11

Читаем книжный сериал «Охотники за книгами» Макса Глэдстоуна

14 сентября 2021
14.09.2021
237879
11 минут на чтение

У нас на сайте — отрывок из начала книжного сериала в жанре городского фэнтези и мистического детектива «Охотники за книгами» (Bookburners). Главная его особенность — это проект нескольких авторов во главе с шоураннером Максом Глэдстоуном. Истории публикуются по модели сериальных сценариев — группа авторов поэпизодно создавала текст, ориентируясь на общие договоренности о сюжете и сеттинге. 

Пытаясь помочь непутевому брату, сотрудница полиции Сэл Брукс неожиданно понимает, что в городе работает целый отряд по борьбе с проникновением магии в реальность. Похоже, теперь ей придется встать под знамена этой таинственной организации…

Публикуем фрагмент с разрешения Bookmate Originals.

Читаем книжный сериал «Охотники за книгами» Макса Глэдстоуна 1

Звонок в форме черепа таращился на Сэл с двери в квартиру парней, сантиметра на полтора сдвинутый от центра. С обеих сторон от звонка красовались просверленные дрелью дыры, заклеенные липкой лентой: звонок пытались повесить трижды без измерений и после третьей попытки решили, что сойдет и так.

Почтальон давно махнул рукой на забитый почтовый ящик — дожди превратили его содержимое в ком разноцветной целлюлозы. На верхней ступеньке хлюпали промокшие рекламные брошюры, тут и там покрытые замысловатыми пятнами зеленой плесени.

Сэл глянула черепу в глаза из осколков стекла, крепко зажмурила собственные, открыла снова и потянулась к кнопке на нижней челюсти.

Нажать не успела — дверь распахнулась, и на пороге возник Эйден, длинный и тощий, в пижамных штанах и замызганной фланелевой рубахе. Он прижал дверь ногой, не давая открыть ее дальше, но по причине худобы не смог заслонить собой даже такую узкую щель.

— Сэл, ты сильно не вовремя.

Она толкнула дверь. Эйден попятился, обрушив пирамиду грязной обуви, и Сэл шагнула в тесную пыльную прихожую. Дверь у нее за спиной захлопнулась.

— Где Перри? В какую хрень вы его втравили? 

— Все с Перри в порядке, Сэл. Ты чего? Получается, это незаконный обыск. Я свои права знаю.

— Эйден, мне пофиг, какую ты там травку держишь в ящике стола. У Перри неприятности. Так или нет?

— У Перри это… — Эйден раскинул руки, преграждая Сэл проход между заляпанными грязью куртками и вышитой крестиком маской Дарта Вейдера работы Перри. — Все у Перри нормально. И у нас тоже. Мы тут это, немножко вчера поскандалили, но уже все решили. Может, пойдем выпьем кофе, поговорим?

— Здесь будем говорить. Если тебе скрывать нечего.

— Скрывать? Разумеется, нечего. Что мне от тебя скрывать?

Она дернулась вперед, якобы чтобы подлезть ему под левую руку, он попытался ее остановить, тогда она дернулась вправо, и он рухнул на куртки, а она двинулась в гостиную. Горы коробок из-под пиццы и сетевых кабелей. На стене бутафорский меч в пятнах ржавчины. В реторте над бунзеновской горелкой, водруженной на круглый столик, который она подобрала для них на помойке, булькает что-то зеленое. Лестница, бравшая начало из этого бардака, уводила на второй этаж, где ребята спали — если спали вообще. Тодд — темнокожий парень, постарше Перри и Эйдена, хотя по поведению это никак не ощущалось — сидел на диване между двумя мониторами, перед ним стоял кофейный столик, на нем пюпитр, а на нем — раскрытая тяжелая книга в кожаном переплете. Тодд поднял на Сэл глаза и моргнул сквозь очки. Из прихожей долетала ругань Эйдена, приглушенная куртками, а сверху неслась музыка или что-то в этом роде — поток писка и визга, который ей вспоминался по тем временам, когда она, восьмилетняя, сидела, скрестив ноги, на ковре и играла в «Нинтендо».

— Салли! Здорово, что пришла. А мы и не ждали. Перри не предупредил. — В очках глаза Тодда были размером с два серебряных доллара. — Вот только ты совсем не вовремя.

— Эйден мне это уже сказал. Не вовремя, потому что брат мой исчез, да? Или потому что музей ограбили?

Тодд выпустил книгу из рук — слишком поспешно. Синие резиновые перчатки оставили следы талька на коричневой коже переплета, на котором был вытиснен орнамент в виде виноградной лозы. Или виноградной плети?

— Сэл, я вообще не врубаюсь, о чем ты. Мы же копам уже сказали: Перри был здесь утром. Все с ним было в порядке. Вид малость перепуганный, и только. — Он сглотнул. — А чего за ограбление? Думаешь, Перри во что-то ввязался?.. 

— Тодд, я тут этой книги раньше не видела.

— Ну, дело такое, — Тодд поднял ладони, растопырив пальцы, — книги нам Перри приносит. Мы тексты разбираем, переводим. Загружаем в сеть. Все в рамках закона, насколько мне известно. Может, Перри спутался не с теми людьми, но с кем и почему, я не в курсе.

— А ты просто читаешь книги.

— Типа того.

— И что я обнаружу, если вернусь с ордером?

— Не нужно этого делать, Сэл. Ну правда.

— Я хочу знать, где мой брат.

— А он не хочет тебя видеть.

— Он вчера ко мне приходил и был сильно напуган. С тех пор ничего не изменилось.

В прихожей, у нее за спиной, Эйден наконец-то выкарабкался из-под курток.

— Сэл. — По виску Тодда сползла на щеку капля пота. — Может, поговорим в другом месте?

Взгляд метнулся вверх, влево.

Сэл обернулась. Наверху двери трех спален: Эйдена, Тодда и Перри. Дверь в комнату Перри — на ней плакат с японским мультиком — приоткрыта.

— Отличная мысль, — одобрила она, взбежала по ступеням и распахнула дверь спальни Перри.

Экраны мониторов освещали неубранную постель, пустые книжные полки, сваленную в кучи одежду. Солнце не светило: окно заслонял паук, оставшийся с Хэллоуина.

Тут же сидел сам Перри, в рваных джинсах и перепачканной кровью рубахе, скрючившись над клавиатурой, немигающие глаза в нескольких сантиметрах от центрального монитора. Босой. Взлохмаченный. Со свежей щетиной на подбородке. Мышцы челюсти напряглись, расслабились, напряглись снова, он закачался на стуле, пальцы забегали по клавишам.

— Перри!

Вот только…

«Инспектор Брукс, — такой вопрос в один прекрасный день может задать адвокат, — как вы поняли, что сидящий в кресле человек не является вашим братом?»

Она раскроет рот, глядя в зал суда, но не сможет произнести ни слова. Все лица обращены к ней. Судья барабанит пальцами по столу. Адвокат подался вперед. «Не спешите, инспектор Брукс».

Одет как Перри и двигается как он.

И все же, когда она окликнула брата во второй раз, прежней уверенности в голосе уже не было.

Он перестал печатать, позвонок за позвонком распрямился, обернулся к ней. Уставился на стену у нее за спиной. Улыбка вышла деревянная.

— Сэл. Сестренка. Прости, что заставил тебя сюда приехать.

— Перри. — Она уже не раз представляла себе, как обнимет его при встрече или как ему накостыляет. Сейчас и то и другое казалось невозможным. — Перри, ты здесь.

Как будто оттого, что ты произнесла слова вслух, они станут правдой.

— Да, здесь. А ты уходи, Сэл. — Какое разумное предложение. — Я тут работу закончу, если ты не против.

Она была не против. Но ей самой это казалось странным. Или нет?

— Перри, что случилось прошлой ночью?

— Ничего, — ответил он. — Я, видишь ли, попал в переделку. За мною гнались Охотники за книгами, так что выбора не оставалось. Все у меня хорошо. Давненько уже так хорошо не было. Ты… сотрудник полиции, — добавил он, будто только что выяснив это, прочитав некий длинный, напечатанный мелким шрифтом список. Губы двигались не в такт словам. Она вгляделась, преодолевая страх, — да откуда страх? Перед ней же ее брат.

Хотя возможно, сейчас перед нею не он. 

Губы двигались не в такт словам, потому что говорил он не по-английски, хотя она слышала именно этот язык.

— Наверное, именно такое чувство испытываешь, раскрыв преступление. Все в мире вдруг встает на свои места. Я долго корпел над одной загадкой, но мне не хватало последнего звена.

Он потянулся к ней. 

Расстояние между ними показалось неожиданно огромным, однако рука его неестественно удлинилась. К ее коже, чуть выше сердца, прижался ледяной палец, обжег холодом. Рука, приблизившись, перестала быть рукой из плоти и крови. Пальцы оказались сработаны из рифленой жести, накрученной на костяк из бумаги и пластика. С перебитых суставов капало черное масло. Предплечье напоминало арматуру, обмотанную пакетами для мусора и обрывками ткани. В глазах из бутылочного стекла отражалось мерцание голубых экранов. Тонкие губы раскрылись, обнажив металлические зубы, тоже смазанные маслом.

Но некий предательский импульс продолжал твердить, что это Перри, ее брат, и нет никаких причин от него отшатываться, нет причин обращаться в бегство — пусть это нечто до нее дотронется, а масло на металлической коже — никакое не масло, это шепот, голос, который ей поможет, если только проникнет внутрь…

Однако ледяное пламя, обжигавшее грудь, было настоящим. Кожа пылала, мерзла, трескалась. Боль заставила Сэл вернуться в свое тело и неуверенно, будто на чужих ногах, отступить. Пошатываясь, она вышла в прихожую. Рука, невозможно длинная, потянулась следом.

Она захлопнула дверь, отгородившись от руки непонятного существа.

Существо по имени Перри будто и не заметило. Пинком распахнуло дверь. Изломанные пальцы со щелчком встали на место. Улыбка, шире прежней, разъяла губы. Лица больше не требовалось. Хватало и зубов. 

Она услышала, как в спальне разбилось окно.

Глаза из бутылочного стекла раскрылись еще шире. Черная тень впечатала существо, которое не было ее братом, в стену. Сэл моргнула — тень превратилась в Грейс. На подметках ее ботинок поблескивали осколки оконного стекла. Она подняла один из мониторов Перри над головой и стукнула им упавшее существо по физиономии.

Салли подумала: «На помощь!» Рука потянулась к кобуре, но Грейс с существом были слишком близко и слишком стремительно перемещались. Существо отшвырнуло Грейс, а после рывком, попирая все законы анатомии, поднялось на ноги и ринулось в атаку. Грейс запрыгнула на кровать — тут не достанешь, увернулась от жестяных когтей, а потом, не дав существу опомниться, прыгнула на него, повалила на пол, четыре раза ударила лбом в лицо. Керамическая пластина на лице существа треснула — и Грейс запустила под нее руку, выискивая что-то, чего Сэл разглядеть не могла.

— Эй, полегче! Это мой брат!

— Не он, — отрезала Грейс. — И никогда им не был.

Существо отшвырнуло ее на стол. Грейс, взревев, метнулась влево; когтистая лапа разбила еще один монитор. Грейс схватила с пола лопнувшую плоскую панель и ударила по локтю, тот хрустнул.

— Грейс, отойди! Дай мне выстрелить.

— Я тут справлюсь. Иди займись этими внизу.

— Чего?

— Давай!

Сэл пошла. За спиной не смолкали крики и звон разбитого стекла. Внизу Тодд сидел перед книгой, поглаживая страницы руками в голубых перчатках. Поднял глаза, взглянул на нее.

— Тодд, слушай, там наверху такое…

Глаза, увеличенные очками, полностью почернели, белков стало не видно. Тодд перевернул страницу.

Меч исчез со стены.

Шаги в прихожей. Сэл бросилась обратно к лестнице. Меч зазвенел, ударившись о стену, — клинок не заточен, то есть чуть менее опасен, и все же метровая полоса стали запросто переломает ей кости. Оставив глубокую вмятину на обоях и штукатурке, меч выпал у Эйдена из руки. Не дав Эйдену опомниться, Сэл сзади ударила его ногой в колено, несколько раз впечатала в лицо кулак. Эйден упал.

Тодд невозмутимо сидел, наблюдал за ней, перелистывал страницы.

Как и Перри накануне ночью, он будто разглядывал ее со дна глубокого колодца.

Что-то тяжелое бухнуло во входную дверь, засов застонал. Мужской голос — явно голос Лиама — чертыхнулся, и Эйден задвигался, не как человек, а как марионетка, будто внутри не в лад сокращались отдельные мышцы.

— Тодд, закрой книгу.

Он медленно моргнул.

Сэл потянулась к обложке, подумала, что голыми руками ее лучше не трогать, попробовала вместо этого мечом. В момент соприкосновения Сэл будто ударило током. Квартира сжала ее в кулак, за грудиной опять полыхнуло ледяное пламя. Сэл открыла глаза — она лежала на ступенях, Эйден полз в ее сторону. Она отшвырнула его ногой, с усилием поднялась. Выронила меч.

Грохот над головой — крик боли, яростный вопль.

Что случится — воспользуйтесь крестиком… Кольцо настроения, только наоборот.

Да чтоб вас всех. Просто безумие какое-то. Но — не поспоришь: своим ожогом крест освободил ее от влияния одержимого Перри. Было больно, однако боль вернула ей рассудок. Возможно, крест способен защитить и от книги.

Сэл расстегнула верхнюю пуговицу рубашки. Крест всей своей тяжестью прижимался к коже, словно притянутый магнитом. Она его оторвала — остался красный след. Обдумаешь после. Ты все это обдумаешь после. Пока действуй. Чем ближе она подносила крест к книге, тем тяжелее он ей казался. Рука дрожала. Да ради чего же, если не ради этого, она столько пахала в спортзале?

Она подцепила крестом обложку книги, захлопнула.

Ей случалось зимой, когда в лицо дует ледяной ветер, прошагать минут двадцать по длинному проспекту, а потом, укрывшись в метро, почувствовать, как тело расширяется, — ведь ему больше нечему сопротивляться. То же самое она ощущала и сейчас. Накатила тишина. Закрытая книга подрагивала, точно лопнувшая струна. Крест утратил свой блеск и покрылся патиной — кроме того места, где серебра касались ее пальцы.

Эйден лежал неподвижно и тяжело дышал. Тодд, весь дрожа, скорчился на диване.

Она тряхнула его за плечи. Ущипнула. Дала пощечину. Попробовала потыкать крестом. На почерневшую часть Тодд никак не отреагировал. Но когда до его щеки дотронулся блестящий металл, послышалось шипение. Глаза Тодда распахнулись, и он закричал так пронзительно, что она не поверила, что это его голос.

— Тодд. Тодд, да что с тобой?

— Салли, — произнес он. — Прости меня.

— Что тут творится? Где Перри? Что это за существо?

— Сегодня пришло. Забралось нам в головы. Оставило у него в комнате манекен, а еще книгу… страницы с нами разговаривали. Говорили, что делать.

— С этим покончено. Я закрыла книгу.

— Оно внутрь проникло. — Тодд дотронулся до груди. — Там и осталось. Шепчет.

— Где Перри? Настоящий Перри?

— На складе. — Тодд кашлянул. — Забрал другие книги, велел нам тут оставаться, всех отвлекать. Он…

Черные щупальца поползли у Тодда в глазах: по склере и радужке к зрачку. На горле вздулись жилы.

— Черт. — Она еще раз попробовала приложить крест — никакой реакции. Вся его поверхность покрылась патиной. Сэл растерянно огляделась. Может, подвернется что полезное. Но вокруг был сплошной бардак — разве что круглый столик, горелка на котором успела погаснуть. Она услышала шипение и почувствовала запах…

Дверь распахнулась. Сэл к этому времени уже добралась до середины прихожей, Тодда она волокла за собою за воротник. Придурок этот весил не меньше тонны, не говоря уж про Эйдена, который хотя бы вырубился и потому не оказывал сопротивления. Спину страшно ломило, ноги подгибались, подкашивались — силы иссякли совершенно. Лиам стоял на пороге и бестолково моргал.

— Газ! — выкрикнула она и увидела, как он поморщился: его наушник был соединен с ее микрофоном. — Помоги!

Он вбежал в прихожую, подхватил Эйдена. На слежавшихся газетах и опавших листьях остались мокрые следы. Сэл обернулась и увидела, как Грейс выскользнула из окна спальни Перри и прыгнула на пожарную лестницу. Она добралась до соседнего здания еще до того, как Сэл упала, потому что воздух молотом ударил ей в грудь. 

На Bookmate книга тоже выходит по эпизодам — с конца августа

Перевод Александры Глебовской

Оставляя комментарии на сайте «Мира фантастики», я подтверждаю, что согласен с пользовательским соглашением Сайта.

Читайте также

Статьи

Самые странные здания и строители-безумцы: 8
0
23026
Причудливые здания и строители-безумцы: пирамиды, башни и деревянный небоскрёб

История знала чудаков, которые возводили себе пирамиды-гробницы, храмы Пана, башни в чистом поле, которые потом вдохновят Толкина, деревянные небоскрёбы и даже руины.

«Дюна» Дени Вильнёва — пир для глаз, работа для души 2
0
73311
«Дюна» Дени Вильнёва — пир для глаз, работа для души

Кино большое, как полет на Луну, и столь же дорогое.

Читаем книгу Адама Пшехшты «Тень»
0
83022
Читаем книгу Адама Пшехшты «Тень»

Фрагмент из третьего и заключительного романа Materia Prima.

Что почитать из фантастики? Книжные новинки августа 2021 16
0
139137
Стивен Кинг «Позже»: подростковый хоррор о потусторонних тварях и внутренних демонах

Роман взросления под маской «хоррора о сверхъестественном».

Обзор Deathloop. Полезай в петлю!
0
181952
Обзор Deathloop. Полезай в петлю!

Убить, умереть, повторить.

«Ночные тетради»: детский ужастик с взрослой философией 17
0
195684
«Ночные тетради»: детский ужастик с взрослой философией

Злодей даёт советы по сценарному мастерству, а творческий кризис грозит герою смертью.

Джо Аберкромби «Мудрость толпы»: первые впечатления от романа о революции
0
254149
Джо Аберкромби «Мудрость толпы»: первые впечатления от финала трилогии о революции в фэнтезийном мире

Финал трилогии «Эпоха безумия» подарил нам один из самых суровых образов революции в фэнтези.

«Монстры за работой»: стоит ли смотреть сериал-продолжение «Корпорации монстров»? 2
0
265065
«Монстры за работой»: стоит ли смотреть сериал-продолжение «Корпорации монстров»?

Для привлечения подписчиков на Disney+ создатели мультфильмов Pixar пытаются превратить их во франшизы — но не могут держать планку.

Спецпроекты

Top.Mail.Ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: