Начало 2010 года ознаменовалось всплеском интереса к ретросинтвейву — жанру электроники, появившемуся на волне ностальгии по музыке и, что не менее важно, фантастике восьмидесятых. Нынешний год стал знаковым для этого жанра в России — нас посетили самые яркие представители сцены: Perturbator и Carpenter Brut. В ноябре итог ретро-года подведут калифорнийские музыканты Джастин Пойнтер и Тони Ким из проекта Dance with the Dead. Винтажные синтезаторы и танцевальные биты они сочетают с яркой электрогитарой и густой атмосферой низкобюджетной фантастики. Накануне концертов мы решили пообщаться с музыкантами об их отношении к культуре восьмидесятых, старым ужастикам и ремейкам культовых фильмов.
Интервью особенно хорошо читается под музыку группы!
У вас яркий и узнаваемый визуальный стиль. Обложки ваших альбомов так и напоминают постеры к старым фильмам.

DWTD: Спасибо! На нас очень повлияли яркие, красочные постеры фильмов, которые делали в 1950-1980-х. Мы обожаем подобную стилистику. На наш взгляд, обложка альбома не менее важна, чем музыка, ведь она служит окном в мир, созданный мелодиями. Именно благодаря постерам мы открыли для себя немало отличных хоррор-фильмов. И нам хочется, чтобы и наши обложки могли так цеплять!

А кто их рисует?

DWTD: Дизайнер Рубен Мартинес, наш хороший друг. Вместе с ним мы придумали
идеи для всех наших обложек. И, если идея возникает где-то в глубинах нашего воображения, Рубен помогает выудить её на поверхность!

Dance with the Dead

Иллюстрации к релизам Dance with the Dead вдохновлены постерами малобюджетной фантастики1970-1980-х

Ваша музыка словно возвращает в 1980-е. Как вы думаете, почему культура постоянно обращается к прошлому?

DWTD: Люди часто называют наше творчество «музыкой восьмидесятых». Всё потому, что мы активно используем звук винтажных синтезаторов, популярных в то время. Но музыка восьмидесятых — это прежде всего A-Ha, Duran Duran, New Order, Мадонна, Принс. Сами мы не считаем, что звучим как в восьмидесятые, хотя я могу понять людей, которые так нас воспринимают. Я думаю, что мы просто придаём свежесть звучанию старых добрых синтезаторов.

В прошлом людей привлекает общая культурная атмосфера. Фильмы в те времена казались более оригинальными, режиссёры — более смелыми, а актёры — более талантливыми. Талант тогда действительно имел решающее значение. Сейчас мы переживаем нашествие бестолковых фильмов (спасибо компьютерной графике) и детей, считающих, что достаточно ноутбука, чтобы сочинять «музыку». Безголосые «певцы» становятся поп-звёздами благодаря программному вытягиванию вокала. Уже не так много ребят, которые просто лабают в гараже с друзьями, потому что любят музыку. У большинства артистов теперь другие, неправильные мотивы. Нет, вы не подумайте, каждое поколение приносит в мир что-то хорошее, но сейчас найти достойные вещи не так-то просто.

Не кажется ли вам, что люди в принципе редко любят современную музыку и по-настоящему ценят только то, что было записано несколько десятилетий назад?

Джастин: Я думаю, что всё относительно. Через двадцать лет дети полюбят то, что мы играем сегодня. Мода всегда возвращается спустя пару поколений, пусть и в слегка обновлённом виде. Поэтому люди любят и современную музыку, и музыку из прошлого.

Тони: Музыка в прежние времена действительно была отличной, но и дерьма хватало. Как и сейчас.

Dance with the Dead

Ладно, на время отвлечёмся от музыки. Вот как вы относитесь к тому, что современное кино погрязло в сиквелах, ремейках и перезапусках? Тот же «Мир юрского периода» оказался очень успешным, но многие критики считают, что его просто не надо было снимать…

Джастин: Я не очень люблю ремейки — их часто делают к фильмам, которые сами по себе уже были безупречными. Конечно, встречаются и неплохие вещи, например «Зловещие мертвецы: Чёрная книга» (2013) или «Рассвет мертвецов» (2004) — для ремейков они шикарны. Но большинство таких работ в лучшем случае забудутся после просмотра. «Мир юрского периода» нельзя назвать ремейком — это дальнейшее развитие оригинального сюжета. И да, я считаю, что «Мир» — потрясающее кино со свежей историей и отличными актёрами. Один Крис Прэтт чего стоит!

Тони: В принципе, я не имею ничего против ремейков, но большинство из них ужасны. Ремейк «Робокопа», например, совсем не произвёл на меня впечатления — как будто его и не было. Правда, если Голливуд возьмётся переснять «Изгоняющего дьявола», не знаю, что со мной будет.

Кстати, а что вам больше понравилось: «Юрский период 4» или «Терминатор 5»?

Джастин: Я смотрел оба фильма, и оба мне понравились. Но всё-таки «Мир юрского периода» лучше.

Тони: Мне «Терминатор» не понравился, а вот «Мир» — действительно классное кино.

Dance with the Dead

А не считаете ли вы, что ретросинтвейв — это тоже такой ремейк, только музыкальный?

Среди исполнителей ретро-музыки действительно есть артисты, которые пытаются играть так, словно явились из восьмидесятых. Но есть и немало музыкантов, которые, хоть и вдохновлены той эпохой, не стесняются экспериментировать и искать новое звучание.

Когда ностальгия по 1980-м окончательно пройдёт?

Джастин: Я не думаю, что она пройдёт. У любого культурного периода всегда найдутся фанаты и люди, желающие удовлетворить спрос этих фанатов. С другой стороны, есть в этих восьмидесятых что-то особенное… Тони: Всё течёт, всё меняется, но, действительно, что-то уникальное было в восьмидесятых.

„Что-то уникальное было в восьмидесятых“.

Вернёмся в настоящее. Вам нравится, по какому пути мы сейчас идём? Смартфоны, виртуальная реальность, бесконечный поток уведомлений и всё такое?

Джастин: Современные технологии предоставляют нам огромные и интересные возможности, но люди слишком увлеклись и забыли о них. Все эти селфи, твиты, посты привели к тому, что люди начали утрачивать социальные навыки. Смартфоны и социальные сети привязывают к интернету и отдаляют от реального мира. Я знаю людей, которые даже нескольких часов не могут прожить, не проверив телефон. Так что у современных технологий есть и положительные, и отрицательные стороны.

Тони: Да, есть и плюсы, и минусы. Иначе не осталось бы групп, которые раздают флаеры и общаются с поклонниками после концерта, вместо того чтобы ограничиться парой кликов на компьютере или смартфоне. Нет, социальные сети — мощный инструмент, но общаться с людьми лично, чтобы продвигать своё творчество, тоже очень важно.

Расскажите, как вы работаете над музыкой?

Джастин: Мы с Тони довольно активно переписываемся по электронной почте, регулярно высылаем друг другу идеи для песен, от которых и отталкиваемся.

Тони: Да, мы кидаем друг другу задумки по почте, но по-настоящему песня начинает зарождаться тогда, когда мы садимся вместе и начинаем усиленно думать, как свести все идеи. Таков наш рецепт.

Dance with the Dead

Часто ли при этом случаются споры?

Джастин: У всех бывают творческие разногласия, но в нашем случае они редки. К тому же в результате песня становится только лучше.

Тони: Иногда кому-нибудь из нас не нравится трек, и всё тут. Но это обычная рабочая ситуация. Надо просто искать решение, которое устроит всех.

Джастин, я слышал, вы собираете винтажные синтезаторы. Можете рассказать об особо ценном для вас предмете коллекции?

Гордость моей коллекции — Roland Juno 60 1982 года выпуска. На нём нет ни царапинки, и он идеально работает. Это, пожалуй, единственный инструмент в коллекции, который я точно никогда не продам.

Вы не раз говорили о своей любви к старым фантастическим фильмам. Можете назвать несколько великих, по вашему мнению, картин, которые каждый должен посмотреть? Я знаю, вы в восторге от «Нечто» и «Ночи живых мертвецов», но, может быть, назовёте и менее известные фильмы?

Джастин: Вот несколько моих любимых фильмов: «Кристина» (1983), «Ночь страха» (1985), «Хэллоуин 3: Сезон ведьм» (1982), «Большой переполох в маленьком Китае» (1986), «Киборг» (1989), «Эльвира: Повелительница тьмы» (1988)… Да я могу продолжать бесконечно! Среди менее известных картин — «Конфеты или смерть» (1986), «Нечто» 2011 года (приквел, который все считают ремейком), «Охотник на людей» (1986), «Музей восковых фигур» (1988), «Дух мщения» (1986) и «Максимальное ускорение» (1987).

Тони: Лучший фильм, который я когда-либо видел, — «Изгоняющий дьявола» (1973). Другие мои любимые фильмы — «Хэллоуин» 1-3, «Ребёнок Розмари» (1968), «Ночь живых мертвецов» (1968), «Возвращение живых мертвецов» (1985), «В пасти безумия» (1994), «Сияние» (1980), «Восставший из ада» 1-2, «Суспирия» (1977), «Реаниматор» (1985), ну и, пожалуй, хватит.

Хотели бы, чтобы какой-нибудь из этих фильмов пересняли сегодня?

Джастин: Нет, спасибо. Зачем чинить то, что не сломано?

Тони: Я бы, наверное, посмотрел, но уверен, что ремейк точно не превзойдёт оригинал.

Кстати, в России люди тоже любят культуру и эстетику 1980-х. Вы что-нибудь знаете о русской культуре того времени? Как вы её себе представляете?
DWTD: Мы почти ничего не знаем о России восьмидесятых. Но, думаю, русская массовая культура тех времён не так уж разительно отличалась от американской.

Как так получилось, что молодая группа, которая год назад вообще не выступала, сейчас приезжает в Россию. Даже самым известным на это требуется три-четыре года.

DWTD: Всё довольно прозаично. Мы получили приглашение, сверились со своим графиком и договорились в начале ноября выступить в Москве. Мы никогда не были у вас, поэтому с нетерпением будем ждать наступления этой даты!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments
Николай Удинцев
Photographer, traveler, dreamer.

А ещё у нас есть