11
Читаем книгу «Чужой: Эхо» Миры Грант: ксеноморфы, подростки и синтеты
Что почитать: подростковый роман во вселенной «Чужих» и «Империя травы» Уильямса 4

На русском языке выходит книга Миры Грант  «Чужой: Эхо» — подростковая фантастика по вселенной «Чужого». Его главная героиня, дочь исследователей на планете Загрей, впервые сталкивается с ксеноморфами и вынуждена спасаться, попутно узнавая кое-какие тайны своей семьи.

С разрешения издательства АСТ мы публикуем отрывок из книги. Осторожно, спойлеры!

Спойлер

Осторожно, спойлеры!

Глава 10. Скелеты в шкафу

Мишель подал голос первым.

— Что это, черт возьми, были за чудища? — спросил он, указав на дверь. Там стояла Виола и придирчиво осматривала замки. — Почему Пол мертв, а ваша чертова дочь цела и невредима? Откуда нам знать, что не вы притащили сюда этих тварей? Вы же биолог. Вам платят больше, если вы вдруг находите опасных животных, о которых можно всех предупредить. Что, хотите сказать, вы тут ни при чем?

Алиса побледнела и зажала рот рукой. У меня внутри все оборвалось. Она же не знала. Ну конечно — а откуда ей знать?

Казалось, этот жуткий день не кончится никогда.

— Мальчик, вообще-то мой муж погиб, и что-то мне не нравится твой тон, — сухо отрезала мама. — Не я притащила сюда этих монстров. Если бы у меня хватало мастерства, чтобы дрессировать подобных тварей, мне бы платили куда больше, чем в вашей маленькой захудалой колонии.

— Что еще за монстры? — вмешался Хуан, поднимаясь с места. — О чем вы говорите? Пол мертв? Не может быть. — Он нервно хихикнул. — Шутка какая-то тупая. Зачем так шутить?

— А ты попробуй выйти за дверь! Я собственноручно тебя пристрелю, — довольно спокойно проговорила Кора.

Конечно, выйдя за дверь, Хуан неизбежно привлечет внимание к нашим скромным персонам, а второго шанса на спасение у нас может и не быть.

Хуан замер и вытаращил глаза. Очевидно, он поверил Коре. В этот момент она серьезно выросла в моих глазах. Это она с виду тихоня, не знающая ни черта про собственную планету, но, как говорится, в тихом омуте…

Мама и Мишель молча сверлили друг друга взглядом. Мишель наконец сдался и отвернулся.

— Как скажете, — буркнул он, качая головой. — Но кто-то за это заплатит!

— Мы уже платим, все и сразу, — заметила мама таким мягким голосом, что я сразу поняла, насколько все плохо. Так она говорит, только когда всерьез пахнет жареным.

— Мам! — Мой голос звучал пискляво и испуганно — оклик ребенка, которому очень нужно услышать от старших, что монстра в шкафу не существует. Сглотнув комок в горле, я заговорила снова — на этот раз почти нормальным голосом: — Мам, Виолу защитила пыльца, так ведь?

Она повернулась и посмотрела на меня.

— О чем ты?

— Монстр не напал на Виолу, потому что вокруг нее клубилась пыльца, верно? Она ведь маскирует все запахи. Я не видела глаз у той твари. Возможно, она не напала из-за того, что не почуяла Виолу. У нас есть пробы пыльцы в лаборатории, мы можем…

— Нет. — Мама устало потерла лоб пальцами. — Дело не в пыльце. Черт возьми, Джон… — Она будто не могла произносить имя отца, не чертыхаясь. — Я не должна была разгребать все это в одиночку. Не должна!

— Мам?..

Виола шагнула ко мне, и я снова оказалась между ней и Корой. Она не могла взять меня за руку, ведь я все еще держала мачете, поэтому положила руку мне на плечо. Держалась за меня как за соломинку. Мама посмотрела на нас и робко улыбнулась.

— Мои девчонки, — сказала она. — Мои самые-самые. Вы хоть понимаете, как сильно мы вас ждали? Как много трудов приложили к тому, чтобы вы появились на свет?

— Нам это обязательно слушать? — нерешительно вмешалась Лин. Алиса шикнула на нее. Все остальные в комнате молча смотрели на нас с мамой.

Где-то поблизости от нашего дома вышла на охоту пара существ, которых я никогда раньше не видела, и в любую минуту они могли начать охоту на нас. По-хорошему нам бы сесть в квадроцикл и мчать в поселок, где намного безопаснее, но мы почему-то этого не делали. Мы — семеро испуганных подростков, ждали помощи от единственного взрослого в комнате, но взрослый, похоже, сам не знал, что делать.

Мама лишь смотрела на меня и Виолу так, будто никогда нас раньше не видела, будто никогда больше и не увидит. Мне стало больно от ее взгляда.

Наверное, Полу тоже было больно, когда та тварь рвала его на части. Нужно пошевеливаться.

Но я не могла пошевельнуться.

— Когда Виола заболела, мы были в ужасе. Думали, это что-то заразное, и вся семья в опасности. Она была так напугана. Мы не хотели, чтобы ее запирали в карантинной палате, вдали от нас. Единственное, что ей хоть немного помогало, — сон в обнимку с сестрой. — Мама улыбнулась. Одной лишь мне в этой комнате. — Когда ты обнимала ее, Оливия, ей становилось легче дышать, она почти не плакала… будто бы становилась сильнее. Мы думали… какое-то время… что все-таки она поправится.

— Но ведь так и вышло, мам, — ответила я. — Виола здесь, с нами.

Сестра молчала.

— Вам было по три года. О, наши милые девочки… Однажды мы пришли проведать вас, и Виола не двигалась… не дышала. Ты обнимала ее крепко-крепко. Ты все никак не хотела ее отпускать, кричала, не переставая. И тогда Джон… ох, Джон…

Мама осеклась. По щеке покатилась слезинка. Мне хотелось обнять ее. Или ударить, я не знаю. Сделать что угодно — лишь бы она замолчала. Чудовища в лесу, пылающий шаттл в горах, исследовательский корабль на орбите — все это вдруг перестало казаться мне таким уж опасным. Теперь меня больше всего пугал рассказ матери. Как же так… нет, невозможно. Не может этого быть. Я отказывалась верить.

— Джон сказал, что у нас осталось много данных Виолы, — продолжала мама. — У нас были снимки мозга, сделанные врачами, когда мы пытались выяснить, что с ней не так. У нас были записи ваших снов. Мы хорошо знали ее… да и потом, ей было всего три годика. Было бы гораздо сложнее, будь она старше.

— Перестань, — прошептала я.

— Не так уж трудно сделать модель трехлетнего ребенка. Конечно, речь все-таки о человеке, но со стороны такой ребенок выглядит, как настоящий. И если постепенно наращивать вычислительные мощности, ребенок может расти, учиться и развиваться… прямо как настоящая Виола.

— Моя сестра и есть настоящая Виола, — прошептала я, задыхаясь. Мне хотелось кричать. Вопить на весь мир. Удивительно, что я вообще способна издавать какие-то звуки.

— Словом, тот монстр не тронул твою сестру, потому что Виола не живая. Она — синтет. Андроид. Виола крепче сжала мое плечо. Я посмотрела на нее. Она не расстроена, не смущена: просто грустна. Наверное, она не хотела, чтобы истина открылась.

— Так ты знала? — спросила я.

— Знала, — ответила она. — Уже давно. Не сразу поняла, но было так много нестыковок. Мне велели изображать больную, оставаться в кровати. Так у меня появилось много времени на раздумья… общение по переписке. Я ввязалась в это, чтобы получить ответы на вопросы о самой себе — не говоря притом никому, для чего мне нужна их компания. Прости меня, Оливия. Я очень хотела сказать тебе…

— Так я и знал! — Мишель вклинился между мной и Корой, разделяя наши переплетенные пальцы. Он толкнул меня в грудь, и я отшатнулась назад, к Виоле, инстинктивно защищая ее от него. Как ни странно, но мне стало легче. Она все еще моя сестра. Если то, что говорит мама, — правда… Нет, не может быть!

Но, вообще-то, она никогда не лгала мне раньше, да и зачем ей плести небылицы в такой ситуации, еще и таким серьезным тоном? Да и пусть. Пусть даже — правда. Не имеет значения, наплевать. Виола — все еще моя сестра. Какой бы она ни была внутри, она — родной мне человек.

Андроиды-синтеты: незаметные злодеи и герои мира «Чужих» 4

Мишель все наступал, заставляя меня сделать еще шаг назад.

— Я знал, что все ложь! — Он ткнул в меня пальцем. — Андроид? Член семьи? Это ненормально. Неправильно, черт побери! Тебе не место среди нормальных людей, если такие вещи для тебя приемлемы. Не место…

Я оттолкнула его руку, решив не дожидаться, пока он ткнет меня пальцем в глаз. Мишель сжал руку в кулак, похоже, готовясь меня ударить. Но я не двинулась с места, заслонив собой сестру.

— Попробуй тронь, — мягко предупреждаю его я. — Потом пощады не жди.

— Профессор Шипп, скажите, чтобы он перестал! — вмешалась Кора.

— Я в первый раз вижу этого паренька, — ответила мама. — Сомневаюсь, что могу ему что-то запретить. Нам нужно сейчас предельно сосредоточиться…

— Если ты хотела, чтоб мы сосредоточились, не надо было ничего говорить о Виоле! — выпалила я, не сводя глаз с Мишеля.

— Другого раза могло не представиться, — жестко парировала мама. — Эти существа — по сути, высшие хищники. Все в них заточено на убийства. Ты сказала, что не видела у них глаз. Что еще ты заметила?

Ненавижу такие вопросы. Стараясь не терять Мишеля из виду, я ответила:

— Они двигаются быстро. Слишком быстро. Значит, им нужно очень много энергии. То есть они должны быстро убивать, быстро питаться и быстро двигаться дальше, продолжая охоту. Не думаю, что они млекопитающие — если судить по земным меркам.

— Я не видела, чтобы они что-то ели, — подала голос Виола.

— Конечно, они не млекопитающие, — встрял Мишель. Похоже, он поступился своей воинственностью, чтобы блеснуть умом. — У них нет шерсти.

— Существуют млекопитающие с почти незаметным волосяным покровом — особенно среди тех видов, что встречаются на планетах земного типа, — заметила мама. — Оливия права. Они двигаются на манер насекомых. Быстрых и крупных, невероятно опасных насекомых.

— Мне это не нравится, — захныкала Лин. — Мне все это не нравится. Вы пугаете меня. Вы же взрослая! Зачем вы меня пугаете?

Хуан попытался успокоить ее, но случилось непоправимое: атмосфера в комнате и без того была напряженная, а теперь стала враждебной по отношению к нам. В этот раз Мишель без шуток замахнулся на меня. Изловчившись, я заломила ему руку за спину — если верить моему опыту, это жуть как больно. Мишель взревел, взмахнул свободной рукой, вот только метил уже не в меня — вместо этого он схватил Виолу за волосы.

Раздался оглушительный треск маминого электрошокера. Волосы мои взметнулись в стороны, кожа напряглась, и на мгновение все озарила яркая вспышка. Виола крепче стиснула мое плечо. Алиса пронзительно взвизгнула, заглушив все остальные звуки.

Мишель застыл на месте. Я медленно отпустила его руку и отошла.

Мама направила на него электрошокер. Раздался щелчок — это Кора взвела курок, взяв Мишеля на мушку. Тот вытаращил глаза от испуга.

— Да что с вами такое?! — закричал он. — Почему это я здесь — плохой парень?

— Ты пытался ударить мою дочь, — пояснила мама.

— И схватил за волосы мою сестру! — добавила я.

— Да какая она тебе сестра! — Он мерзко хихикнул. — Она же робот!

Виола ничего не сказала — лишь стыдливо отвернулась.

Я покачала головой.

— Нет. Она моя сестра, и мы собираемся отсюда убраться. В квадроцикле нам всем хватит места — фиг с ними, с ремнями безопасности.

Я сделала паузу и пересчитала присутствующих.

Хотя нет, все мы не влезем. Три человека спереди, три сзади, а нас восемь. Вездеходов больше нет — на своем папа уехал утром в колонию, а мамин остался в лесу. Когда она нашла нас на болотах, его при ней не было. То есть, убегая от одной из тварей, она, должно быть, потеряла его.

Я встряхнула головой повторила тверже:

— Нам всем хватит места. — Если мне удастся соорудить что-то вроде прицепа — так оно и будет. — Виола, неси кислород… — Я осеклась. Посмотрела на сестру — она улыбнулась.

— Мне не нужны кислородные баллоны, — ответила Виола. — Мне ничего не нужно, кроме ежедневной подзарядки. Не волнуйся обо мне, лучше о себе подумай. Я уже однажды умерла, забыла? Не рекомендую тебе повторять мой путь.

— Значит так, робота мы оставим здесь, — заявил Мишель.

— Мишель, — шикнула на него Кора.

— Технически я андроид, — заявила Виола. — Разница есть. Роботы по большей части не обладают интеллектом — они созданы для выполнения определенных задач, а не для того, чтобы развиваться как личность. Я — такой же человек, как и ты. Просто неорганический.

Я вздрогнула, когда она это сказала — ничего не могла с собой поделать.

— Омерзительно, — процедил Мишель. Хуан встал с дивана.

— Погодите, если она… если эта штука — искусственная, она может пойти и привести нам помощь, верно? Мы можем запереть двери и подождать, пока она не вернется с колониальной охраной.

— Ну уж нет! — возмутилась я. — Я не пущу Виолу в колонию одну, даже думать брось!

— Почему? — спрашивает Алиса. — Мы же знаем, что ей ничего не грозит.

— Меня можно сломать, — заметила Виола. — Но…

— Никаких «но»! — отрезала я и добавила, ткнув пальцем в Хуана: — А ты не вздумай впредь мою сестру называть «этой штукой»!

Тут что-то грохнулось на крышу нашего дома — явно что-то большое. Мы все притихли.

— Лови, — шепнула мама, протянув мне электрошокер. Я взяла его чисто автоматически и передала Виоле мачете, с которым не расставалась с самой поездки. Она придвинулась ближе ко мне, и меня охватила радость: все-таки у меня, Виолы и Коры было хоть какое-то оружие, когда у других — пустые руки. Никто не тронет мою сестру. И Кору тоже. Похоже, она на грани паники. Меня терзала вина — кто-то должен присмотреть за ней. Кто, если не я?

Умру — но буду ей надежной подругой до конца.

Все мы внимательно посмотрели вверх, прислушиваясь, как за первым ударом последовало несколько легких постукиваний, как будто кто-то испытывал кровлю на прочность. Я вспомнила о когтях монстров, которых мы видели. Похоже, они могли прорвать все что угодно. Солнечные батареи и кровельное железо их не остановят.

— Дай пистолет! — прошипел Мишель.

— Нет, — твердо ответила Кора и прижалась ко мне. Я огляделась, и с ужасом заметила, что мама куда-то ушла. Место, где она только что стояла, пусто. Мы одни.

Может быть… может быть все это — не на самом деле. Может, это ужасный, затянувшийся кошмар, и мой мозг одну за другой прокручивал эти кошмарные сцены, но в любой момент я проснусь, и наступит утро. Рано или поздно все это пройдет.

Но кошмар не проходил, и я не просыпалась.

Жуткий скрежет доносился сверху — будто существо на крыше проверяло, насколько легко будет прорваться внутрь. Кора, Виола и я теснее прижались друг к другу, готовые биться насмерть. Перспектива выглядела неизбежной. Алиса, Хуан и Лин с ногами забрались на диван — безоружные пред лицом собственной надвигающейся гибели. Перепуганные приходом крупного хищника мелкие зверьки — вот кто они сейчас.

Но Мишель — настоящая темная лошадка. При нем нет оружия, но, судя по всему, он твердо намерен биться. Я беспокоилась, что он попытается отнять у нас оружие ради битвы, в которой не сможет победить. Мне бы не хотелось одновременно сражаться и с внутренним, и с внешним врагом. И где-то в глубине моего сознания билась предательская мысль: лучше бы это Мишель, а не Пол дал деру тогда в лесу. Было бы намного проще, не будь его сейчас с нами.

И еще мне нужно было найти маму.

Как будто прочитав мои мысли, она вышла из коридора, соединявшего гостиную с нашими спальнями и кабинетом, который она делила с отцом. В руках — серый рюкзак с логотипом морской пехоты. Вещица явно видала виды: на постромках — пятна, тут и там дыры, но выглядит так, будто перенесет еще сотню передряг. Рюкзак мама протянула мне.

— Мне очень жаль, что пришлось все рассказывать тебе в таких вот обстоятельствах, — сказала она. — У нас с папой был план… рассказать тебе на восемнадцатилетие. Мы оба хотели, чтобы у тебя было время подумать… Принять все это. Ты заслужила, чтоб было так, а не иначе. Простишь меня?

Ее слова звучали так, будто она прощалась со мной. Я инстинктивно взяла рюкзак и прижала к себе — он был довольно тяжелый.

— Не понимаю, о чем ты…

— Позаботься о своей сестре. А она всегда будет заботиться о тебе. Вы — семья, что бы кто ни говорил. Держитесь друг друга. — Мама повернулась к Виоле и печально улыбнулась. — А вот тебе не следовало так рано догадываться обо всем!

— Извини, мам, — вздохнула Виола.

— Не извиняйся. В семье Шипп дураков не рождалось.

Шум сверху усилился. Кора ахнула и крепче прижалась ко мне. Все произошло так быстро. Каких-то три дня назад я могла только мечтать о такой близости, а теперь… о-хо-хо, ирония судьбы жестока.

— Я люблю вас обеих, — сказала мама, и, прежде чем я успела ответить, шагнула к нам, обняла нас с Виолой за плечи и прижала к себе. Потом, отпустив нас, решительно шагнула к двери.

С одной стороны — я прекрасно понимала, что она задумала. С другой — я потрясена, я не понимаю, зачем она распахнула дверь, вышла во двор и замахала руками над головой, будто сигналя садящемуся шаттлу.

— А вот и я, чудище! — крикнула она. — Профессор Кэтрин Шипп, сделана полностью из натурального мяса! Цып-цып-цып, иди ко мне!

Тварь низверглась с крыши, двигаясь так быстро, что казалась блестящим черным вихрем. Мама вскрикнула. Монстр схватил ее и с шипением потащил в сторону, потом запрокинул голову, готовясь челюстями нанести первый удар.

Виола схватила меня за локоть, и я отвела взгляд.

— Бежим, — шепотом скомандовала сестра.

И мы побежали. Все мы, семеро. Я, моя сестра, Кора и одноклассники, приглашенные на вечеринку. Мы убегали от монстра, убивавшего мою мать. Убегали от жуткого шипения и криков. Убегали, не оглядываясь назад, как бы сильно нам не хотелось, потому что впереди — будущее, а позади — ничего.

Наше прошлое умерло.

О, мама…

Я не смогла спасти тебя.

И мне оставалось лишь надеяться, что ты смогла спасти всех нас.

Глава 11. На пределе возможностей

Короткометражка: все шесть роликов по вселенной «Чужой» в русской озвучке

Оставить квадроцикл во дворе было самым умным нашим поступком за весь день. Я бросила шокер и мамин рюкзак на дно, вставила ключ в замок зажигания и запустила двигатель, не дожидаясь, пока все сядут. И вовсе не потому, что я жестокая — я-то знаю, что Кора с Виолой помогут остальным забраться.

Нас слишком много. Даже без мамы — нас слишком

много. Лин как самая маленькая забралась между передними и задними сиденьями и обвила руками колени Хуана, чтобы не вылететь наружу, когда машина рванет с места.

Кора дождалась, пока все кое-как утрамбуются, и, едва перебивая шум двигателя, сказала:

— Гони!

Я вдавила газ до отказа, наплевав на все правила безопасного вождения; пусть они останутся тем, чьих мам не сожрали хищные космические монстры.

Ворота слишком уж близко к передней части дома; мы привлечем внимание, если поедем туда (если еще не привлекли).

— Держитесь крепче! — крикнула я и помчала прямо на забор.

В глубине души я ликовала. Все было как в кино, когда герои из зоны комфорта попадают прямиком в центр оживленного боя, и ничто не остановит их на пути к победе. Я знала, что это ликование — всего лишь защитная реакция и все равно восторженно завизжала, когда бампер квадроцикла врезался в ограду и сорвал ее с фундамента. Лучше обманываться и полагать, что мы выкарабкаемся, чем сидеть сложа руки и ждать, когда тварь, убившая мою мать, явится по наши души.

Я оказалась зажата между Корой и Виолой — они обе вцепились в борта, стараясь сохранять равновесие. У Виолы в ногах — мачете, который я отдала ей, и когда сестра поймала мой обращенный к ней взгляд, она улыбнулась. Она казалась такой реальной. Такой настоящей…

Конечно, она настоящая. И пусть не биологически, она все еще моя сестра. Виола из плоти и крови умерла, когда мы были так малы, что я, честно говоря, и не знала ее. Наверное, были какие-то глубинные воспоминания, похороненные под четырнадцатью годами прыжков с планеты на планету в погоне за всякой биологической чудью. Еще была надежда на то, что когда-нибудь мы возвратимся благополучно на Землю и поможем моей больной сестре, которой, как оказалось, давно не было в живых. Ну и пусть!

Всю свою сознательную жизнь я знала лишь одну девушку — ту, с которой росла бок о бок. Ту, о которой заботилась — и ту, что сама заботилась обо мне. Важно лишь одно — я люблю Виолу. Она моя сестра, и она стоит сотни настоящих живых людей, которые ничего для меня не сделали. Знаю, что Виола предпримет все возможное, чтобы защитить Кору — так как знает, что Кора важна для меня. Не в той же мере — но все-таки важна.

— Сестры Шипп — навсегда-а-а-а! — крикнула я, пробив забор квадроциклом.

Мы уезжали прочь от дома, и я так ни разу и не оглянулась. Просто не осмелилась. Вдруг за нами гонится монстр — тогда я, чего доброго со страху съеду с дороги. Не уверена, что ребята пристегнулись. Лин уж точно вылетит ко всем чертям, и ей повезет, если она переживет столкновение с землей — на такой-то скорости.

— Куда мы теперь? — спросила Кора, потрясая пистолетом — явно готовая стрелять, если понадобится, готовая защищать нас. Теплая волна накатила на меня — не такая, чтобы развеять панику, но все же мне стало немного легче, оттого, что Кора здесь. Еще бы Мишель не маячил позади.

— Мы едем слишком медленно! — закричал он во всю дурь, не заботясь о последствиях. Очевидно, он так и не понял, что безглазые монстры могут охотиться по звуку.

Хотя, если это так, почему они не погнались за квадроциклом? Может, их не привлекают механические звуки, и они предпочитают охотиться на добычу, которую могут разорвать на части и съесть? Мы многого не знаем, и, возможно, никогда не узнаем. Эти существа убили двух биологов — о родителях легче сейчас думать, как об ученых, а не о людях, которые любили меня, которых любила я и которых буду оплакивать всю оставшуюся жизнь, — и теперь у нас нет возможности узнать об этих тварях хоть что-то. Как они устроены, откуда взялись? Это мне не по зубам. Ну и ладно.

Единственное, что теперь важно, единственное,

о чем стоило думать, — это о том, как выжить.

— Опасно ехать быстрее, — буркнула я в ответ Мишелю, не спуская глаз с местности впереди. Если доберемся до тропы — ровной, с ультразвуковыми маяками, отпугивавшими большую часть диких зверей Загрея, — у нас будет шанс попасть в поселок.

Я всегда ненавидела этот колониальный поселок — высокие стены из железа и полнейшее однообразие. Но теперь он виделся чем-то вроде желанного Эльдорадо. Там мы будем в безопасности. У монстров, может быть, когти и достаточно хороши на то, чтобы прорваться сквозь крышу дома, может, они прыгают высоко и носятся дьявольски быстро, но заслоны колонии им не преодолеть — просто нет шансов.

И даже если у них как-то получится, внутри их ждут целые подразделения натренированных бойцов, готовых отбить атаку. Хотя, вообще-то, я не уверена, насколько хороши вооруженные силы Загрея. До сих пор не было возможности проверить.

Что ж, все бывает в первый раз.

— Жми, я тебе говорю! — прорычал Мишель и наклонился вперед, пытаясь вырвать у меня руль. На этот раз я не сумела заехать ему по физиономии или уклониться от его хватки. У меня-то всего две руки, и обе заняты. Если я выпущу руль, квадроцикл опрокинется ко всем чертям.

— Отвали!

— Мишель! — Кора повернулась на своем месте и нацелила пистолет прямо ему в лицо. — Отпусти ее, или, клянусь…

— Что? Стрелять будешь? Так пристрели меня уже! — Мишель схватил меня за волосы и резко дернул назад. Мне жутко больно, и я невольно оторвала одну руку от руля, пытаясь высвободиться. У меня ничего не получилось. Машина резко вильнула в сторону, сзади закричали Хуан и Лин от ужаса.

Я тоже, признаться, напугана, но не стала тратить силы и время на крики. Силы и время нам сейчас терять никак нельзя. Я изо всех сил старалась следить за дорогой. Мы почти уже выехали на тракт. Как только выедем — будет проще одновременно управлять квадроциклом и отбиваться от Мишеля.

Он тоже это знал. Это не просто попытка отобрать у меня квадроцикл, это мятеж. Мишель явно боялся, что мы в любой момент можем выгнать его из команды. Наверное, он так подумал, когда я отказалась дать ему оружие, хотя я всего лишь опасалась, что он пустит его в ход против меня.

Но он заслужил такое обращение своим поведением, так чего ж теперь размахивает кулаками? Сам же виноват! Главное — никто даже не пытался оттащить его от меня.

— Я серьезно, Мишель, пусти ее!

Если Кора выстрелит из пистолета так близко от моей головы, едва ли мои барабанные перепонки уцелеют. Я попыталась сказать ей об этом, но тут квадроцикл наехал на камень и наклонился влево, едва не перевернувшись. Мишель рухнул на свое место, но мои волосы не выпустил, вытащив меня из водительского кресла.

У Коры был выбор — продолжать грозить Мишелю пушкой или перехватить руль. Слава богу, она выбрала второе. Она никогда раньше не водила квадроцикл, но на самом деле это совсем не сложно. Эта штука предназначена для работы в наихудших условиях. А хуже, чем сейчас, уже вряд ли будет.

Я извивалась, вцепившись в руку Мишеля. Жаль, электрошокер лежит где-то у меня под ногами — не достать. Кора визжала, не переставая, но мы пока не опрокинулись, что уже неплохо.

Хуже всего, что я не видела Мишеля. Наконец я кое-как нащупала его физиономию и вцепилась в нее ногтями. В ответ Мишель укусил меня. Не до крови, но достаточно сильно — я сразу отдернула руку.

И тут между нами сверкнуло лезвие мачете. Виола срезала горсть моих волос — ту, что была в руке Мишеля. Он рухнул на свое место. Пригнувшись, я схватила с пола электрошокер и повернулась к нему лицом.

Он прижимал руку к груди. На ладони у него — длинный, но неглубокий разрез.

— Эта тварь напала на меня! — взвыл он.

— Я защищала сестру, — ответила Виола. — И буду делать это всякий раз, когда тебе в голову втемяшится ее тронуть.

Взгляд, которым он ее смерил в ответ — чистый яд. Такую ненависть я едва ли могу понять. Я покачала головой.

— Ты придурок, — выругалась я и добавила, обращаясь к остальным: — Если хотите еще пожить, то усмирите его как-нибудь. — Не дожидаясь реакции, я развернулась ко всем спиной.

Кора до белизны в пальцах сжимала руль. Она напугана, но мы все еще двигались вперед, и прямо впереди показался тракт. Получилось, что мы ехали кружным путем, ну и пусть. Ехать до колонии дольше, зато мы держались подальше от чудовища, убившего мою мать.

Сердце даже не екнуло, когда я вспомнила об этом. Может, я должна Мишелю «спасибо» сказать. Благодаря ему в моем организме такой избыток адреналина, что я напрочь забыла о своем горе.

Я зажала электрошокер между коленей. Так обращаться с оружием как минимум небезопасно, но в сложившихся обстоятельствах о мелочах не думаешь. Потом осторожно взялась за руль, поставила ноги на педали и шепнула Коре:

— Все в порядке. Можешь отпустить.

Она поглядела на меня как-то грустно и убрала руки, вернув мне управление квадроциклом. Потом повернулась и направила пистолет на Мишеля.

— Веди спокойно, — сказала она мне. — Я прослежу, чтобы он больше не натворил глупостей.

Я улыбнулась. Вообще-то мне не до улыбок — мои родители погибли, теперь я сирота, а моя сестра, оказывается, мертва уже давно. Пошатнулись самые основы моей жизни… Но все равно я улыбнулась, потому что Кора наконец решилась. Теперь она точно на моей стороне. Если раньше Мишель на что-то мог надеяться, теперь его игра проиграна. Она со мной.

Улыбка исчезла с моего лица так же быстро, как появилась. Возможно, надолго. Я не знаю, оставили ли мама с папой какие-нибудь распоряжения на наш с Виолой счет; их работа — опасна, но не сверх меры, особенно в колониях, да и мы почти взрослые, чтобы назначать опекунов. Мы… или я одна? Виола вообще попадает в расчет? Она ведь в глазах большинства — не настоящий человек. Собственность — вот чем она для моих родителей была, с тех самых пор, как их биологическая дочь была кремирована.

Выходит, теперь Виола — моя собственность? Получается, теперь я владею собственной сестрой? От этой мысли меня снова начало тошнить. Никакая Виола не собственность. Она моя сестра, такая же настоящая, как я сама.

Впереди замаячили стены колонии. Теперь мы ехали на предельной скорости, но я все равно вдавила педаль в пол в надежде выжать еще немного мощности из движка.

— Кора, подай им сигнал! — крикнула я.

Она удивленно посмотрела на меня, затем достала рацию, покрутила ручку настройки сбоку и сказала в микрофон:

— На связи Кора Бёртон, колонист Загрея, возвращаюсь из санкционированной поездки за пределы периметра. Нахожусь в компании четырех гражданских и еще двух лиц с приоритетным доступом в колонию. Запрашиваю скорейший доступ. Форс-мажор.

Я облегченно вздохнула. Хоть для кого-то Виола — все еще «лицо». Может, потом мы с сестрой все-таки разберемся с правовыми статусами.

А может, и нет.

— Скажи им, что с нами чертов робот! — крикнул Мишель. — Что за нами, черт возьми, эти твари гонятся! Скажи им!

Желание выпихнуть его из квадроцикла и скормить его «этим тварям» еще никогда не было таким сильным.

Рация запищала, и послышался голос Рокуэлл:

— Форс-мажор? В чем дело?

— Нас преследуют неизвестные хищники, — ответила Кора. Ее голос звучал абсолютно спокойно — чего не скажешь о внешнем виде: лицо бледное, осунувшееся, как у человека на грани обморока. — Есть две подтвержденные жертвы. Запрашиваю скорейший доступ!

— Жертвы? В смысле — жертвы? — Судя по голосу, Рокуэлл сама начала паниковать. Наверное, подобного ей слышать на посту еще не доводилось. Увы, нам некогда ее успокаивать.

Я схватила Кору за руку и поднесла рацию к губам:

— Вторжение неизвестных существ с судна биологической разведки. Доктор Кэтрин Шипп мертва. Колонист Пол… — я растерянно огляделась. Я даже не знала его фамилии.

— Глэдни, — подсказала Кора.

— Колонист Пол Глэдни мертв, — продолжала я. — Просим срочный доступ на территорию колонии. Мы на подъездном тракте и не можем ждать.

Я немного приврала. Я могла затормозить. Не видела, чтобы за нами гнались. Ведь я не оглядывалась назад с тех пор, как все это началось. Но та тварь проследила за нами от цветочной поляны до самого дома. Она выследила нас, и даже если ее не видно позади нас прямо сейчас, я знала, что она где-то там. Ждет. Рыщет. Нам нужно как можно скорее попасть в периметр.

После долгой паузы Рокуэлл ответила:

— Ждем вас.

Соединение прервалось, и я отпустила руку Коры.

— Как думаешь, и впрямь пустят? — спросила я у нее.

Кора молча кивнула. Едем дальше.

К счастью, дверь в стене колонии действительно оказалась открыта. Рокуэлл и Джонсон — внутри, на своих привычных постах. Квадроцикл внутрь не заедет, ну и ладно. Я ударила по тормозам футах в четырех от стены и развернула квадроцикл боком, создав барьер для того, что может следовать за нами.

Схватив электрошокер, я выпрыгнула из машины, чтобы помочь Коре спуститься.

На мгновение… лишь на мгновение… показалось, будто все в порядке. Одноклассники высыпали из квадроцикла, как горошины из стручка, и побежали к распахнутой двери — Лин, Хуан, Алиса, замыкал вереницу Мишель.

Тут-то, по традиции, и начались неприятности. Мы с Корой рука об руку пробежали мимо него, и нас он пропустил. Смотрел на меня волком, но не попытался помешать. Но перед Виолой он встал стеной.

— Ты не пройдешь! — заявил он ей.

— Мишель! — Кора явно не ожидала от него такого.

— Пусти! — Виола попыталась пролезть под его рукой.

Тогда он толкнул ее.

Рокуэлл попыталась вмешаться, но с места не двинулась. Никто не двинулся с места. А Мишель схватил мою сестру за плечи обеими руками и с силой отшвырнул ее прочь. Она споткнулась и ударилась спиной о борт квадроцикла. Когда Виола подняла голову и посмотрела на него, в ее глазах не было удивления — лишь смирение.

— Мишель! — Кора схватила его за руку, но он оттолкнул ее… Теперь моя очередь. Я не могла пустить в ход электрошокер, не рискуя поджарить электрические системы закрытия ворот, ну и ладно. Я не глядя сунула оружие Алисе и с ревом кинулась на Мишеля. Плечом я врезалась ему в грудь, и силы удара достаточно, чтобы мы оба выкатились за дверь. Мишель вытаращил глаза, как рыба — он понимал, что это значит. Он ударил наотмашь в попытке избавиться от меня и вернуться в безопасное место. Он попал мне по носу, и кровь потекла мне прямо в рот, горячая и липкая. Я плюнула ему в лицо и схватила обеими руками за шею.

— Оливия! — кричала мне Кора, но она-то в безопасности, по ту сторону стены, а моя сестра здесь, снаружи. Мишель снова ударил меня, на этот раз в плечо, попробовал встать, но я запрыгнула на него сзади.

Нужно дать Виоле время попасть внутрь. Я спасу ее, ведь она — все, что осталось от моей семьи. Возможно, у меня не выйдет, и мы обе здесь умрем, но я должна попытаться. Мне будет легче умирать, зная, что я хотя бы… попыталась.

Прямо над нами послышались щелчки. От этого звука по спине пробежали мурашки, а инстинкт велит бежать со всех ног.

Мишель отступил, явно потеряв ко мне всякий интерес. Я осторожно повернула голову на звук.

Монстр не двигался. Похоже, несмотря на огромные размеры, он без особого труда держался на гладкой вертикальной стене, готовясь к прыжку.

Это не та тварь, что забрала маму. Та была больше — я успела разглядеть. А это тот монстр, что напал на нас в лесу.

Кто-то прыгнул на квадроцикл, и мне даже поворачиваться не нужно — я и так знала, что увижу. Второй монстр подоспел на подмогу.

Чья-то рука легла мне на плечо, я лишь чудом не вскрикнула.

— Я люблю тебя, — шепнула Виола и протянула руку к моему лицу. Я не понимала, что она делает, пока не увидела свою кровь у нее на руках. Теперь чудовища должны принять ее за живое существо. Виола подняла с земли камень и метко бросила в монстра на стене. Потом повернулась и побежала, подняв руки вверх и крича во весь голос… Монстр бросился за ней и одним прыжком настиг ее.

Моей сестры больше нет. Никого нет — ни родителей, ни сестры… и я одна — последняя из рода Шипп на Загрее, последняя во всем этом космическом секторе. Только на Земле остались родственники, которых я никогда не видела. Я не могла пошевельнуться, не могла кричать или бежать за чудовищем, забравшим у меня Виолу. Я стояла на месте, дожидаясь, пока вторая тварь примется за меня.

Может, оно и к лучшему. Мы все сможем снова быть вместе, даже если этого не узнаем. Может быть, так все и должно было закончиться, и было глупо с моей стороны думать, будто я смогу что-то изменить.

А вот Мишель не растерялся. С громкими криками он несся к воротам, оставив меня одну. Я бы могла его за это возненавидеть, но я и так его ненавидела — столько зла он мне причинил. Ну и пусть меня растерзает монстр — мне не страшно, ведь только так я вернусь к своей семье.

«Простите меня все», — подумала я и зажмурилась.

Раздался дикий вопль Мишеля. Кто-то схватил меня за руку и с силой потянул к себе. Я открыла глаза и увидела второго монстра. Мишель — в его длинных, страшных лапах. Чудовище волокло его куда-то в сторону леса, в заросли, словно игрушку. Только это я успела кое-как разглядеть — а потом Кора затащила меня в дверь, и та с грохотом, закрылась за нашими спинами, возведя барьер между нами и внешним миром, нами и чудовищами… нами — и моей несчастной семьей.

Я зарыдала. Вырвавшись из рук Коры, я била кулаками по закрытой двери, как будто могла изменить реальность с помощью силы воли, как будто могла каким-то образом отмотать все обратно. Металл достаточно толстый — сколько бы я ни била, на нем не останется вмятин. Даже эха не слышно. Я упала на колени. Виолы больше нет. Всей моей семьи больше нет. Я одинока. Никогда еще я не чувствовала, как далеко я от дома.

Оставляя комментарии на сайте «Мира фантастики», я подтверждаю, что согласен с пользовательским соглашением Сайта.

Статьи

God of War: игра Santa Monica против мифологии
0
10486
God of War (2018): игра против мифологии

Разбираемся, как далеко авторы игры отошли от канона.

Ольга Толстова «Хозяйка перехода»
0
46036
Ольга Толстова «Хозяйка перехода»

Однажды ты встречаешь человека, похожего на книгу, которую ты всегда мечтал прочитать. Ты начинаешь листать страницы жизни вместе с ним, и чудо потихоньку проникает в твоё естество. Но будь осторожен: пошлость и банальность могут разрушить любую магию…

Сюзанна Кларк «Пиранези»: новое фэнтези от автора «Стренджа и Норрелла» 2
0
55862
Сюзанна Кларк «Пиранези»: новое фэнтези от автора «Стренджа и Норрелла»

Это волшебно, но совершенно не похоже на то, чего вы ожидаете.

Iron Harvest
0
61886
Боевые роботы царя и коммунистов: мир игр Iron Harvest 1920+ и «Серп»

Вместе с Якубом Розальским вспоминаем историю альтернативной Первой мировой.

Ближе, чем родные, и лучше, чем друзья. Фамильяры в истории и в фантастике
0
80039
Ближе, чем родные, и лучше, чем друзья. Фамильяры в истории и в фантастике

Чем так привлекателен мотив фамильяра?

Эксклюзив: читаем отрывок из цикла «В клетке» Джона Скальци 1
0
117018
Читаем роман «В клетке» Джона Скальци: главы первая и вторая

По земному шару распространяется странный вирус. У большинства людей болезнь протекает как лёгкий грипп, но у тех, кому не повезло, развивается «синдром клетки»…

Обзор Samurai Jack: Battle Through Time. Всё по канону! 6
0
132281
Обзор Samurai Jack: Battle Through Time. Всё по канону!

Тартаковски может в игры

Русский Манчкин, Похищение, Салат Удачи: новости настольных игр Hobby World
0
289326
Русский Манчкин, Похищение, Салат Удачи: новости настольных игр Hobby World

Заодно обратите внимание на акцию «Вторая игра за полцены»!

Спецпроекты

Top.Mail.Ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: