Helloween — классики фантастического металла. В конце 2016 года нынешние музыканты группы объединились с её бывшими участниками, которые в своё время записали лучшие альбомы Helloween, и объявили о масштабном туре. Накануне российского концерта Pumpkins United Tour бессменный гитарист Helloween Михаэль Вайкат нашёл время для обстоятельной беседы с «Миром фантастики». В интервью, которое должно было идти полчаса, а продлилось в три раза дольше, Михаэль подробно рассказал о примирении с Михаэлем Киске, о тяготах жизни в дороге, поделился своим мнением о планах группы после конца тура, посетовал на текущее состояние музыкальной индустрии и рассказал о своих предпочтениях в фантастике.

Досье: Helloween

Впервые группа, которую позже назвали Helloween, собралась в Гамбурге (ФРГ) в 1978 году под именем Gentry — в первый состав вошли Кай Хансен и Пит Зилк (ныне известный по группе Iron Savior). После нескольких смен названий и первых демо-записей в 1983 году к ним присоединились играющие по сей день Маркус Гросскопф и Михаэль Вайкат, а группа официально сменила название на Helloween (игра слов: Hell (ад) и Halloween (Хэллоуин)). Пит Зилк на тот момент уже покинул группу, хотя некоторые его песни вошли в первые релизы Helloween. Дебютный альбом Walls of Jericho вышел в 1985 году. Вскоре Кай Хансен, который пел на этом альбоме, решил отойти от вокала и сосредоточиться на гитаре, и голосом Helloween стал молодой Михаэль Киске. Записанные при его участии альбомы Keeper of the Seven Keys Part I и II (1987–1988) считаются шедеврами пауэр-метала. Кай Хансен покинул Helloween в 1988-м (он основал успешную группу Gamma Ray), Киске — в 1993-м. Нынешний вокалист Энди Дерис присоединился к составу в 1994 году.

Helloween
Единственный в России концерт в рамках реюнион-тура состоится 7 апреля 2018 года в московском клубе Stadium
Интервью хорошо читать под музыку группы

«Я очень нетипичный немец»

Привет, Михаэль! Для меня огромная честь с вами беседовать. Как погода на Тенерифе?

О, тут просто замечательно, тепло и солнечно. За этим я сюда и переехал лет двадцать назад. Это очень маленький остров, населённый преимущественно католиками. Оторванность от материка, разумеется, накладывает кое-какие ограничения, но в целом здесь живут достаточно обеспеченные люди, поэтому инфраструктура на уровне, и у нас есть всё необходимое для комфортной жизни.

Я очень нетипичный немец. Если бы не Вторая мировая война, то я вполне мог бы родиться в Восточной Пруссии, которая сейчас принадлежит России, быть сыном какого-нибудь фермера, возделывать поля, ухаживать за лошадьми и заниматься другими подобными делами. И пусть я родился в Гамбурге, у меня нет ни воспитания, ни идеологии, присущих западным немцам. Я всегда чувствовал себя ближе к восточным европейцам, поэтому мне порой было трудно вписаться в местную жизнь.

И мне жутко надоела плохая погода в Гамбурге, я чертовски устал от снега и льда и решил перебраться в более солнечное и тёплое место. И вот какая ирония судьбы: на днях мне снова нужно лететь в Германию, во Франкфурт, где мы будем репетировать перед японской частью тура. А там ужасная погода, снег, минус десять, да и в Японии сейчас тоже горы снега. Я очень не хочу возвращаться в такую погоду.

Боюсь, мне придётся надевать в дороге медицинскую маску, потому что, когда мы в ноябре летели из Буэнос-Айреса в Сантьяго, я подхватил в самолёте какой-то особо мерзкий вирус гриппа, который свалил меня с ног на целый месяц. А поскольку мы были в туре и не могли отменять концерты, мне приходилось кое-как брать себя в руки и выходить на сцену. Мне казалось, что я вот-вот умру. А потом в соцсетях появлялись комментарии в стиле: «Почему Вайкат играет так, будто ему уже семьдесят?» Ну, спасибо за понимание.

Поэтому да, я предпочитаю жить в более тёплом климате. И я слышал, что Тенерифе у русских считается островом мечты. Не знаю, правда это или нет, но на юге острова от русских отбоя нет, причём попадаются как сорящие деньгами богачи, так и вполне нормальные, приятные, culturniye ребята. Англичан ещё навалом.

Обложки Helloween отличаются узнаваемым стилем

Возвращаясь к вашему туру. Кто был инициатором воссоединения с Каем Хансеном и Михаэлем Киске и как родилась идея тура Pumpkins United?

Всё началось с того, что мы выпустили книгу Hellbook к тридцатилетию группы. Мы принялись рассматривать старые фотографии — и подумали, что, невзирая на все проблемы, всё было не так уж и плохо. Наоборот, довольно-таки весело.

Договориться с Каем было нетрудно, а вот выцепить Киске оказалось куда сложней. После его ухода мы и не общались вовсе, если не считать обмена «любезностями» в прессе. Я знаю, что это глупо. Возможно, мне следовало позвонить ему и объясниться, да просто позвонить, в конце концов. Но что-то меня всегда останавливало. Казалось, что это довольно высокомерно с моей стороны — просто взять и позвонить ему, когда у меня будет хорошее настроение. А что, если он окажется занят? Я представил, что было бы, если бы он внезапно позвонил мне, если бы нашёл мой номер. Я бы, скорее всего, просто не ответил на незнакомый вызов, посчитав, что это очередной рекламный звонок, а если бы и взял трубку, то, конечно, был бы очень удивлён и рад услышать его голос, но вряд ли был бы готов в тот же миг обсуждать всё накипевшее.

И вот я всё откладывал и откладывал этот звонок, недели складывались в месяцы, месяцы в годы, и вот уже прошло больше двадцати лет. И всё это время мы были крайне заняты, поливая друг друга грязью в прессе. Всё дело было в том, как его уволили из группы. Если бы у нас тогда был нормальный менеджер, он бы добился, чтобы мы расстались в хороших отношениях. Но наш тогдашний менеджер то ли был плох, то ли ему просто было не до того, но он ничем не помог, и мы расстались с Михаэлем очень плохо.

И вот мы наконец-то встретились на музыкальном фестивале во Франции, где выступали и Helloween, и Avantasia. Мы оба не знали, что делать в сложившейся ситуации, ведь когда-то мы были лучшими друзьями, а потом обстоятельства вынудили нас порвать отношения. Мы ведь все, в сущности, хотели одного и того же, расходясь только в методах достижения желаемого. И я сказал ему: «Не знаю, сможешь ли ты когда-нибудь простить меня, но я был вынужден так поступить. Наш менеджер не справлялся со своими обязанностями, кто-то должен был принять решение, и этим кем-то оказался я. Я всего лишь высказал мнение всей группы, а группа больше не хотела работать с Михаэлем Киске». Михаэль ответил, что он всё это понимает и давно меня простил. Он сказал, что ему нужно идти на выступление Avantasia, но мы обязательно поговорим ещё.

И мы поговорили. Мы встретились все вместе — нынешний состав группы, менеджмент, Кай Хансен и Киске. Это было довольно интересно, потому что старички знали друг друга довольно давно, с Каем мы регулярно пересекались, но и Саше (Герстнер), и Дани (Лёбле) было в новинку увидеть Михаэля Киске. Мы поговорили и решили отправиться в этот тур, потому что это было правильное решение. Может, мы и не продали столько миллионов дисков, как Iron Maiden или Judas Priest, но мы достаточно сделали для металлической сцены, у нас немало фанатов, и все они заслуживали подобного воссоединения.

Helloween Pumpkins United

Спустя два десятка лет музыканты нашли в себе силы забыть о прежних ссорах (Фото: Tom Lichtenwalter)

И когда тур начался и я увидел, что пришедшие на концерт фанаты не могли сдержать слёз от нахлынувших эмоций, я очень обрадовался. Поэтому я знаю, что мы поступили правильно, несмотря ни на что. Да, конечно, люди возразят, что я могу говорить всё что угодно и мы делаем это только ради денег, но даже если мы сейчас и получаем деньги за эти выступления, то мы их полностью заслужили. В прошлом мы недополучили свою долю прибыли, поэтому с радостью будем давать концерты, пока ещё можем. И да, мы хотим зарабатывать на своих выступлениях, потому что, если бы мы хотели выступать бесплатно, мы с тем же успехом могли бы и дальше сидеть в гараже, просто играть музыку и даже не мечтать о том, чтобы стать известными.

Есть много людей, которым мы в любом случае не нравимся, и есть много людей, которые нас любят и понимают. И мы делаем этот тур именно для них. А те, кто не хочет тратить деньги и приходить на наш концерт, могут остаться дома и потратить деньги и время на что-нибудь другое.

«Ненавижу писать музыку во время турне»

В вашем текущем составе оказалось три гитариста и три вокалиста. Насколько вам комфортно выступать при таком раскладе? Есть ли какие-то сложности или преимущества по сравнению с обычным составом?

Ну, вокалистам определённо проще, потому что им не приходится петь так много, как обычно. Это очень помогает, особенно когда ты подхватил чёртов вирус гриппа по пути из Буэнос-Айреса в Сантьяго. Нашим вокалистам приходилось принимать сильные лекарства, просто чтобы хоть что-то из себя выдавить. Но мы решили, что выйдем на сцену в любом случае. В итоге получилось не так уж и плохо. На одном концерте Киске пришлось петь аж на октаву ниже, отчего он звучал как Тило Вольфф из Lacrimosa, это было странно, но что тут поделаешь? Это всяко лучше, чем если бы десять тысяч человек пришло на наш концерт, а мы им такие: «Извините, парни, мы доехали до вашего города, но все заболели, так что шоу отменяется». Поэтому нам приходилось брать себя в руки, идти на сцену и играть. Тут вопрос в другом: как много сил остаётся после концерта? Лично я после выступлений чувствовал себя как выжатый лимон. Я минут десять мог только курить, и мне казалось, что этот грёбаный грипп меня прикончит.

Двойной альбом Keeper of the Seven Keys считается одной из вершин пауэрметала

У вас довольно масштабные планы на этот тур, но что вы планируете делать дальше? Запишете альбом расширенным составом — или все разойдутся по своим делам, а вы продолжите работать в прежнем составе?

Мы ещё не думали, что будем делать после тура, во время гастролей такие мысли скорее отвлекают. Вот мы выпустили новый сингл Pumpkins United, все мы знаем свои партии, но мы ещё ни разу не играли новую песню все вместе, даже на репетициях. У нас в туре хватает забот, поэтому мы пока поживём текущим моментом, а потом посмотрим, что будет дальше. Не думаю, что в мире найдётся много групп, которым бы нравилось записывать альбомы во время турне.

То есть вы чередуете периоды, когда вы ездите с гастролями и когда пишете музыку?

У нас в группе все ненавидят писать музыку во время турне. Да, Энди Дерис и другие могут писать какой-то материал для сольных проектов, но я так не могу. Я предпочитаю отдыхать между выступлениями, а не работать. Новые идеи всё равно появляются, я их откладываю, даже записываю какие-то фрагменты, но на этом всё.

Демо-записи я предпочитаю делать дома — за тем самым столом, тем самым компьютером, где я сейчас сижу. Я встаю рано утром, работаю до полудня, и именно так я и предпочитаю работать, а не во время тура по пути из автобуса на сцену, из клуба в отель. Ненавижу писать музыку во время турне. Никто в нашей группе этого не любит. Идеи рождаются, да, но ничего больше.

«Бруно Марсу тоже нужны деньги на то, чтобы стать новым Принсом!»

Вы выступаете уже больше трёх десятилетий. Насколько сильно изменился музыкальный рынок за это время?

Мы себя чувствуем так, словно нас мучит жажда, но бутылка опустела, словно у нас в лёгкие внезапно перестал поступать кислород. Всё изменилось. Неизменным остался только сам процесс записи — ты сидишь в студии с гитарой и записываешь музыку.

Я не имею ничего против подписок и всего прочего, но я совершенно не понимаю, почему все должны получать музыку бесплатно. Ты можешь включить радио и послушать песню, но ты не можешь проиграть её ещё раз. А если ты можешь стримить аудиозаписи, это уже совершенно другое. Да, пользователи платят издателям за подписки, за прослушивания, но этих денег недостаточно. Музыканты живут за счёт проданных аудиозаписей, и если получаемых за счёт продажи денег не будет хватать на жизнь, им придётся просто завязать с музыкой. Люди могут сказать: «Это всё фигня, Мадонна или Леди Гага баснословно богаты, они просто купаются в деньгах, у них есть большие дома и всё такое». Это, конечно, так, но далеко не все музыканты настолько богаты. У нас нет больших домов, и у других их тоже нет, и пусть мы получаем гораздо больше, чем молодые начинающие артисты, наши доходы не сравнятся с доходами Леди Гаги.

Для меня последний пример музыкантов, добившихся культового статуса, — это Muse. Они пробились на самый верх, они собирают стадионы, ума не приложу, как это у них получилось. Но они полностью заслужили свой статус. На мой взгляд, Muse куда интереснее, чем U2, и им совершенно не нужно копировать Боно, Queen или ещё кого-то. Эй, я уже когда-то слышал эту песню, и тогда она называлась I Want to Break Free! Я бы хотел, чтобы Muse вернулись к звучанию своего первого альбома, так что, дорогие Muse, если вы это читаете, пожалуйста, когда начнёте записывать следующий хит, будьте собой и найдите способ нас удивить.

А теперь мы подходим к следующей части вопроса — как любой начинающей российской, немецкой или британской группе повторить успех Muse? Как это сделать простым ребятам, которые сидят у себя в гараже с парочкой гитар и простеньким звукозаписывающим оборудованием? Можно записать видео и выложить его на YouTube, записать несколько треков и выложить их на iTunes или Spotify, но будьте уверены: затраты на эту запись не окупятся. Я не знаю, как должен работать механизм вознаграждения авторов, но я очень надеюсь, что в дальнейшем всё изменится. Только недавно какая-то американская звукозаписывающая ассоциация подала на Spotify в суд, выиграла процесс, и теперь Spotify обязали платить музыкантам гораздо больше, но этого всё равно недостаточно, так что, сдаётся мне, впереди нас ждёт ещё несколько судебных процессов.

Я знаю, что потребители не всегда разделяют мои взгляды, но поймите, если вы идёте в магазин за буханкой хлеба, вам придётся заплатить за неё. Если вы хотите новые джинсы, вы идёте в магазин и покупаете их. Они могут стоить от 15 до 90 евро, и если 90 евро кажутся вам слишком высокой ценой, то вы можете взять джинсы за 15 евро. Но задумайтесь о том, что китайским или вьетнамским рабочим, которые пошили эти джинсы, недоплачивают. Подумайте об этом. Подумайте о том, что кто-то недоедает и получает недостаточно денег за свой труд, стараясь, чтобы ваша жизнь была лучше. Может, стоит поделиться с ними частью достатка? То же самое относится к музыкантам, художникам и дизайнерам. Их труд нужно поддерживать. Я не могу сидеть в офисе и заниматься бумажной работой, у меня бы это плохо получилась, мне лучше оставаться на своём месте и заниматься тем же, чем сейчас. Чтобы общество процветало, каждый должен заниматься тем, к чему он больше расположен. Поэтому все художники, музыканты и дизайнеры должны получать достойную плату за свою работу.

Всегда будут те, кто зарабатывает неприличное количество денег, но есть и те, кто просто хочет заниматься любимым делом и не задумываться о том, как оплатить счета за воду и электричество. Вот ты, например, тоже должен получить достойный гонорар за всё то время, что потратил на подготовку к этому интервью, беседу со мной и последующую расшифровку моего ворчания.

Да, я определённо намекну редактору. Мне кажется, что сейчас лучший способ оплатить труд музыканта — это прийти на его концерт или купить у него напрямую его записи или официальный мерчандайз.

Да, просто покупайте наши грёбаные записи! Купите CD, DVD, винил, заплатите запрошенную цену — и всё будет хорошо. Всем нужны деньги на создание новых хитов, даже этому парню, которому сулят славу нового Майкла Джексона или Принса, как там его… Бруно Марс, во! Бруно Марсу тоже нужны деньги на то, чтобы стать новым Принсом и Майклом Джексоном, а возможно, и записать что-нибудь получше. Бруно Марсу тоже нужны ваши деньги, потому что мне нужен Бруно Марс, мне нужны Muse, и я хочу услышать их новые песни. А если вы не будете платить за их творчество, я, скорее всего, не смогу услышать их новую музыку. Если люди не будут поддерживать художников и исполнителей, их просто не станет.

Helloween

Хансен и Киске останутся с Helloween как минимум до декабря 2018 года, пока идёт тур Pumpkins United (Фото: Franz Schepers)

«Я стал фанатом научной фантастики, как только научился думать»

Не могу удержаться от вопроса. Я всё-таки беру интервью для «Мира фантастики», так что — в каких вы отношениях с миром фантастики?

Я большой фанат Айзека Азимова и Рэя Брэдбери. Мне кажется, я прочёл всего Азимова от корки до корки, потому что мне в руки попался файл под названием «Полное собрание сочинений Азимова», и я всегда его читаю, когда у меня есть свободное время. Файл этот я честно спиратил, но я купил столько книг Айзека Азимова на бумаге, что сполна оплатил свою долю. Я ни разу не открывал ни одну из этих книг, но они все стоят у меня дома на полке. Ну а Рэй Брэдбери просто один из самых влиятельных и творческих мыслителей, его идеи необыкновенны.

Я люблю играть в видеоигры, мне нравятся StarCraft и Warcraft 2 — и совершенно не нравится новая трёхмерная часть. Я понимаю, что этого хочется пользователям, но я люблю что попроще. «Да, хозяин!», «Стоит вроде» — это же очень круто.

Ещё у меня есть на дисках все сезоны ужасного британского сериала начала семидесятых под названием UFO — про вторжение пришельцев, лунную базу и полковника Страйкера. Так что я стал фанатом научной фантастики, как только научился думать. Я ходил с отцом в кино на первые «Звёздные войны», когда они ещё только вышли, и с тех пор слежу за всем этим.

А как вам новые «Звёздные войны»?

Тоже хорошие. «Стражи Галактики» очень забавны, мне понравился «Бегущий по лезвию 2049», он славный, отлично связан с оригиналом, я понял задумку, но мне чего-то не хватило, хотя даже не могу сказать, чего именно. Могло быть ещё лучше.

Семь лет назад в интервью порталу Darkside вы говорили, что при помощи Google Translate читаете, что о вас пишут на русских форумах. Вы всё ещё практикуете это занятие?

Нет. Нет ничего плохого в том, чтобы кого-то не любить, но у меня пропало желание читать негатив. Я хочу заниматься своим делом, писать музыку, наслаждаться жизнью, и если вам нравится постоянно кого-то критиковать на форумах или в соцсетях, то пожалуйста, но задумайтесь, на то ли вы тратите своё время, ведь в жизни есть куда более интересные вещи. Так что я перестал читать отзывы. Я вполне могу стерпеть то, что там пишут, даже начать отвечать, спорить, но зачем? Я понимаю, что интернет существует для того, чтобы выражать своё мнение, но лучше бы некоторым людям его не иметь. Не то чтобы я призывал к цензуре, я не могу рассчитывать, что всем поголовно будет нравиться моё творчество, но зачастую людям, которые нас критикуют, просто не хватает знаний, они не видят общей картины и не способны оценить то, что мы делаем. Они никогда не слышали Рахманинова или Баха, они не знают, какая музыка была популярна в пятидесятые или шестидесятые, откуда я черпаю вдохновение, они не понимают, что наши вокалисты в пении используют тремоло и вибрато, а более современные группы вообще этим не пользуются, и их фанатов всё устраивает. И если бы я отвечал каждому критику, у меня не было бы времени ни на что остальное, так что я лучше займусь своим делом.

Да, пожалуй, вы правы, в соцсетях слишком много негатива.

Я стараюсь концентрироваться на позитивных вещах. Да, я не могу играть на гитаре как Ингви Мальмстин, но от меня этого и не требуется. В первую очередь я композитор. Кто-то может сказать, что я пишу отстой и мои тексты занудны и плаксивы, но это вопрос вашего восприятия. Есть много фанатов того, что я делаю. Можете это ненавидеть — мне это абсолютно не мешает. Но должен отметить, что в целом я очень ценю русские форумы. Там много отличных людей, которые действительно умеют выразить любовь к тем, кто им важен.

Спасибо вам за отличную беседу! С нетерпением жду вашего визита в Россию с Pumpkin United Tour.

Всего доброго, увидимся 7 апреля!

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Алексей Ионов
Журналист, переводчик, издатель, лентяй. Любит писать лонгриды и заваливать сроки.

А ещё у нас есть