Американский подросток Джейкоб, чей любимый дедушка умер при странных обстоятельствах, оказывается на валлийском островке. Там существует вне времени детский приют, обитатели которого куда страньше обстоятельств дедушкиной смерти.

Miss Peregrine’s Home for Peculiar Children

Жанр: фэнтези
Режиссёр: Тим Бёртон
В ролях: Эйса Баттерфилд, Ева Грин, Сэмюэл Л. Джексон, Теренс Стэмп
Первоисточник: одноимённый роман Ренсома Риггза
Премьера в России: 6 октября 2016 года
Возрастной рейтинг: 16+

Тим Бёртон обожает странное. Он любит снимать странные фильмы, а если уж берётся за переделку чего бы то ни было, будь то рассказ Вашингтона Ирвинга, сказка Льюиса Кэрролла или готическая мыльная опера «Мрачные тени», то непременно делает первоисточники ещё более странными. Чтобы, как говорила Алиса, было страньше и страньше, чудесатее и чудесатее…

Книга Ренсома Риггза, может, и нуждается в переделке; вопрос только, в какой. Это довольно обычная история о мальчике, который, столкнувшись со страшной тайной и ужасным насилием, разыскивает по наводке покойного дедушки сообщество Иных, которые тут называются «криптосапиенсы», обнаруживает, что он и сам такой же Иной, и помогает товарищам по Иному счастью бороться с кошмарными чудовищами. По пути он обретает новый дом и новую, пусть и странную семью.

Подробнее о книге

Дом странных детей

Дом странных детей: что нужно знать о книгах

Разбираемся, чем приглянулась Тиму Бёртону книга Рэнсома Риггза, на основе которой снят новый фильм.

Детдом в сборе

Детдом в сборе

Криптосапиенсы, те самые необычные дети, живущие под присмотром мисс Перегрин, родились с необычными генами и способностями. Тут фантазия у Риггза разыгралась так, что добавить Бёртону было особенно нечего. Среди странных детей — Эмма с телом легче воздуха, отчего ей приходится носить тяжеленные туфли; Енох, умеющий на время оживлять мёртвых; Хью, у которого в животе живёт управляемый мыслями рой пчёл; Клэр, у которой сзади на шее есть огромный зубастый рот; Джорджия, эдакий крипто-Мичурин, — она выращивает гигантские морковки и прочее; близнецы неопределённого пола и возраста, немые и в масках, с не очень понятными, но явно очень странными сверхспособностями…

Все эти замечательные дети живут в созданной мисс Перегрин временной петле. Такова её способность: мисс Перегрин — «имбрина», она умеет замыкать временные петли. А ещё превращаться в сапсана, птицу из семейства соколиных (в русском переводе книги, кстати, она и была мисс Сапсан).

Но, согласитесь, это слишком похоже на поезд

Но, согласитесь, это слишком похоже на поезд

На странных детей охотятся безмозглые «пустоты» с тентаклями во рту, а также их хозяева — «твари». В книге это просто чудовища, убивающие детей, Тим же Бёртон решил сделать их страшными на грани абсурда: нет для пустот и тварей большего лакомства, чем детские глаза. Конечно, есть в фильме и сцена гурманского поедания тварями целой горки глаз в ресторане. Как без неё?

Расклад сил — Джейкоб, мисс Перегрин и дети против чудовищ — становится ясен достаточно быстро. В этот момент режиссёру Бёртону становится адски скучно, и он решает выдать что-нибудь эдакое, чего в книжке не было и быть не могло. Ну, например, пусть дети поднимут со дна затопленный пассажирский лайнер и поплывут на нём давать тварям бой. И пусть бой этот случится в заброшенном цирке. И участие в битве примут, скажем, оживлённые скелеты пассажиров лайнера, а ещё огромный механический слон. И чтобы ещё женщина-тварь превращалась в гигантского лемура. Нельзя ведь просто взять и не включить в фильм гигантского лемура. Согласитесь!

Ну у какого ещё режиссёра в наши дни вы увидите такое ми-ми-ми?

Ну у какого ещё режиссёра в наши дни вы увидите такое ми-ми-ми?

Фильм Бёртона, пусть без Джонни Деппа и Хелены Бонэм Картер, — всегда фильм Бёртона: ужас, абсурдный настолько, что становится смешно, акцент на визуальные решения, особый ритм. Когда всё это накладывается на «Алису в Стране чудес», получается пусть спорный, но достойный результат. Когда то же самое накладывается на ничем особо не блещущую книгу Риггза, получается, как ни жаль, советское приключенческое кино для подростков.

Звучит удивительно, но это правда. Вся прекрасная актёрская игра — а тут и Ева Грин в готическом образе мисс Перегрин, и замечательный Эйса Баттерфилд, и весьма убедительный Терренс Стэмп, — подводит нас к финалу, в котором она перестаёт что-либо значить. На первый план выходит довольно глупое сражение. Глупое, потому что непонятно, отчего дети не применили свои сверхспособности раньше.

К тому же и от картинки слегка веет вторичностью. Пустоты напоминают чудовищ из фильмов Гильермо дель Торо, а твари — хоррор 1970-х. К примеру, Сэмюэл Л. Джексон играет тварь, которая выглядит точь-в-точь как вампир Матиас из «Человека Омеги» (1971) по роману Мэтисона «Я — легенда».

Монстры в «Доме странных детей» отдают работами Дель Торо

Монстры в «Доме странных детей» отдают работами Дель Торо

Тиму Бёртону удалось снять неплохое и очень странное кино по довольно средней книжке. Однако переделанный финал, став красивее, смущает своей нелогичностью.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

«Дом странных детей мисс Перегрин»: Тим Бёртон всё ещё тот
Удачно
  • отличные актёры
  • зашкаливающая странность
Неудачно
  • вторичный визуал
  • предсказуемый финал
7ДОСТОЙНО
comments powered by HyperComments
Николай Караев
Журналист, поэт, переводчик, полиглот.

А ещё у нас есть