Джеймс Баллард «Высотка». Роман о бунте среднего класса

Тяжело в бараке: краны текут, в щели задувает, соседи за занавеской врубают блатняк на всю катушку… Но и в элитном сорокаэтажном доме, где всё продумано, выверено и подчинено правилам хорошего вкуса, живётся не больно-то комфортно. Высотка давит, создаёт среду для развития неврозов и психозов, и в престижной новостройке, населённой представителями «среднего класса», вспыхивает жестокий бунт сродни тюремному — только спецотряды полиции на подавление этих беспорядков не спешат.

Джеймс Баллард «Высотка»

James G. Ballard
High-Rise
Роман
Жанр: роман-катастрофа, антиутопия
Выход оригинала: 1975
Переводчик: А. Андреев
Издательство: АСТ, 2016
Серия: «Сны разума»
224 стр., 2000 экз.
Похоже на:
Ян Вайсс «Дом в тысячу этажей»
Олдос Хаксли «Дивный новый мир»

По нынешним временам сорокаэтажный жилой дом — не бог весть какое чудо. Но в середине семидесятых, когда был издан роман, высотка на тысячу квартир со своим магазином, школой, банком, салоном красоты, тренажёрным залом, садом и двумя бассейнами, воплощённая урбанистическая утопия, служила символом нового жизненного уклада. Целый город, вытянутый по вертикали, обособленный от всего остального мира, заселённый представителями одного класса — торжество рациональности, шедевр продуманности. И речь не только о хитрых машинах и механизмах, которые обеспечивают функционирование здания. «По обычным финансовым и образовательным меркам они, вероятно, были ближе друг другу, чем члены любого мыслимого сообщества», — пишет Баллард о героях своего романа. Но на самом деле это сходство чисто внешнее. Продюсер-документалист Уайлдер, врач-психиатр Лэйнг и архитектор Ройал, символизирующие нижние, средние и верхние этажи, одержимы разными комплексами и маниями. Когда обитатели новостройки начинают стремительно деградировать и менеджеры среднего звена без всякой магии обращаются в косматых дикарей, под тонким слоем глянца обнаруживаются совершенно разные демоны…

В баллардовской высотке легко увидеть модель «среднего класса»: разобщённого, неоднородного, тщательно скрывающего многочисленные психические отклонения. Только человеку с крайне ограниченным воображением этот класс может казаться единым и монолитным. Однако роман не о политике и не об экономике. Взрыв происходит не потому, что жителям высотки чего-то не хватает, не из-за имущественного неравенства, не как реакция на угнетение. Все герои книги вполне обеспечены, хорошо образованы, недурно воспитаны. Сбои в обслуживании дома случаются, но форс-мажоры так легко устраняются в рабочем порядке, что при другом раскладе не привлекли бы внимания. Катастрофа, о которой пишет автор, — чистый бунт дионисийского начала, восстание коллективного бессознательного против упорядоченности, продуманности и рациональности, против хорошего вкуса, интеллектуальных бесед, изысканной музыки и утончённой кухни. Задавленные комплексы, фобии и мании, вырвавшись наружу, превращают шедевр индустриального дизайна в свалку, населённую дикарями-каннибалами, серийными маньяками и безумными вакханками. Коллективное бессознательное выворачивается наизнанку, раскрепощённое подсознание пожирает высотку от цокольного этажа до пентхауса.

Чем скучнее и бессодержательнее становилась жизнь в высотке, тем больше открывалось возможностей. Высотка сняла необходимость подавлять антисоциальное поведение и позволила людям исследовать любые аномальные порывы и капризы. Защищённые раковиной высотки, словно пассажиры авиалайнера под управлением автопилота, жильцы могли вести себя как угодно, — так технология открывает двери перед действительно «свободной» психопатологией.

В автобиографии «Чудеса жизни», изданной незадолго до смерти писателя, Джеймс Грэм Баллард признаётся, что всю жизнь сохранял интерес к двум явлениям: психоанализу и сюрреализму. И это не только определяет круг тем, которые волновали автора, но и довольно чётко характеризует его манеру письма. Баллард не столько показывает, сколько рассказывает, называет эмоции («он испытал страх-ненавистьпохоть»), каталогизирует факты и ставит диагнозы. Большая часть эпизодов «Высотки» слабо окрашена эмоционально — как во сне, где ты можешь только отстранённо наблюдать за развитием событий, но изменить что-то не в силах. Почти беспристрастный репортаж из ада — ну или из глубин того самого «внутреннего космоса», о котором так любили порассуждать авторы англо-американской «новой волны». Хотя велика ли на самом деле разница?..

Итог: «Высотка» написана чётко, прозрачно — и с высочайшей концентрацией смыслов на единицу текста. По объёму это скорее крупная повесть, чем полноценный роман, но каждый абзац можно разбирать и интерпретировать с чисто литературоведческой позиции, с точки зрения теории психоанализа, через призму самых разных социальных, политологических, экономических, философских учений. В общем, «маст рид», читать обязательно.

Киновысотка

В 2015 году на киноэкраны вышел фильм «Высотка» режиссёра Бена Уитли, снятый по мотивам романа. Но это не единственная и далеко не самая известная экранизация Балларда: в его фильмографию входят «Империя солнца» Стивена Спилберга, «Автокатастрофа» Дэвида Кроненберга, «Выставка жестокости» Джонатана Уайсса, другие фильмы и телесериалы. Кроме того, Баллард лично снялся в нескольких документальных лентах — например, сыграл главную роль в фильме London Orbital о лондонской кольцевой автостраде и выступил в качестве одного из экспертов в картине «Употребление наркотиков и искусство».

Джеймс Баллард «Высотка». Роман о бунте среднего класса
Удачно
  • прозрачность стиля
  • яркость образов
  • широта возможных трактовок
Неудачно
  • общая мрачность
  • мизантропичность
9Отлично
comments powered by HyperComments
Василий Владимирский
Литературный критик, постоянный автор «Мира фантастики»

Это интересно

А ещё у нас есть