21 апреля прошёл BUBBLE FEST — новый фестиваль комиксов, организованный издательством Bubble. Почётным гостем конвента стал легендарный сценарист Крис Клэрмонт. Именно он привёл Людей Икс к популярности и создал многих культовых героев вроде Роуг, Эммы Фрост, Мистик, Гамбита и Саблезубого. Клэрмонт вошёл в Книгу рекордов Гиннесса как автор самого продаваемого в истории комикса — первого выпуска серии X-Men. Нам удалось пообщаться со знаменитым автором и расспросить его о героях и сериях, над которыми он трудился.

«Комиксы сродни сериалам»

Став сценаристом серии Uncanny X-Men, чувствовали ли вы уверенность, что сможете исправить проблемы и привести серию к славе?

«Джин Грей должна была умереть навсегда». Беседа с комиксистом Крисом Клэрмонтом 8

Первый номер серии X-Men 1991 года разошёлся тиражом более семи миллионов, став самым продаваемым комиксом в истории

В то время мы и представить не могли, что добьёмся успеха. Мы с Дэйвом Кокрумом просто хотели получить удовольствие от работы. В то время мы были уверены, что индустрия комиксов схлопнется лет через пять, и представляли себя музыкантами, которые продолжали играть, когда «Титаник» уже тонул. Никто не мог предвидеть, что ждёт индустрию через десять лет. Поэтому мы с Дэйвом просто старались создать такие истории, какие нам самим хотелось бы прочесть, если б мы были детьми. Мы могли только надеяться, что читателям это придётся по душе. И действительно, наш подход сработал.

В одной из статей, посвящённых вашему творчеству, я прочёл, что вы и Джон Бирн старались рассказывать истории так, чтобы читатель постоянно чувствовал, что жизни героев в любой момент могут оборваться. Вы намеренно выстраивали сюжеты таким образом, или это побочный эффект вашего стиля?

Мы нарочно писали истории таким образом. Не только когда я работал с Джоном, но и когда со мной трудились Дэйв, Пол Смит, Марк Сильвестри и Джон Ромита-младший. Комиксы, по сути, сродни сериалам, и фанаты должны жаждать увидеть, что вы приготовили для них в следующий раз. Моей целью было влюбить читателей в персонажей, чтобы, когда те оказывались в опасности, фанаты не могли найти себе места от волнения и гадали, смогут ли герои выпутаться.

Осознание того, что и Marvel, и я идём по верному пути, пришло ко мне, когда я увидел, как читатели плачут, переживая за любимых героев, как выстраиваются в очереди перед магазинами в день выхода очередного комикса, чтобы скорее прочесть его. Прежде американская индустрия комиксов подобного не знала. И я чувствовал, что, если фанаты так переживают из-за историй и героев, это восхитительно и я хочу продолжать создавать такие комиксы. Но, кроме того, я чувствовал и дополнительную ответственность. Раз серия вызывает такой эмоциональный отклик, она должна быть достаточно хороша, чтобы оправдывать это отношение читателей.

Вы сочинили одну из самых известных смертей в истории комиксов — гибель Джин Грей в «Саге о Тёмном фениксе». Но читатели давно привыкли, что в комиксах герои умирают не навсегда. Как заставить читателя всерьёз переживать, если он знает, что персонаж неизбежно воскреснет?

«Джин Грей должна была умереть навсегда». Беседа с комиксистом Крисом Клэрмонтом 5

Сюжеты Клэрмонта, в частности «Сага о Тёмном фениксе», часто становятся основой для фильмов и мультсериалов. Автор этому рад, но предпочёл бы видеть прямые адаптации, а не произведения по мотивам

Когда я писал «Сагу о Тёмном фениксе», не планировалось воскрешать Джин Грей. В этом и был смысл — её не должны были возвращать к жизни, она должна была умереть навсегда, как в реальности. В нашем мире известно только одно воскрешение, а у нас немного другая история.

Поэтому, когда было принято решение, что Джин надо вернуть, я очень эмоционально спорил с главным редактором Marvel Джимом Шутером, поскольку считал это огромной ошибкой. Таким сюжетом мы говорили читателям, которые искренне переживали из-за гибели Джин, как из-за настоящей потери, и воспринимали бы так смерти и других персонажей, что на самом деле всё было не всерьёз. На мой взгляд, с нашей стороны это стало бы своего рода нарушением слова и приносило куда больше вреда, чем пользы. Я предложил Джиму альтернативу: ввести в сюжет её сестру, которая могла бы занять её место в команде и стать даже более интересным персонажем, вызвав интерес у холостяков из числа членов команды — Бобби, Уоррена и Хэнка.

И вот что расстроило меня больше всего. Прошёл целый год, Циклоп женился, оставил прошлую жизнь и даже завёл ребёнка… Но в начале серии X-Factor он бросает семью, чтобы вернуться к прежней возлюблённой. Я считал подобный сюжетный ход оскорбительным, ведь герои так не поступают, да и в реальной жизни делать так — большая ошибка. На мой взгляд, это событие очень повредило Скотту как персонажу, и он так и не оправился от этого удара.

Когда создаёшь персонажа, который вызывает у публики искренний отклик в душе, но затем издательство или следующий автор решают их изменить, — как быть читателю? Если он перестаёт верить в персонажа, то и беспокоиться о нём тоже перестаёт. А если читатель не переживает за героя, то рано или поздно задастся вопросом, зачем покупать комиксы. И тогда у издательства начинаются проблемы. Но тот спор я проиграл.

«Джин Грей должна была умереть навсегда». Беседа с комиксистом Крисом Клэрмонтом 2

На Bubble Fest за автографами автора выстраивались огромные очереди

Недавно я читал биографию Алана Мура, автор которой сравнивает его и ваш стиль сценариев. Мур писал очень подробные описания всех сцен, а вы оставляли многое на откуп художникам. Часто ли им удавалось вас удивить, нарисовав совсем не то, что вы ожидали?

Да, постоянно. Но это очень здорово и интересно! Например, когда мы с Фрэнком Миллером начали работать над «Росомахой», я отправил ему сценарий в двадцать страниц для выпуска на двадцать две полосы. И он превосходно нарисовал комикс. Когда мы добрались до четвёртого выпуска, то двадцать минут поговорили по телефону, и сюжет тут же был готов — всего на полстраницы. К тому моменту мы прекрасно знали персонажей, всю предысторию, нам оставалось только согласовать основные события, и можно было браться за работу.

Забавно, что Фрэнк оставлял мне много пространства под тексты, зная, что я люблю поболтать, — как вы сами сейчас можете убедиться. Но для меня, как для сценариста, его визуальное повествование было настолько красноречивым и правильным, что мне было не нужно словами объяснять то, что читатель и так видел на иллюстрациях. Так что, хотя Фрэнк оставил много места для текста, я это просто игнорировал — истории не нужны были лишние слова.

Раз уж зашла речь о мини-серии про «Росомаху», не могли бы вы подробнее рассказать, как работали над ней вместе с Миллером?

«Джин Грей должна была умереть навсегда». Беседа с комиксистом Крисом Клэрмонтом 7

Росомаха первым из Людей Икс получил персональную серию

Мы вместе застряли в пробке по дороге из Сан-Диего в Лос-Анджелес. Я был за рулём, Фрэнк ехал на пассажирском месте, и… ему некуда было сбежать из машины, ведь нас окружали нелегальные эмигранты и полицейские, которые пытались их поймать. Так что я упорно питчил ему свою идею. На протяжении трёх часов мы обсуждали её, и так постепенно формировалась основа истории, над которой мы затем начали работать. Это была идеальная ситуация, когда два автора совместно нашли подходящий для обоих подход к созданию сюжета — хотя изначально мы не были уверены, что у нас получится. Самые лучшие истории рождаются именно из подобного сотрудничества сценариста и художника. Особенно если художник заперт и не может сбежать.

Я читал, что, когда вы начали работать над Uncanny X-Men, Росомаха оставался в тени других персонажей и даже рисковал вылететь из Людей Икс. Когда вы поняли, что он способен стать одной из звёзд серии?

Джон Бирн, став художником серии Uncanny X-Men, сразу выделил Росомаху как персонажа, на котором хотел сосредоточить внимание. Дэйв Кокрум, создавший образы новых Людей Икс, больше всех любил Ночного Змея, и именно ему доставались самые яркие моменты. Когда Дэйва сменил Джон, не испытывавший такой привязанности к Ночному Змею, он начал смещать фокус на Росомаху. Поскольку реакция читателей была положительной, мы продолжили двигаться в этом направлении.

«Героя определяют события, которые происходят вокруг»

Вы создали множество культовых персонажей. Когда вы беретёсь за новый образ, что обычно служит отправной точкой — роль в истории, характер, способности или что-то другое?

У меня нет какой-то одной схемы создания персонажа. Но всё начинается с идеи, которую я затем развиваю. Иногда сначала появляется представление о личности, и, когда я разрабатываю характер персонажа, из него логично проистекают способности. Порой сначала возникает задумка суперсилы или представление о роли героя в истории, тогда они становятся отправной точкой для создания персонажа. Но самый простой ответ — у меня нет однозначного ответа. Когда работаешь над историей, героя формируют и определяют события, которые происходят вокруг него или неё.

Например, Мистик появилась, когда мне понадобился противник для Мисс Марвел, ныне превратившейся в Капитана Марвел. Я хотел, чтобы антагонист был грозным, и, чтобы это обеспечить, дал ей возможность менять облик, становясь кем угодно. И впоследствии, когда Мистик появлялась в комиксах снова и снова, талант начал находить отражение в её характере.

Моим любимым персонажем комиксов о Людях Икс всегда был Гамбит. Не могу не спросить, как появился этот обаятельный мошенник?

«Джин Грей должна была умереть навсегда». Беседа с комиксистом Крисом Клэрмонтом 3

Гамбит появился позднее большинства знаменитых Людей Икс — в начале 90-х

Я ехал на пароме в Порт-Джефферсон, и мы придумали его вместе с женой. Она предложила идею с картой, а мне в голову пришло имя. Но, чтобы рассказать о создании Гамбита подробнее, нужно немного углубиться в историю. В комиксах о Людях Икс есть злодей Мистер Синистер. Я придумал его в конце 80-х, и у меня сразу было чёткое представление, каким он будет и что станет делать. По моей задумке он мог прожить тысячелетие, но и взрослел гораздо медленнее человека. Поэтому, хотя ему уже было полтора века, он выглядел как двенадцатилетний мальчишка. Несмотря на его гениальность, у него были эмоции двенадцатилетнего ребёнка. И он уже успел убедиться, что ни один уважающий себя злодей не будет подчиняться ребёнку. Поэтому он создаёт андроида, который служит ему маской, — и выглядит тот комично, по крайней мере на мой взгляд, а всё потому, что основан на представлении мальчишки о том, как должен выглядеть суперзлодей.

Впервые столкнувшись с Людьми Икс и проиграв, Мистер Синистер решает, что ему нужен агент в школе, чтобы уничтожить её изнутри. Поэтому он создаёт собственного взрослого клона. Таким образом, Гамбит — это двадцатилетний Мистер Синистер, каким тот хочет себя видеть в этом возрасте. Он красивый и обаятельный, как кинозвезда. Но Мистер Синистер не может предвидеть, что у его творения будет свободная воля. Чем больше времени Гамбит проведёт среди Людей Икс, тем большей симпатией проникнется к ним и постарается освободиться.

Прежде чем я успел реализовать этот план, наши с Marvel пути разошлись. Авторы, что развивали Гамбита и Мистера Синистера, конечно, ничего не знали о моих идеях, поэтому история персонажей пошла по иному пути. И так в мире комиксов происходит постоянно.

Недавно вы написали одиночный выпуск о Магнето, одном из самых противоречивых мутантов Marvel. А кто он для вас — злодей или герой?

«Джин Грей должна была умереть навсегда». Беседа с комиксистом Крисом Клэрмонтом 4

Клэрмонт то и дело возвращается к Людям Икс: так, осенью 2018 года вышел его новый комикс про Магнето

Честный человек со своими недостатками, который пытается найти свой путь в жизни. Изначально я планировал со временем сделать Магнето героем, чтобы он возглавил школу Людей Икс. Но у Marvel были другие планы на него, так что Магнето остался антагонистом. В истории, которую я написал в прошлом году, я постарался показать его одновременно таким, каким его хочет видеть издательство, но в то же время соответствующим моему видению: персонажа, чья жизнь оставила на нём много шрамов, человека, который стремится идти путём чести.

Немало персонажей комиксов, которые изначально были злодеями, затем становились героями. Как вы считаете, любой ли антагонист может пройти такой путь, или есть неисправимые злодеи?

Нет, Эмма Фрост для меня — абсолютная злодейка. И любое использование её в качестве героя или заслуживающего симпатии благородного персонажа, на мой взгляд, — лукавство, идущее вразрез с сутью персонажа.

Следите ли вы за тем, что происходит с вашими героями в комиксах других авторов?

Нет, особенно если говорить о том периоде, когда я покинул Marvel. В тот момент я решил идти вперёд и не оглядываться, чтобы лишний раз не злиться. Я живу с персонажами, когда пишу их историю и контролирую развитие сюжетов. Но я обычно не читаю те комиксы, что пишут после меня.

Покинув Marvel, вы написали трилогию Chronicles of the Shadow War по вселенной «Виллоу». Каково это было — поработать с Джорджем Лукасом?

«Джин Грей должна была умереть навсегда». Беседа с комиксистом Крисом Клэрмонтом 6

Действие книг Клэрмонта происходит спустя 15 лет после событий фильма, а центральным персонажем выступает Элора Данан

Издатель позвонил и спросил, не хочу ли я поработать с Джорджем. Жена стучала меня по голове и отговаривала, настаивая, чтобы я занимался собственными проектами. Но я, словно десятилетний мальчишка, повторял только: «Бет, но это же Джордж Лукас!»

Я выиграл битву, но проиграл войну, потому что жена оказалась права. Опыт работы с Лукасом был восхитительным, это была мечта ребёнка, ставшая реальностью. Спустя три года я написал романы, они очень неплохо продались, но к тому времени у Lucasfilm появились другие приоритетные проекты, вроде «Хроник молодого Индианы Джонса» и подготовки к съёмкам новых «Звёздных войн». Так что все силы, потраченные на серию, все наработки на будущее оказались пустой тратой времени: персонажи и сюжеты принадлежали не мне, и я не мог их никак использовать. Так же, как и героев с историями, которые я создавал для Marvel.

Поэтому я сосредоточился на собственных проектах, где мог развлекаться, делая всё, что вздумается. И когда-нибудь это дело смогут продолжить мои дети, если, конечно, захотят.

Впервые познакомившись с комиксом «Дни минувшего будущего», я был удивлён тем, что столь значимое событие уместилось всего в два выпуска. Почему вы такой эпический сюжет воплотили в относительно короткой форме?

Такова была философия Стэна Ли. Каждую историю желательно умещать в один выпуск. Система распространения в те годы была так плоха, что мы не могли быть уверены, что очередной выпуск доберётся до всех читателей. Поэтому от нас требовалось быть лаконичными, чтобы читатель, пропустивший какой-то выпуск, мог без проблем читать следующие. Кроме того, если ты запускаешь долгоиграющую историю, а она оказывается неудачной, пространства для манёвра куда меньше, чем если слабым получился отдельный выпуск.

Наконец, если сюжет короткий и ёмкий, он производит сильное впечатление, а ты можешь сразу переходить к следующей истории, рассказывая о последствиях. А читателям остаётся только, затаив дыхание, следить за этим, не имея ни малейших шансов заскучать.

Вскоре на экраны выходит фильм «Люди Икс: Тёмный Феникс», вдохновлённый вашей историей. Что вы от него ожидаете?

Уверен, он будет отличным и, как мы говорим в Америке, соберёт в прокате годзиллион долларов. Надеюсь, он заставит всех забыть про «Мстителей»! Конечно, я пристрастен, но я знаю и очень уважаю режиссёра Саймона Кинберга, и актёры в фильме играют замечательные, так что я желаю фильму оглушительного успеха.

2019 год — это конец эпохи для фантастических франшиз 2

Недавно права на киновоплощения Людей Икс вернулись к Marvel. Как, на ваш взгляд, это повлияет на комиксы про мутантов и какими мы их увидим в киновселенной?

Я не знаю, как эта сделка повлияет на киновселенную Marvel и комиксы издательства, ведь сейчас я слабо с ним связан. Надеюсь, это поможет Людям Икс вновь пережить такие же славные дни, какие у них были, когда я работал над их приключениями. Но это потребует значительных изменений в редакционной политике, которые мне представляются маловероятными. Мне нравилось, когда мир Людей Икс постоянно развивался, менялся и расширялся. А Marvel и Disney, на мой взгляд, такой подход не близок — они не любят перемены, предпочитая продавать один и тот же продукт снова и снова. Например, если они хотят позиционировать Магнето злодеем, а я буду писать растянутый на год сюжет, где он предстаёт героем, это будет путать аудиторию, что издательству не нужно.

Что касается киновселенной, то Кевин Файги недавно сказал, что Людей Икс мы в ней увидим не раньше, чем через пять-десять лет, ведь у него уже расписаны планы на ближайшие годы. И я уверен, что такая задержка связана ещё и с тем, что он хочет придумать, как сделать своих Людей Икс непохожими и в идеале более интересными, чем тех, что мы видели в фильмах от Fox.

«Джин Грей должна была умереть навсегда». Беседа с комиксистом Крисом Клэрмонтом

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Дмитрий Злотницкий
Постоянный автор «Мира фантастики» с 2004 года. Писал о комиксах до того, как это стало мейнстримом.

Показать комментарии ()

Подпишитесь на нашу рассылку!

Самое интересное из мира фантастики — коротко.

Еженедельные новости фантастики
Ежедневные новости фантастики

А ещё у нас есть