Андрей Крас «Все началось с котика»

С сегодняшнего дня мы запускаем на сайте новую рубрику — «Рассказы к утреннему кофе». В принципе, из названия всё понятно: берите кофе или чай, устраивайтесь поудобнее и читайте. Надеемся, что ближайшие 15 минут пройдут для вас интересно!


Что делать, если тебе вдруг кажется, что мир вокруг сошел с ума? Ну, или не совсем сошел, а так… немножечко свихнулся. И зовут тебя неправильно, и статьи в «Википедии» выглядят нарочито неправильно, но главное — кот! Твой кот абсолютно НЕ ТАКОЙ! Это серьезная проблема, с которой нужно срочно разбираться.

Все началось с котика

У Герры Рычковского кота как подменили. То есть не совсем подменили, но как бы и не оставили. То есть он остался, но как бы не совсем кот.

В общем, Герра слегка запутался. Если бы его кто-нибудь спросил: «В чём, собственно, дело, Герра? Что не так?», он даже не смог бы внятно ответить и наверняка промямлил бы: «М-м-мну… Рварюша, давай просто поужинаем спокойно».

Кот по кличке Жруня в это время крутился тут же, на кухне, надеясь на лишнюю пайку, упавшую из хозяйских тарелок. В его жизненных приоритетах незыблемо преобладало желание пожрать, затем отчаянно перекопать какахи в лотке, ободрать диван и бегать ночью наперегонки с ветром и конским топотом. И глубокий сон в остальное время. Это было естественно, а потому «не совсем кота», казалось, вообще не волновали скрытные, подозрительные взгляды Рычковского. Но под стол он на всякий случай спрятался.

 

— Ты скоро Жруню взглядом испепелишь. Что не так, Герра? — снова спросила Рваря.

Герра всё-таки не выдержал и обличительно ткнул пальцем вниз:

— Ну это же не он! Мне кажется, что он… другой. Не такой должен быть!

Повисло тягостное молчание.

Рваря ногой выдвинула из-под стола лениво развалившееся существо и внимательно его осмотрела. Потом прекратила жевать отбивную с кровью, подумала, бесшумно провела ножом по тарелке, кромсая мясо, и бросила приличный кусочек в сторону кошачьей миски.

Через секунду мохнатой сонной тушки под ногами уже не было, а от миски доносилось восторженное урчание и чавканье.

— Это он, — твёрдо сказала Рваря. — Никаких сомнений.

— Да я серьёзно! Ну, вот сама посмотри. Он же вроде побольше был размером, а? И лапки у него, опять же! Не такие какие-то… Передние же короче были, а? А морда, наоборот, длиннее. И шерсть… эта шерсть! Он же весь в шерсти! Даже хвост!

Рваря снова перестала жевать и внимательно посмотрела теперь уже на Рычковского.

— А каким же, по-твоему, должен быть кот? Гладко выбритым, с короткими лапками и в сапогах?

— Смешно. — Герра мрачно усмехнулся. — Ха, ха. Но мне почему-то сегодня подумалось, что коты должны слегка обрастать перьями. Такая вот мысль.

 

Кот перестал урчать. Может быть, обдумывал услышанное. Или просто всё съел. Рваря поперхнулась.

— Рычковский, ты вот это дурочку валяешь сейчас?

— Нет, — неуверенно опроверг он.

— Не шутишь?

— Нет.

— К дурацкому дню готовишься?

— Нет.

— Ты не болен вообще, зверушка моя?

— Нет… Да… В смысле, здоровый я!

 

Доедали в полном молчании. Рваря, похоже, всё же решила, что это какой-то тупой розыгрыш, и надумала обидеться. Однако ножи и вилки помыла сразу и убрала подальше. Потом оделась, сказала, что срочно надо сходить к подруге Гверре, и ушла, громко хлопнув дверью.

А Герра, оставшись в гордом одиночестве, налил себе ещё гематогенного компотику в литровую кружку и двинулся в залу — она же спальня, она же кабинет, она же единственная комната в крохотной квартирке. Где благополучно умостился на диван, водрузив кружку на журнальный столик рядом с ноутбуком. Рядом на диванчике же прилёг и пришедший следом «не совсем кот». Герра покосился не него, включил комп и полез в сеть.

Сеть вывалила ему пару тысяч фотографий котиков разной степени умильности, почему-то вперемешку с фотками женских сисек различного объёма и упругости. История запросов, да, понимаем. Герра бесстрастно рассматривал предложенное, но в голове всё равно крутилась смутная мысль о некоторой неправильности и даже бессмысленности и тех и других изображений. Наконец он решил подойти к делу серьёзно и зашёл на сайтик Общезнании за строгой научной информацией.

— Так, ага… млекопитающее семейства кошачьих отряда хищных. Ага… шестьсот миллионов морд, двести пород, в том числе… бла-бла-бла… десять тысяч лет с человеком, охотились на вредителей и грызунов… Ещё и хищники, и грызуны…

Рычковский принялся подряд тыкать в кучу перекрёстных ссылок. Всё было знакомо и смутно помнилось из прочитанных в детстве книжек, но мозг продолжал чудить, в режиме стробоскопа наслаивая на рассматриваемые картинки свои поправки.

Герра видел, как у разных домашних кошечек и собачек, даже у хомячков и прочей живности вытягивались челюсти, увеличивались зубы и когти, исчезала шерсть, оголялись, утолщались и удлинялись хвосты, появлялись костяные гребни и шипы, тела становились массивнее за счёт мышечной массы, к тому же некоторые обрастали-таки чем-то вроде перьев. Но самым удивительным было, что творящаяся перед внутренним взором вакханалия казалось ему более правильной, чем наблюдаемая на экране действительность.

Он посмотрел на Жруню. В голове услужливо возникла картинка небольшой, около метра в холке, твари с чешуйчатой кожей, коротенькими, но когтистыми передними лапами, мускулистыми и ещё более когтистыми задними, вытянутой мордой с торчащими наружу внушительными клыками. Глаза, правда, так и остались круглыми и зелёными, но зато зрачок оказался вертикальным. И да, по хребту кота, почти до самого кончика мощного хвоста, произрастала полоска перьев, красиво переливающихся серо-голубыми оттенками под электрическим светом торшера.

Герра помотал головой, стряхивая наваждение.

— Так-так. По-моему, кукушечка у меня немножко улетает. А, Жруня, как считаешь?

— Ня, — коротко ответил кот, не просыпаясь, облизнул розовым языком нос и добавил: — Млек-млек…

И Рычковский тут же вспомнил ещё одну вещь, что неприятно царапнула его сознание. Он быстро повернулся обратно к ноуту и ткнул ссылку.

— Млекопитающие — класс позвоночных животных, основной отличительной особенностью которых является вскармливание детёнышей молоком…

Он долго, минут десять, наверное, читал про всяческих млекопитающих, которых оказалось неимоверно много и которые взяли да вдруг расселились за миллионы лет даже в абсолютно непригодных для жизни местах, буквально оккупировав всю планету. Потом внезапно представил, как вот он, недавно живорождённый детёныш Герра Рычковский, прикладывается к женской сиське, пытаясь вскормиться молоком…

— Фу-фу-фу! Что ж такое происходит-то?!

 

— Да твою ж насекомую маму… — сказали за спиной.

Герра с котом синхронно подскочили с дивана. Кто-то из них зацепил при этом толстой мохнатой жопой журнальный столик. Пустая уже кружка полетела на пол. А ноут, к счастью, успел быть подхвачен и аккуратно сброшен на диван.

В дальнем, пустом углу комнаты почти над самым полом вертикально висел лиловый круг тумана полуметрового где-то диаметра, в глубине которого посвёркивали красные искры и микроскопические разряды молний.

Суча ножками и поскрёбывая боками о некую воздушную границу круга, за которую туман отчего-то не распространялся, на чистый бежевый палас оттуда протискивался таракан. Обычный такой таракан рыжего цвета размером с собаку. Причём с хорошую такую собаку. Сторожевую.

Таракан скрёбся и скрёбся, пытаясь выбраться, а Жруня и Рычковский просто стояли и наблюдали. Наконец таракану удалось высунуться наполовину, после чего он обессиленно замер, прекратив бесплодные попытки.

Тогда Жруня выгнул спину и зашипел, а Рычковский вздрогнул и медленно снял правый тапок сорок шестого размера. Хоть что-то. Жруня прекратил шипеть.

— Я застрял, — сообщил таракан. Рта он при этом не раскрывал, только слегка шевелил воинственно торчащими усами. — Ну и чего вылупились? Таракана не видали? У вас тут чего, насекомых нету, что ли? Где все членистоногие?

— А-а-вы-ы-э-э… — неуверенно отозвался Герра.

— А? Есть, говорю, членистоногие? Понимаешь меня?

— А как это вы по-нашему говорите? — сумел всё-таки выдавить Герра.

— Мысленно, блин! — рявкнул таракан. — Вопросы здесь задаю я! Ты отвечай давай, звероящер!

От такой наглости Рычковский начал слегка приходить в себя. К тому же понял, что таракан действительно застрял и подвижность его ограничена. А ещё вспомнил, что под диваном валяется старая теннисная ракетка. Но хорошая, крепкая и увесистая, из дюралевого сплава. Он быстро присел и пошарил в поддиванной пыли. Память не подвела, и Герра так же быстро выпрямился, но уже гораздо более уверенным в себе, ощущая и в левой руке приятную тяжесть. Тапок из правой он так и не выпустил. Это несколько меняло дело.

— Тараканиха тебе давать будет! Не борзей, не дома!.. И с чего это, кстати, я звероящер-то?

— А кто же? — удивился таракан, но уже тише и вежливей. Телодвижения собеседника и предметы в его руках явно не остались без внимания. — Хотя ладно, проехали. Извиняюсь, осознаю и всё такое… Я уже и сам вижу, что всё опять пошло как-то…

— А что и как должно было пойти? И чего это я всё-таки звероящер, а? Обоснуй, насекомая! — почему-то Рычковского очень уж зацепило за живое подобное обращение.

Таракан опять заскрёбся, пробуя теперь уползти уже обратно в туманный круг, но понял, что застрял серьёзно и объяснений не избежать. Он тяжело задышал и всхлипнул всеми трахеями.

— Ну? — Герра сделал маленький шаг вперёд, перекладывая тапок и ракетку из руки в руку. Всё-таки ударная-то у него правая.

— Ладно, ладно! Чего так сразу? Можно же нормально поговорить. Кто ж против… Эх, была не была! Я из подполья.

— И много вас таких туда наползло? — спросил Рычковский, несколько обескураженный тараканьим заявлением.

— Да не из-под пола, а из подполья, дубина!.. Извини, извини!.. Из подполья мы ведём справедливую освободительную войну на тотальное уничтожение!

— Ну ни хрена себе! Это вы человечество собираетесь тотально освободить и уничтожить, что ли?!

Герра сделал ещё один маленький шажок вперёд.

— Не-не-не, — зачастил таракан. — Против вас лично мы ничего не имеем… Хотя стоп-стоп! Это какое такое человечество? Это вы, значит, человеки?

— Ну да.

Таракан на пару секунд задумался.

— Не зауросапиенсы?

— Нет.

— А случайно не из динозавров сами-то будете происхождением?

— Да нет вроде… Мы так-то млекопитающие, — Герра снова машинально отметил, как странно звучит слово «млекопитающие». — А динозавры вообще вымерли давным-давно!

Таракан снова всхлипнул дыхальцами, но уже иным, счастливым всхлипом.

— Вымерли… Дорогой ты мой человек!.. Если ты членистоног, цератопсу вырви рог! — проорал он вдруг восторженно.

— Чего?

— Не обращай внимания. Это у нас в подполье кричалка такая для поднятия боевого духа. Надо же, у нас всё-таки получилось! Подохли звероящеры!

— Так вы с вымершими динозаврами воевали? — догадался наконец Герра. — И они что, тоже мыслями переговаривались?

— Они первые начали! — взвизгнул таракан. — Эти гады нам Великое пермское вымирание устроили! Знаешь, сколько наших полегло?!

— Это в Перми? — уточнил Герра.

— Это в конце палеозоя!

Голова у Рычковского совсем закружилась, но ракетку из руки он всё равно не выпустил.

— Так вы с ними в прошлом воевали? А сейчас-то тебе чего от нас надо?

— Да что ж ты такой тупой? — раздраженно сказал таракан. — Извини, извини… В каком ещё прошлом? Всего-то час назад в конце мелового периода рванули заряды, заложенные нашими диверсантами-смертниками! И подвиг их не пропал зря! Динозавры повержены, аллес капут! Мы будем вечно помнить каждого паучка, каждого крабика и многоножку, отдавших свои жизни во имя…

— Так час назад повержены или в конце мелового периода? — прервал его Герра.

— А? Ну, вообще-то действительно получается, что в прошлом, — удивился очевидному факту таракан.

— Так а чего ты тогда здесь делаешь, когда там многоножки гибнут? — продолжил настаивать Рычковский. — Дезертир, что ли?

— Э, слушай! Ты чего, совсем?! Ты за словами-то следи! Я же из группы эволюционного контроля! Проверяю, значит, эффективность действий всех этих коммандос, отбитых на голову. А то их уже пару раз заносило не туда… Весь мир в труху, понимаешь… А в этой конкретно точке темпоральной спирали, в смысле у вас тут, в случае успешного результата должен был получиться чистенький свободный мирок, который мы бы тут же под себя подогнали и заселили. А в том случае, если б заряды, например, не сработали, то здесь так бы и жили зверосапиенсы, понимаешь, динозаврусы поганые…

Он вдруг умолк, словно обдумывая собственные слова.

— Позвольте… Если динозавры всё же вымерли, то здесь никого быть не должно! Откуда тут взялось это ваше человечество? И вообще все эти… как вас там? Млекопитающие? Вас тут вообще не стояло! Этот мир должен был стать нашим! Как же так? Неужели всё-таки ноосферное замещение… но вероятность исчезающе мала… хотя…

Таракан бормотал всё тише и тише. На него было жалко смотреть.

— А у нас тоже насекомые есть, — зачем-то сказал Герра. — Только глупые и мелкие, вот такие примерно. — Он продемонстрировал маленький просвет между большим и указательным пальцами.

— Ы-ы-ы, — отозвался таракан. — Но почему? Почему же эта тварь выбрала вас, а не нас?!

— Какая именно тварь? И выбрала для чего?

Таракан опять надолго замолчал. Рычковский решил уже, что он больше ничего не скажет, но ошибся. Тот заговорил снова.

— Час назад тут не было ни одного человека. Думаю, даже ни одного млекопитающего не было в этом мире! Теперь я уверен в этом наверняка.

— А где же мы все были? — опешил Герра.

— Ваш общий предок вымер, скорее всего, как и предки многих тысяч других видов.

— Но…

— Но, когда мы уничтожили всех динозавров, хроноволна смыла в том числе и произошедших от них зауросапиенсов, живших здесь и сейчас.

— Но…

— Но ноосфера не терпит пустоты. А высвободившейся разумной энергии необходима материальная оболочка. И ноосфера выбрала вас. Приговор эволюции был отменён, и десятки миллионов лет назад предка всех млекопитающих не сожрали. Поэтому вы, человеки, здесь и сейчас. А мы в жопе, — таракан в очередной раз всхлипнул. — Своими лапами вас, получается, создали! — Он горестно потряс парой передних ножек и поскрёб парой средних, плотно прижатых к телу границей туманного круга.

Теперь очередь долго молчать настала для Рычковского.

— То есть час назад я был динозавром? — решил в конце концов уточнить он. — Этим самым… зауросапиенсом?

— Да, именно этим самым.

— А этот мохнатый, — он указал на совсем расслабившегося и разлёгшегося на полу под ногами Жруню, — тоже каким-нибудь ящером был?

— Наверняка.

Герра облегчённо вздохнул.

— То-то у меня весь вечер в голове какой-то бред! Сиськи млекопитающие раздражают, коты в перьях мерещатся… Я уж думал, совсем с ума схожу. А тут, значит, вот оно чё. Всё нормально, выходит! Живы-здоровы, и от ноосферы чуток мозгов перепало!

— Небольшая интерференция хроноволны, — с завистливым вздохом всё же пояснил таракан. — Остаточная память. Через час будешь в норме… Ладно, пора мне валить в своё подполье, а то у меня от вашего малого содержания кислорода уже башка трещит, как с бодуна, и недержание речи происходит. Все секреты тебе от души по-братски выдал! Как так-то вообще? Отписываться ещё за разглашение, если узнают…

Он опять отчаянно заскрёбся, пытаясь втянуться назад в свой туманный круг, потом раздражённо шевельнул усами в сторону Рычковского.

— Ну, чего тупишь опять, бурдюк кожаный? Видишь же, неудачный во всех смыслах день у меня сегодня, даже на полноценный портал энергии не хватило. А вы, человеки, нам теперь по гроб жизни обязаны! Так ты хоть сейчас помоги немножко… Ах, ноосфера, бессердечная ты су…

Рычковский сделал три стремительных шага, молодецки замахнулся ракеткой и помог.

С чпокающим звуком пробки, вылетающей из бутылки, таракан вбился в портал, который незамедлительно закрылся, оставив в воздухе лишь слабый запах озона.

— Извините, — сказал Герра в пустоту. — Чем смог.

 

Он сидел в темноте и лениво гладил кота. Из коридора раздался звук поворачивающегося в замке ключа.

— Пойдем, фелицираптор, посмотрим, кто же там к нам пришёл?

Надёжную ракетку они со Жруней на всякий случай прихватили с собой.

В открывшуюся входную дверь вошла Варя. Дыша духами и туманами, да. С пакетом, в котором наверняка были какие-то вкусняшки, потому что кот тут же принялся с надеждой нюхать воздух. Увидев Геру с теннисной ракеткой в руке, Варя негромко засмеялась.

— Ты что, зверушка моя, решил спортом заняться? Прямо здесь и сейчас?

Гера аккуратно положил ракетку на полочку для обуви.

— Я соскучился, — сказал он. — Давай я тебе сказку расскажу?

— Я тоже соскучилась, — сказала Варя. — Хочешь мороженку?

Сегодня рассказ к утреннему кофе приготовил Андрей Крас, личность всесторонне интересная. Знакомьтесь!

Меня зовут Андрей. Лет мне где-то 71-75, но стараюсь поддерживать физическую форму, поэтому выгляжу примерно так же. В голодные годы развитого социализма был вынужден за две недели полностью обучиться в школе ФЗУ-432 при Сызранском Стружечно-Опилочном Комбинате Питания, получив специальность слесаря-краснодеревщика. После срочной и быстрой службы в Советской армии и Военно-морском флоте окончил пятисполовинойлетние курсы повышения квалификации Куйбышевского авиационного института.

Долгое время старательно работал на оборонку — вытачивал из железного дерева четыре болта М10 для звёздного «Бурана». Когда экономика стала экономно-рыночной и перешла на болты М8, я попал под конверсию, остался не у дел и оказался на полном пенсионе, который и выплачиваю сам себе поныне из личных накоплений государства.

Пью безалкогольный сок, увлекаюсь написанием дурацких стишков, часто в прозе и не в рифму. Люблю котов, издали любуюсь собаками, а также люблю гулять из квартиры наружу и обратно. Ещё мне нравится мазать чёрную икру на бутерброды с красной, хотя ни разу не пробовал.

Вот, собственно, и вся моя маленькая жизнь, как говорила Даша Шелест Ивану Пырьеву, играя на пианино.

Куратор проекта: Александра Давыдова

Оставляя комментарии на сайте «Мира фантастики», я подтверждаю, что согласен с пользовательским соглашением Сайта.

Читайте также

Статьи

«Забытые моря»: настольная игра про пиратов 8
0
34679
«Забытые моря»: настольная игра про пиратов

«Забытые моря» — новинка от издательства Plaid Hat Games, основанная на его фирменной механике перекрестков. В процессе игроки, сообща или поодиночке, делают сюжетный выбор, в той или иной степени влияющий […]

«Кастлвания», 4 сезон: финал тёмного фэнтези 4
0
43546
«Кастлвания», 4 сезон: финал тёмного фэнтези

Какой получилась концовка, есть ли там что-нибудь от изгнанного Уоррена Эллиса и что будет с сериалом дальше?

Что почитать из фантастики? Книжные новинки марта 2021 4
0
103780
Кристофер Руоккио «Ревущая тьма»: масштабный космический квест в поисках «мира для всех»

Масштабная эпопея о далеком будущем от новой звезды космической оперы.

«Бракованная партия»: новый сериал по «Звёздным войнам». Первые впечатления 3
0
114059
«Бракованная партия»: новый сериал по «Звёздным войнам». Первые впечатления

Вышел ли из сериала достойный преемник «Войн клонов» и стоит ли ненавидеть Омегу?

Термоядерный синтез: энергия будущего? 9
0
155719
Термоядерный синтез: энергия будущего?

«Святой Грааль» энергетики, чудо, которого давно ждут и всё никак не воплотят.

«Любовь, смерть и роботы» 2 сезон: в каком порядке смотреть? От хорошего к лучшему
0
170028
«Любовь, смерть и роботы», 2 сезон: в каком порядке смотреть?

Все серии хороши, но двигаться стоит от хорошего к лучшему.

Экранизации Булгакова: проклятые, народные и забытые 24
0
163919
Экранизации Булгакова: проклятые, народные и забытые

Три фантастические ленты, снятые по произведениям Михаила Булгакова, видели, наверное, все. Это «Иван Васильевич меняет профессию», «Собачье сердце» и сериал «Мастер и Маргарита». А всего фантастику Булгакова экранизировали почти полтора десятка раз.

Diablo Immortal — не для фанатов Diablo? Первые впечатления от мобильной игры  13
0
213624
Diablo Immortal — не для фанатов Diablo? Первые впечатления от мобильной игры 

Это действительно крутой проект, но подойдёт он не всем фанатам оригинальной линейки.

Спецпроекты

Top.Mail.Ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: