11

Беседа c Анной Старобинец, лучшим фантастом Европы-2018

7 августа 2018
07.08.2018
9866
4 минуты на чтение
Анна Старобинец

На проходившем в конце июля во Франции очередном «Евроконе» — самом престижном из фантастических конвентов Старого Света, который проводит Европейское общество научной фантастики, — звание лучшего писателя получила наша соотечественница Анна Старобинец. Ничего удивительного в таком внимании европейцев к московской писательнице и журналистке нет. Ведь несколько её книг уже издавались за рубежом, более того, пара романов и повесть отмечены престижными жанровыми премиями. Пользуясь случаем, мы решили поговорить с Анной — и не только о её наградах.

Досье

Анна Старобинец родилась 25 октября 1978 года в Москве, училась в востоковедческом лицее, потом в МГУ на филологическом факультете. В прошлом журналист, работала в различных изданиях: «Время новостей», «Газета.ру», «Аргументы и факты», «Эксперт», «Гудок», «Русский репортер». Пишет сценарии для кино и телевидения. В литературе с 2005 года. Автор трёх романов: сказочной притчи «Убежище 3/9» (2006), продолжения известного мистического аниме «Первый отряд. Истина» (2010), антиутопии «Живущий» (2011), а также сборников повестей и рассказов «Переходный возраст» (2005), «Резкое похолодание» (2008), «Икарова железа» (2013).

Отмечена многими наградами: «Портал» (Украина), Nocte (Испания), «Национальный бестселлер» (Россия), Utopiales des Pays de la Loire (Франция), Prix Imaginales (Франция).

Совсем недавно вы получили престижную премию «Еврокона». Это не первая ваша зарубежная награда — возможно, вы самый признанный за рубежом российский автор фантастического жанра. Как вы это прокомментируете?

Да, я уже получала французские премии «Имажиналь» (за роман «Убежище 3/9») и «Утопиаль» (за роман «Живущий»), испанскую «Нокте» (за повесть «Переходный возраст»), а также была в нескольких шорт-листах. Я думаю, помимо всего прочего, мне просто повезло. Мои книги были переведены на многие европейские языки — и замечены западной прессой. Без сочетания этих двух составляющих даже у самого талантливого автора нет никаких шансов.

А насколько вообще велик интерес к нашей фантастике за границей? Есть ли у отечественных авторов шанс пробиться к мировой публике?

К сожалению, западный книжный рынок — штука довольно герметичная. Особенного интереса к российской прозе, а тем более узко — к фантастике — у них нет. У меня сложилось впечатление, что русская фантастика закончилась для западных читателей где-то примерно на Стругацких (которых они при этом не очень-то понимают на уровне культурных кодов), дальше — терра инкогнита. Между прочим, организаторы популярного французского конвента фантастики «Имажиналь», где я была в этом году, сообщили, что я — первый автор из России, который там побывал. Не потому, что они не уважают других фантастов из России, а просто потому, что никого не знают. В этом смысле получение любым из нас западной премии — не повод для зависти, а событие «общественно-полезное». Потому что, узнав о существовании одних, организаторы фестивалей и премий, а также рецензенты начинают догадываться и о существовании всех прочих.

У вас сложилась репутация автора, который работает в достаточно редком для русской фантастики жанре — классическом хорроре в духе Стивена Кинга. С Кингом вас даже неоднократно сравнивали. Как вы пришли в это направление?

На самом деле хоррора у меня всего несколько текстов, в основном из дебютного сборника «Переходный возраст». Просто это, по-видимому, жанр настолько цепляющий, что как-то закрепился за мной. Да, я много работаю со страхом и его вариацией — отвращением. Но страх — абсолютно универсальный механизм психологической защиты, понятный любому человеку. Он не сводится к жанру хоррора, так же как любовь не сводится к жанру дамского любовного романа.

Вы пишете мистику и ужасы. А сталкивались ли вы в жизни с чем-то необъяснимым с точки зрения здравого смысла? И вообще, верите ли, что, кроме обыденной реальности, существует ещё что-то?

Я — материалист, ну или, по крайней мере, стараюсь им быть. Я допускаю существование чего-то за гранью нашего восприятия, но, поскольку не имею возможности это проверить, оставляю «потустороннее» за скобками. Мистика для меня скорее этакий подвал подсознания, подвал с демонами. Я полагаю, он есть у каждого творческого человека. Просто не каждый рискует спускаться туда «на охоту».

Книги Анны Старобинец активно издаются в России...

Вы автор многих книг — с какой из них посоветовали бы начинать знакомство с вашим творчеством?

Я посоветовала бы сборник рассказов «Икарова железа». Все истории там связаны с некой метаморфозой, происходящей внутри человека или вовне. Метаморфозы, хрупкость, зыбкость и нестабильность нашей жизни и нашей личности — важная для меня тема.

Многие читатели предъявляют вам претензии — и идейные, и художественные. Как вообще складываются ваши отношения с читателем?

У меня есть как фанаты, так и хейтеры. Я отношусь довольно спокойно к любым оценкам и не страдаю ни манией величия, ни комплексом неполноценности.

У вас не возникало желания написать что-то вне мистического жанра? Скажем, модное ныне «попаданчество», или постапокалипсис, или, скажем, классическое фэнтези — с драконами, орками и магами?

Вот как раз попаданчество, фэнтези с драконами и постапокалипсис — это и есть узкие жанры. И — нет, они меня не интересуют. Я исхожу из того, что пишу просто литературу, в широком смысле. И использую инструментарий фантастики для того, чтобы говорить на общечеловеческие темы. Такой подход абсолютно не нов, он был, например, у Булгакова. Но никому не придет в голову причислять «Собачье сердце» исключительно к Sci-Fi.

Сейчас на отечественную фантастику всё чаще обращают внимание кинопродюсеры. Вы в этом плане человек везучий — автор сценария фэнтези-фильма «Книга мастеров». Не поступало ли новых предложений?

Мне не кажется большим везением авторство «Книги мастеров». Было бы везением, если бы фильм и правда сняли по той истории, которую я написала, а не по той, в которую её без всякого моего участия превратили. А новые предложения, естественно, поступали. Недавно кинокомпания, работающая в США, приобрела у меня опцион на экранизацию антиутопии «Живущий». А сейчас я пишу мистический триллер для Первого канала.

...и за рубежом

Есть ли в вашем творчестве некие основные идеи? И вообще, нужна ли художественному произведению какая-то сверхидея?

Безусловно, (сверх)идея нужна любому хорошему тексту, иначе это просто формальная шелуха без всякого наполнения. У меня нет какой-то одной идеи, в каждой истории она своя.

Что, по вашему мнению, следовало бы изменить нашим издателям, чтобы избежать падения тиражей фантастики, повысить качество текстов и расширить аудиторию жанра, о кризисе которого у нас многие говорят?

Я не специалист в книгоиздании. Точно могу сказать, что не помешало бы повысить качество редактуры. В фантастическом жанре появляется такое количество дурно написанных, мусорных текстов, что в этом потоке теряются хорошие, талантливые авторы.

Какие писатели и книги нравятся вам самой — и есть ли на чтение время?

Из современных отечественных назову Мариам Петросян и Владимира Данихнова, из несовременных — Стругацких. Но вообще я больше читаю западную фантастику: Брэдбери, Оруэлл, Уэллс, Филип Дик, Стивен Кинг, Нил Гейман. Времени, увы, очень мало: дети, сценарии, собственные книги.

Обычно авторам напоследок задают вопрос о творческих планах. Немного изменим его — какую книгу вы бы хотели написать больше всего?

Ответ может показаться наглым. Я всегда пишу именно ту книгу, которую в данный момент хочу написать больше всего. Сейчас это приключенческо-исторический мистический триллер: послевоенный Дальний Восток, спецслужбы, лисы-оборотни, любовь-ненависть… Абсолютно новый для меня жанр.

Оставляя комментарии на сайте «Мира фантастики», я подтверждаю, что согласен с пользовательским соглашением Сайта.

Читайте также

Статьи

Читаем книгу «Огненная кровь» Брайана Стейвли — продолжение «Клинков Императора»
0
38294
Читаем книгу «Огненная кровь» Брайана Стейвли — продолжение «Клинков Императора»

Первые две главы романа.

Какие новые сериалы выходят в июле 2022? Resident Evil, Paper Girls и документалка про студию Джорджа Лукаса
0
44480
Какие новые сериалы выходят в июле 2022? Resident Evil, Paper Girls и документалка про студию Джорджа Лукаса

А ещё — два сериала на околокосмическую тематику и сериал с Козловским.

Рафал Косик «Чётки» 
0
100726
Рафал Косик «Чётки». Иллюзорная Варшава грядущего

Польская антиутопия в духе Филипа Дика.

«Академия Амбрелла», 3 сезон: Ah shit, here we go again
0
310783
«Академия Амбрелла», 3 сезон: Ah shit, here we go again

«Это. Было. Странно».

«Оби-Ван Кеноби» — это «Последние джедаи» от сериалов? Разбираем драматургию сезона 11
0
217536
«Оби-Ван Кеноби» — это «Последние джедаи» от сериалов? Разбираем драматургию сезона

Как перестать беспокоиться и победить в себе Дарта Вейдера? Отвечает новый сериал по «Звёздным войнам»!

Фантасты на полставки 10
0
267952
Фантасты на полставки

Авторы, которые прославились в других направлениях литературы прежде, чем попробовать себя в фантастике.

Марина и Сергей Дяченко «Масштаб» 
0
326155
Марина и Сергей Дяченко «Масштаб». Нечто большее, чем просто фантастические детективы

Последняя книга знаменитого дуэта.

«Мир Юрского периода: Господство 3
0
368394
«Мир Юрского периода: Господство»: да что вы, динозавров не видели?

Фильм неплох сам по себе (даже вернули главных героев «Парка»!), но по сути добивает франшизу.

Спецпроекты

Top.Mail.Ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: