11

Читаем книгу Марлус Морсхёйс «Тени Радовара»

29 ноября 2020
Кот-император
29.11.2020
333526
11 минут на чтение

У нас на сайте — отрывок из антиутопического романа нидерландской писательницы Марлус Морсхёйс «Тени Радовара». Книга выходит в издательстве «КомпасГид», и с его разрешения мы публикуем пятую главу, в которой главная героиня ищет немного земли для подарка бабушке, а вместо этого натыкается на уличных хулиганов.

Читаем книгу Марлус Морсхёйс «Тени Радовара» 1

«Звездный свет» — комфортабельный жилой комплекс в одном из Средних районов Радовара. Пятьдесят шесть надземных и одиннадцать подземных этажей, восемь тысяч жильцов; внутри есть школа, кинотеатр, магазины — все, что нужно для счастливой жизни.

Родители четырнадцатилетней Йоны Бергер усердно трудятся на фабрике корпорации «КомВью». От детей требуется совсем немного: получать хорошие оценки и быть полезными соседям. Тогда количество баллов на семейном счете будет исправно расти, и можно будет переехать на несколько этажей выше. А если повезет, перебраться в Верхние районы, где, по слухам, разрешено свободно выходить на улицу… Ради этого стоит, пожалуй, поступиться правом заводить домашних питомцев и комнатные растения. И смириться с тем, что бабушку заберут в дом «плюс» – возможно, ей и правда будет там лучше. Или нет? Желая спасти бабушку, Йона начинает задавать неудобные вопросы и протестовать против установленных правил. Знакомство с Килианом и «Сворой» меняет ее жизнь.

Глава 5

38687. Цифры рядом с дверью семьи Бергер мигают красным в знак того, что были списаны баллы. На папу Йона боится даже смотреть. Больше всего он сейчас похож на ходячий вулкан, который вот-вот начнет извергаться. Щеки у него горят, а глаза чуть не выпрыгивают из орбит. По дороге домой он не сказал ни слова. Зайдя в квартиру, сразу прошел в спальню и захлопнул за собой дверь. Джимми окинул сестру презрительным взглядом, как будто она мокрица, и ушел в гости к другу.

Мама приготовила чай и положила перед Йоной печенье. Вдвоем они смотрят на бабушку, спящую в кресле у окна.

— Слов нет, Йона, как это было глупо. Но мне очень приятно, что ты хотела порадовать бабушку. Переживаешь за нее, да?

— Она мне обещала, что доживет до ста лет. Сейчас ей нет еще и семидесяти пяти, а такое впечатление, что она уже от нас уходит. Мне это не нравится.

Не глядя на Йону, мама сосредоточенно размешивает чай.

— Послушай. Мне говорили, что есть такое место, где бабушке будет лучше.

— Что?

— В городе есть специальные центры, где ухаживают за пожилыми людьми. Они называются дома-плюс. Там за ней смогут присматривать гораздо лучше, чем это получается у нас.

Йона вскакивает со стула.

— Нет! Ты хочешь сдать бабушку в приют?

— Я еще не решила. Может, ей там будет лучше. Мы с папой всё время на работе, вы в школе. А она сидит тут одна.

— И значит, ее надо сдать туда, где она никого не знает? Она же просто скучает по нашей деревне! В этом идиотском городе!

Йона закрывает лицо руками. Чувствует мамину руку на плече и тут же ее скидывает.

Мама чуть медлит, потом встает и подходит к шкафу. Находит нужную книгу и кладет ее перед Йоной.

— Смотри. Вот что мы подарим бабушке.

Она открывает книгу и достает из нее сложенную вчетверо промокашку. Осторожно разворачивает. На тонком листике лежит несколько семян.

— Надо только раздобыть немного земли. Как ты думаешь, твой Залман сможет нам помочь?

Йона переводит взгляд с семян на дверь спальни. Судя по доносящемуся из спальни шороху, папа яростно перелистывает «Вестник Радовии».

— Если это найдут, с нас спишут еще больше баллов.

— Ерунда. Это совсем не то же самое, что украсть цветок из парка. Не думаю, что у нас будут проблемы с правлением. И потом, мы никому ничего не скажем. Это будет наша семейная тайна.

— А папа?

— Папу предоставь мне.

Прежде чем выйти из дома, Йона дождалась темноты. Неужели мама думает, что у Залмана заготовлен мешок земли на случай, если кому-то из жильцов Звездного Света захочется нелегально выращивать растения? Он, конечно, странный, но не до такой же степени. А если он решил бы ей помочь и попался сам? Нет, такого Йона не допустит. Лучше всё сделать самой. Через главный выход выйти незамеченной не получится, хотя сейчас там за стойкой всего один ночной консьерж. Но в Звездном Свете есть и черный выход — Залман показал его Йоне, когда сломались грузовые лифты.

Официального запрета покидать жилые комплексы в Радоваре нет. Но за «несанкционированный выход из здания» можно получить нехилый штраф. Йоне в первый же день стало понятно: от нее ждут, что на улицу она выходить не будет. Пока родители распаковывали вещи после переезда, она потихоньку ушла. Поднялась в холл, помахала добрым дяде и тете за стойкой и вприпрыжку выбежала за высокие стеклянные двери — поиграть на улице. Никто не стал ее задерживать, люди за стойкой весело помахали в ответ. Но в конце недели семье Бергер выставили счет: сто минус-баллов.
Папа с шипением донес до нее, что если она еще хоть раз сунет нос на улицу, то будет целый месяц подметать Площадь, чтобы отработать потерянные баллы. И неважно, что ей всего семь лет.

Потом он еще много раз пытался ей всё это объяснить. «Всё просто, — говорил он. — Важно думать о благе Звездного Света. Те, кто делает для нашего дома больше остальных, зарабатывают больше всего баллов. Когда ты выходишь из здания, ты не приносишь никакой пользы — и баллов за это время не получаешь». Но Йона всё равно не понимала, сколько бы он ни объяснял. Ясно было только, что лучше не выходить на улицу, иначе будут проблемы. И не только из-за семейного счета, говорил папа. «На улице очень опасно: там куча бродяг из Нижних районов. А если тебя поймает Серая Бригада и решит, что ты тоже бродяга? Иначе что ты делаешь на улице? И оглянуться не успеешь, как тебя схватят и отвезут в Нижние районы. Даже не знаю, сможем ли мы тебя найти».

 

Йона нажимает на кнопку десятого этажа и оказывается на Площади. Тут, как обычно, тихо. На скамейке сидят и переговариваются между собой несколько человек, да еще стайка детей играет в шарики. Никто не смотрит на девочку, пинающую мяч. Йона запускает мяч между двумя  искусственными пальмами в углу, пробирается туда — якобы затем, чтобы его достать, и пихает свой Звездный пропуск в пластмассовые листья. Все взрослые и дети старше шести лет должны всегда носить пропуск с собой. Таким образом все передвижения жильцов отслеживаются — пропуск сканируется в лифтах, на выходах и в других стратегических местах. К тому же, если верить Звездной Сети, в любой момент могут устроить проверку, и штраф за забытый пропуск будет пятьдесят минус-баллов. Но если вести себя как все, его почти никогда не спрашивают. А однажды Йона смогла избежать штрафа, вовремя пустив слезу. Сейчас, выходя к черной лестнице на первый этаж, она пытается принять самый заурядный вид.

Со стороны фасада на первом этаже в Звездном Свете расположен большой холл. Там черные кожаные диваны, картины на стенах, а за стойкой консьерж — чтобы встречать несуществующих гостей. По бокам здания — кабинеты членов правления и прочей администрации. Йона натягивает на голову капюшон своей кофты и от лестницы шагает прямиком к двери с надписью «Служебное помещение». Она ведет в коридор с дверями по обе стороны. Йона проходит мимо серверных, мимо кладовых и огромной холодильной камеры — термометр с наружной стороны стальной двери показывает, что в помещении два градуса выше нуля. Йона ежится и быстро идет к холлу с тыльной части здания. В темноте ярко светится табличка «Запасный выход» и красная лампочка камеры слежения, направленной на металлические жалюзи, через которые днем разгружают грузовики.

Йона снимает с головы повязку и еще сильнее натягивает капюшон на глаза, уповая на то, что консьерж, в чьи обязанности входит следить за изображениями с камер, сейчас играет на компьютере в покер. Затем стрелой несется к двери, просовывает между дверью и замком свою повязку, чтобы дверь не захлопнулась, и оказывается на улице.

Вечерний воздух окатывает Йону, как холодный душ, который она часто принимает, чтобы смыть с себя липкий воздух Звездного Света. Она делает несколько вдохов через нос и быстро осматривается. Из окон класса, с Площади и из прежней квартиры на двадцать четвертом этаже как раз просматривался этот задний двор, между Звездным Светом и «Лунным лучом». Но с такого расстояния не было видно того, что сейчас сразу бросается в глаза: весь двор заасфальтирован. А как иначе? Радовар — царство бетона и асфальта, и только парки — редкие островки, где есть земля и растения. Но в Космопарке ей некоторое время даже песчинку будет страшно с земли поднять.

Что же делать? Наверное, стоило всё-таки попросить Залмана. Или выбрать бабушке другой подарок. Например, пряжу для вязания. Или новые тапки. Но сейчас не хочется слушать голос разума. Холод пощипывает лицо и руки, сердце бьется быстрее обычного, и даже мусорные контейнеры посреди двора выглядят в лунном свете сверхъестественно. Надо проверить: а вдруг там где-нибудь дыра в асфальте? Хватит ведь одной горсточки земли. Она вырывается из тени Звездного Света и идет к мусорке.

За контейнерами лежит груда крупногабаритного мусора. Продавленные матрасы, пружинные каркасы кроватей, сломанные деревянные стулья. Рядом стоит видавший виды диван. А на нем сидит мальчик лет пятнадцати.

Я же тебе говорил! Папин голос гремит в ушах. Йона не дура. Она слышала о малолетних бродягах Радовара: с ними шутки плохи. Они перебираются из Нижних районов и живут за счет воровства и грабежей. Серая Бригада пытается навести порядок на улицах, но еще совсем недавно Йона читала в сети, что эти малолетки из Нижних районов — как сорняки. Сколько их ни выпалывай, они только больше лезут.

Йона пятится к зданию, но не тут-то было. Дорогу преграждают две девчонки.

Мальчик встает с дивана и спокойно идет ей навстречу.

— Торопишься куда-то? — спрашивает он. — Ты же нас не боишься?

Одна из девчонок легонько толкает Йону. Вторая смотрит на ее кроссовки.

— Хорошие. Зачем они тебе? Ты же обычная курица из Средних районов. Вам же из здания запрещено выходить?

— Кажется, кто-то не слишком хорошо слушается, — говорит первая. — Разве тебе не говорили, что на улице опасно?

— Кто не слушается, того наказывают, — говорит вторая девчонка.

От нее исходит угроза. И не из-за того, что волосы у нее на голове торчат пучками, будто острые иглы, и не из-за кожаного браслета с металлическими заклепками. Йону бросает в холод от ее взгляда. Как будто она стоит на краю бездонной пропасти и смотрит вниз.

— Отдавай свои кроссовки.

Йона сглатывает слюну и делает шаг назад.

— Нет… Иначе они догадаются, что я выходила на улицу, и нам вкатают штраф. И придется переехать вниз. А мы только что переехали выше!

— Да уж, вот это трагедия, — цедит первая девчонка. Только сейчас Йона замечает, что на ногах у нее шлепанцы.

— Сейчас расплачусь, — говорит вторая. — Или нет, не буду. Отдавай Минке кроссовки и проваливай назад, в свой теплый дом.

— Всё, хватит. Отвяжитесь от нее.

Из тени контейнеров на свет выходит второй мальчишка. На нем толстовка, за спиной большой рюкзак. Под полоской тени от капюшона на его лице в свете луны отчетливо мерцают необычные глаза.

— Какой же ты всё-таки добряк, Кил. Ну, значит, сам найди мне новую обувь.

— Хорошо. Обещаю. — Парень, которого назвали Кил, смотрит на Йону. — А ты иди домой.

— Но…

— Прямо сейчас.

Йона еще раз сглатывает слюну и разворачивается.

Она слышит за спиной смех и шаги, но пытается сохранять самообладание, чтобы не пуститься наутек. Только у служебного входа ей хватает смелости оглянуться. Подростков больше не видно. На всякий случай Йона еще несколько минут прячется в тени здания, а потом осторожно пробирается обратно к контейнерам. Бабушка не должна лишиться подарка из-за каких-то там малолетних бродяг.

Кто-то резко дергает Йону за руку. Не удержавшись на ногах, она падает навзничь на асфальт между двумя контейнерами. Закричать не успевает — кто-то зажимает ей рот рукой. Она пытается укусить эту руку, в ярости вслепую бьет ногой. Но ладонь остается на своем месте, и вторая рука ложится ей на живот.

— Тсс, — говорят ей на ухо. — Тихо. Я тебе ничего не сделаю. Сейчас они уйдут, подожди.

Голос звучит знакомо, но только когда Йона оборачивается, ей становится понятно, кому он принадлежит.

— Кил? — неуверенно спрашивает она.

— Килиан, — отвечает он коротко. — А ты, видимо, и вправду безмозглая курица. Знал ведь, что ты вернешься. Глупая и упрямая. Опасное сочетание в этом городе.

— Кто бы говорил. Кто живет на улице, ты или я? И друзья у тебя хулиганы. Они ушли?

Йона видит, как Килиан прищуривает глаза. Она отодвигается как можно дальше, но он сам ее отпускает и делает шаг назад.

— Помалкивай, если не знаешь. Вообще-то я про Серую Бригаду говорил. Или ты про них не слышала?

— Это уборщики, — огрызается она. — Они следят за чистотой и порядком на улицах.

— Ого, вот как вам это преподносят!

— И вообще, я Йона.

— Что?

— Меня зовут Йона. А не Безмозглая Курица.

Голубые глаза смотрят на нее весело и внимательно.

— Хорошо, Йона. Посмотрим, умная ты Йона или нет. Пойдешь наконец домой или так и останешься тут стоять, пока не вернется Серая Бригада? Хоть представляешь себе, что они сделают, если застукают тебя ночью на улице? У них нюх на таких, как мы.

— Ты из Нижних районов? — Йоне стыдно, что голос немного дрожит.

Килиан язвительно ухмыляется.

— Уж не потому ли, что люди из Нижних районов воняют?

— Нет, я не это имела в виду.

— Да ладно. Если сама не хочешь оказаться в Нижних районах, самое время возвращаться домой.

— Нет. Не могу. Мне нужно набрать земли, — признаётся Йона. И скороговоркой объясняет: — У меня бабушка болеет, она ужасно скучает по нашей деревне, а в парк ей запретили ходить, и мы решили подарить ей на семьдесят пять лет семена.

— Ты всегда такая болтливая?

Йона качает головой.

— Вообще-то никогда.

— Вот и хорошо. Значит, бабушке исполняется семьдесят пять.

Теперь голос Килиана звучит совсем по-другому. Йона смотрит ему в лицо. В который раз она замечает в других людях сострадание, когда они слышат про бабушкин возраст.

— А где ты собираешься набрать земли?

Йона беспомощно оглядывается по сторонам: кругом только мусор, асфальт и бетон.

— Не знаю, — произносит она шепотом. — Мама сказала спросить у Залмана, нашего техника в Звездном Свете.

Килиан вдруг улыбается.

— Не смейся надо мной!

— Я и не смеюсь.

Он смотрит на нее оценивающе.

— Ты с ним хорошо знакома?

— Это мой единственный друг во всём доме.

Господи, как жалко это прозвучало. Тогда она добавляет:

— Вообще-то нет, не единственный. Ну, понимаешь…

— Не понимаю, но мне и не надо. — Килиан над чем-то раздумывает. — Ладно, слушай. Скажи своему
другу, что договорилась со мной встретиться. Завтра, внизу. Будет тебе земля.

— Что? Внизу? Залману сказать?

— Сделай как я говорю. И помалкивай, иначе проблемы будут и у тебя, и у меня, и у него. Встретимся
около девяти. Пока, Йона.

У Йоны подпрыгивает сердце, но она только кивает в ответ и разворачивается — назад домой.

Оставляя комментарии на сайте «Мира фантастики», я подтверждаю, что согласен с пользовательским соглашением Сайта.

Читайте также

Статьи

«Сокол и Зимний солдат», 1 сезон, 5 серия: передышка перед финалом и неожиданный персонаж 2
0
28362
«Сокол и Зимний солдат», 1 сезон, 5 серия: передышка перед финалом и неожиданный персонаж

Сериал берёт паузу и даёт персонажам передохнуть, разобраться в себе и подготовиться к финальной схватке.

Как начиналась «Игра престолов»: ужасный пилот, замены актёров и неожиданный успех 16
0
37792
Как начиналась «Игра престолов» 10 лет назад: ужасный пилот, замены актёров и слёзы мёртвых

10 лет назад на экраны вышел первый эпизод «Игры престолов». Вспоминаем, как начинался «сериал десятилетия», успеха которого никто не ожидал.

Читаем книгу «Семь клинков во мраке» Сэма Сайкса 1
0
42759
Сэм Сайкс «Семь клинков во мраке»: гибрид тёмного фэнтези и вестерна с крутой антигероиней

Роман с классным протагонистом, искусно выстроенным сюжетом и причудливым миром

Читаем «Три дерева до полуночи» — рассказ по миру Dragon Age из книги «Тевинтерские ночи» (часть вторая)
0
93021
Читаем «Три дерева до полуночи» — рассказ по миру Dragon Age из книги «Тевинтерские ночи» (часть вторая)

Продолжение истории о непокорном эльфе Страйфе и тевинтерце Мирионе.

«Наш слоган — „Окна в Россию будущего“»: интервью с автором русской кибердеревни
0
127970
«Наш слоган — „Окна в Россию будущего“»: интервью с автором русской кибердеревни

Где сложнее снимать — в поезде или в деревне, когда вернётся Николай, какого юмора не будет в роликах и как так вышло, что создатель кибердеревни не любит киберпанк?

Diablo II: Resurrected. Какие недостатки классики нужно исправить в ремастере 3
0
144386
Diablo II: Resurrected. Какие недостатки классики нужно исправить в ремастере

Ремастер, который делают на совесть… и которому стоит быть смелее.

«Атака титанов» на финишной прямой. Чем завершается один из главных аниме-сериалов последних лет 2
0
155821
«Атака титанов» на финишной прямой. Чем завершается один из главных аниме-сериалов последних лет

Первая часть заключительного сезона ёще дальше уходит от формулы, где дети эпично сражаются против монстров. Это уже скорее сложное высказывание о войне и идеологиях.

Star Wars: Knights of the Old Republic: за что их полюбили и будет ли продолжение 12
0
219359
Knights of the Old Republic: за что их полюбили и будет ли продолжение

Ностальгируем по лучшим видеоиграм по «Звёздным войнам» и надеемся увидеть новую часть. Или хотя бы переосмысление.

Спецпроекты

Top.Mail.Ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: