11

У нас на сайте — отрывок из французского фантастического романа для подростков Камеля Бенауда «Норман». Книга рассказывает про паренька Нормана — единственного, кто во всём мире не обладает суперсилами. В отрывке он пытается рассказать о своей проблеме бабушке, которая когда-то была могущественной телепаткой.

Читаем книгу «Норман» Камеля Бенауда 1

Норман хотел бы уметь телепортироваться, как его любимый супергерой Кварк. Или передавать мысли на расстояние, как его лучшая подруга Агата. Или проходить сквозь стены, как папа. Ну в крайнем случае, потеть вонючим зеленым клеем, как тот бедолага, про которого рассказывала бабушка. Но тринадцатилетний Норман Невиль — единственный в мире человек без суперспособностей.

А впереди обязательное тестирование на суперсилу, ведь главный школьный предмет — это силоведение, где учат использовать свои сверхъестественные таланты. И если суперкомпьютер сообщит, что у Нормана нет никаких способностей, — не видать ему спокойной жизни: увезут в какую-нибудь лабораторию и будут изучать как невиданный феномен. Друзья Нормана, Агата, Франк и Жибриль, придумывают, как помочь ему скрыть свою тайну от учителей и родителей — но, кажется, они перестарались…

3. Профессор Зэд

Б ыло очень легко объяснить родителям, что мне стало плохо из-за повышенной тревожности.
Однажды я упал в обморок прямо на линейке первого сентября, а впервые посмотрев «Бэмби», был просто в ужасе (правда, мне было всего семь лет), поэтому папа с мамой знали, что я не самый хладнокровный мальчик на свете. Я позвонил каждому из них, чтобы успокоить и убедить, что не надо ради меня отпрашиваться с работы. Отец разговаривал сухо, но воздержался от комментариев. Не осмелившись вернуться в школу за велосипедом, я угрюмо шел домой пешком.

Я думал о записке, которую нашел в своем блокноте, о тесте, который всё равно придется сдать, и о том, что даже самая ничтожная суперсила для меня — только мечта. После каникул начнутся занятия по силоведению. На этих уроках мы не только можем использовать свои суперспособности в пределах школы, но и должны их развивать. Я горько спрашивал себя: как можно научиться контролировать суперсилу, которой нет?

«Нашел о чём беспокоиться! — подумал я. — Тут вся жизнь летит под откос, а я волнуюсь о каких-то уроках…»

На улицах было пусто. Все еще на работе или в школе. Эта пустота напомнила мне, что я тоже должен быть среди одноклассников в шумной столовой, а не здесь. В конце улицы уже виднелся мой дом с зелеными ставнями. Немного подумав, я повернул направо, в тупик, и остановился перед калиткой с огромной табличкой посередине: «Осторожно, злая собака!».

Но я всё равно вошел. И не потому что я очень смелый, а потому, что прекрасно знал: Ахилл — очень ласковый пудель. Он обрадовался, стал прыгать вокруг и облизывать мое лицо. И хотя он с таким же энтузиазмом встретил бы и бродячую кошку, и почтальона, и грабителя, мне всё равно стало легче.

Свет едва пробивался через закрытые ставни, а бабушка Зельда развалилась в кожаном потрескавшемся кресле. Она дремала перед телевизором под реалити-шоу «Угадай силу», каждый участник которого должен был догадаться о суперспособностях своих противников.

— Проводишь время с пользой? — съехидничал я.

Она вздрогнула и попыталась объясниться:

— Должно быть, я уснула сидя на пульте…

— Ну конечно…

— Ну что, внучок, тебя и твою суперсилу наконец-то оставили в покое?

— Мне стало плохо, я не сдал тест, — мрачно ответил я.

— Тебе вообще не следует его сдавать. Говорю тебе, эти болваны хотят просто выявить потенциальных преступников. Я знаю, о чём говорю.

Я оценил, что Зельда больше ни о чём не спрашивала. Сейчас, глядя на эту старушку в старом полинялом халате, непричесанную, с огромными мешками под глазами, трудно поверить, что в течение долгих лет она была могущественной телепаткой — лучшей в рядах Академии. Она проникала в сознание сотен людей, чтобы выудить оттуда опасные тайны. К сожалению, за время исследований самых отдаленных уголков сознания тысяч людей она поняла, что лучше оставить их наедине с собственными мыслями.

«Если мысль остается в голове, — часто говорила она, — значит, на то есть причина. Человек — настоящая помойка: оболочка вроде чистая, но внутри только дырявые пакеты, из которых течет всякое».

Короче, должен вас предупредить: если вы хотите услышать что-то хорошее о человечестве, то к бабушке ходить точно не надо. За время, проведенное в сознании других, она стала мизантропом, пессимисткой и ворчуньей. Но на самом деле именно потому она мне и нравилась. Когда мы бывали вместе, я становился чуть менее наивным, а она — чуть меньше обвиняла весь мир.

Я отчитал ее:

— Ну вот что ты делаешь в халате в час дня? Ты же обещала взять себя в руки!

— Это… мой новый супергеройский костюм.

— Это не смешно! Когда ты уже наймешь уборщицу? Я тебе даже список кандидатов подготовил. Тут всё вверх дном…

Я пнул кучу смятых банок из-под газировки, сваленных в углу на стопку коробок от пиццы. Бабушка Зельда схватила пульт и пожала плечами.

— Пока я работала в Академии, я редко бывала дома. Всё время на каком-нибудь задании в другой точке мира. Понимаешь, я так и не научилась следить за порядком в доме. А свою маленькую пенсию я предпочитаю отдавать пиццерии на углу, а не «уборке-точка-ком»… Пицца точно вкусная и доставляется без сплетниц в косынке, которые тебе расскажут всё о себе и своих соседях!

Пока я слушал ее и прибирался, заметил рваную коробку с барахлом.

— Ты выбрасываешь свои награды? И медали?

Бабушку полностью поглотил телевизор, поэтому она безразлично ответила, продолжая щелкать каналы:

— Бесполезные побрякушки. Только я помню о своих прошлых подвигах. Большинство моих товарищей из Академии либо уже умерли, либо впали в маразм. А люди, которым я помогла, уже и не помнят меня — это же было так давно.

Однако, отметил я про себя, она оставила наручные супергеройские часы с кнопкой на браслете: если на нее нажать, то члены Академии поблизости получат сигнал бедствия. Эти часы сослужили ей хорошую службу во время заданий, но устройство безнадежно устарело. Оно работало еще с помощью радиоволн, а теперь у супергероев появилось приложение на смартфонах последнего поколения. Но даже если бабушке ничто не угрожало, от браслета на запястье ей просто становилось спокойнее. Эта привычка казалась мне одновременно и смешной, и трогательной.

— Глянь-ка сюда! — бросила она мне.

По телевизору показывали Осаку: город разрушило землетрясение, от которого пострадал весь юг Японии. Среди руин были видны жители: грязные, изможденные, потерянные, они голыми руками пытались расчистить обломки, под которыми их близкие звали на помощь слабеющими голосами. Службы спасения тоже работали на пределе сил. Внезапно женщина в черном вынырнула из-под руин, не подняв при этом ни пылинки. Она летела, держа за плечи кашляющую девочку. Передав ребенка стражам порядка, женщина снова нырнула под завалы, как в бассейн, чтобы вытащить других жертв. У меня перехватило дух.

— Вот это да! — воскликнул я. — Уже третий раз за неделю Калипсо спасает кого-то.

— Ее зовут Диана Призрак, — поправила Зельда. — Хотя, ты знаешь, мне все эти кодовые имена всегда казались смешными.

— Это потому что тебя звали Профессор Зэд, а тебе это прозвище не нравилось. Что она делает в Японии? Она разве не прикреплена к нашему участку?

— Она делает международную карьеру. Причуды великих…

Кажется, бабушка загрустила.

— Ой, вот снова она, выныривает со стариком! — воскликнула Зельда, тряхнув седой головой. — Ты только посмотри, как она приветствует толпу, прежде чем нырнуть! Без ложной скромности. Молодо-зелено, пусть наслаждается своей славой! В любом случае она права: знаменитость исчезает, как только приестся.

Теперь Калипсо давала журналистам несколько кратких комментариев, говоря в микрофон с мягким русским акцентом. Зельда продолжила:

— Как быстро идет время… С моей старой командой мы разоблачили Немейское братство в 1977 году, помешали террористической атаке в 1982-м, не говорю уж обо всех расследованных похищениях и предотвращенных преступлениях… И всё это ради того, чтобы доживать свои дни в этой грязной развалюхе на нищенскую пенсию. Никому я больше не нужна.

Я понял, что бабушка снова впала в депрессию, и попытался ее утешить:

— Ну что ты, ты мне нужна. К тому же мама не зря хотела, чтобы мы все жили рядом.

— Ну конечно, у меня тут полный дом народу… — саркастически пробурчала Зельда.

Я немного помялся, но всё равно прошептал:

— Ты хотя бы совершила что-то великое. А я, скорей всего, никогда никем не стану.

Я понимал, что это был не лучший момент, чтобы надоедать Зельде моими переживаниями, но мне
страшно хотелось кому-то довериться.

— Что за глупости! Ты уже кто-то! — возразила она. — Ты Норман Невиль.

— Ты же знаешь, что я не об этом.

— Знаю, тут и телепатом не надо быть, и так ясно, что тебя что-то беспокоит!

На мгновение я засомневался, но продолжил:

— Мне кажется, что у меня нет суперсилы.

— То есть?

— Ну… Не так просто объяснить, но я уверен, что у меня нет никакой способности. Я чувствую это — там, внутри меня!

— Никакой способности, говоришь? Так не бывает. Может, твоя суперсила бесполезная, или условная, или смешная, или постыдная, или глупая, или неприятная, но должна же быть хоть какая-то. Каких только людей я не видела: у одного руки выделяли зеленоватый клей с отвратительным запахом, а другой чувствовал присутствие хищников, отчего его тут же рвало! Слушай, когда я сдавала экзамен в Академию, была еще одна девочка…

— То есть, — перебил ее я, — за всю жизнь ты никогда не встречала кого-то без суперсилы?

Зельда наклонила голову набок, это означало, что она погрузилась в глубокие раздумья.

— Наверное, видела, но еще слишком маленькой, чтобы помнить… В то время было нормальным жить без суперсилы. Однако всё сильно поменялось после синей лихорадки. Не думаю, что после эпидемии 1951-го кто-то избежал суперсилы.

На какое-то время я глубоко задумался.

— Ну же, внучок, — ободрила меня бабушка, похлопывая по плечу, — вот увидишь, всё будет хорошо. А теперь тебе лучше пойти домой.

Когда я оказался дома, то просто рухнул на диван, обессилев за день от всех переживаний. Резкий звонок телефона разбудил меня. Я подскочил, но не осмелился взять трубку — пусть лучше автоответчик позаботится об этом страшном звонке — и побледнел, услышав сообщение. Как я и боялся, звонили из школы.

Сообщаем вам, что Норман приглашен пройти тест повторно. Приглашаем его на диагностику суперсилы в следующий понедельник в восемь часов. Пожалуйста, передайте Норману эту информацию или перезвоните нам, если он не может прийти.

Я вздохнул и перечитал информацию, которую успел записать на мятом листочке до того, как у меня душа ушла в пятки, как будто там чудом появится что-то новое. Понедельник, восемь часов. В этот раз я не смогу увильнуть под предлогом, что у меня болит живот. И впереди всего лишь выходные, чтобы найти хоть какое-нибудь решение… Услышав, что мама паркует свою машину на аллее, я тут же бросился в кровать. Она вернулась с работы пораньше из-за меня.

Мама зашла в дом, бросила сумку и пальто и тут же отправилась ко мне в комнату.

— Ты могла остаться в библиотеке, — прошептал я слабым голосом из-под одеяла, которое от стыда натянул на лицо, — не стоило.

Какое-то время мама смотрела в пространство, и я бы очень хотел узнать, что скрывалось за необъяснимой печалью, наполнявшей эти серые глаза. Она едва заметно нахмурилась, выдав свое беспокойство.

— Я прекрасно понимаю, что ты волнуешься из-за теста, — ответила мама, усаживаясь на край кровати и проводя рукой по моим волосам. — Пока ты не сдал его, тебе будет плохо. Представь, что это просто неприятный период, через который надо пройти. Как сходить к зубному врачу.

Она поцеловала меня в лоб и встала.

— В любом случае помни, — добавила она перед тем, как выйти из комнаты, — какой бы ни оказалась твоя суперсила, я всегда буду любить тебя.

Я улыбнулся, но не ответил. Скажет ли она то же самое, если я заявлю, что у меня нет суперсилы вообще? Как бы там ни было, она права.

Я не смогу избегать теста бесконечно.

Читайте также

Читаем книгу «Полный атлас Плоского мира»

Читаем книгу «Полный атлас Плоского мира»

Сегодня отправляемся в страну Убервальд.

Читаем книгу Марка Лоуренса «Убить одним словом»

Читаем книгу Марка Лоуренса «Убить одним словом»

Эскапизм, D&D и путешествия во времени.

Оставляя комментарии на сайте «Мира фантастики», я подтверждаю, что согласен с пользовательским соглашением Сайта.

Читайте также

Статьи

Что почитать из фантастики? Книжные новинки февраля 2021 7
0
5311
Чарльз Стросс «Дженнифер Морг»: возвращение супершпиона и демонолога Боба Говарда

Вторая часть хроники из будней Прачечной — самой секретной британской спецслужбы.

«Утиные истории» закрыты. За что мы их полюбили 13
0
45382
«Утиные истории» закрыты. За что мы их полюбили

Семья и приключения на первом плане. А ещё — целый ворох камео!

Читаем книгу «Предел» Сергея Лукьяненко: продолжение космооперы «Порог»
0
51756
Читаем книгу «Предел» Сергея Лукьяненко: продолжение космооперы «Порог»

Криди и Анге пытаются посадить катер на поверхность планеты. Одна беда — эту планету раздирает большая война обезьян, которые взрывают друг друга ядерными бомбами.

Видео: обзор эпической настолки «Властелин Колец: Странствия в Средиземье»
0
128227
Видео: обзор эпической настолки «Властелин Колец: Странствия в Средиземье»

Новый ролик от Hobby World.

It Takes Two: игра-сказка про стокгольмский синдром
0
56695
It Takes Two: игра-сказка про стокгольмский синдром

Лучшая кооперативная головоломка со времён Portal 2.

Писатели-историки, работающие в жанрах фантастики и фэнтези 16
0
109714
Зарубежные писатели-историки, пишущие фантастику и фэнтези

Авторы польского, китайского и американского происхождения.

Катрина Кейнс «Свадебный подарок»
0
118938
Катрина Кейнс «Свадебный подарок»

Юная Сигрин прячется под столами на свадьбе своей троюродной сестры. И вскоре девочка подслушивает разговор гостей, которые начинают спорить о молодожёнах.

Зелёный человек и зелёные инопланетяне: история мифического образа 19
0
353020
Зелёные человечки с Марса: история мифического образа

Антон Первушин погружается в историю мифа, уходящего корнями куда глубже уфологии — в средневековое язычество.

Спецпроекты

Top.Mail.Ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: