Тенгиз Гогоберидзе «Дело о пропавшем кижере» (вторая часть)

14 июня 2020
Кот-император
14.06.2020
683958
10 минут на чтение
Тенгиз Гогоберидзе «Дело о пропавшем кижере» (вторая часть)

В поисках украденного кижера герои отправляются в придуманный город. Только вот как туда попасть? А добравшись до места, получится ли справиться с похитителем, который сжимает в кулаках нити судьбы?

Начало

Тенгиз Гогоберидзе «Дело о пропавшем кижере» (первая часть)

Тенгиз Гогоберидзе «Дело о пропавшем кижере» (первая часть)

Из лаборатории украден прибор, который позволяет влиять на события реальности. Эвереттика, ветвление вероятностей в прошлом и будущем, дурные сны… Кто знает, во что превратится привычный мир, если изделием воспользуются злоумышленники.


Он твердо знал: головоломки складываются неожиданно или не складываются никогда. Крутишь, вертишь так и сяк паззлы, подгоняешь – и ничего. Но стараться надо. И он крутил. Данные ибиса, слова Санька и профессора, слезы музыканта. Индик, пустышку, боливарианское Макондо, Сасовских игуан. Не хватало какой-то малости, детали.

– Скорей уж Китеж или Глупов, – комитетчик нашелся первым.

– В десятку, полковник! – одобрил проф. – Алгоритм кижера не позволяет работать за рубежом.

Алексей открыл канал и потянулся к Сети. Лукоморье выдало список на две страницы, от кислых мемов, Энска и Гадюкина, до Булычевского Гусляра. Много, даже если отсеять нелюбимых похитителем авторов. Тула, Укбар… Что за выбор такой? Страховой нашел глазами Укбар, получил ответ. Область на карте Арзрумской губернии.

Где-то на периферии сознания ел, спал, толокся Моршанский вокзал, по селектору объявляли прибытия, спутники Алексея обсуждали формы буфетчицы-гиноида, которую профессор упорно звал барменшей. Колода опять выдала новость о биомеханиках Мичуринска. У мальчишки с рюкзаком зашелся рингтоном стереомоб. «July morning».

И вот тут изнутри, из запечатанного «никогда», страхового ударило. Забытый сон вырвался, дохнул ароматом хвои. Сквозь перевернутый бокал засверкал расколотый надвое учительский глаз. Все сложилось. Браслет, майор Санек, граница между изумрудной влагой и пустотой. Конечно! Тула на Шпицбергене. Искать у морей, на окраинах родины.

Лисс? Яванская конфедерация, не подходит! Оставалось одно.

– Фиальта. Лет сто, как писатель Сирин придумал. С вас билеты.

Санек фыркнул, присел за столик. Как попадешь в точку, которой нет на глобусе? Старикан объяснил.

– Карта мира сложнее, чем мы видим…

Схватил сложенную вчетверо салфетку, развернул ее, бросил на скатерть: четыре складки крестом, три сгибами вниз, четвертая вверх. Свел бумагу вдоль четвертой узким клином к центру, сложил внахлест, наподобие сборки на плиссированной юбке.

– Обычным путем в пазуху за клином не попасть, – ученый провел пальцем с одной четверти салфетки на соседнюю, прижимая сборку к листу. – А вот эдак – легко!

Начав путешествие с той же четверти, профессорский палец обошел сборку по кругу через нетронутую половину листа и залез под складку с противоположной стороны.

Комитетчик ринулся пробивать обходной маршрут с пересадками.

Зачем тебе кижер, начсектора? Не мир же захватывать! В таком деле без армии никуда. Спросить бы… Леша обернулся к музыканту, не обнаружил того на месте, взглядом поискал по залу знакомое пальто. Ничего. Только на бурой клон-коже скамьи, еще хранившей форму тела, радужным пятном бросался в глаза брошенный сверток. Страховой подошел, сдвинул текучее золото шали, тронул голую шею грифа. Надо бы сдать в бюро находок, решил он, опустил сверток в дорожную сумку, а мысли уже летели вдогонку за беглецом, в чужие миры за сгибами снежных салфеток.

Может, вояки супербомбу требовали, и Лиходелов за человечество испугался? Или большевики церковь отодвинуть вздумали? Не поделись они властью перед войной, ходить миру под австрияками, точно. А если самого жизнь не устраивала, поменять вздумал?

Ибис вывел на виртуальный экран колонки электронных газет трехлетней давности. «Падение ястреба». «Авария челнока над Суматрой. Среди жертв – Н. Лиходелова». Футбол, танцы, кофе. Жаль. «Без Надежды. Теряем капитана перед Мундиалем». Три года – срок! Что же получается? Жена Лиходелова погибает, он переезжает в Москву, устраивается в Курчатник…

– А вы знали его жену?

Старикан ответил неуверенно:

– Я давно ее не встречал. Она болела, он часто уходил за свой счет.

Леша начал подбирать слова для вопроса на миллион, но его повзрослевший одноклассник уже бежал сквозь толпу, размахивая магнитными карточками:

– Всем строиться. Байконур-Вильно через 7 минут. На конечной – пересадка.

Потом они меняли поезда, вдыхали фильтрованный воздух переходов, обжигались кофейным напитком в копированных моршанских буфетах и неслись, неслись в стерильных вагонах по прозрачным гауссовым трубкам. Неслись через февральские, несвежие снега неспокойных польских воеводств. Через поделенную пополам антрацитовым монолитом стены ночную оперную Вену. Через моравские виноградные поля, налитые густым янтарем озимых мускатных ягод. Неслись, пока поздним утром самый последний поезд не вынырнул из тоннеля в пепельное марево под горой святого Георгия.

Фиальта ждала внизу, разбросавшись грибницей отелей-минаретов вкруг уютной бухты.

 

Вокзальная площадь встретила гостей тишиной, сырой от мороси брусчаткой и парой стареньких аэротакси. К ближнему катил допотопную, еще колесную тележку с багажными сумками хромой носильщик. За ним вышагивала мосластая немка из тех, кто просиживает свой век в пляжных шезлонгах.

Связаться в дороге с Фиальтой не выходило, поэтому комитетчик с профом составили план: майор проверяет прибывших вчерашним поездом, а ученый пытается нащупать следы в местном политехе. Пока Леша крутил головой в поисках кофейни, эти двое успели занять вторую машину и прощально помахать ему руками.

По плану Алексею выпало бродить по городку в поисках случайной встречи. Он злился. Столкнуться нос к носу с похитителем – шанс нулевой, к гадалке не ходи.

– Не нулевой! Не будет он вести себя случайно. В пространстве города, – читал ночью лекцию старикан, – есть точки сгущения, куда стремятся приезжие. Никакого хаоса. В нашем случае речь может идти только о времени пересечения ваших траекторий.

Над чепухой страховой думать не хотел. Его ноги сами заторопились вниз, пошли крутыми улочками мимо сомкнутых жалюзи сувенирных лавок, парковой зелени и плешивых платанов к морю, мелькавшему в просветах многоэтажек.

На полпути, наконец, потянуло кофейным дымком. Леша сглотнул и огляделся: за аркадой витого биометалла призывно выводил Шопинского уютный павильон. Несколько курортных дам заняли столики, почти не оставив свободных стульев. Страховой взял терпкий эспрессо, отхлебнул на ходу, кивнул давешней немке на ее приглашение. И застыл.

Ай да проф, ай да сукин сын!

Из-за бумажной, в стиле ретро, «Вечерней Фиальты», в сонную непрерывность парков вглядывался капитанский профиль Надежды Лиходеловой. Шах и мат.

Когда она встала, незаметным движением оправив плиссированную, салфетную юбку, Леша тронулся следом. По наивному, из старых плоских фильмов, рецепту поотстал, не выпуская из виду. Навигатор, как ни странно, работал, рисовал прозрачную карту перед глазами, мигал указателем, бормотал в уши названия улиц. Курс остался прежним, и грудное дыхание моря становилось слышней. Постепенно страховой привык к танцующей походке женщины, остановкам у витрин, подладился, отпустил поводок.

Рано.

В самом конце улицы Никола Тесла, перед зеркальным, в солнечных бликах, гиперболоидом «Бристоля» Алексей почувствовал враз взмокшим затылком рога электрошокера. Услышал чужое, свистящее «как – вы – ее – нашли». Ляпнул первое, что пришло в голову:

– Госстрах. Не желаете жене жизнь застраховать?

И по тому, как дрогнули электроды, сползли к шее, понял: слова попали в цель.

– Не выйдет. Думаете, я не пытался? Семь. Семь раз воскрешал, ставил на ноги, берег, едва не по пятам ходил! Бесполезно. Всегда новое, не предусмотреть. Челнок, лопнувшая нить космолифта, ртуть вихревой турбины, встречный экраноплан.

– Как это вообще работает?

– Прямо по Тынянову. Читали? Помните Киже? – Лиходелов убрал шокер, схватил Лешу под руку, торопился объяснить. – С ошибки началось, с писаря. По команде секли плетьми пустую кобылу. Потакали, не перечили. Может, и забылось бы все, да тут – просьба фрейлины. Волна пошла. Глядь – сын родился. От него, нет ли – какая разница! Там все и поверили, вспоминать стали: с Сандуновой амуры крутил, на маневрах куролесил. А государь вызвал – пришел, курилка, орденами звякает. Q.E.D. Склейка зафиксировалась! Красиво, да толку – чуть!

– Ваш коллега сказал – чудеса.

– Сколько прожил Киже после? А товарищ Огилви в восьмидесятых прошлого века? Вот и Надя. Я обманывал, твердил: опять повезло, в рубашке родилась. Она… – сэнээс вздохнул жалко, безнадежно. – Знала. Виду не показывала, кивала. Травмы делались страшнее, промежутки короче. Я понял позже. Парадоксальные состояния напоминают возбужденный атом.

Алексей едва успевал за дерганой, броуновской мыслью собеседника. Электрон рано или поздно возвращается на низшую орбиталь. А если электронов несколько? Как быстро трижды возбужденное состояние превратится в дважды возбужденное? Быстрее. Без квантовых заморочек ясно, на одной теории вероятностей.

Страховой задохнулся. На миг ему привиделся беспамятный взгляд буфетного музыканта насквозь, навылет.

– То есть, с каждым новым чудом мир становится менее устойчивым?

Гамма-всплеск в Кремлеве вызван нестабильностью червоточины. Ага.

– Плевать на мир! Я работал, лишь бы она жила. Они считают, – гений тихо, треснуто засмеялся, – если заставить кижер работать интенсивнее, все обойдется. Не понимают, что загоняют себя в угол. Людской ресурс ограничен. В последний раз пробую. Все на карту…

Что он имеет в виду? Злосчастного моршанского полудемона? Хочет создать новую расу? Ресурс возрастет, да, но и уровень чудес тоже – падать больнее! Леша представил страну людей, играющих с облаками. Мир невозможных, Эшеровых конструкций, диковинных механизмов, этих вывернутых наизнанку сфер Смейла, крутящихся спринклеров Фейнмана…

Потом увидел, как он рушится.

Разом, как отдает энергию рабочее тело лазера испепеляющему лучу, когда посыплются с верхних уровней электроны инверсного слоя. Сложатся карточными домиками фракталы мегаполисов, лопнут мыльными пузырями Киже, сорвутся с небес музыканты, струя из опрокинутого бокала сожжет глаз старому учителю.

Вернулся в разговор потерянным:

– Извините, я отвлекся.

Лиходелов мотнул головой, повторил менторским тоном:

– Выборка респондентов конечна. Через сей факт не перепрыгнуть, но. У атомов имеются состояния, переход из которых запрещен. Метастабильные, с приличным временем жизни. Надо только подселить электрон в нужную зону.

Алексей медлил, пытаясь расшифровать аналогию. Как это будет выглядеть в нашем мире? Особая область, конфигурация с несуществующей историей? В Японской республике учили, и вправду, неплохо. Что-то из теории клеточных автоматов… Фиальта – такая зона? Реализуема, если работают склейки!

– Я понял. Теорема о Садах Эдема. Создали рай на двоих, точно Нимуэ для Мерлина?

– Музыкант. Создал ли, нашел – как угодно. Без боли, переломанных костей, ежедневного страха, – устало сказал сэнээс. – Разве мы не заслужили? Отпустите нас.

Испуганно, с робкой надеждой – так дети смотрят на маму в игрушечном магазине – глянул на страхового. Тот почти сдался:

– Верните кижер.

Ответ прозвучал неожиданно.

– К чему он здесь? Сказал же – последний раз. Оставил в Моршанске. Знаете, эта штука подлаживается под оператора. Звучание ему по душе пришлось.

Скрипка у меня в багаже, сообразил Леша. Молча, по-английски, развернулся и побрел вверх по улице. Вечером, встретив своих, повторял «элементарно, Пронин», «лучше поздно, чем никогда», поддевал профа, проще-де простого кижер было в скрипке угадать. Жалел только, что до моря не добрался, воды не попробовал.

А про Лиходеловых молчал, словно и не бывало.

 

На обратном пути Леше приснился сон. Будто бы моршанская буфетчица-гиноид показывает ему нечто вроде устройства связи с другими временами. Жалуется: музыкант к свадьбе подарил, да радиус действия маловат. Полчаса туда-сюда. А она не знает, в каком платье на свадьбе будет. Алексей утешает, плетет ерунду и вдруг там, во сне, понимает, как все исправить.

Зацепить устройство с кижером и связаться с будущим, пусть получасовым, а в том будущем такой же системой еще на полчаса вперед, и еще, и еще. Пустить волну туда, в бесконечную Гильбертову гостиницу будущего, полную пьяниц-респондентов. Получить отклик. Обойти конечность выборки. Ведь если отклик приходит, мир вечен, и наоборот.

Страховой смеялся во сне и проснулся затемно в беззаботном расположении духа. Несколько первых минут он пытался припомнить что-нибудь, ловя обрывки, но сон кружил, не давался, обманывал, как все хорошие вести. К рассвету забылся совсем, и Леша успокоился, выпил кофе.

От ночи осталось ощущение чего-то доброго, большого, так что Алексей собирался весело, предвкушая долгий отпуск. И уже стоял счастливый на Белорусском, когда его ибис выхватил случайную страницу в слепой зоне Сети. «Метеорит угодил в центр южного города. Выживших нет». С подробностями, картинками. Вчерашние платаны, узкие улочки, мозаики часовен, подарочные витрины, минареты отелей, Шопинский в павильоне – все сгинуло, испарилось в белом пламени метеоритного удара.

Пропала Фиальта, и никто в мире не заметил пропажи. Одно оливковое море иной раз, пугая туристов, бросит на пляж золу и пепел.

Алексей спросил у майора сигарет, но тот только покачал головой.

* * *

Глоссарий

  • Возбуждённое состояние — состояние квантовой системы с энергией, превышающей энергию основного состояния; у атома образуется из основного при переходе электронов с занятых орбиталей на свободные.
  • Друг Вигнера — усложненный вариант опыта с котом Шрёдингера; находящийся вне лаборатории друг экспериментатора признает кота живым после сообщения оттуда, но все остальные пока этого не слышали и могут получить другие сведения; эксперимент 2019 года на запутанных фотонах подтверждает, что парадокс имеет место.
  • Квантовая запутанность (сцепленность) — явление, при котором квантовые состояния объектов взаимосвязаны; сохраняется при разнесении объектов, что противоречит принципу локальности.
  • Клеточный автомат — решётка клеток с заданными правилами перехода, определяющими состояние клетки в следующий момент через текущее состояние её самой и её соседей; ряд теорий рассматривает нашу Вселенную как клеточный автомат.
  • Метастабильное состояние — квазиустойчивое состояние квантовой системы со временем жизни, много большим характерного для возбуждённых состояний; у атомов представляет собой возбуждённое состояние, излучательные переходы из которого запрещены правилами отбора, что используется в лазерах для создания инверсной заселенности соответствующих энергетических уровней.
  • Отель Гильберта — гостиница с бесконечным числом номеров, все номера которой заняты, но каждого нового гостя можно поселить в отдельный номер; для этого постояльца первого номера просят перейти во второй, постояльца второго в третий и так далее, а в освободившийся первый селят нового гостя.
  • Парадокс пьяницы — одна из теорем исчисления предикатов. На обычном языке доказывается рассуждением: либо в буфете пьют не все, тогда есть Х, который не пьёт, либо пьют все, включая Х.
  • Сад Эдема — конфигурация клеточного автомата, которая не может появиться в результате эволюции; теорема о садах Эдема утверждает, что они существуют только в тех автоматах, в которых возможны конфигурации-близнецы с различной предшествующей эволюцией.
  • Склейка Лебедева — процесс взаимодействия универсумов за счет квантовой запутанности, при котором их системы эволюционируют в одно состояние; соответствует ветвлению «в прошлое» при обращении времени.
  • Эвереттика — мировоззренческая позиция, согласно которой мир представляет собой Мультиверс, множество реализаций мыслимых миров, универсумов, образованных посредством ветвления состояний; любой квантовый процесс, предполагающий различные результаты, порождает новые ветви-универсумы, в которых эти результаты реализуются.

Куратор проекта: Александра Давыдова

Оставляя комментарии на сайте «Мира фантастики», я подтверждаю, что согласен с пользовательским соглашением Сайта.

Читайте также

Статьи

Dragon’s Dogma: стоит ли смотреть экранизацию от Netflix?
0
28823
Dragon’s Dogma: стоит ли смотреть экранизацию от Netflix?

Увы, успех Castlevania авторам повторить не удалось.

Читаем книгу: Джаннет Инг «Под маятником солнца» — викторианское фэнтези
0
40297
Читаем книгу: Джаннет Инг «Под маятником солнца» — викторианское фэнтези

О викторианской Англии, параллельно с которой существует страна фей — Аркадия, где правит безумная королева Мэб.

Павел Шейнин "Старая Земля"
0
116556
Павел Шейнин «Старая Земля»

Туризм — это всегда интересно. Туризм не в пространстве, а во времени — интересно вдвойне. Только надо соблюдать осторожность… Наверняка ведь в инструкциях об этом предупреждают, да?

Комиксы про Джокера: с чего начинать читать  2
0
85546
Комиксы про Джокера: с чего начинать читать 

Каким был Джокер в комиксах? Разным, но всегда интересным!

«Мулан»: скандалы вокруг фильма — и последствия для мира кино 7
0
100731
«Мулан»: скандалы вокруг фильма — и последствия для мира кино

Как политика, эпидемия, западная и китайская пресса обрушились на фильм, и почему он всё же изменит мир кино.

Кошки, мелодрама и Кувшинов: три полнометражных аниме лета 2020
0
143981
Кошки, мелодрама и Кувшинов: три полнометражных аниме с карантина

Не все из них одинаково хороши, но на них стоит обратить внимание.

Самые ожидаемые комиксы 2020: «Трансметрополитен», «Призрак в доспехах» и не только 20
0
180662
Лучшие комиксы лета 2020: фантастика и мистика

Долгожданный «Трансметрополитен», культовый «Ворон», продолжение «Константина», новая сторона вселенной Ходоровски и другие знаковые произведения.

Надежда Щербачева «Астра и мёртвое слово»
0
364094
Надежда Щербачева «Астра и мёртвое слово»

Хорошо иметь сестру-близнеца… особенно если никто до поры до времени не подозревает, что она у тебя есть. Почти никто.

Спецпроекты

Top.Mail.Ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: