Грядущая премьера российского фильма «Эбигейл» подарила нам возможность пообщаться с британским актером Эдди Марсаном, известным по ролям мистера Норрелла в экранизации романа Сюзанны Кларк «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл», Смерти в «Галаванте» и инспектора Лестрейда в «Шерлоке Холмсе» Гая Ричи. Мы расспросили Эдди, каким ветром его занесло в российское кино, как он стал актером, поговорили о глобализации, Брекзите и печеньках.

Эдди, на пресс-конференции «Эбигейл» вы признались, что согласились сыграть роль Джонатана Фостера, отца Эбигейл, едва прочли сценарий. Что вас так привлекло?

Дело не только в сценарии, свою роль сыграл и визуал. Мне прислали кучу концепт-артов, чтобы я посмотрел, как авторы представляют себе облик фильма. А я прекрасно знаю, как тяжело создать картинку и при этом не повторить то, что уже сделали до тебя. Поэтому, увидев концепт-арты, я понял, что передо мной поистине уникальный проект. Меня впечатлили уверенный дизайн и режиссёрское видение.

А ещё меня заинтересовал персонаж, которого мне предложили сыграть. Джонатан Фостер — отец, и он весьма изобретателен в своих попытках поддерживать связь с дочерью. Мне было очень интересно его играть. Я понимаю, как трудно найти общий язык с детьми и не стать при этом навязчивым. Вот что меня привлекло.

Мне в принципе было интересно сняться в российском фильме, поработать с российской съемочной группой.

Я снимался в самых разных странах мира, но мне еще ни разу не доводилось работать в России. И я доволен этим опытом. Мне всегда нравится работать в других странах, потому что, где бы ты ни пришел на съемочную площадку, ты раз за разом наблюдаешь одну и ту же картину: всегда и везде люди определенного склада выполняют одни и те же задачи, занимаются одним и тем же делом, обсуждают одни и те же темы. Я нахожу это весьма обнадеживающим.

«Блокбастеры я узнаю по печенькам». Наше интервью с Эдди Марсаном 3

Эдди Марсан в роли отца Эбигейл

И никаких особенностей национального кинематографа?

Обычно везде всё одно и то же. В киноиндустрии крутится очень много денег, поэтому создание фильма — это четкий и отлаженный процесс, который развивался и совершенствовался на протяжении последних ста лет. Так что во всех странах примерно схожие техники съемки — наиболее эффективные.

Разве что на съемках крупного голливудского блокбастера круглосуточно подают потрясающую еду. А ещё печеньки.

Знаете, какой самый действенный способ определить, сколько денег вбухали в создание фильма? По печенькам.

Если на площадке по-настоящему хорошие печеньки, то мы на съемках высокобюджетного блокбастера.

То есть все эти гигантские бюджеты уходят на печеньки?

Совершенно верно!

На пресс-конференции вы упоминали, что вы отец четырех детей. Помог ли вам родительский опыт лучше понять роль отца Эбигейл?

Несомненно. Я согласился на этот проект в том числе потому, что у меня четырнадцатилетняя дочь. К премьере фильма ей будет уже пятнадцать. Так что я прекрасно понимаю всю динамику взаимоотношений между Эбигейл и её отцом.

Что за «Эбигейл»?

«Блокбастеры я узнаю по печенькам». Наше интервью с Эдди Марсаном 6

«Эбигейл» — российский фильм в жанре стимпанк-фэнтези, который снимают на английском языке. По сюжету девушка Эбигейл живёт в городе, закрытом из-за эпидемии. Её отца, якобы заразившегося, забрали власти. Пытаясь его найти, Эбигейл выясняет, что никакой эпидемии не существует. На самом деле власть в городе принадлежит тёмным магам, которые пытаются скрыть существование волшебства. Поскольку Эбигейл тоже унаследовала способности к магии, охота начинается и за ней. Режиссёр — Александр Богуславский, главную роль играет Тинатин Далакишвили.

Судя по трейлерам, действие «Эбигейл» разворачивается в стимпанковском мире, похожем на викторианскую Англию. Вы не новичок в этой эпохе. Вы играли Лестрейда в «Шерлоке Холмсе» Гая Ричи и главную роль в «Джонатане Стрэндже и мистере Норрелле» (это георгианская эпоха, но по времени она близка). Насколько, на ваш взгляд, «Эбигейл» передаёт атмосферу викторианской Англии?

Я бы вообще не сказал, что «Эбигейл» передает именно эту атмосферу. На мой взгляд, фильм передает атмосферу Европы между двумя мировыми войнами. Есть в этой картине нечто почти кафкианское. Мне всегда казалось, что европейские фильмы пытаются обращаться к коллективному, общественному, а британские и американские — к индивидуальному. Эбигейл — главная героиня нашей истории, но она и часть движения, часть труда целого коллектива.

Мне кажется, Европа ограничена в ресурсах. Поэтому, если ты не находишь с кем-то общий язык, ты не можешь двигаться вперед. Для каждой проблемы нужно найти коллективное решение. А в американских фильмах ты зачастую можешь забраться на лошадь, ускакать в закат и отстроить себе ранчо где-нибудь в другом месте. Американская и британская философия хороши тем, что вдохновляют индивидуальное, а европейские фильмы вдохновляют коллективное.

Кажется, вы сейчас разъяснили мне главную причину Брекзита…

Я горячий противник Брекзита. Я противник популизма в любом виде, для меня популизм — это предпочтение простоты более сложной истине. На мой взгляд, любая истина всегда сложна и многослойна. Мир сжимается, становится всё более взаимосвязанным и меняется всё быстрее. Глобализация неизбежна. Это не какой-то заговор, это не политика — это неизбежность, обусловленная скоростью распространения информации.

Нужно работать над тем, чтобы преодолеть экологические и экономические издержки глобализации, помочь людям, чей уклад жизни оказался из-за нее разрушен. Но саму ее уже не остановить. Поэтому, когда власти говорят уязвимым слоям населения, что глобализацию можно остановить, я считаю это популизмом. Нам нужно объединиться и сообща искать решение всех встающих перед нами проблем.

Раньше Британия была империей. И мы возомнили, что преуспели, потому что были гениями и упорно работали. Вот только мы забыли, что наш успех был построен на угнетении других стран, наших колоний. Большая часть Британской империи была построена на рабском труде. А теперь мы должны понять, что для собственного выживания и процветания обязаны общаться с остальным миром.

Наше государство было построено на идее британской исключительности. Мы считали себя особенными. Но это не так. У нас замечательная и творческая страна, но в нас нет ничего исключительного. Есть потрясающие люди в Германии, в Италии, в России.

Мы просто не могли свыкнуться с мыслью, что наше величие выстроено на чужих костях.

«Блокбастеры я узнаю по печенькам». Наше интервью с Эдди Марсаном 1

Эдди Марсан в роли мистера Норрелла

К слову о Британской империи… Вы сыграли роль мистера Норрелла в экранизации прекрасного романа Сюзанны Кларк. Трудно ли было было вжиться в роль волшебника и в целом довольно тяжелого человека?

Совсем не трудно. Мистер Норелл среди окружающих его людей — чужак, и я всегда чувствовал себя чужаком. Когда я только начинал свою актерскую карьеру, я был очень не уверен в себе. У меня не было академического образования, вообще никакого образования, которое могло бы мне помочь. Так что я прекрасно понимаю, что чувствовал мистер Норрелл. Ну и мне очень понравился первоисточник, это чудесная книга. И опять же, я люблю играть сложных, многослойных персонажей.

Вы не раз говорили, что вышли из рабочего класса. Это помогло вам в актерской карьере?

Я родился в трудном районе — лондонском Ист-Энде. Там было много жестокости. Там живут суровые, немногословные люди. Но у них хватает достоинств, в их сердцах много доброты. Это крепкие, решительные, энергичные люди, которые достойно переносят невзгоды.

В своей среде я не пользовался особой популярностью. Я не был крутым парнем, я был молчаливым и замкнутым. Так что большинство моих друзей составляли иммигранты, чернокожие или азиаты. Я частенько находил приют у друзей, и это было здорово. Я очень благодарен их семьям, которые заботились обо мне, воспитывали меня, любили меня.

Я всегда считал себя бессильным. Я странно выглядел и не пользовался популярностью у девчонок. Но я все время пытался найти ответ на какой-то вопрос, и внутри меня зрело любопытство. Это весьма полезное свойство для актера, поскольку актер должен задавать вопросы. Я всегда задаю вопросы, для меня это средство выживания.

Начинаю понимать, почему вы снимаетесь в кино в разных частях света.

Да. Когда стало известно, что я снимаюсь в русском фильме, меня стали спрашивать: «Ну и как там, в России? Что вы чувствовали? Какой вы себе Россию представляли?». И я всегда сталкивался с предубеждениями. Я родом из белого рабочего класса, а белый рабочий класс живет в районах, где полно иммигрантов. Так что пятьдесят процентов рабочего класса вырастают расистами, а вторые пятьдесят вступают в брак с иммигрантами или живут с ними. И мне нравятся те пятьдесят процентов, которые принимают иммигрантов.

Так вот, возвращаясь к тем людям, которые спрашивали меня, какой я представлял себе Россию. Я знал, что как только я прилечу в Москву, меня встретит водитель, отвезет в отель, а потом я отправлюсь на съемки и попаду в точно такую же среду, какую встречал по всему миру. Да и с чего бы ей отличаться?

Вы сказали, что не были крутым. Но у вас очень убедительно получается играть крутых парней — взять того же Лестрейда. Еще вы говорили, что не любите играть злодеев, но и они у вас выходят колоритными. Нет ли такого злодея, которого вам очень хотелось бы сыграть?

Я бы хотел сыграть Яго.

И я почти уверен, что когда-нибудь меня попросят сыграть Гитлера.

Недавно умер Бруно (Бруно Ганц, швейцарский актёр, сыгравший Гитлера в «Бункере». — Прим. МирФ), и я уверен, что пройдет несколько лет, все забудут о Бруно и подумают: «О, пора Эдди сыграть Гитлера».

Но вам же придётся сбрить бороду!

Придётся, что же делать!

«Блокбастеры я узнаю по печенькам». Наше интервью с Эдди Марсаном

Эдди Марсан в «Шерлоке Холмсе» с Робертом Дауни-младшим

Вы были театральным актёром, снимались в кино, на телевидении. Сложно ли переключаться между разными видами искусства?

По сути, нет никаких различий, везде одно и то же. Ты просто приходишь и играешь роль. Когда я показался на съемках «Эбигейл», люди гадали, каким я буду, нервничали и накручивали себя. А затем я пришёл и такой: «Привет, как дела?», и все разом облегчённо выдохнули.

Поэтому, мне кажется, режиссёры продолжают приглашать меня на роли: все знают, что со мной не будет сложностей. С кинозвёздами порой бывает трудно, и тогда режиссеры приходят ко мне и говорят: «Эдди, можешь решить эту проблему? Отлично!» И они переключаются на что-то ещё, оставляя меня наедине с задачей.

Полагаю, у меня осталось время на последний вопрос. Вы снялись в экранизации Диккенса «Крошка Доррит». А какой у вас любимый классический роман? Может, вы хотели бы сняться в какой-то экранизации классики? Ну, кроме «Отелло».

Я бы хотел сыграть Фейгина из «Оливера Твиста», на мой взгляд, это отличный персонаж. Моя любимая книга — «Сиддхартха» Германа Гессе, бабушка читала мне её, когда я был еще совсем молодым актером, и я думал: «Ничего себе, какая же крутая вещь, особенно последний абзац невероятен». И ещё я всегда хотел сыграть Нейтана Детройта из мюзикла «Парни и куколки».

Надеюсь, ваши желания обязательно сбудутся. Удачи в новых проектах!

«Блокбастеры я узнаю по печенькам». Наше интервью с Эдди Марсаном 2

Эдди Марсан в «Эбигейл»

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Показать комментарии ()

Подпишитесь на нашу рассылку!

Самое интересное из мира фантастики — коротко.

Еженедельные новости фантастики
Ежедневные новости фантастики

А ещё у нас есть