Большая часть настольных игр, равно как и компьютерных, делается с прицелом на мальчиков. А что они любят (в традиционном понимании)? Танки, войну, побеждать друг друга и рассказывать всем, как они это сделали. Конечно, семейных и просто бесконфликтных игр хватает, и сегмент рынка у них больше, — но все самые сложные и интересные механики часто находят исключительно «агрессивное» воплощение. Вот и приходится дизайнерам раз за разом изобретать велосипед, придумывая, как отыгрывать сражение двух армий за Королевскую Гавань, Мекатол Рекс или безымянный гекс на карте.

И получается, в сущности, одно и то же! С тех пор как Герберт Уэллс написал книгу «Маленькие войны» и популяризировал военные игры с кубиками, поменялось не так уж много. Механики сражений внедряли ещё Avalon Hill и GMT задолго до нашего «золотого века». Бум колодостроения, триумфальное шествие формата Legacy, кроссплатформенные игры с использованием планшета — несмотря на всю эволюцию, механика разрешения конфликтов практически не меняется. К слову, под конфликтом я понимаю не только сражение, но и любую локальную ситуацию, в которой игроки тратят ресурсы, чтобы определить однозначного победителя.

Эта колонка не ставит целью поругать разработчиков за ретроградство. Если одна и та же идея кочует из игры в игру, почти не изменяясь, может, это потому, что с ней всё в порядке? Давайте лучше рассмотрим самые популярные подходы к отыгрышу игровых конфликтов и вспомним экзотические альтернативы, а там уже решим, нужно ли открывать Америку или всё и так прекрасно работает.

Если вы думаете, что всё начиналось с кубиков, вспомните шахматы. В большинстве классических игр у каждой, даже самой сильной фигуры всего одна жизнь. Пешка съедает ферзя, обычная шашка — дамку. Ну и дальше, по цепочке, другие фигуры могут очистить полдоски. В чистом виде эта механика редко появляется вне абстрактных игр, но если чуть-чуть её изменить, она вполне конкурентоспособна. В «Маленьком мире» одинокий хоббит на драконе может прогнать целые стопки орков и гигантов. Учитывать силу отрядов всё равно приходится, но результат один — защищающееся войско лишается солдата и отступает. В Neuroshima Hex у большинства существ тоже одна жизнь. Нюанс, превращающий тысячелетний приём в остроумную механику, — битвы в игре происходят по большим праздникам. Отряды ставят на поле, и они целятся друг в друга… пока кто-то не вытянет жетон сражения. Тогда в порядке инициативы над полем раздаются выстрелы, и становится гораздо просторнее.

Стенка на стенку

Империал 2030

В играх европейской школы сражения встречаются не так часто и отыгрываются быстро. Война в них — продолжение экономической политики, затратный, но иногда выгодный способ добиться преимущества. В еврогеймах войска часто убивают друг друга, лишая обоих игроков значительной доли ресурсов. Показательны игры Мака Гердтса. Возьмём, например, «Империал 2030». Вы должны управлять государствами, стараясь заработать как можно больше денег за их территории, и, если одни государства перестают быть выгодными, вкладываться в другие. Бой в игре — простой размен фигурками. Нападая одиноким солдатом на соперника, вы сначала ломаете свою экономику, а лишь затем его.

Империал 2030 Игра престолов (настольная игра)

«Игра престолов» идейно ближе к «Империалу», чем к современным «дайсомётам». Сила войска всё так же определяется количеством фигурок (хотя карты домов могут немного изменить ситуацию), мечи и черепа на картах уничтожают отряды навсегда. Но баланс в ней явно смещён в сторону атаки. Осадные башни, бесполезные в обороне, корабли, способные перевезти армию через полкарты, против бонуса +1 за приказ обороны, — захватывать легко, удерживать трудно.

Куда же без кубиков?

Кинуть кубик, посчитать повреждения — наверное, самый популярный способ определить победителя в бою. Эта механика используется везде, от Warhammer до Eclipse. Шестёрка — почти всегда попадание, единица — промах. В играх Games Workshop кубики кидают целыми вёдрами: сначала на попадание, потом на ранение, а затем — на спасбросок. Такое количество бросков позволяет ближе подобраться к нормальному распределению выпавших значений (что было бы кстати, если бы британцы внимательнее следили за балансом в своих играх). Необходимое для успеха значение зависит от множества факторов: оружия, защиты, наличия укрытия и так далее. В не-варгеймах обычно хватает одного броска, чтобы попасть в цель.

Дайсы

Вторая популярная модель сражения — механика «5–6». Именно эти два значения считаются успехами. Кубиков обычно бросают немного, в среднем штук 5 за раз. Такая механика встречается в множестве игр, от «Войны кольца» до «Ужаса Аркхэма». В первой успехи наносят раны монстрам, во второй — убирают с поля вражеские фигурки.

Дайсы

Третья модель — сложная многоэтапная перестрелка с инициативой. Со времён Axis & Allies изменилось не так много, Eclipse благополучно использует тот же подход. В старом варгейме нюансов даже больше (правила для подлодок, крейсеров, поддержка артиллерией), в космической стратегии только ракеты как-то
выделяются среди обычных модификаторов к броскам. Интересно, что схожую механику использует и Shadowrun, уже совсем не варгейм. Почему подобная «боёвка» на кубиках так популярна? К ней можно пристроить что угодно! Апгрейды кораблей из Eclipse, навыки в играх лавкрафтианской серии, правило «4 куба = успех» из ролевой игры. Кубики позволяют разрешать одну и ту же ситуацию множеством различных способов и делают сражения непредсказуемыми. А ещё они дёшевы в производстве и удобны в тестировании игры.

Карты решают всё

Runewars

Говоря о карточных сражениях, сразу оставим в стороне MTG и прочие ККИ. За редким исключением в этом жанре у каждой карты есть здоровье и атака, и в бою просто сравниваются эти цифры. В Doomtown с её покерными картами конфликты постарались сделать интереснее, но давайте всё же обратимся к стратегическим играм. Часто карты в них симулируют кубики. Колода карт позволяет как угодно распределить вероятности и накрутить столько механик, сколько нужно. Runewars использует возможности карт на полную катушку. Попадания по врагу для четырёх типов отрядов распределены неравномерно; кроме значков ран, встречаются символы магического шара, активирующие особые способности. В Gloomhaven урон от атак фиксирован, а вместо кубиков используется 20-карточная колода модификаторов. Герои, повышая уровень, могут избавиться от плохих карт, добавить хорошие или карты со специальными эффектами (оглушение, обездвиживание и так далее).

gloomhaven

Перетягивание каната

«Таверна «Красный дракон»

Самая любопытная механика из нашего списка. Появляется в самых разных играх. В отличие от упомянутых ранее примеров, в играх с перетягиванием каната вы не наносите противнику раны, а претендуете на некий выигрыш, по очереди делая заявки. В исторической игре Few Acres of Snow так реализована осада фортов — игроки за британцев и французов по очереди играют «военные» карты и двигают жетон из нейтрального положения, пока не надоест или карты не кончатся. В «Таверне «Красный дракон» в перерыве между пьянками герои могут рискнуть монетами в азартной игре. Стремясь к победе, игроки швыряют на стол карты с подходящими действиями и «поворотами» в партии (козыри, трюки, повышение ставок). Победит лишь один, и он заберёт всё золото, если остальные спасуют. Интересно, что есть возможность оставить всех с носом, сыграв карту «Официантка подумала, что это чаевые».

«Ганнибал. Рим против Карфагена»

В варгеймах такой приём тоже появляется — взять хотя бы переизданный недавно «Ганнибал. Рим против Карфагена». Перед сражением римляне и карфагеняне долго определяют число доступных карт тактики (на него влияют размер войска, наличие рядом союзников, место сражения и таланты полководцев). Затем начинается дуэль. На карту «Атака левым флангом» нужно ответить «Атакой правым флангом». На «Атаку по центру» — такой же картой. Ещё есть «Клещи» и «Разведка боем». Нет нужной карты — бой проигран, даже если у вас солдат вдвое больше. Битва при Каннах шла по похожему сценарию.

* * *

Позволим себе на секунду побыть субъективными. Самая подходящая механика для сложных и интересных сражений — всё-таки карточная. На картонке размером с календарик можно легко уместить пять разных механик и не перегрузить при этом восприятие. К тому же, варьируя их количество и содержание, можно добиться хорошего баланса и реиграбельности. Кубики вполне применимы, но они могут не на шутку расстроить (почему-то единички злят сильнее, чем «пустые» карты в Runewars), а роль случая в игре с ними можно компенсировать только количеством бросков. А перетягивание каната и размен фигурок хорошо работают в играх, где стратегия важнее тактики, но в тактических настолках просто не нужны.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Павел Ильин
Математик, игрок, ролевик, главный редактор студии разработки настольных игр.

Показать комментарии

А ещё у нас есть