Офелия, семидесятилетняя жительница колонии на забытой богом планете, похоронила мужа и двоих детей, вырастила сына и смирилась со своенравной невесткой — в общем, прожила обычную жизнь, от которой давно перестала ждать чего-то хорошего. Но когда компания, владеющая колонией, закрывается и увозит жителей в криокапсулах, уставшая от всех и вся старая женщина внезапно видит в этом шанс начать с чистого листа. Офелия остаётся — и думает, что нашла в одиночестве новый смысл существования.

Элизабет Мун «Население: Одна». Старикам тут место

Elizabeth Moon

Remnant Population

Роман

Жанр: научная фантастика

Выход оригинала: 1996

Художник: В. Лукьянов

Переводчик: М. Давыдова

Издательство: «Дом историй», 2024

Серия: «Станция: Иные миры»

Возрастной рейтинг: 16+

416 с., 2000 экз.

Похоже на:

фильм «Аватар» (2009)

Вернор Виндж «Пламя над бездной»

У литературных героев редко выходит состариться на глазах у читателя. Приключения, как правило, случаются, когда они молоды и полны сил, — а всё, что происходит потом, укладывается в пару страниц эпилога или строчку «и жили они долго и счастливо и умерли в один день». Старики могут рассчитывать лишь на роль мудрого наставника, как у Гэндальфа, или второстепенного персонажа, который, впрочем, тоже влияет на сюжет (лорд Фрей, мы смотрим на тебя!). Влияет, но не становится его центром — ведь в жизни пенсионеров не может быть никаких серьёзных событий, верно?

Американка Элизабет Мун подумала иначе — и создала Офелию. Характер главной героини — безусловно, лучшее, что есть в романе. Таких, как Офелия, на книжных страницах встретишь нечасто: она стара, не совсем здорова телом, но бесконечно сильна духом. Она не слишком хорошо образованна, но по-житейски умна и иронична — и не её вина в том, что личность в ней никто не уже видит. В мире жёстких ограничений, где за женщину решают, кем ей быть, за кого выходить замуж и на какую планету лететь, Офелия умудрилась сохранить непокорность и огромную, почти детскую любовь к жизни. Отбросив маску «правильной» старушки, которую носила много лет, героиня в прямом смысле расцветает: она наконец-то вольна делать то, что хочет. Даже если это подразумевает прогулку под дождём голышом или создание безумных бус.

Главы, где Офелия приспосабливается к новой жизни, не могут похвастаться избытком действия. Но неспешность повествования почти незаметна благодаря поэтичному языку и описаниям уютного мирка, который шаг за шагом строит для себя пожилая женщина. Её внезапная встреча с целой расой разумных существ — пожалуй, самый странный первый контакт, который вам доводилось видеть. В самом деле, вряд ли какой-нибудь другой персонаж фантастики, увидев инопланетянина, первым делом выдаст ему метлу и прикажет убрать за собой грязные следы.

Подход Офелии можно назвать «синдромом бабушки»: сперва она раздражена тем, что кто-то нарушил её уединение, но затем, узнав необычных гостей получше, начинает заботиться о них, как заботилась о детях колонии. Не потому, что так надо: просто эти существа многого не знают, и их надо научить. Офелия учит: показывает, как работает электричество, что прячется внутри холодильника и зачем мыть лапы перед едой. Но постепенно к ней приходит понимание, что пришельцы намного умнее, чем кажутся, — и что они дают ей несравненно больше, чем она когда-либо сможет дать им. Потому что — впервые за всю её жизнь — Офелию принимают такой, какая она есть.

Когда на планету высаживается отряд «официального» первого контакта, повествование теряет изрядную долю очарования и превращается в шаблонный сюжет о конфликте плохих людей и хороших аборигенов. Последние, к слову, изображены интересными, но чересчур идеальными: это раса благородных существ, которые в едином порыве стремятся к познанию. Человеческие персонажи тоже получились клишированными: личности членов команды проработаны плохо, поскольку они появляются лишь под занавес романа. Ни один из них не выходит за рамки условных типажей — а злодейское поведение руководителя группы настолько немотивированно, что буквально видишь, где из текста торчат белые нитки.

Из-за натужного финального противостояния счастливый конец наступает внезапно и кажется неправдоподобным. Впрочем, к тому моменту к героине успеваешь привязаться настолько, что это почти не мешает.

Итог: прекрасно написанная фантастика о первом контакте — оригинальная героиня, красивый мир и идеи, над которыми хочется поразмыслить. Возможно, сюжетные ходы романа покажутся устаревшими — ему больше подошло бы определение «классический».

Слово мастера

Офелия — жёсткая и добродушная, мудрая и наивная, любит поесть и устала от глупых людей вокруг. Она — одна из самых правдоподобных героинь, какую знала научная фантастика.

Урсула Ле Гуин, из отзыва на роман

Бесстыжая старуха. Ты заслуживаешь смерти. Старый внутренний голос бранил её, ругал за голую кожу, за то, как она открывала для себя собственное тело. Как прекрасно, прошептал новый голос. Других слов у нее не нашлось, но перед глазами сменяли друг друга видения: тёмный дождь, порывы ветра, высокие облака, вздымающиеся к свету.

Ей снились замки, звёзды и горы, которых она никогда не видела.

Элизабет Мун «Население: Одна». Старикам тут место
Стоит ли читать?
Поклонникам классической фантастики и интересных героинь — безусловно.
Удачно
героиня
поэтичный язык
плавный темп
Неудачно
второстепенные персонажи
скомканный финал
некоторая вторичность сюжета
8
Оценка

Читайте также

Статьи

Художница Дарья Рашевская: игровы 1
0
47011
Художница Дарья Рашевская: концепт-арты, нежить и вороны

Петербургская художница — о вдохновении от техзаданий, пользя арт-челленджей и влиянии «Малыша и Карлсона» вместе с Doom 2

1
0
72791
Мечтаем об электроовцах вместе с Филипом К. Диком в 134 выпуске «Фантастического подкаста»

Всем прослушавшим гарантируется улучшение понимания реальности на 73%

Читаем книгу: Замиль Ахтар — «Эпоха древних»
0
43527
Читаем книгу: Замиль Ахтар — «Эпоха древних»

Отрывок, в котором император готов осадить пещерный город, а кровавое облако готово осадить императора.

Экранизации книг, которые считалось невозможным экранизировать 18
0
88740
Экранизации книг, которые считалось невозможным экранизировать

Как магия слов превращается в магию киноэкрана

Какие эксперименты проводят на МКС? Космический огород, спортивные тренировки и тёмная материя 9
0
95430
Какие эксперименты проводят на МКС? Космический огород, спортивные тренировки и тёмная материя

Чем занимаются космонавты, кроме плавания в невесомости

Древнегреческая философия в китайской «гаче»: какой получилась история в Honkai: Star Rail? 12
0
149519
Древнегреческая философия в китайской «гаче»: какой получилась история в Honkai: Star Rail?

Каким получился глобальный сюжет в обновлении 2.0

Черновик 1082
0
182691
К черту сюжет, даешь комедию! Обзор третьего сезона «Коносубы»

Лучший пародийный исэкай «Этот замечательный мир!» вернулся и стал еще громче и смешнее.

«Воображаемый друг»: ничто не истинно, всё дозволено 6
0
204413
Аниме «Воображаемый друг» от учеников Миядзаки: ничто не истинно, всё дозволено

Достойный представитель недавнего тренда на кино про воображаемых друзей.

Спецпроекты

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: