Час расплаты

Давайте сразу расставим точки над i — фильм получился неплохой. Увы, Джон Ву не смог прыгнуть выше головы — его фирменный динамизм в данном случае создал лишь общий стиль картины, но не её атмосферу. Насыщенные скоростью погони и скучноватые, но в целом «правильные» драки не могут заменить столь необходимого при таком сценарии духа параноидальности и страха перед чем-то неизвестным.

Опасность предвидения будущего, перспектива глобальной атомной войны и возможность каждого человека управлять своей судьбой — вот основные сюжетообразующие идеи этой истории. Но спрос рождает предложение, поэтому на передний план были выдвинуты более привлекательные для зрителя элементы — высокобюджетный экшен и невнятная любовная история. Именно это — основной минус фильма. И именно отсюда растут ноги у большинства недостатков «Часа расплаты», отдельные экземпляры которых настолько патологичны, что заслуживают самого пристального рассмотрения.

paycheck_05[1]

Когда в начале фильма персонаж Бена Аффлека (Майкл Дженнингз) приходит на фуршет, с ним начинают многозначительно перемигиваться девушки-фотомодели. Однако наш герой реагирует на них довольно вяло — до тех самых пор, пока над барной стойкой не появляются выпученные глаза некоего глубоководного кальмара, в котором мы с ужасом узнаём Уму Турман. Актриса, по которой уже давно плачет Кунсткамера, изящно ковыляет к окну и начинает глубокомысленно разглядывать трубы ближайшего химзавода. Возбуждённый Аффлек подкрадывается к ней сзади. Дальше всё как в анекдоте про вежливого лося: «Чпок! Здравствуйте… Вы мисс или миссис?». В этот момент весь кинозал не выдержал и заглушил ответ Турман, дружно гаркнув: «Мистер!».

Далее мы пропускаем три года интимных отношений этих голубков (любимых Джоном Ву голубей, кстати, здесь не было — если не считать той птички из финальной галлюцинации главного героя, которая появилась за секунду до его падения вниз с раскинутыми в разные стороны руками, что, по идее, должно было символизировать нечто псевдохристианское) и видим, что между Майклом Дженнингзом и Рэйчел Портер на самом деле есть много общего, потому что этот интеллигентный с виду инженер дерётся, как самая настоящая тарантиновская Чёрная Мамба из «Убить Билла». Чтобы мы в это окончательно поверили, нам заблаговременно показывают короткую и смешную сцену спарринга Майкла с тремя фонарными столбами в спортивном зале.

Нас не догонят, нас не догоня-я-я-т!

Нас не догонят, нас не догоня-я-я-т!

Научно-фантастическая составляющая вызывает много нареканий. Антураж картины таков, что действие происходит практически в наше время, однако здесь присутствуют такие странные вещи, как сканеры воспоминаний или, например, лазеры, «огибающие искривление пространства». Во время боя с охранниками корпорации в своей лаборатории Ума Турман нажимает одну-единственную кнопку на пульте — и это заставляет механическую руку-манипулятор совершать серию очень сложных и хорошо рассчитанных движений. Вообще, создаётся такое впечатление, что вся «фантастичность» этого фильма ориентирована на сугубо детскую аудиторию. Иными словами, атмосфера будущего выражена крайне слабо.

Обращает на себя внимание также и то, что при всём обилии перестрелок никто ни в кого ни разу так и не попал (единственное исключение — смерть «главного гада»). Повальное косоглазие стрелков просто поражает — пули уходят куда угодно, но только не в цель. Когда такое происходит несколько раз, это ещё можно понять. Однако когда на протяжении двух часов экранного времени тонны свинца изводятся впустую, невольно возникает ощущение, что тебя держат за дурака. Попытки добиться рейтинга без секса и насилия (кстати, фильм всё равно получил PG-13, то есть «дети до 13 лет — в сопровождении родителей»), простительные, скажем, для студии Диснея, совершенно недопустимы в хорошей фантастике.

Эротический кошмар. Уберите детей от экранов!

Эротический кошмар. Уберите детей от экранов!

Кстати, о хорошей фантастике. Сюжет Филипа К. Дика, лежащий в основе фильма, сам по себе великолепен. Однако даже его можно испортить сценарием, сляпанным кое-как. В нём очень много явных дыр и несоответствий. Например — каким образом Майкл, оставивший сам себя без зарплаты (якобы чтобы «привлечь своё внимание к этим событиям» — как будто арест агентами ФБР и постоянное преследование со стороны корпорации его бы ничуть не удивили), смог положить в клетку с попугаями лотерейный билет с уже пробитой в нём суммой выигрыша, если сама игра проходила в прямом эфире лишь через несколько дней после того, как ему стёрли память и выпустили из закрытого научного городка?

Ещё один минус — образ друга главного героя по кличке «Коротышка» (Пол Джиаматти), который в самом начале картины представлен как довольно серьёзная роль второго плана, однако после одной-единственной фразы («Если ты скажешь что-нибудь про мою панамку, то я развернусь и уйду») он быстро возвращается в своё обычное клоунское амплуа, развеивая скуку зрителей в коротких перерывах между погонями и перестрелками. Это смотрится по меньшей мере неестественно, а если называть вещи своими именами — откровенно глупо.

Подводя итоги, можно сказать, что «Час расплаты» похож на новогоднюю ёлочную игрушку — красивый и яркий снаружи, он, к сожалению, совершенно пустой внутри. На него можно только любоваться (желательно с кока-колой и поп-корном), ведь, кроме постижения Дао и расслабления синапсов мозга, пользы от него никакой.

Профессиональная постановка трюков и впечатляющая работа оператора позволяют воспринимать визуальный ряд этого фильма на одном дыхании. Обо всём остальном лучше забыть.
Час расплаты
5СРЕДНЕ
comments powered by HyperComments
Михаил Попов
Постоянный автор и редактор МФ в 2005–2010 годах.

Это интересно

А ещё у нас есть