10

Неукротимый: Повелитель Чэньцин / Tencent Video

Хотя так называемое национальное фэнтези начало появляться ещё в середине прошлого века, по-настоящему актуальным оно стало сравнительно недавно. Славянское фэнтези повествует о богатырях, русалках и гуслярах в антураже мира, напоминающего Восточную Европу; они поклоняются Перуну и дружат (или воюют) с водяными. Набирает популярность африканское фэнтези. Появляются произведения, вдохновлённые мифологией ацтеков и инков, Индии и Ближнего Востока. Посреди всего этого разнообразия особняком стоит китайское высокое фэнтези — сянься. Оно не вписывается ни в один канон и притом активно завоёвывает сердца людей по всему миру. Особенно ярко и наглядно оно представлено в телесериалах.

В отличие от других национальных фэнтези, которые чаще всего получали американские адаптации, сянься остаётся продуктом исключительно китайским, оно ориентируется на родной рынок и отечественного зрителя. При этом китайское фэнтези настолько пришлось по вкусу международной публике, что фанатские сообщества со своими переводами книг, дорам, комиксов и фильмов растут как грибы после дождя.

Год назад китайские фигуристы Ван Шиюэ и Лю Синьюй устроили ледовый косплей, перевоплотившись в персонажей из «Неукротимого» — популярнейшего сериала, основанного на нашумевшем веб-романе. Чуть раньше «Три жизни, три мира» — ещё один фэнтези-сериал, снятый по популярному роману, — завоевал такую любовь зрителей, что его купил Netflix, а потом появились фанатские переводы романа, которым была вдохновлена эта драма эпических масштабов.

В чем же секрет успеха сянься? Чем он отличается от произведений национального фэнтези, основанных на мифах и легендах из других частей света?

Бессмертные герои

Бессмертие

Главная цель героев сянься — достижение бессмертия (постер грядущего сериала «Бессмертие», основанного на романе «Хаски и его учитель белый кот») / Tencent Video

Китайское фэнтези по популярности опережает научную фантастику Поднебесной. Несмотря на успехи Лю Цысиня, китайская НФ остаётся нишевым продуктом и едва приближается к успеху прекрасных длинноволосых магов-культиваторов (это мастера тайных искусств в даосизме и китайской литературе), что машут мечами и магическими талисманами в восхитительных декорациях условного Древнего Китая.

Хотя у китайского фэнтези есть что-то общее с типичным европейским, оно все же в корне отличается от историй о магах, драконах и принцессах.

Само название жанра образовано двумя иероглифами — «сянь» (仙) и «ся» (侠). «Сянь» обычно переводят как «бессмертный», а «ся» похоже по смыслу на «благородный рыцарь» или «богатырь», то есть герой, который за всё хорошее против всего плохого (на первый взгляд, конечно). Притом сянь означает вовсе не предел мечтаний Кощея Бессмертного или унылое существование упрятанного в лампу джина, а скорее просветление. Сянь — это не миллионер, победивший старость благодаря магии и пластической хирургии, а достигший даосского просветления и познавший суть мира уникум. Путь к просветлению искали как знаменитые императоры, так и монахи и философы.

Восемь Бессмертных даосского пантеона были и остаются, пожалуй, самыми легендарными сянь. В отличие от изначально бессмертных сущностей, которых можно причислить к богам, Восемь Бессмертных — это люди, добившиеся бессмертия упорством и трудом. Считается, что их образы основаны на реальных прототипах, но, конечно, легенды от них ушли очень далеко.

Все эти герои жили в разное время и обладали разными способностями, а также отличались определёнными странностями, которые отчасти их и прославили. Люй Дунбин был практически химерой, Лань Цайхэ шатался по пересечённой местности в одном сапоге, а Хэ Сяньгу обходилась без еды. Из всех легенд, связанных с бессмертными, большая часть фокусировалась на истинном знании, которое они постигли и которое, разумеется, при наличии терпения и интеллекта могли постичь и другие.

Первые упоминания Восьми Бессмертных относятся к IV веку. Самый древний из восьми сяней — Ли Тегуай, врач, учёный и, по легенде, ученик самого Лао Цзы. Одноногий и несимпатичный, Ли Тегуай имел свой секрет: чем жутче и несчастнее он выглядел и чем больше страдал, тем более эффективными оказывались его лекарства. Ли Тегуай умел покидать тело и возвращаться в него, а также, по одной версии, был воскрешён самим Лао Цзы из пепла. В даосской литературе, однако, раньше других упоминается Лань Цайхэ в «Продолжении житий бессмертных» (X век). Как и его товарищи, он обладал суперспособностями: поднимался к облакам, валялся полуголым на снегу зимой, а ещё, как положено герою, помогал обездоленным.

Как канонизированная группа Восемь Бессмертных утвердились не ранее XII века. Гениальный и немного безумный учёный Люй Дунбин заменил Ли Тегуая в качестве центрального персонажа. Со временем Восемь Бессмертных стали частыми персонажами не только в литературных и театральных работах, но также в произведениях изобразительного искусства. Отчасти как раз ими вдохновлялись создатели современного китайского фэнтези.

Горный дух клинка

Место действия сериалов сянься — условный сказочный Древний Китай («Горный дух клинка», 2019) / iQiyi

В сянься большая часть магических ритуалов и практик опирается на традиции даосизма, хотя местные маги-культиваторы вполне могут кастовать огненные шары, как их европейские собратья. Однако их «сила» напоминает реально существующую практику цигун. Если цигун — это смесь буддийских медитаций и духовных практик даосизма, то культивация из сянься — его более колоритное воспроизведение со спецэффектами. От дыхательных упражнений и плавных движений тела сянься переходит к полётам во сне и наяву и феерическим битвам в развевающихся одеяниях. «Ци» в фэнтези становится не просто энергией всего сущего — оно проявляется как магия, которую персонажи используют в своих благородных и не очень целях.

Действие в большинстве произведений сянься происходит в абстрактном Древнем Китае. Эпоха и время переданы весьма условно; тысячу лет назад какой-нибудь великий артефакт могли спрятать парни в тех же одеяниях и с теми же причёсками, что и нынешние герои, стремящиеся его отыскать. Антураж напоминает о династии Цзинь, а некоторые предметы обихода кажутся чуть ли не современными. Большинство романов, фильмов и сериалов не дают ответа на вопрос о том, откуда берутся такие анахронизмы. Но они, честно говоря, мало кого заботят. В конце концов, многие западные авторы тоже смешивают стили и эпохи в своих фэнтези-романах. В сянься важна не историчность, а эстетика и философский подтекст.

Время зарождения жанра сянься определить непросто. Это явление довольно новое. В отличие от более раннего и устоявшегося жанра уся, сянься расцвёл в комиксах и кинематографе, а в эпоху интернета распространился в веб-романах и компьютерных играх. Первой успешной экранизацией сянься можно считать гонконгский фильм «Зу: Воины с волшебной горы» (1983), за которым последовали сиквелы, комиксы и другие произведения, вдохновлённые его успехом.

До распространения веб-романов сянься в основном пользовался местной популярностью. Например, роман Гу Лонга «Легендарные братья», вышедший в далёком 1966 году, пережил несколько экранизаций, однако обрёл бешеную популярность сравнительно недавно, после выхода сериала. И все же этот роман находится где-то между уся и сянься.

Кулак против магии

Легенда о Фу Яо

Прекрасные героини уся и сянься в драке дадут фору иным мужчинам (сериал «Легенда о Фу Яо», 2018) / Zhejiang TV

Хотя граница между ними неоднозначна, сянься и уся — разные жанры, которые часто путают на Западе. Самый популярный англоязычный портал, посвящённый китайскому фэнтези, имеет адрес wuxiaworld.com (wuxia — англоязычная транскрипция «уся»). На самом деле уся (武俠 — название совмещает в себе понятия «боевое искусство» и «рыцарь») — это приключенческий роман с обязательными эффектными боями. Некоторые произведения в жанре уся тоже рассказывают истории ищущих совершенства героев в абстрактном Древнем Китае, однако роль сверхъестественных элементов в них занижена в угоду приключениям. К уся можно отнести несколько классических китайских романов, в том числе «Речные заводи», написанные в XIV веке и повествующие о приключениях благородных разбойников.

В наше время уся — чуть ли не самый узнаваемый и популярный жанр в китайской литературе и кинематографе. Благодаря фильму Энга Ли «Крадущийся тигр, затаившийся дракон» (2000) уся получил бешеную популярность на международном уровне и отчасти из-за него стали повсеместно путать уся и сянься. Эстетика жанров во многом схожа. В обоих присутствует наделённое глубоким философским смыслом махание мечами и даосские идеи о просветлении. Оба жанра любят храбрых героев (обычно с туманным печальным прошлым и запутанным настоящим) и инфернальных злодеев (тоже с печальным прошлым и запутанным настоящим, а иногда и с разодранной в клочья душой). Но в цзянху (мире боевых искусств, свойственном уся) действие обычно происходит на земле и повествование сводится к приключениям мастеров единоборств. В сянься же часто появляются сверхъестественные существа, и история разворачивается сразу в нескольких мирах (на Земле и в мире небесном, а временами и в мире подземном).

Например, известный мультфильм «Кунг-фу Панда» (2008) — это образец уся, несмотря на присутствие явно фантастических элементов (антропоморфных животных). Во-первых, панда По, в отличие от героев сянься, вовсе не стремится стать бессмертным, а во-вторых, все приключения По и его товарищей основаны на пусть и приукрашенных, но вполне реальных единоборствах. А недавно вышедший сериал «Танец феникса» (основанный на романе Су Сяонуань, опубликованном в 2017 году), хоть с первого взгляда напоминает «Кунг-фу Панду», фокусируется на «попаданке», чудовищах, принцах и других фантастических элементах. Главная героиня, в отличие от панды По, активно пытается выжить в мире интриг и магии, при том что она специалист по традиционной китайской медицине из нашего времени, а не маг-культиватор, ищущий просветления.

Мулан

Новую «Мулан» пытались приблизить по стилистике к фильмам уся, но картину это не спасло / Walt Disney Pictures

Повествование в уся чаще всего фокусируется на обычных людях, достигших суперуспехов в боевых искусствах, в то время как персонажи сянься — особенные герои. Они перемещаются во времени и пространстве, общаются с духами, способны на реинкарнацию и так далее. В уся герой может пробить кулаком стену, а в сянься — дыру во времени и пространстве (тут вспоминается марвеловский Доктор Стрендж — по сути, продвинутый культиватор). Иногда культиваторы из сянься выполняют работу ведьмаков и порой попадают в ситуации, которые бы и Геральта поставили в тупик.

Романтическая линия может присутствовать как в уся, так и в сянься. В китайском фэнтези «девы в беде» встречаются, но далеко не так часто, как на Западе. Как правило, боевая подруга героя или главная героиня сама неплохо порубит в капусту отряд злодеев, и помощь ей нужна, только если какую-нибудь неприступную крепость окружает река лавы и толпа народа, а рука бойца колоть устала. В уся силы героини заключаются в уме и тренированном теле, а в сянься она, скорее всего, будет богиней, демоном, магом или в крайнем случае очень крутой простой смертной.

Помимо уся и сянься, в китайской фантастике и приключенческой литературе есть ещё несколько распространённых поджанров. Сюаньхуань (玄幻), например, буквально означает «таинственная фантастика» и представляет собой смесь китайских, европейских и других традиций фэнтези. Сюаньхуань вполне может совмещать культиваторов с восточноевропейскими вампирами в антураже английской готики. Особенно этот жанр популярен в анимации.

Сделано по шаблону

Ледяная фантазия

Романтические отношения в сянься часто заканчиваются трагически («Ледяная фантазия») / Hunan TV

Как и в западном фэнтези, в сянься у авторов тоже есть излюбленные сюжетные ходы, на которые часто опираются как романы, так сериалы. Один из таких мотивов — реинкарнация. Перерождаются ангелы и демоны; перерождаются культиваторы, чтобы исправить косяки предыдущих жизней в лучших традициях даосизма. Перевоплотившись, герои станут искать любовь, наказывать врагов и прощать друзей. Всё это будет приправлено слезами и драмой космических масштабов.

Добро и зло в сянься обычно неоднозначны. Злодей сперва может показаться инфернальным, но это не так. В большинстве случаев где-то в середине сериала или романа становится понятно, что главный моральный урод — либо чья-то пешка, либо вовсе не такой маньяк-потрошитель, каким его изначально представляли себе зрители или читатели. Злодей, как правило, плох не потому, что убивает людей, а потому, что идёт по неправильному пути. Найти правильный путь культивации, конечно, невероятно сложно, а потому моральные дилеммы будут сопровождать героев на протяжении всего сериала или романа.

Ещё одна любимая тема, часто повторяющаяся в сянься, — брак по расчёту. В этом случае история может перерасти в драматический лавбургер, а может и вовсе заглохнуть: герои понимают, что хотят не жениться, а путешествовать или постигать истину; а иногда вообще находят кого-то более подходящего для себя. Романтические разборки, связанные с договорными браками, очень часто присутствуют в сюжетной линии хотя бы одной пары из числа героев сериала, но периодически затрагивают сразу нескольких персонажей, вынужденных разбираться с семейными драмами.

В отдельных элементах эстетика соединяется со скрытым идейным посылом. Таковы длинные шикарные парики — яркая примета героев в телесериалах и кино в жанре сянься. Длинные локоны отсылают зрителя и читателя к Конфуцию, учившему, что тело дано человеку его родителями и, следовательно, нужно за ним следить и почитать его. По этой причине отрезать от себя что-либо, пусть даже волосы, означает неуважение к родителям.

Неукротимый

Длинные волосы героев — дань конфуцианской традиции («Неукротимый») / Tencent Video

Медленно и печально

Зрителю, который только начинает знакомство с жанром, многое покажется непривычным. В сянься, как правило, повествование неспешное и совершенно не схожее с забористым экшеном западных сериалов (и фэнтези-романов, в меньшей степени). Если вам сложно удерживать фокус, то сянься станет для вас испытанием силы воли. В рядовом китайском фэнтези-сериале огромное количество лирических отступлений и философских тирад. Если предательство друзей страшно, то его ужас покажут в полном объёме и с обязательным обменом многозначительными взглядами. Герой может тридцать минут смотреть на падающий снег, двадцать минут — красиво умирать с эстетично стекающей по белоснежной руке кровью, орать «Не-е-ет!» на краю пропасти и падать в неё ещё полчаса экранного времени. А также десять минут просто стоять и печально молчать, ибо зрители должны ощутить всю мощь его боли и глубину страданий. При этом все сюжетные повороты логичны и объяснимы, все герои имеют свои мотивы и действуют согласно своим принципам. Просто быстрого развития сюжета от сянься-сериала можно не ждать.

Флешбэки в сянься будут встречаться везде и всюду. Приготовьтесь к тому, что юность героев вы вспомните раз десять за сериал или роман, а уж тяжёлое детство и первую любовь главного героя не забудете никогда — вам их вобьют в голову сюжетными гвоздями. Притом детство будет таким тяжёлым, а игрушки — такими деревянными и настолько сильно прибитыми к полу, что вьетнамские флешбэки станут ловить и зрители, а не только пострадавший персонаж.

Легендарные братья

Белые одежды главного героя сянься может запятнать только кровь («Легендарные братья») / CCTV-8, iQIYI, Netflix

Поклонникам «навозной» эстетики условных Средних веков сянься покажется слишком прилизанным. Если европейцы и американцы упиваются отвратительным Средневековьем с чумой и грязью в стиле Джо Аберкромби или Джорджа Мартина, то китайское фэнтези не любит убогости, тараканов и натурализма. Здесь все прекрасны. Даже страдания выглядят эстетично, какими бы страшными они ни были.

В «Ледяной фантазии» от красоты героев захватывает дух, а принц Ка Со возвышается над простыми смертными, как Давид Микеланджело над булыжниками. Идеальные причёски героев не рассыпаются даже во время битвы, а их прекрасные белые одежды разве что иногда запятнает кровь — чтобы было очевидно, как прекрасны они в своих страданиях. В «Неукротимом» даже после скитаний по помойкам прекрасная Вэнь Цинь сохраняет красоту, а превратившийся в фермера-бомжа главный герой Вэй Усянь остаётся образцом совершенства даже в грязи, когда сажает лотосы. Его возлюбленный доводит идею до абсурда, облачаясь исключительно в белые одежды своего клана. Несмотря на шатания под дождём и прыжки по слякоти, единственные пятна на прекрасных одеяниях Лань Ванцзи — это кровь.

Ледяная фантазия

Мечи героев отличаются особо вычурным дизайном («Ледяная фантазия») / Hunan TV

На костюмах авторы не останавливаются. Фантастический антураж сянься затмевает любое европейское фэнтези. Реалистичности здесь ждать не стоит. Страшные преступления, коварные предательства и подковерные интриги происходят на фоне летающих городов и невероятных водопадов.

Романтические отношения в сянься показаны более чем пристойно. Если в романах авторы могут себе позволить включить в текст откровенные сцены (цензура не успевает за всем уследить, особенно когда дело касается веб-романов), то сериалы остаются в высшей степени пуританскими. Даже традиционные пары разве что поцелуй себе позволят в некоторых особенно «развратных» сериалах. Зато все без исключения говорят о долге и чести. Всегда. В любой ситуации.

На самом деле сниженный градус «разврата» играет на руку киноделам. Многие помнят, какую усталость вызывали последние сексуальные сцены «Игры престолов», которые никуда не двигали сюжет. То же самое касается половины сериалов Starz: да, все ходят голышом и постоянно спят друг с другом, но ничего особо пикантного в этом нет. В китайском же варианте каждый обмен взглядами и жестами превращается во взрыв эмоций; герои демонстрируют любовь, ненависть и страдания одним взмахом руки или движением брови. Многие фанаты «Неукротимого» оплакивают неудавшийся роман между трагической антигероиней Вэнь Цинь и не менее трагическим антигероем Цзянь Ченом, хотя персонажи большую часть экранного времени обменивались взглядами, говорили о долге и чести и страдали. В случае с двумя протагонистами того же «Неукротимого» накал страстей был доведён до предела лишь тонкими намёками и многозначительными паузами.

Если вы не владеете китайским (плохо владеете китайским или просто устали обращать внимание на детали), при первом просмотре или прочтении произведений сянься половина подтекста пройдёт мимо вас. Здесь у каждого персонажа может быть два имени (данное при рождении и то, которое он обычно использует); иногда у героя ещё есть и титул — что-то вроде Несущий свет звёзд или Кровавый клинок полуночи. И, конечно, свой верный меч он тоже как-то называет. В особо страшных случаях он владеет ещё дюжиной магических предметов, у каждого из которых своё имя. И зовёт своё волшебное кольцо или меч не Жалом, как в «Хоббите», а цитатой из поэмы, написанной в незапамятные времена. Если такие тонкости вам интересны, то вы без проблем найдёте историю в жанре сянься, которая вас покорит.

Новые и лучшие

Все экранизации сянься — это потрясающие спектакли с прекрасными актёрами и великолепными декорациями. Среди всего многообразия сериалов в жанре сянься даже самый взыскательный зритель найдёт себе фэнтези по вкусу.

Легендарные братья (Handsome Siblings, 绝代双骄, 2020)

Легендарные братья

Сериал «Легендарные братья» одновременно появился на китайском ТВ и на Netflix / CCTV-8, iQIYI, Netflix

Роман «Легендарные братья» — культовое произведение; его последняя экранизация воспринимается как отличная сказка с долей юмора и самоиронии. Всё началось с того, что один великий воин оскорбил женщину, которую обижать не рекомендуется, ибо она — один из лучших мастеров тайных знаний и боевых искусств в мире, к тому же баснословно богата. Дама, разумеется, нашла и покарала не только его, но и его жену — с помощью разбойников, олицетворяющих двенадцать знаков зодиака. У погибших воина и его жены остались новорождённые близнецы, и одного из них эта эпическая дама взяла на воспитание. В итоге другого брата растят как кровавого паладина, который должен быть за всё хорошее против всего плохого и с мечом. Первый же воспитывается «злодеями», но вырастает при этом хитрым и добродушным раздолбаем, потому как и злодеи вовсе не так грозны, как кажется на первый взгляд.

Парней готовят к тому, чтобы те воевали против друг друга и желательно друг друга убили. Однако всё идёт не по плану, и Цзян Сяо Юй с братом Хуа У Цюэ медленно начинают распутывать цепочку подковерных интриг и тайн, которая привела к смерти их родителей.

Ледяная фантазия (Ice Fantasy, 幻城, 2016)

Ледяная фантазия

Не всякий фанат разберётся в хитросплетениях мироустройства «Ледяной фантазии» / Hunan TV

Это одно из самых красивых произведений в жанре сянься с захватывающим сюжетом и бесконечными неожиданными поворотами. Фантастический мир сериала поделён на три королевства — Льда, Огня и Русалок (не ожидали?). Кроме того, есть мир земной, где особое место занимают четыре магических племени — Целителей, Снов, Медведей и Духов. Действие разворачивается после кровопролитной войны, в которой потерпел поражение клан Огня, однако от тактической немощи почти что сгинул и клан Льда. Принц Ка Со и его брат Ин Кун Ши — единственные потомки «ледяной» королевской семьи, хотя вовсе не желают править.

Ка Со, влюблённый в небесную стражницу Ли Ло, вынужден восстанавливать империю. В это время на его мир надвигается кризис вселенских масштабов, брат начинает чудить, а сам он разрывается между долгом, честью и необходимостью разбираться с багажом войны и разрухи, оставленным ему родителями. Разумеется, вдобавок к тому грядёт ещё одна война, которую Ка Со должен остановить, пока местному населению ещё есть где жить. К лихо закрученному сюжету прилагаются душещипательные отношения братьев и возлюбленных, а от финала разрыдается даже самый чёрствый любитель фэнтези.

Неукротимый (The Untamed, 陈情令, 2019)

Неукротимый

«Неукротимый» — один из самых популярных китайских сериалов в истории. Кстати, его тоже можно посмотреть на Netflix / Tencent Video

«Неукротимый» стал международной сенсацией уже после появления фанатских переводов романа «Магистр дьявольского культа». Роман зацепил читателей благодаря не только дуэту колоритных главных героев, но и потрясающим историям второстепенных персонажей. О чём роман? В первую очередь о том, как сложно быть диссидентом и как быстро толпа с факелами и вилами собирается на расправу. Ещё, конечно, о большой любви и дружбе, как и множество других произведений сянься.

Признанный самым страшным злодеем в мире Вэй Усянь умирает от рук своих же подчинённых мертвецов-кукол. Предав своего названного брата, а также послужив причиной смерти своей сестры, он терпит поражение от союза нескольких кланов культиваторов. Однако годы спустя душа его возрождается в теле забитого и доведённого до отчаяния парня; бедняга решил пожертвовать всем, чтобы отомстить обидчикам, и вызвал дух самого страшного злодея, которого он только знал, — да, именно Вэй Усяня. Дальше нам предстоит разгадать сразу несколько загадок, связанных с воскрешением Вэй Усяня, узнать его настоящую трагическую историю и решить кучу головоломок. Разумеется, всё не то, чем кажется. Инфернальный злодей — вовсе не тот, кем его все считают, благородный страдалец вовсе не так благороден, а хладнокровный враг — вовсе не тот, кем предстаёт перед главным героем.

В экранизации романтическая линия между Вэй Усянем и его бывшим другом Лань Ванцзи была сведена к минимуму (то же можно сказать и о других романтических линиях, даже с традиционными парами). Однако благодаря тонкой подаче эмоциональная составляющая «Неукротимого» очень сильно действует на зрителя — и так понятно, кто кого любит и почему. В сериале нет откровенных сцен, но сюжет захватывает с первых минут и не отпускает до последней секунды.

Три жизни, три мира: Десять миль персиковых цветков (Three Lives, Three Worlds, Ten Miles of Peach Blossoms, 三生三世十里桃花, 2017)

Три жизни, три мира

Герои «Трёх жизней, трёх миров» обречены проживать свой трагический роман снова и снова / Tencent Video

Это произведение, также основанное на романе, — не столько о вечной любви, сколько о вечных препятствиях и перерождениях. Несмотря на то что первые серии не спешат с сюжетом, как и первая часть романа, потом действие набирает обороты.

Начинается история с того, что наследный принц Небесного царства Е Хуа встречает богиню-лису Бай Цзянь… снова. Драматическая повесть о любви и политике рассказывает историю красивейшего мазохистского танго в декорациях невероятно проработанного мира с богами, интригами, демонами и, конечно, огромными тайнами. Двое главных героев, обречённые на трагический финал в каждом из своих воплощений, пытаются понять суть вещей и разобраться с проблемами вселенского масштаба.

Кровавый роман (Bloody Romance, 媚者无疆, 2018)

Кровавый роман

К сожалению, Ван Мэй оказывается плохим ассасином, начинает искренне симпатизировать своей Тени, сочувствовать Лю Ин и жалеть принца Нина / Youku

Этот необычный сериал совмещает в себе тёмное фэнтези, политическую грызню и элементы хоррора. По тёмным улицам альтернативного Китая времён династии Тан ходят прекрасные, как ночь, и лёгкие, как бабочки, женщины с белоснежными зонтиками. Появляясь из ниоткуда, эти хрупкие красавицы убивают мужчин и женщин с помощью хитрой магии и ещё более изощрённой алхимии. После каждой смерти на их зонтиках расцветают кровавые пионы, вбирающие в себя жизненную силу жертв. В легенды о красавицах-убийцах из мистического города Гуй Хуа мало кто верит, и на то есть причины. Государство находится в состоянии гражданской войны и экономического коллапса, а жизнь простого народа напоминает каторгу.

Невесёлая история начинается с того, что главную героиню, работающую в аптеке, её любящий папаша продаёт в бордель из-за долгов. В этом борделе её сначала избивают до полусмерти, а потом отдают на расправу местному генералу, потерявшему всякие моральные и этические горизонты. Девушка уже решает умереть, когда её неожиданно спасает одна из красавиц-убийц из города Гуй Хуа. Так главная героиня получает шанс выжить и начать новую жизнь.

Только вот новая жизнь оказывается ещё более адской, чем старая бордельная. После отборочного тура в стиле «Голодных игр» бывшая аптекарша получает имя Ван Мэй и становится убийцей низшего ранга. К ней приставляют ассистента-мужчину — Тень. Этот телохранитель не только скрывает тёмные тайны, но и разговаривает раз в неделю по обещанию, зато колоритно страдает и отменно машет мечом. Рядом с Ван Мэй и её Тенью оказывается мастерица зелий уровня Северуса Снейпа по имени Лю Ин, которая никак не может решить, любит она Ван Мэй или ненавидит. Но главные звёзды этого серпентария — двое других персонажей, слепой изгнанник, а также мастер многоходовок принц Нин и эксцентричная глава сей весёлой организации Ча Ло. Чтобы выжить, Ван Мэй должна разгадать все тайны принца Нина, своей Тени, красавицы Лю Ин и жестокой Ча Ло.

Удушающая сладость, заиндевелый пепел (Ashes of Love, 香蜜沉沉烬如霜, 2018)

Удушающая сладость, заиндевелый пепел

Бесчувственная» Цзинь Ми становится объектом страсти сразу двух братьев-принцев / Jiangsu TV

Сериал начинается как довольно предсказуемая история любви, но уже через пару эпизодов удивляет кровавыми поворотами, смачными убийствами и масштабной политической драмой. Великую любовь фанатов этой дораме обеспечил дуэт братьев-принцев – благородного, но недальновидного Феникса и трагического антигероя Дракона.

В царстве бессмертных (которые, впрочем, не совсем бессмертны) при необычных обстоятельствах погибает богиня цветов Зи Фен. Перед смертью она рожает дочь Цзинь Ми и даёт ей лекарство, чтобы девушка росла блаженной и глуповатой, не знающей ни любви, ни страсти и не способной развить свою магическую мощь до уровня божества. Заботливая мама полагает, что таким образом оградит Цзинь Ми от своей довольно жуткой судьбы.

Проходит пара столетий, и Цзинь Ми вырастает примерно такой — лихой и придурковатой, но с чувством юмора. Вот только жизнь в искусственном раю ей не нравится. Желание найти приключений на свою голову и развить магические силы сталкивает её с Фениксом, младшим сыном Небесного Императора. Став помощницей Феникса в Небесном царстве, Цзинь Ми оказывается вплетена в паутину интриг императорской четы, сепаратистов из демонического царства и лоялистов из царства птиц. Кто-то из них пытается убить Феникса, однако в покушении обвиняют его брата Дракона…

* * *

Произведения китайского фэнтези в первую очередь привлекают внимание благодаря глубокой проработке мира и необычной эстетике. Они вовсе не такие странные и непонятные, как кажется поначалу. Несмотря на отличия от типичного западного фэнтези, китайский жанр сянься тоже обращается к извечным темам, которые интересны и понятны всем читателям и зрителям без исключения. Ужасы войны, ксенофобия, опасность охоты на ведьм — все эти темы присутствуют в сянься, как и темы вечной любви и дружбы. Китай, конечно, во многом другой мир, но там тоже любят, страдают, кастуют огненные шары и сражаются за свою честь.

Впрочем, отдельные элементы этого специфического жанра могут как покорить, так и оттолкнуть любителей высокого фэнтези. К счастью, произведения сянься разнообразны, а потому каждый найдёт роман или сериал себе по душе. Как и в других областях, китайские авторы и киноделы периодически штампуют почти идентичные истории, но нередко попадаются отличные и неоднозначные истории с интересными персонажами и закрученным сюжетом, которые не дают прямых ответов на сложные вопросы.

Оставляя комментарии на сайте «Мира фантастики», я подтверждаю, что согласен с пользовательским соглашением Сайта.

Читайте также

Статьи

Читаем книгу: «Магия Терри Пратчетта»
0
4896
Читаем книгу: «Магия Терри Пратчетта»

В этом фрагменте описывается, как писатель начал высмеивать популярные клише. Пратчетт не ограничивался, скажем, только «Властелином колец» — досталось и «Звёздным войнам»!

KeyForge
0
13580
Кузницы & Ключи. Карточная игра KeyForge

Карточная игра с уникальными колодами и странными названиями карт.

Ирина Итиль б
0
64282
Ирина Итиль «Троллиха»

О том, что Мухобойку звали Наташей, никто не вспоминал. Но она не обижалась, потому что знала секрет: ее мамой была фея, которая оставила в наследство волшебное колечко.

Космические станции 12
0
127220
Космические станции, орбитальные города: смелые проекты из прошлого и будущего

Одни считают, что надо строить полноценные колонии типа «Стэнфордского тора». Другие говорят, что станции только пожирают ресурсы, а нам нужно сразу осваивать Луну и лететь на Марс.

«Круиз по джунглям». Ретро-приключение со Скалой и гомофобией
0
166998
«Круиз по джунглям». Ретро-приключение со Скалой и гомофобией

Дуэйн Джонсон отплывает в дебри Амазонки в поисках древнего сокровища — но обнаруживает только устаревшие штампы и шутки.

Кадзуо Исигуро «Клара и Солнце»: история игрушки, далёкая от диснеевских традиций
0
361226
Кадзуо Исигуро «Клара и Солнце»: история игрушки, далёкая от диснеевских традиций

Притча о взрослении в обёртке социальной фантастики

Долгий Хэллоуин» — один из лучших комиксов о Бэтмене. Почему? 6
0
240937
«Долгий Хэллоуин» — комикс, вдохновивший Нолана

Комикс, который и спустя четверть века читается с огромным интересом.

Читаем книгу: «Возвращение „Пионера“» Шамиля Идиатуллина
0
291885
Читаем книгу: «Возвращение „Пионера“» Шамиля Идиатуллина

Ностальгический сай-фай, рассказывающий историю путешествиях подростков из 1985-го года в 2021-й.

Спецпроекты

Top.Mail.Ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: