помогая себе зубами, оторвал от подушечки золотой шнурок, которым она была обшита, и повесил Ключ себе на шею.

Яркий солнечный свет снаружи почти ослепил его. Он забрался в седло, вытащил меч из ножен и перекинул его в левую руку.

— Возвращаемся, Полынь, — сказал он.

Конь без слов сорвался на бег. Он мчался, словно вихрь.

* * *

Битва продолжалась. Прибывшие из Царства отряды, казалось, в какое-то мгновение одерживали верх, но сейчас их теснил черный рой солдат Тени.

— Отступайте! Назад!!! — Даймон напрасно старался перекричать шум битвы.

Он рубился со всей силы, какая в нем еще оставалась, пробивая себе дорогу к первой линии. Он разбивал черные шлемы, разрубал доспехи, словно льняные мешки. Каждый удар сопровождался стонами и криками боли.

В какой-то момент он заметил бледное пятно лица Камаэля, посеревшее и окровавленное. Он поблагодарил Бога, что его друг все еще жив.

— Гони! — крикнул он коню, который на мгновение застрял в клубке тел и железа. — Мы должны оставить всех наших позади.

— Так сказал нищий, увидев бесплатный суп! — рявкнул Полынь, послушно вырываясь вперед.

Перед глазами Даймона понеслись черные и золотистые искры. «Я так долго не выдержу», — подумал он. Ладонь пульсировала непрерывной тупой болью. Меч с каждой минутой казался все тяжелее. Он чувствовал, как несколько раз его задело чье-то острие.

— Отступайте! — кричал он каждому встреченному ангелу.

Наконец он заметил, что его окружает сплошное море черных шлемов. Он сорвал Ключ с шеи, вытянул руку и провернул его в воздухе.

— Бездна! — произнес он. — Бездонная бездна вне времени и измерений.

Земля затряслась и расступилась. На месте, где были ворота Антикреатора, открылась воронка. Тень и ее армию в одно мгновение втянуло туда. Воронка расширялась, продолжая втягивать атакующие отряды Сеятеля Ветра. Земля убегала из-под копыт обезумевших от страха рысаков. В небо вознесся хор отчаянных голосов. Отряды Антикреатора погибали в Бездне. Несколько ангелов, которым не удалось отступить, затянуло в воронку. Пустота быстро приближалась. Даймон балансировал на краю Бездны с сияющим Ключом в руках. Он погиб бы, если бы не Полынь. Когда земля, на которой они стояли, начала сползать в бездонную щель, конь выполнил отчаянный разворот и отскочил назад, на более устойчивый грунт.
Даймон снова повернул Ключ в воздухе.

— Хватит, — пробормотал он с трудом. Черные вспышки перед глазами растворились во мгле. Последним усилием воли он осмотрел поле битвы. Перед ним лежала знакомая равнина, покрытая лишаями ям. Антикреатор вместе со своей армией исчез.

За спиной у него была земля, усеянная трупами. Он слышал стоны и проклятия раненых. Отряды Царства преследовали немногочисленных солдат Тьмы.

Даймон опустил Ключ, закачался в седле и тяжело свалился с коня.

Читайте также

Читаем книгу: Тэд Уильямс «Империя травы». Продолжение «Ордена манускрипта»

Читаем книгу: Тэд Уильямс «Империя травы». Продолжение «Ордена манускрипта»

Прикосновение тонких пальцев так сильно напугало Моргана, что он спрыгнул с ветки, на которой сидел, сильно ударился коленом и локтем о нижнюю и неуклюже упал на землю. Даже не пытаясь подняться на ноги, он […]

Что почитать: «Прачечная» Стросса, славянское фэнтези и «расисткая» книга

Читаем книгу: Чарльз Стросс «Каталог катастрофы»: хакеры и магия

Фантастика и о шпионах и хакерах, где городское фэнтези и элементы киберпанка переплетаются с лавкрафтианскими ужасами.

Оставляя комментарии на сайте «Мира фантастики», я подтверждаю, что согласен с пользовательским соглашением Сайта.

Читайте также

Статьи

Кошки, мелодрама и Кувшинов: три полнометражных аниме лета 2020
0
525
Кошки, мелодрама и Кувшинов: три полнометражных аниме с карантина

Не все из них одинаково хороши, но на них стоит обратить внимание.

Самые ожидаемые комиксы 2020: «Трансметрополитен», «Призрак в доспехах» и не только 20
0
21948
Лучшие комиксы лета 2020: фантастика и мистика

Долгожданный «Трансметрополитен», культовый «Ворон», продолжение «Константина», новая сторона вселенной Ходоровски и другие знаковые произведения.

Надежда Щербачева «Астра и мёртвое слово»
0
61264
Надежда Щербачева «Астра и мёртвое слово»

Хорошо иметь сестру-близнеца… особенно если никто до поры до времени не подозревает, что она у тебя есть. Почти никто.

Читаем книгу: «Баллада о певчих птицах и змеях», предыстория «Голодных игр» 1
0
69016
Читаем книгу: «Баллада о певчих птицах и змеях», предыстория «Голодных игр»

О молодости Кориолана Сноу — в будущем президента и главного злодея, а пока что только юноши.

Наш автор прочитал сценарий «Джокера», и вот что там будет 1
0
169420
«Фантастический подкаст #8»: отмечаем день Бэтмена и 80-летие Джокера

Участники: Дмитрий Злотницкий, Игорь Хованский, Дмитрий Шепелёв и специальный гость — Александр Привалов.

Лучшие комиксы лета 2020: супергерои Marvel и DC 21
0
83675
Лучшие комиксы лета 2020: супергерои Marvel и DC

Зомби-апокалипсис во вселенной DC, Чёрная Вдова от автора «Видоизменённого углерода», Супермен от Алана Мура и много классических комиксов Marvel.

Cosmic Encounter: трудный путь культовой настольной игры 5
0
119979
Cosmic Encounter: трудный путь культовой настольной игры

Механики игры работают до сих пор, и, хотя из абстрактных карт контактов нарратива не сваришь, в правильной компании не будет недостатка в запоминающихся историях.

God of War: Ragnarok. Чего ждать в продолжении?
0
151047
God of War: Ragnarok. Чего ждать в продолжении?

Попробуем представить, как студия истолкует мифы о Рагнарёке, какую роль в этих событиях роль сыграют Кратос и Атрей, а также кого они повстречают на своём пути.

Спецпроекты

Top.Mail.Ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: