11

Эдуард Веркин «Остров Сахалин». Постапокалиптическое путешествие со слабым привкусом надежды

14 ноября 2018
Борис Невский
14.11.2018
8053
3 минуты на чтение

Девушка Сирень путешествует по Сахалину — гигантской каторге, настоящему аду на Земле. Сперва по служебной надобности, а потом ради собственного спасения. И во время этого безрадостного квеста Сирень обретает смысл жизни — своей и, возможно, всего человечества…

Эдуард Веркин «Остров Сахалин»

Роман
Жанр: постапокалиптическая драма, литературная игра
Издательство: «Э», 2018 год
Серия: «Эдуард Веркин. Взрослая проза»
480 стр., 1500 экз.
Похоже на:
Кормак Маккарти, «Дорога»
аниме-сериал «Путешествие Кино» (2003)

Привычного нам мира больше нет: ядерная война, природные катаклизмы и глобальная эпидемия «мобильного бешенства», превращающая людей в подобие зомби, коренным образом изменили облик Земли. Америка и Россия уничтожены почти полностью, от Европы и Китая остались жалкие ошмётки. Единственная цивилизация, выжившая на почти разрушенной планете, — японская. Естественно, послевоенная Япония вовсе не похожа на рай. Это милитаристское кастовое общество, насквозь пропитанное шовинизмом и ксенофобией. Но на фоне тотальной разрухи даже такое неуютное местечко сродни земле обетованной.

Девушка с поэтичным именем Сирень, дочь влиятельного чиновника, женатого на русской, приезжает на Сахалин, превращенный японцами в своеобразный ГУЛАГ. С одной стороны, это место ссылки для преступников и неблагонадёжных элементов, с другой — перевалочный пункт стремящихся в Японию беженцев с континента.

Сирень — практикующий футуролог, она должна изучить ситуацию на Сахалине, чтобы составить прогноз на будущее. Девушка и выделенный ей в провожатые Артём, один из немногих уцелевших русских, отправляются в путешествие по острову. Впрочем, вскоре оно превращается в настоящие гонки со смертью…

С самого начала внимание притягивает избранный писателем формат. Перед нами своего рода литературная игра, в основу которой автор положил одноимённые путевые записки Антона Павловича Чехова. Классик русской литературы посетил Сахалин в 1890 году и оставил потомкам живописные подробности мрачного существования каторжников, ссыльных, их тюремщиков и прочего люда. Одновременно Чехов немало внимания уделил фактологическим и статистическим подробностям жизни на Сахалине. Так что книга классика — занятный гибрид дневника и научно-популярного исследования.

И в первой половине романа Эдуард Веркин тщательно стилизует текст под Чехова — за исключением информационной преамбулы о мировой войне и её последствиях, а также парочки интерлюдий, где мы узнаем про Артёма и его окружение. В остальном же перед нами типичные путевые заметки — мы, словно путешествуя бок о бок с Сиренью, знакомимся с неприглядным бытом и мерзкими особенностями сахалинской жизни.

В первой половине романа Эдуард Веркин тщательно стилизует текст под Чехова

У такого авторского приёма есть как достоинства, так и недостатки. Да, тщательно выверенная литературная игра производит яркое впечатление. Однако искусную стилизацию способны оценить прежде всего те, кто читал чеховский «Остров Сахалин». Всем остальным без малого две сотни начальных страниц романа могут показаться скучноватыми.

Конечно, колоритные подробности сахалинской постапокалиптической жизни шокируют, но даже шок вскоре становится чем-то обыденным. А так роману поначалу явно не хватает драйва: Сирень с Артемом просто перемещаются из одного пункта в другой, чем сюжетные перипетии и исчерпываются. Примерно треть книги кажется затянувшейся экспозицией — стилистически и интеллектуально, безусловно, интересной, но несколько монотонной. К тому же персонажи поначалу не вызывают особого сочувствия — уж больно они плоские.

Ближе к середине чеховская стилизация обрывается: на Сахалине вспыхивает восстание каторжников, бессмысленное и беспощадное, герои попадают в смертельно опасное положение и вынуждены прилагать максимум усилий, чтобы выжить. На кровавые подробности мятежа и на приключения в духе то «Дороги», то «Безумного Макса» наслаиваются все новые угрозы и вызовы, так что ни героям, ни читателям скучать уже точно не придётся.

Постепенно вырисовывается идейный посыл романа, хотя его и сложно свести к единому знаменателю. Основные персонажи — Артём, коренной сахалинец Чек, поэт-каторжник Сиро Синкай — проходят через серьёзные метаморфозы, играя важную роль в становлении главной героини. Ведь именно Сирени предстоит, полностью изменившись — и духовно, и физически, — положить новое начало почти обречённому человечеству.

Поэтому, хотя роман  из разряда тех книг, на обложке которых так и хочется поставить гриф «по прочтении вскрыть вены», финальные строки всё-таки внушают оптимизм. Несмотря на все испытания и катастрофы, человечество не просто выживет, но и сделает широкий шаг в будущее, к звёздам. Даже если вы на дне, ещё остаётся шанс. Нужно лишь верить и стремиться ввысь во что бы то ни стало.

И совершенно лишним выглядит постскриптум в виде сюжетного приквела, который откровенно смазывает впечатление сдержанного оптимизма, успевшее сложиться после прочтения эпилога. Невольно задаёшься вопросом: зачем? Зачем автор рождает у читателя робкую надежду, чтобы затем нещадно её прихлопнуть?

Итог: яркая, оригинальная, умная и временами шокирующая книга. И одновременно — откровенно несбалансированная. Чтобы добраться до сильных переживаний, волнующих событий и мудрых выводов, придётся преодолеть внушительный массив навязчивой стилизации, вполне способной отпугнуть многих читателей. Ну а финал романа откровенно двусмысленен: как будто автор так и не решил, стоит ли давать человечеству хоть какую-то надежду…

И детям, и взрослым

Эдуард Веркин в основном известен как автор книг для детей и подростков — в первую очередь благодаря циклу авантюрно-ироничной фантастической серии о Стране Снов. На счету писателя имеется и несколько ярких «взрослых» произведений. Фантастики там на удивление немного. Самый заметный — пожалуй, роман «Через сто лет» (ещё один вариант не слишком оптимистичного будущего). Большей частью серьёзные книги Веркина вполне реалистические: о войне и остросоциальных проблемах.

Между постройками в беспорядке лежали детали различных машин, вероятнее всего использовавшихся в горных и химических производствах. Котлы, фермы, колеса и поршни, огромные, в человеческий рост и выше, изъеденные кислотой, коррозией и давлением, страшные, точно на самом деле побывавшие в инфэруно, впрочем, может, так оно и было. Глядя на них, я думала: что же здесь творится с людьми, если не выдерживают машины?

удачно
качественная стилизация
хорошо проработанный сеттинг
серьёзная проблематика
неудачно
очень неспешное начало
некоторая несбалансированность
8
хорошо

Скачать бесплатно ознакомительный фрагмент книги:
TXT, FB2, ePub, RTF, PDF

Оставляя комментарии на сайте «Мира фантастики», я подтверждаю, что согласен с пользовательским соглашением Сайта.

Читайте также

Статьи

Читаем книгу Гильермо Дель Торо и Чака Хогана «Незримые»
0
23252
Читаем книгу Гильермо Дель Торо и Чака Хогана «Незримые»

В отрывке молодой спецагент ФБР прибывает в глухую чащу, где произошло ещё одно убийство. Жертву линчевали, и похоже, в деле замешана мистическая подоплёка.

Как Зак Снайдер потерял, а потом вернул «Лигу справедливости»
0
31180
Снайдеркат: Как Зак Снайдер потерял, а потом вернул «Лигу справедливости»

«Никто не хотел признавать, какое это жуткое говно», — так сейчас говорят о версии Джосса Уидона. 

Гильермо Дель Торо, Чак Хоган «Незримые»
0
37332
Гильермо Дель Торо, Чак Хоган «Незримые»

Мистический триллер с массовыми убийствами, потусторонними сущностями и Джоном Ди.

Видео: обзор настольной игры «Погоня за Авророй»
0
95994
Видео: обзор настольной игры «Погоня за Авророй»

Вы можете поучаствовать в конкурсе и выиграть эту настолку!

Читаем книгу «Хидео Кодзима. Гены гения»
0
132175
Читаем книгу «Хидео Кодзима. Гены гения»

Два эссе, в которых геймдизайнер вспоминает повлиявших на него двух писателей: Кобо Абэ и Роберта Брауна Паркера.

Роман Файницкий «Забвение»
0
373714
Роман Файницкий «Забвение»

Главный герой вместе с девушкой-фотографом Мартой уже какое-то время живёт в доме на отшибе. Вокруг — ни души, идиллию нарушают лишь мощные ураганы, которые налетают каждые несколько дней.

Дерек Кюнскен «Квантовый волшебник»
0
187937
Дерек Кюнскен «Квантовый волшебник»

«Одиннадцать друзей Оушена» в космосе.

Космическая фантастика о ближайшем будущем 2
0
250045
Пять романов в жанре фантастики ближнего прицела

Детективный триллер, «робинзонада» и даже абсурдная антиутопия.

Спецпроекты

Top.Mail.Ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: