С художником беседует Екатерина Пташкина.

Сейчас Макс Олин известен прежде всего как автор книжных обложек, хотя кое-кто может помнить его и по карточкам для ККИ «Берсерк». Макс — иллюстратор и дизайнер, в прошлом — журналист и писатель, а ещё отличный собеседник, в чём вы сами можете убедиться. Сегодня Макс поговорил с нами о разнице между дизайном и рисованием, ремеслом и искусством, фэнтези и фантастикой — и рассказал, какую пользу могут принести хорошие книги и иллюстрации.

Начнём с традиционного вопроса: когда и почему вы решили стать художником?

Помню, года в три я сидел перед телевизором «Горизонт» и смотрел фестиваль в Сан-Ремо, и рука сама потянулась к карандашам. Так на свет появилась моя первая серьёзная работа — на ней по зелёным кочкам бежали ёжики и пели «На-на-на». Тогда всем — родителям, мне и даже поющим итальянцам на экране — стало ясно, что я буду художником.

Сложно ли было учиться?

Было интересно. Я учился на графического дизайнера, и, помимо прочих вещей, это образование включает в себя классический рисунок. У нас были прекрасные преподаватели рисунка, особенно часто вспоминаю «маму Муми-Троллей» Евгению Ивановну Стерлигову. Если вы читали Крапивина, наверняка вспомните её великолепные иллюстрации. В прошлом году мы встретились на фестивале ролевиков, и я подарил Евгении Ивановне большой красивый букет, а она пожала мне руку и назвала коллегой, и это было потрясающе.

Можно ли научиться рисовать самому, не посещая никакие художественные школы?

Можно, но это как осваивать кун-фу по книжкам. Путь будет чуть длиннее, шишек набьёте больше, но упорство и работа над собой всегда приносят плоды. Я знаю много талантливых художников без образования, но в то же время знаю много рисующих людей без таланта. Мне кажется, нужна некая внутренняя искра, и, если она есть, технику всегда можно «подтянуть» до хорошего уровня. А самостоятельно или при помощи сэнсея — решайте сами.

Koldyn1

Один из заказчиков попросил сделать иллюстрацию на детский стишок. Я уже забыл его полностью, но помню строчку «В дубе том колдун живёт, месяц ясный стережёт».

Есть ли для вас принципиальная разница между дизайном и рисованием?

Разница между рисованием и книжным дизайном — это как разница между картиной и багетной рамой. Представьте: вы пришли в музей и увидели ободранные по краям холсты на стенах. Примерно те же ощущения я испытываю, когда вижу книгу с иллюстрацией на обложке, но без дизайна. Хороший дизайн — он как зазывала в лавке, умело манипулирует вами и заставляет взять в руки товар. А рисунок рассказывает о том, что внутри.

Можно ли сказать, что дизайн — «ремесло», а рисунок — «искусство»? И вообще, какие у вас отношения с понятием «искусство»?

Между искусством и ремеслом очень тонкая грань. Считается, что «ремесло» — это когда некий товар делается по заказу, а «искусство» служит исключительно самовыражению. Но «Мона Лиза» была нарисована Да Винчи по заказу одного торговца шёлком — и что это сейчас? Искусство или ремесло? Вообще, с понятием «искусство» у меня сложные отношения. Когда работа не идёт, кажется, что они слишком близкие. А когда всё хорошо — определённо платонические.

Серия внутренних иллюстраций для сборника «Бестиариум», которые читатели часто сравнивали с рисунками Кита Томпсона. Разумеется, вдохновлялся работами этого художника, но не было задачи что-либо копировать.

Когда-то вы писали рассказы. Самовыражаться через зрительные образы для вас оказалось проще, чем через текст? Или самовыражение тут вообще ни при чём?

Когда-то я пять лет проработал журналистом, и рассказы были отдыхом от вечных редакторских хотелок, не более. Когда понял, что предпочёл бы давать интервью, а не брать его — желание работать журналистом, а вместе с ним и писать рассказы, сошло на нет. Но эти годы даром не прошли — я научился связно выражать свою мысль в тексте, играть словами и использовать метафоры. Вот как в нашей с вами беседе.

Часто ли рисуете «для себя»? Насколько сильно заказчики ограничивают творческую свободу?

Для себя рисую редко, поэтому предпочитаю называться не художником, а иллюстратором. Художник, на мой взгляд, в работах отражает свой или окружающий мир, а иллюстратор показывает чужой. И тут большая творческая свобода бывает вредна — самые крупные переделки случались, когда заказчик махнул рукой, мол, делай как хочешь, а потом оказалось, что в его голове всё выглядело иначе.

Обложка для серии Александра Мазина, вышедшей в АСТ. Помню, Александр, получая очередной вариант, просил: «Больше! Ещё больше динамики!» Как остановились и не забросали всё стрелами, птицами, бурей и ураганом — удивительно.

Когда вы создаёте книжные обложки, читаете ли полностью книги, к которым рисуете иллюстрации?

Всё зависит от заказчика. Многие присылают хорошее подробное техзадание с фрагментами книги, и в этом случае художник экономит массу времени — будущая иллюстрация видна как на ладони, нет необходимости читать полностью. Но авторы, как правило, очень самолюбивы и горят желанием загрузить книгу в художника от корки до корки. И тут уже не сбежишь, но… понимаете, часто, чтобы нарисовать на обложке грозного викинга на драккаре, художнику не обязательно знать, что этот викинг ел на обед.

А что обычно попадает на обложку — конкретная сцена, персонаж или что-то иное?

Мне нравится классификация от Стэна Ли. Она в равной степени относится и к его комиксам, и к любой книжной обложке. Стэн разделил обложки на три категории: «интересный рисунок» (в нём главную роль играет дизайн), «интересное действие» (как правило, динамичная сюжетная сцена) и «интересная идея» (чаще всего необычный персонаж или коллаж из персонажей). От себя я бы ещё добавил «интересный леттеринг» — это такой декоративный шрифт без иллюстраций.

Не кажется ли вам, что, изображая книжного персонажа, художник тем самым ограничивает зрительскую фантазию?

Хороший художник занимается тем же, чем и автор книги, — направляет зрительскую фантазию в нужное русло. Но есть художники, которые, чтобы помочь издателю продать книгу, фотошопят на обложках Дина Винчестера из сериала «Сверхъестественное» (я не шучу, у нас есть один автор, у которого все герои превратились в Дина) — вот это точно читерство и ограничение.

Издательство «Снежный ком» лёгких путей не ищет, но работать с их заданиями интересно. Их романы немного неформатны, и обложки просят соответствующие. На этих обложках — персонажи романов Андрея Дашкова «Плод воображения» и Михаила Костина & Алексея Гравицкого «Земля — Паладос».

 Как вы рисовали персонажей для ККИ «Берсерк»? Опирались на каких-то уже существующих мифологических существ или придумывали «из головы»?

Часть придумана «из головы», другая часть — выбрана из заданий «главного берсерка» Ивана Попова. Иван вообще занимается полезным делом — вылавливает на конкурсах «Берсерка» подающих надежды новичков и предлагает им немножко работы.

А сами вы в ККИ играете?

Раньше играл часто. Мы собирались на ночной смене у одного из друзей и играли в Magic: The Gathering — тогда она только появилась, и было жутко интересно. Там же я научился играть на гитаре. Такой клуб хиппи-ролевиков. Передаю им пламенный привет, если позволите. А сейчас изредка захожу в Hearthstone, не более.

Настольные игры — ещё одно направление, в котором художник может проявить свои таланты. Работы для стимпанковской карточной игры «Свалка Ржавого города».

Настольные игры — ещё одно направление, в котором художник может проявить свои таланты. Работы для стимпанковской карточной игры «Свалка Ржавого города».

Что ещё из фантастики любите? Какие книги, фильмы, игры?

Последнее время люблю игры и сериалы, а читаю в основном по работе. Из тех игр, что были успешно пройдены и остались в любимых, — серия Mass Effect, киберпанковский шедевр Deus Ex: Human Revolution и уже старая недобрая классика японских ужастиков Silent Hill. Сейчас потихоньку прохожу «Ведьмака» — поляки сделали идеальную игру. А из киношного — фильмы Кристофера Нолана, его «Начало» пересматриваю раз в год.

Есть ли что-то, что вы мечтаете проиллюстрировать?

Раньше мечтал проиллюстрировать «Ведьмака», но сейчас трудно сделать что-то лучше, чем это сделали ребята из RED Project. Геральт стал прочно ассоциироваться со своим игровым образом, и это правильно, учитывая, какую огромную работу они проделали. А так… оформить что-нибудь из классики, наверное, мечта любого художника.

Начиная работу, я обычно думаю карандашом на бумаге. Иногда мысли уходят в сторону — и так однажды вместо очередного наброска чьей-то обложки на свет появился Ктулху Новой волны (где-то тут была игра слов) с плеером в ушах.

Начиная работу, я обычно думаю карандашом на бумаге. Иногда мысли уходят в сторону — и так однажды вместо очередного наброска чьей-то обложки на свет появился Ктулху Новой волны (где-то тут была игра слов) с плеером в ушах.

Судя по работам, вас больше привлекает фэнтези, чем научная фантастика. А как вы считаете, есть ли какая-то принципиальная разница между этими жанрами, помимо антуража?

Это ошибочное ощущение. Когда было популярно фэнтези — я рисовал фэнтези, потому что чаще просили. Сейчас популярны другие жанры, и свежие работы — либо стимпанк, либо космическая фантастика. Принципиальной разницы между жанрами нет, несмотря на желание научных фантастов казаться умнее своих фэнтезийных собратьев. Какой-нибудь персонаж обязательно прыгает в телепорт или магический портал, и не так уж важно, гном он или сириусянин. Но хорошая научная фантастика делает очень полезное дело — благодаря ей подростки начинают мечтать о невероятном будущем.

А фэнтези-книжки могут сделать какое-нибудь «полезное дело» (помимо очевидного — принести удовольствие от чтения)?

Можно было бы ответить, что фэнтези заостряет внимание на внутреннем мире, отношениях между героями, но и НФ про это не должна забывать. Наверное, дело в хорошей порции полезного эскапизма. «Туда» проще убежать от назойливой реальности, вспомнить про природу и старые сказки. Этим кстати, можно объяснить огромное количество ролевиков — плащ накинул, меч выпилил и вперёд, отвлекаться. Сам так пару раз в юности делал.

После работ над «Бестиариумом» стали часто просить всевозможный панк. Так на свет появились обложки сборника «Мистериум» и романа Натальи Осояну «Карнавал теней».
Дизельпанковский завод-череп для «Мистериума» придумался как-то сам, в рассказах он не фигурирует, но хотелось что-то гротескное и в то же время стилизованное.

Как думаете, а хорошие иллюстрации могут как-нибудь повлиять на человека, привнести в его жизнь что-то, помимо эстетического удовольствия?

Книжные иллюстрации влияют на желание человека купить и прочитать книгу, это их непосредственная задача. Но если вы про иллюстрации в целом… Художник — прежде всего манипулятор человеческим настроением, такая тихая малозаметная суперспособность. Он показывает картинку — и вы откликаетесь на то, что увидели. Шторм бодрит, штиль успокаивает, от дождя становится немножко грустно. А от вашего настроения могут зависеть многие ваши текущие дела.

Парочка работ для благополучно закрытого проекта «Анабиоз». Первая — чернокожий футболист в Сибирской тайге для романа Юрия Бурносова, вторая — обложка романа Сергея Палия о приключениях «проснувшихся» в Арабских Эмиратах. Сергей просил нарисовать персонажа похожим на него, и некое сходство определённо присутствует. Роман не вышел в свет, но Палий картинку распечатал, и она теперь висит у него дома на стене в рамочке.

А это хобби для уставших от рисования рук — лепка всяческих забавных скульптур из полимерной глины. Бюст Мордина Солуса из игры Mass Effect я с огромными перерывами делаю примерно год, и вот только недавно дошло до грунтовки.

А это хобби для уставших от рисования рук — лепка всяческих забавных скульптур из полимерной глины. Бюст Мордина Солуса из игры Mass Effect я с огромными перерывами делаю примерно год, и вот только недавно дошло до грунтовки.

Досье: Макс Олин

Max3

Макс Олин (настоящее имя — Максим Никифоров) родился в 1978 году в Свердловске. Учился в Уральской государственной архитектурно-художественной академии на дизайнера интерьера и графики, но после выпуска пять лет проработал журналистом и только потом вернулся к дизайну. Карьеру иллюстратора начал с оформления карт для ККИ «Берсерк». Сейчас Макс Олин создаёт книжные обложки, участвует в художественных выставках, ведёт на YouTube канал «ART-обзор».

comments powered by HyperComments
Екатерина Пташкина
Выпускающий редактор журнала, главная по соцсетям, а также по точкам и запятым.

Это интересно

А ещё у нас есть