1444

Девин Мэдсон о своем романе «Мы оседлаем бурю»

13 сентября 2021
13.09.2021
241951
8 минут на чтение
Девин Мэдсон о своем романе «Мы оседлаем бурю» 4

Месяц назад на русском языке вышел роман Девин Мэдсон «Мы оседлаем бурю». Писательница начала карьеру в самиздате и привлекла внимание читателей, а затем и издательство Orbit, которое заключило с ней контракт сразу на семь книг.

Новый этап в карьере писательницы начался как раз с романа «Мы оседлаем бурю», который открывает цикл «Возрожденная империя» — сейчас в нём три книги, а запланировано четыре. Действие разворачивается в мире, навеянном Китаем, полном войн, крови и борьбы за власть. Впрочем, писательница не считает, что её произведения стоит относить к гримдарку, предпочитая характеризовать их как эпическое фэнтези. Её персонажи — не мерзавцы, а живые люди, которые вынуждены принимать сложные решения.

Почитайте, как Медсон представляла роман и рассказывала о самиздате во множестве интервью.

Девин Мэдсон — австралийская писательница фэнтези, которая обычно не говорит о себе в третьем лице, но сейчас получилось иначе. Я начала заниматься самиздатом в 2013-м, а в 2019-м меня нашло издательство Orbit, и все эти шесть-семь лет моей карьеры были довольно занятными. Я живу в глуши, окруженная попеременно милыми и смертоносными австралийскими животными, отказалась от трёх университетских степеней, убила десятки комнатных растений и снова и снова пересматривала одну и ту же горстку фильмов.

Civilian reader

«Мы оседлаем бурю» — первый роман в серии, но  далеко не первое произведение Мэдсон об этом мире. До него была написана трилогия The Vengeance и повесть In Shadows We Fall. Писательница специально создавала их так, чтобы произведения можно было читать независимо друг от друга, так что наличие «предыстории» выражается в основном в некоторых деталях.

Мир действительно огромен. У меня есть его карты в разные моменты истории, когда границы и культуры двигаются и сменяют друг друга. Информации много, и она несколько хаотична. Главным местом действия «Возрождённой Империи» становится государство Кисия. Это патриархальная культура, построенная на идее бога-императора. Здесь, сколько народ себя помнит, регулярно конфликтуют с соседними Чилтеем, а также с горными племенами, обитающими на границах, поэтому общество очень военизировано. Лорды предоставляют солдат имперской армии, но это часто заканчивается тем, что солдаты оказываются более преданы конкретным лордам больше, чем их императору.

Mylifemybooksmyescape

Девин Мэдсон о своем романе «Мы оседлаем бурю» 2

Колоритные персонажи — то, за что Мэдсон часто хвалят в отзывах. Она удачно противопоставляет их цели, так что успех одного зачастую ведет к проблемам другого, и таким образом автор серьезно повышает ставки и напряжение.

В «Мы оседлаем бурю» есть три персонажа, от лица которых ведется повествование. Сначала мы знакомимся с Мико, она принцесса, но не кровная дочь императора, а незаконнорожденный ребенок императрицы, и все это знают. Всю жизнь на неё совершаются покушение за покушением, и, несмотря на постоянную опасность, она хочет править империей, как заслуживает того по праву. Её биологический отец был знаменитым лучником, и, хотя она никогда не знала его, девушка пошла по его стопам, чтобы стать исключительно искусной в обращении с луком.

Рах — изгнанный воин из-за Моря Глаза. Он всегда старается сделать всё возможное для людей, изгнанных вместе с ним, но, когда их заставляют сражаться на войне, которую они не начинали, защищать их становится все труднее. Некоторые из моих друзей прозвали его Рахбрадором, потому что он похож на лабрадора: милого, преданного и отчаянно пытающегося поступать правильно.

Последняя, кого вы встретите, — Кассандра. Она убийца, в чьей голове звучит странный голос, который она истово ненавидит. Они ведут язвительные разговоры. Она ни о ком не заботится. Она просто хочет избавиться от голоса и продолжать ненавидеть людей. К сожалению, это будет не так просто.

Mylifemybooksmyescape

Мэдсон объясняет, что такой разношерстный подбор персонажей позволяет ей максимально легко переключаться с одного на другого, не смешивая их. Как будто, сидя за клавиатурой, она меняет маски. Но с некоторыми героями работать сложнее, чем с другими.

Мико. Труднее всего дается работа с Мико. У нее сложный и противоречивый характер. Она молода, но ей не позволили иметь настоящее детство, Мико всегда жила в тени своей матери и родственников Императора, при недружественном дворе, со страхом, что за каждым углом может ждать убийца, а также рядом с людьми, которые всегда наблюдают за ней. Она жестока и решительна, но ей очень сильно не хватает опыта. Она хочет поступать правильно, но у нее много амбиций, и ей движет ярость. Это все… может быть тяжело.

The nerd daily

Девин Мэдсон о своем романе «Мы оседлаем бурю» 1

Персонажи отличаются друг от друга не только полом, возрастом или сторонами конфликта. Различия есть и в ценностях, особенностях характеров и даже чувстве юмора, которые гармонично произрастают из стартового положения этих ключевых фигур на доске истории.

Тот факт, что каждый из персонажей происходит из совершенно разных слоев общества и культуры, автоматически отличает их способы говорить и даже видеть мир. Еще только начиная писать, я думала, что было бы забавно поиграть с идеей частично ненадежных рассказчиков, поскольку люди с настолько разным жизненным опытом по-разному смотрят на одни и те же события. В зависимости от того, над каким персонажем я работаю, я склонна задумываться о том, как они будут говорить и в чем их взгляды могут отличаться от других.

nerds of a feather

У Девин Мэдсон в принципе интересный стиль работы с планированием. В первых книгах — минимум предварительной подготовки, а дальнейшие романы строятся вокруг сложившейся ситуации. Если делить писателей на «садовников» и «архитекторов», как это делает Джордж Мартин, то Мэдсон скорее «садовник».

Я, можно сказать, набрасываюсь на первые книг серии, потому что мне не хватает терпения на то, чтобы сесть и планировать. И единственный раз, когда я это сделала, у меня в итоге получилась совершенно другая книга. С другими темами, сюжетом и кучей дополнительных персонажей, от чьего лица ведется повествование. Но, когда я перехожу к более поздним книгам серии, я планирую все больше и тщательнее, чтобы убедиться, что я связываю все нити воедино и смогу закончить историю в нужном количестве книг.

The qwillery

Девин Мэдсон о своем романе «Мы оседлаем бурю» 3

Больше всего Мэдсон любит выписывать характеры героев и их взаимоотношения, делая максимально сложными и насыщенными. Но есть у нее и в повествовательном плане вещи, которыми писательница гордится.

Мои две любимые цитаты — оригинальная первая строка романа и новая первая строка (я люблю первые строки). Оригинал гласил: «Отрубить голову труднее, чем люди думают». А новая: «Еще до того как я научилась ходить, меня пытались убить четыре раза. И семь раз до того возраста, с которого у меня появились первые воспоминания об окружающем мире. С тех пор я постоянно жила в страхе, но гораздо сильнее в мою душу врезались острые шипы злости».

Оригинал важен для культуры Раха, но новый вариант — кратко показывает сущность Мико. [Оригинальный вариант из версии романа, которая была опубликована в самиздате, новый вариант – результат переработки текста для переиздания Orbit – прим. переводчика]

mylifemybooksmyescape

Кстати, из оригинальной цитаты появился как сам Рах, так и вся культура воинов-кочевников левантийцев.

До этого я ничего о нем не знала, а теперь он главный герой, которого мы видим в кочевой культуре, где отсекают головы, чтобы почтить мертвых. Они не были вдохновлены какой-либо конкретной культурой из реального мира, но и в истории, и в фэнтези существует множество различных кочевников, чья жизнь ориентирована на лошадей, и левантийцы навеяны и порождены ими.

Civilian reader

У левантийцев роль в обществе не наследуется, каждую задачу выполняет тот, кто лучше всего к ней приспособлен. Отдельная община, называемая гуртом — это их семья, которую они готовы защищать до последней капли крови. И, несмотря на то, что в Кисии их считают варварами, читатели вскоре смогут убедиться, что это далеко не так. И именно к кочевникам принадлежит любимый Мэдсон персонаж второго плана.

ГИДЕОН! Предводитель изгнанных воинов-левантийцев. Он не шибко мне нравился, когда я закончила оригинальную версию, опубликованную самостоятельно, но после изменений, которые я внесла во время работы с Orbit, он определенно стал одним из моих любимых персонажей. У него хватает недостатков. Он и целеустремлен, и оптимистичен, и беспринципен, и не стыдится самого себя и своих поступков, я люблю его.

mylifemybooksmyescape

Писательство для Мэдсон всегда было занятием мечты. И, удивительно, но с самого детства подход к сюжетам у будущей писательницы был довольно мрачный.

Я писала рассказы, сколько себя помню. У моих родителей все еще есть книги, которые я написала, когда мне было шесть-семь лет. И в первый год учебы в школе, в пять лет, я была горько разочарована, когда узнала, что книга, которую мы собирались написать в классе, должна была состоять всего из одной страницы. Я всегда любила фэнтези, и это ПОЧТИ единственный жанр, в котором я когда-либо работала. Когда мне было около четырнадцати, я написала плохой, очень нереалистичный и жуткий подростковый любовный роман (ну, буквально, влюбленный человек, который смотрит, как женщина спит), и, хотя я говорю «любовный роман», у него был очень трагический конец. Мертвый ребенок и молодая женщина, которая так сильно плакала под дождем, что не заметила грузовик, когда переходила дорогу… Я не уверена, как меня характеризует, что все истории, которые я писала в годы своего становления, были мрачными. 

The fantasy hive

Также с детства Мэдсон сопровождают фантастика и фэнтези: «Звездные войны», «Темный кристалл», «Звездный путь», серия книг «Рэдволл». Да и сейчас она остается активным читателем и следит за новинками и трендами в любимых жанрах.

Я думаю, что мы находимся в начале настоящего золотого века фэнтези. Появляется все больше и больше уникальных историй и разнообразных голосов, которые создают широкий спектр книг. И это еще не предел, я с нетерпением жду продолжения этой тенденции, когда появится больше удивительных историй, чем я когда-либо смогу прочитать. Что касается моей книги, думаю, она находится где-то посередине между старым и новым. В ней много традиционных идей и тропов (убийца, амбициозная принцесса, кочевники, чья культура строится вокруг лошадей), но также есть некоторые необычные темы и сюжетные арки. Еще отличие: все мои циклы происходят в одном мире и постоянно развиваются в общей вселенной, а так делается нечасто.

Civilian reader

Девин Мэдсон о своем романе «Мы оседлаем бурю»

А вот как автор описывает свой роман в целом:

«Мы оседлаем бурю» — это быстро развивающееся эпическое фэнтези, полное сражений и интриг, безумной некромантии и уважительного обезглавливания, язвительного юмора и извилистых поворотов, но по своей сути это также история о том, как грязно быть человеком. Иногда нет правильного решения, иногда мы можем совершить те самые ошибки, про которые клялись, что никогда такого не сделаем, иногда то, чего мы хотим, превосходит то, что нам нужно, или даже то, что мы считаем правильным. А иногда мы будем бороться за тех, кого любим, независимо от того, кто еще может пострадать из-за этого, потому что, когда кажется, что все потеряно, любовь — это все, что остается.

The nerd daily

Но есть и более хулиганский вариант:

TQ: Опишите «Мы оседлаем бурю», используя всего 5 слов.

Девин: Дерьмо продолжает попадать на вентилятор.

The qwillery

Оставляя комментарии на сайте «Мира фантастики», я подтверждаю, что согласен с пользовательским соглашением Сайта.

Статьи

Самые странные здания и строители-безумцы: 8
0
36959
Причудливые здания и строители-безумцы: пирамиды, башни и деревянный небоскрёб

История знала чудаков, которые возводили себе пирамиды-гробницы, храмы Пана, башни в чистом поле, которые потом вдохновят Толкина, деревянные небоскрёбы и даже руины.

«Дюна» Дени Вильнёва — пир для глаз, работа для души 2
0
86990
«Дюна» Дени Вильнёва — пир для глаз, работа для души

Кино большое, как полет на Луну, и столь же дорогое.

Читаем книгу Адама Пшехшты «Тень»
0
96734
Читаем книгу Адама Пшехшты «Тень»

Фрагмент из третьего и заключительного романа Materia Prima.

Что почитать из фантастики? Книжные новинки августа 2021 16
0
152994
Стивен Кинг «Позже»: подростковый хоррор о потусторонних тварях и внутренних демонах

Роман взросления под маской «хоррора о сверхъестественном».

Обзор Deathloop. Полезай в петлю!
0
195578
Обзор Deathloop. Полезай в петлю!

Убить, умереть, повторить.

«Ночные тетради»: детский ужастик с взрослой философией 17
0
209750
«Ночные тетради»: детский ужастик с взрослой философией

Злодей даёт советы по сценарному мастерству, а творческий кризис грозит герою смертью.

Читаем книжный сериал «Охотники за книгами» Макса Глэдстоуна
0
251695
Читаем книжный сериал «Охотники за книгами» Макса Глэдстоуна

Пытаясь помочь непутевому брату, сотрудница полиции Сэл Брукс неожиданно понимает, что в городе работает целый отряд по борьбе с проникновением магии в реальность.

Джо Аберкромби «Мудрость толпы»: первые впечатления от романа о революции
0
267949
Джо Аберкромби «Мудрость толпы»: первые впечатления от финала трилогии о революции в фэнтезийном мире

Финал трилогии «Эпоха безумия» подарил нам один из самых суровых образов революции в фэнтези.

Спецпроекты

Top.Mail.Ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: