11

Салман Рушди «Два года, восемь месяцев и двадцать восемь ночей»

9 апреля 2017
Василий Владимирский
09.04.2017
4860
3 минуты на чтение
Много столетий назад, когда Кордова ещё была столицей одноимённого Халифата, огненные духи из Перистана спокойно входили в дома людей, проникали в гаремы и сокровищницы земных царей, а джинны женского пола рожали философам многочисленное потомство. Но в один прекрасный день врата, соединявшие миры, замкнулись на девять веков — и отворились только в XXI столетии, когда человечество и думать забыло о любвеобильных небесных феях, могущественных ифритах и о том чудовищном хаосе, который они способны внести в людскую жизнь.
Салман Рушди «Два года, восемь месяцев и двадцать восемь ночей»

Salman Rushdie
Two Years Eight Months and Twenty-Eight Nights
Роман
Жанр: магический реализм, сказка для взрослых
Выход оригинала: 2015
Переводчик: Л. Сумм
Издательства: АСТ, Corpus, 2017
368 стр., 3000 экз.
Похоже на:
Кэтрин М. Валенте «Сказки сироты»
Танит Ли «Владыка ночи»

Принято считать, что борьба между рациональным и иррациональным ведётся с начала времён, едва ли не с первых дней творения. Конечно, это упрощение, схема. Но схема популярная и достаточно живучая, чтобы принять её за точку отсчёта. История, которую рассказывает в своём новом романе Салман Рушди, начинается с посмертного спора двух арабских философов, Абу Хамида аль-Газали из Туса и Ибн Рушда, более известного в Европе как Аверроэс. При жизни они так и не встретились, Газали умер за 16 лет до рождения Ибн Рушда, но противостояние их философских школ во многом определило судьбу исламской цивилизации. Ибн Рушд утверждал, что научное знание только укрепляет веру, Газали — что всякое излишнее мудрствование от лукавого. По крайней мере, так это звучит в трактовке Рушди. И вот во втором десятилетии XXI века случилось небывалое: философы разом пробудились от смертного сна, чтобы продолжить давний заочный спор.

Но это только затравка, надводная часть айсберга. На самом деле всё куда масштабнее и серьёзней. Распахнулись двери между нашим миром и Перистаном, и обитатели волшебной страны начали просачиваться сквозь эти щели, — а вместе с ними в жизнь человечества вернулись чудеса, большие и малые, тёмные и светлые, завораживающие и ужасные. Ребёнок, в присутствии которого продажные чиновники покрываются страшными язвами, женщина, разящая молниями, пожилой садовник, внезапно вознёсшийся над землёй, — все они становятся героями романа, где невозможное происходит на каждом шагу, а метафоры вырываются на свободу, обретая плоть и кровь. Масштаб событий нарастает с каждой страницей, и наконец в эпической битве сходятся джинны, которых не видели в нашем мире почти тысячу лет. За команду Газали играет Великий Ифрит Зуммуруд, на стороне Ибн Рушди (и в конечном итоге всего человечества) — Принцесса Молний Дуньязат, Небесная Фея, единственная обитательница волшебной страны, сполна осознавшая, что это значит — быть человеком. Ставки сделаны; судьба всего людского племени зависит от того, кто выйдет из этой схватки победителем.

Философский и авантюрный, любовный и аллегорический роман, сатира, сказка и метафора в одном флаконе

При сравнительно небольшом объёме книга Салмана Рушди, как волшебная шкатулка, вмещает целую вселенную. Это одновременно философский и авантюрный, любовный и аллегорический роман, сатира, сказка и метафора. Вряд ли такое стало бы возможно, не обратись автор к канону классической восточной сказки. Рушди доступны трюки, которые большинству литераторов, воспитанных в европейской традиции, даются только на самом пределе сил. Равноправие героя и автора, череда опоясывающих сюжетов, афористичность, целая галерея бинарных оппозиций («конечное-бесконечное», «рациональное-иррациональное», «знание- вера») — это только самые очевидные элементы, позаимствованные автором из «Тысячи и одной ночи». Собственно, два года, восемь месяцев и двадцать восемь ночей и есть тысяча и одна ночь. Хиджаб Шахерезады сидит на Салмане Рушди как влитой, даже когда он пишет основанные на реальных событиях автобиографические тексты, а здесь сходство доходит до апогея. Писатель использует самый разнородный материал, сводит воедино богословские теории средневековых арабских мистиков, сочинения писателей-абсурдистов и «магических реалистов» от Гоголя до Ионеско, образы современной поп-культуры (комиксов, телесериалов, классики научной фантастики), жонглирует идеями — и делает это всё не абы как, а осмысленно и изобретательно.

Роман Рушди из тех книг, которые по определению требуют усидчивости и полной концентрации внимания. Длинные музыкальные фразы на полстраницы, плавные переходы, многофигурность и многоплановость — всё это не для чтения по диагонали. Придётся отложить другие дела и как следует сосредоточиться, чтобы не потерять сюжетную нить и считать как можно больше смыслов, вложенных в этот текст хитроумным автором.

Итог: пожалуй, «Два года…» — самая воздушная и прозрачная книга из написанных Рушди. По-своему мудрая, в меру поучительная, с некоторым уклоном в дидактику — как и положено хорошей волшебной сказке с восточным колоритом.

Возраст не помеха

Роман вышел на языке оригинала в 2015 году. Между тем 19 июня 2017 года Салман Рушди отметит свой семидесятилетний юбилей. Можно только позавидовать такому творческому долголетию и отличной форме, которую писатель сохраняет на склоне лет.

Мы рассказываем здесь повесть о прошлом, о временах столь отдалённых, что мы спорим порой, историей это стоит называть или же мифом. Некоторые называют это сказкой. Но в одном мы согласны: рассказывая историю прошлого, мы всегда говорим о настоящем.

удачно
лёгкость
многофигурность
многозначность
неудачно
дидактичность
9
отлично

Скачать бесплатно ознакомительный фрагмент книги:
TXT, FB2, ePub, RTF, PDF

Оставляя комментарии на сайте «Мира фантастики», я подтверждаю, что согласен с пользовательским соглашением Сайта.

Читайте также

Статьи

Сериал «Стража» по Пратчетту — история любви и ненависти
0
12530
Сериал «Стража» по Пратчетту — история любви и ненависти

С первых кадров «Стража» заявляет о себе как панковская экранизация — глобальная деконструкция всего, что было в оригинальной серии книг. Она яркими мазками вырисовывает знакомые образы — только затем, чтобы […]

«Райя и последний дракон». Почему дивная восточная сказка Disney не станет хитом (а жаль!)
0
68034
«Райя и последний дракон». Почему дивная восточная сказка Disney не станет хитом (а жаль!)

Нам показывают прекрасный волшебный мир — но как же ему тесно в рамках одного фильма!

Что почитать из фантастики? Книжные новинки марта 2021 12
0
82852
Что почитать из фантастики? Книжные новинки марта 2021

Сергей Лукьяненко, Гай Гэвриел Кей, Кристофер Руоккио, Нора Робертс и комикс от Виктории Шваб.

Пётр Бормор «Командная работа»
0
199623
Пётр Бормор «Командная работа»

«Сегодня всё должно быть на уровне. Без скандалов».

Читаем книгу «Кукольная королева» Евгении Сафоновой — тёмную сказку о взрослении и принятии утрат 1
0
123138
Читаем книгу «Кукольная королева» Евгении Сафоновой — тёмную сказку о взрослении и принятии утрат

В отрывке описывается загадочное Зазеркалье, иное измерение, где антагонист встречает старую знакомую и беседует с ней о судьбе главной героини, Тариши Бьорк.

Евгения Сафонова «Кукольная королева»
0
135317
Евгения Сафонова «Кукольная королева»

Тёмная сказка о взрослении и принятии утрат.

Амулет, мир тибетских духов и город ведьм: три фантастических комикса “МИФ” 2
0
132417
Амулет, мир тибетских духов и город ведьм: три фантастических комикса «МИФ»

Читателей ждёт магическое приключение Хранителя амулета, нетривиальная философская притча и сокровище для ценителей детализированных рисунков.

Невероятный полет фантазии. Тим Пауэрс и его книги. 2
0
146620
Невероятный полет фантазии: Тим Пауэрс и его книги

Визитной карточкой книг Пауэрса стали цитаты, аллюзии и отсылки, которыми изобилуют его произведения, давая внимательному читателю шанс заранее начать строить догадки о финале.

Спецпроекты

Top.Mail.Ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: