Анджей Сапковский: «Моя лучшая книга ещё не написана»

mf_201506_142_Sapkovski

Наш журнал уже не раз брал интервью у Анджея Сапковского. Однако каждый раз, как мы встречаем мэтра польского фэнтези, сложно избежать соблазна и не задать ему ещё несколько вопросов. Тем более что поводов для нового разговора с нашей последней беседы накопилось достаточно — это и выход нового романа о Геральте, и публикация сборника-трибьюта «Ведьмачьи легенды» от российских авторов, и релиз очередной игры по мотивам цикла.

«Настоящее мастерство писателя проявляется в рассказе»

В последнее время произведения Сапковского переиздаются в России преимущественно в омнибусах.

В последнее время Сапковского часто переиздают в России в омнибусах.

Тяжело ли было после многолетнего перерыва вновь вернуться в мир ведьмака?

Совсем нет. Вы знаете, меня муза посетила. Пролетала, взмахнула волшебной палочкой, и я написал роман.

Когда вы объявили, что пишете «Сезон гроз», то многие были удивлены, ведь прежде вы говорили, что не собираетесь писать продолжение цикла…

Я говорил, что не буду продолжать историю ведьмака. Я её и не продолжил. Но я никогда не исключал возможности вернуться в мир ведьмака с самостоятельной историей — сайдквелом, как это называют на английском. «Сезон гроз» и стал такой историей.

А писать сиквелы я действительно не собираюсь. Не будет новых пяти книжек, а потом ещё «Сына ведьмака» и «Дочери ведьмака» впридачу.

Писать сиквелы я не собираюсь. Не будет «Сына ведьмака» и «Дочери ведьмака».

Ещё до официальной публикации «Сезона гроз» в Рунете появился любительский перевод романа. Как вы относитесь к тому, что фанаты сами переводят ваши книги и бесплатно распространяют их в сети?

Бороться с этим невозможно. Да и бывает так, что любительский перевод получается лучше официального. Но для меня, конечно, официальный перевод остаётся самым важным.

События «Сезона гроз» разворачиваются до начала «Крови эльфов».

События «Сезона гроз» разворачиваются до начала «Крови эльфов».

Как вы сами отметили, официальные переводы подчас оставляют желать лучшего. Нет ли у вас возможности как-то на это повлиять?

Не бывает таких договоров между издательством и писателем, который позволял бы последнему влиять на перевод. Когда переводчик задаёт мне вопросы по тексту, если чего-то не понимает или хочет уточнить какой-то момент, я всегда, как могу, помогаю. Но, если переводчик этого не делает и работает с текстом так, как сам считает правильным, я не могу ничего с этим поделать. Нет у меня такого права.

Известность вам принесли произведения в короткой форме, но со временем вы практически перестали их писать. С чем это связано и нет ли желания вернуться к сочинению рассказов?

За романы платят больше! Чтобы написать хороший рассказ, нужно полгода работы. А денег я на нём заработаю не очень много. На книгу надо потратить год или два, но заплатят за неё очень хорошо. Вот и получается, что нет смысла возвращаться к рассказам. Невыгодно.

Но, конечно, настоящее мастерство писателя проявляется именно в рассказе. В нём путь от начала до конца — это короткая прямая линия, и надо суметь уложить в него всё, что задумано. Повесть и книга больше, поэтому с ними проще.

Вы как-то сказали, что не считаете сагу о ведьмаке работой своей жизни. А какое-нибудь произведение можете таковым назвать или оно ещё впереди?

Не так уж просто ответить на этот вопрос. Пожалуй, я бы назвал своим tour de force «Сагу о Рейневане». Недавно по ней выпустили аудиороманы. Я их послушал и сказал себе: «Нет, лучше написать я не смогу, это мой потолок». Но, как знать, может, я ошибаюсь. Всегда надо стремиться к большему, поэтому я надеюсь, что моя лучшая книга ещё не написана.

Вся «Сага о Рейневане» уместилась под обложкой одной книги объёмом без малого в тысячу страниц.

Вся «Сага о Рейневане» уместилась под обложкой одной книги объёмом без малого в тысячу страниц.

Вы начинали писательскую карьеру с фэнтези о вторичном мире. Как появилась идея перейти от него к саге, действие которой разворачивается в декорациях реального средневековья?

Не забывайте про время, когда я начал писать. Первые рассказы о ведьмаке вышли в 1980-е годы, когда о жанре фэнтези практически никто в Польше не знал. Я пошёл именно в классическое фэнтези, потому что понимал: читатели этим обязательно заинтересуются.

Потом, когда я начал читать больше зарубежного фэнтези, мне очень понравились романы, основанные на реальной истории, где действие происходит в нашем мире, но при этом есть элементы мистики и магия. И тогда я придумал свою трилогию о Гуситских войнах.

В Польше мне нередко говорят, что из «Саги о Рейневане» получилось бы замечательное чисто историческое произведение и удивляются, зачем там мистика, колдуны и ведьмы. Мол, без всего этого получился бы настоящий исторический цикл, который вполне мог бы завоевать литературные награды. Не то что фантастика.

Нет ли желания попробовать себя в каком-нибудь ещё новом направлении?

Да, есть такое желание. Из фантастики я сейчас читаю преимущественно городское фэнтези, например «Досье Дрездена» Джима Батчера. Не исключено, что я возьмусь написать что-то в этом направлении.

В последнее время на русском языке выходит достаточно много переводного польского фэнтези от таких авторов, как Дукай, Крес, Пекара… Могли бы вы кого-нибудь из них порекомендовать своим поклонникам?

Что я буду конкурентов рекламировать? Ни за что, это как змею на груди пригреть! Конечно, я шучу. Я прекрасно знаю, что польская фантастика всегда была близка людям, читающим по-русски. Начиная с Лема, продолжая Сапковским и переходя к тем авторам, чьи имена вы назвали. Дукай, Крес, Баранецкий — всё это действительно хорошие писатели, и читать их я бы советовал.

Скажите, а востребована ли российская фантастика в Польше?

Да, разумеется. Спросите любого поляка, любящего фантастику, и он вам скажет, что читал русских авторов. Но вот беда — нет хороших переводчиков.

Не секрет, что Анджей Сапковский не принимает участие в создании игр о похождениях Геральта, сам не играл в них и считает их просто адаптацией своих книг, а не их официальным продолжением. Тем не менее мы не могли не задать пану Анджею пару вопросов об играх, а заодно затронули и другую работу, созданную по мотивам его книг, — сборник «Ведьмачьи легенды».

«Поклонники должны понимать, что всё начиналось с книг»

Обращаются ли к вам разработчики игровой серии «Ведьмак» за советами и консультациями?

Мои отношения с авторами игр получились крайне неловкими. Мы почти не общаемся. Они хорошо платят, и спасибо им за это, но ничего мне не говорят, ни о чём не спрашивают.

Когда CD Projekt делали первую игру, разработчики спросили, не буду ли я возражать, если они продолжат историю, которую я закончил в книгах. Я сказал: «Пожалуйста, не вижу в этом никакой проблемы». Лично я не собираюсь писать сиквелы, и, раз уж разработчикам для их игры нужно было сделать именно продолжение истории Геральта, я был совершенно не против.

Соответствует ли облик Геральта, Трисс, Лютика и других персонажей вашему представлению об их внешности?

Хотите верьте, хотите нет, но, когда я пишу, я не вижу своих героев. У меня перед глазами нет образов и картин, я просто в нужном порядке ставлю буквы на листе. Я не знаю, как выглядят Геральт, Йеннифэр или Лютик. Для меня они — только буквы на бумаге. И читатель, когда берёт книги, видит именно чёрные буквы на белом фоне — всё остальное делает его воображение. Моя же задача — расставить эти буквы в таком порядке, чтобы читатель радовался и ему было интересно.

Я не знаю, как выглядят Геральт, Йеннифэр и Лютик. Для меня они буквы на бумаге.

Такими Трисс, Геральта и Йеннифэр увидели разработчики игры «Ведьмак 3: Дикая охота».

Такими Трисс, Геральта и Йеннифэр увидели разработчики игры «Ведьмак 3: Дикая охота».

Американский издатель использует в оформлении книг Сапковского арты из игры.

Американский издатель использует в оформлении книг Сапковского арты из игры.

Игровые адаптации ведьмачьего цикла снискали нешуточную популярность. А сказалось ли это на успехах ваших книг?

Да, без сомнения. Правда, появились уже люди, которые говорят, что Сапковский пишет книги по играм или что своей популярностью я обязан играм. А это абсолютно неверно. Я подобными заявлениями, конечно, недоволен, но бороться с ними тяжело.

Были игры по книгам Пратчетта, Мартина и многих других писателей. Но поклонники должны понимать, что всё начиналось с книг.

Именно после выхода игр на ваши книги обратили внимание англоязычные издатели. Не могли бы вы рассказать о судьбе ваших романов в США и Великобритании?

Мои книги были изданы в Китае, в Японии, в Испании, в Скандинавии… Но американцы и англичане всё равно их игнорировали, мол, нам своих авторов хватает. Что, писатель из Польши? Это вроде как из Зимбабве? Какая там может быть фантастика? Пусть поляки пишут себе, как они боролись с коммунизмом. Но польская фантастика? Не верим. Вот какова на протяжении долгого времени была реакция на мои книги от англоязычных издателей.

А знаете ли вы, как приняли ваши книги англоязычные читатели?

Пока не могу судить, какое впечатление романы произвели на англоязычную аудиторию. Я был на многих конвентах в разных странах, но «Еврокон 2014» в Дублине стал моим первым конвентом, где все говорят на английском языке. Да, подходят читатели, хвалят мои книги, говорят, что восхищаются ими, но делать из этого далеко идущие выводы я не тороплюсь.

Несколько лет назад я получил премию имени Дэвида Геммела, но мой английский издатель Gollancz не счёл нужным пригласить меня на вручение. Вот вам и отношение. Если бы мне присудили награду в Чехии, России или Германии, подобного бы, конечно, не произошло — мой местный издатель абсолютно точно позвал бы меня на церемонию.

В антологию вошли восемь рассказов и повестей.

В антологию вошли восемь рассказов и повестей.

Относительно недавно вышел сборник «Ведьмачьи легенды», в который вошли рассказы российских авторов по мотивам вашего цикла. Довелось ли вам прочесть эту аналогию и как вы её оцениваете?

Приятно, что этот сборник вышел, и, конечно, я его читал. Я доволен, что мои идеи и мир, который я создал, влияют на других авторов. Меня просили написать предисловие, но я не успел. Забот много, работы много, вот и не успел.

А как вы относитесь к творчеству простых фанатов по мотивам ваших книг?

Раз есть фаны, то будут и фанфикшены. Я не возражаю. Как у нас в Польше говорят, этот тот груз, который ты получаешь и должен нести, если сделал что-то примечательное. Если есть люди, которые любят моё творчество, восхищаются книгами и хотят создавать что-то своё по мотивам, как можно этому противиться?

Но есть и проблема. Сам я с ней не сталкивался, но наслышан. Например, один юный богатырь обвинил писательницу, по произведениям которой написал фанфикшен, что она затем украла его идеи. Хотя писательница никогда эти тексты не читала и вообще не знала об их существовании, теперь их автор требует у неё деньги.

И ведь вполне может быть, что, например, возьмусь я написать новую книгу о ведьмаке. И придумаю идею, которую уже использовал какой-нибудь поклонник в своём фанфикшене. Тут же начнутся разговоры, что это он придумал, а я позаимствовал, хотя на самом деле тот фанфикшен никогда не читал.

Что бы вы могли посоветовать начинающим писателям?

Я так скажу: если в вас есть писатель, то он всё равно вырвется наружу. А если его нет, то никакие советы не помогут. Выучиться невозможно, нужен талант, а он — от Бога.

Если в вас есть писатель, он всё равно вырвется наружу.

В прошлом вы не раз посещали Россию, но в последнее годы к нам не заглядываете. Есть ли шанс в обозримом будущем увидеть вас в наших краях?

Давно, давно не заглядывал. Когда я ещё занимался бизнесом, много путешествовал по России, и потом не раз приезжал на российские конвенты. Приятно вспомнить. Так что приглашайте, если получится, обязательно приеду.

После беседы мы подарили мэтру «польский» номер «Мира фантастики».

После беседы мы подарили мэтру «польский» номер «Мира фантастики».

Возвращение Геральта на киноэкраны

Летом 2014 года анонсировали новую экранизацию «Ведьмака». Режиссёром фильма выступит Томаш Багиньский, который ставил великолепные вступительные ролики для игр ведьмачьей серии, что даёт все основания надеяться на очень зрелищную и атмосферную картину. И буквально вчера (upd от 6 ноября 2015. — Прим. МирФ) стали известны подробности об этом фильме.

Мы, конечно, задали пану Анджею вопрос о готовящейся экранизации. Однако писатель связан условиями контракта и пока не может обсуждать никакие детали проекта.

comments powered by HyperComments
Дмитрий Злотницкий
Постоянный автор «Мира фантастики» с 2004 года. Брал интервью у множества художников и фантастов. Писал о комиксах до того, как это стало мейнстримом.

Это интересно

А ещё у нас есть