«Хардкор»: зрелище не для слабых

Генри — боевой киборг, который потерял память и получил новые усиленные конечности. Вскоре его жену похищает злодей, владеющий телекинезом, а его самого хотят убить. Помогает Генри только загадочный бессмертный Джимми. Герою предстоит падать с огромной высоты, убегать от охотников по улицам Москвы, проникать в тайные лаборатории и убивать, убивать, убивать.

Видеоверсия обзора

Hardcore Henry
Жанр: фантастический комедийный боевик
Режиссёр: Илья Найшуллер
В ролях: Шарлто Копли, Данила Козловский, Хейли Беннет
Премьера в России: 7 апреля 2016 года
Возрастной рейтинг: 18+
Похоже на: любой шутер от первого лица; «Робот по имени Чаппи» (2015), «Робокоп» (1987) — по сюжету; «Kingsman: Секретная служба» (2015), «Дэдпул» (2016) — по стилю

В последние годы кино, что западное, что российское, редко удивляет. Даже лучшие работы снимаются по определённым устоявшимся канонам. Поэтому для кого-то «Хардкор» станет глотком свежего воздуха, а для кого-то — шоком и пощёчиной общественному вкусу. Любой зритель этого фильма должен быть готов стать участником смелого и трудного эксперимента. «Хардкор» далеко не всем понравится, но равнодушным не оставит никого.

«Хардкор» — первый не только в России, но и в мире фантастический боевик, снятый полностью от первого лица. Именно боевик — такие триллеры и драмы снимались ещё полвека назад. А вот чтобы герой при этом бегал, прыгал, стрелял и выполнял трюки — такого ещё не было. Режиссёр Илья Найшуллер до этого снял в подобном стиле двойной клип группы Biting Elbows, а Тимур Бекмамбетов предложил ему сделать то же самое в виде полнометражного кино.

Самое зрелищное в «Хардкоре» — это сцены погонь...

Самое зрелищное в «Хардкоре» — это сцены погонь…

Получившийся фильм не похож ни на один другой, зато очень напоминает видеоигры в жанре шутеров от первого лица. Смотреть «Хардкор» — всё равно что наблюдать, как кто-то играет в компьютерную игру, только взять контроллер и поуправлять нельзя. Найшуллер понимал это и явно нарочно усилил эту ассоциацию. Например, главный герой не разговаривает, и мы ни разу целиком не видим его лица.

Даже сюжет «Хардкора» типичен скорее для игры, чем для фильма. Не для какой-нибудь умной и сложной RPG, а для старомодной «стрелялки», где небольшие кат-сцены служат лишь обоснованием для побоища на очередном уровне. Сюжет «Хардкора» примитивен, и это не претензия — таким он и должен быть в фильме, снятом как демонстрация крутых экшен-сцен.

Зато сами эти «уровни» поистине круты. Весь фильм состоит из погонь, перестрелок и расчленения под задорную рок-музыку. Генри убивает врагов всеми возможными способами, подбирает их оружие и идёт дальше по трупам. «Хардкор» позволяет увидеть и как будто бы пережить от первого лица то, что и вообразить-то нелегко: падение с большой высоты, езду на танке, карабканье на сталинскую высотку, вид через прицел и даже из выбитого глаза киборга, когда экран внезапно делится пополам.

...и падений с большой высоты.

…и падений с большой высоты

Однако то, что должно было стать главной фишкой «Хардкора», оказалось заодно и его главной проблемой. Все плюсы вида от первого лица перекрываются одним минусом: «Хардкор» — это полтора часа дрожащей камеры. Генри постоянно прыгает, бегает и падает, картинка мелькает, трясётся и смазывается. Стабилизация изображения, которой хвастались создатели, не очень-то спасает. Даже людям с крепким вестибулярным аппаратом будет нелегко высидеть это зрелище до конца, особенно в кинотеатре.

Проблему, наверное, можно было смягчить, если бы не перфекционизм создателей. Во многих сценах достаточно было сымитировать вид от первого лица, сняв кое-что на стационарную камеру, без прыжков и тряски. Но желание сделать стопроцентный «фильм-шутер», очевидно, взяло верх — и напрасно.

Труднее всего высидеть сцены рукопашных схваток, в которых всё шатается и мелькает.

Труднее всего высидеть сцены рукопашных схваток, в которых всё шатается и мелькает. Вот их точно не стоило снимать от первого лица

Второй проблемой «Хардкора» может стать его гротескная жестокость и обилие вызывающих сцен. Даже «Дэдпул» и «Кингсмен» на фоне «Хардкора» выглядят как невинные барышни рядом с хулиганом. Здесь не запикивают мат, здесь ходят обнажённые проститутки, а один из положительных героев нюхает кокаин и пытает пленника. В нескольких сценах Генри убивает российских полицейских, которые выставлены форменными злодеями. А уж расчленяют тут кровавее, чем в «Зловещих мертвецах».

Опять же, всё это само по себе не недостаток, но для современной России подобное может оказаться чересчур смелым. Трудно представить, как такой фильм выдержит широкий прокат. Зато очень легко представить толпу людей, которые требуют вернуть им деньги с криками: «Меня укачало, это смотреть невозможно!» или «Я пришла с внуком, как вам не стыдно такое показывать!»

Сцена в борделе — одна из самых вызывающих в «Хардкоре». Наиболее наивных может шокировать сама мысль, что такие места возможны в центре Москвы.

Сцена в борделе — одна из самых вызывающих в «Хардкоре». Да и вообще Москва в фильме смахивает на эдакий «город грехов»

И это обидно, потому что «Хардкор» — дерзкий и необычный фильм. При всех недостатках его хочется хвалить, а не ругать. За отличные трюки. За чёрный юмор. За ураганнейшую динамику. Наконец, за игру актёров — вернее, одного актёра.

В информации о фильме можно найти больше десятка знаменитых фамилий, от Хабенского и Шнурова до Тима Рота, но всё это не более чем камео. По-настоящему играют здесь только трое, и двое из них — иностранцы. Это Хейли Беннет (жена Генри Эстель). Это Данила Козловский в роли главного злодея, альбиноса-телекинетика Акана. И это Шарлто Копли, играющий Джимми, таинственного друга Генри. Вот он-то — главный плюс картины, более значимый, чем все драки и трюки.

Поскольку Генри — это всего лишь оператор, именно у Копли оказалась самая заметная роль, и в ней он оттянулся по полной программе. Джимми — уморительно смешной персонаж, который постоянно умирает и воскресает, и при этом каждая его новая версия обладает новым характером. То он бомж, причитающий о матушке России, то хиппи, рассуждающий про эго и просветление, то «полковник», называющий главного героя «рядовой»… Поначалу нам не объясняют, как Джимми возвращается с того света, — это происходит как бы само по себе, как абсурдное чудо. Логическое объяснение будет позже, но и его оформят в абсолютно сюрреалистическом духе, с музыкой и танцами.

Неубиваемый Джимми в разных инкарнациях

Читайте также

Start

Интервью с Ильёй Найшуллером, создателем «Хардкора»

Режиссёр и сценарист боевика от первого лица «Хардкор» рассказывает о своём фильме и российском кино.

«Хардкор» — это очень оригинальный фильм. Пожалуй, даже слишком оригинальный. Он предназначен для тех, кто любит крутой экшен и гротескное насилие и кому нипочём простенький сюжет и трясущаяся камера. Но если вы из таких — обязательно обратите на него внимание. Ничего подобного в мире, а тем более в России, действительно ещё не снимали.

И, вероятно, ещё не скоро снимут. Вид от первого лица, скорее всего, окажется сродни 48 кадрам в секунду, которые продвигал Питер Джексон: смелая экспериментальная идея, на практике мало кому нужная. Поэтому едва ли «Хардкор» произведёт революцию. Скорее он останется скандальной диковиной, о которой ещё долго будут вспоминать и спорить.

Итог: кровавый, динамичный, непристойный, смешной трэш-боевик, не дающий ни минуты передышки. Смотреть его увлекательно, но физически тяжело.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

«Хардкор»: зрелище не для слабых
УДАЧНО
  • потрясающие трюки
  • игра Шарлто Копли
  • оригинальность
НЕУДАЧНО
  • полтора часа трясущейся камеры
  • примитивный сюжет
7ДОСТОЙНО
comments powered by HyperComments
Александр Гагинский
Заместитель главного редактора журнала, редактор сайта и сообществ МИРФ, админ и патентованный олдфаг форума.

А ещё у нас есть