Начинается новый сезон «Игры престолов» — и в нём наверняка умрёт немало персонажей (чем Мартин не шутит, может, даже все!). Сериал славится тем, что не щадит никого, даже главных героев. Смерть в «Игре престолов» — важная часть истории каждого персонажа… а порой даже лучшая. У каждого есть своя любимая смерть: неожиданная, долгожданная, шокировавшая, драматичная или красивая. Вспомним те, что запомнились лично нам.

Маргери Тиррелл

Наши любимые смерти в «Игре престолов» 3
Екатерина Пташкина
Сезон 6, эпизод 10

Концовка шестого сезона — один из мощнейших эпизодов всего сериала. Под звуки композиции Light of the Seven, каждый такт которой будто отмеряет тяжёлую поступь рока, перед нами вершится этот самый рок — жуткий и неотвратимый.

И все же из сотен людей, погребённых под стенами Великой септы Бейлора, больше всего мне жаль Маргери, золотую розу, которой не дали расцвести в полную силу. Умную, лукавую, изворотливую — и при этом не лишённую доброты и сострадания. Мягкую внешне, но стальную внутри. В гибели Маргери больше всего печалит то, что мы так и не узнали, в чём состоял её план, не увидели, как она выпутается из расставленных силков, — хотя у неё было на это больше шансов, чем у многих. И то, что за секунду до гибели она увидела, как сгорают в зелёном пламени её враги, служит слабым утешением.

Еще один важный, пусть и неочевидный момент, — обстоятельства её смерти. Сейчас у каждого из нас не так уж много шансов погибнуть от яда, клинка или стрелы. Умереть же под завалами — несравнимо больше. И тем больнее наблюдать за последними мгновениями жизни Маргери Тирелл.

Жойен Рид

Наши любимые смерти в «Игре престолов» 4
Евгения Сафонова
Сезон 4, эпизод 10

Мой список запомнившихся смертей специфичен. Самые «эффектные» расправы сериала — вроде Эддарда Старка, Красной свадьбы, Джоффри или Оберина Мартелла — не впечатлили меня так, как в книге, потому что я уже о них знала. Больше всего в экранизации меня тронули смерти, до которых в оригинале пока не дошло.

Жойен и Мира, дети Хоуленда Рида, сопровождали Брана Старка в его долгом путешествии за Стену. И если в книге их миссия — доставить Брана к Трёхглазому Ворону — увенчалась успехом, то в сериале Жойен чуть-чуть не дожил до этого счастливого момента. Младший Рид был убит живым мертвецом буквально на пороге пещеры, где Ворон укрылся от мира в компании Детей Леса.

Жойен стал одним из первых персонажей, умерших в экранизации, но пока не убитых в оригинале. Конечно, у фанатов книг зреют подозрения, что Жойена (а то и обоих Ридов) принесли в жертву, чтобы пробудить в Бране дар древовидца, но официальных подтверждений этому в первоисточнике пока нет.

Тем больнее было наблюдать смерть младшего Рида на экране. К тому же очень уж привлекательным вышел персонаж. У Томаса Броди-Сэнгстера получилось создать образ отрешённого, но харизматичного юноши-пророка. Когда Мира, плача, дарует брату милосердную смерть и перерезает ему горло, трудно остаться равнодушной.

Рамси Болтон

Наши любимые смерти в «Игре престолов» 7
Евгения Сафонова
Сезон 6, эпизод 9

После смерти Джоффри бастард Русе Болтона завоевал лавры самого ненавистного и кровожадного персонажа сериала. В отличие от книжного героя, который вышел поистине отвратительным, сериальный Рамси обладал своеобразным обаянием. Но никакое обаяние не заставило бы зрителей забыть издевательства над Теоном Грейджоем и Сансой, которую неосмотрительно отдали Рамси в жёны; убийство юного Рикона, родного отца, мачехи и маленького сводного брата; охоту на людей, которых загоняли кровожадные голодные псы… Список можно продолжать долго.

Злодею такого масштаба желаешь достойной и ироничной смерти. Рамси досталась именно такая: под наблюдением Сансы им с аппетитом поужинали его же псы. Эта сцена красива и важна в первую очередь тем, как проявляет себя старшая дочь Старков. Сперва Санса бесстрастно смотрит, как Рамси превращается в собачий корм, а следом неторопливо отходит от места расправы, чтобы в свете факелов мы увидели её довольную улыбку.

Невольно задумываешься, так ли неправ был Рамси, когда утверждал, что часть его никогда не умрёт: она останется жить в его жене. Едва убежав от издевательств Джоффри, Санса попала в руки садиста куда более изощрённого. И именно это помогло девушке, в которой всё ещё жила маленькая запуганная жертва, закалиться настолько, чтобы после обыграть и без колебаний казнить даже такого игрока, как Мизинец.

Мирцелла Баратеон

Наши любимые смерти в «Игре престолов» 2
Евгения Сафонова
Сезон 5, эпизод 10

После гибели Оберина Мартелла в поединке с Горой его любовница, Эллария Сэнд, жаждала мести. Подходящую цель долго искать не пришлось: ещё во втором сезоне Тирион отправил принцессу Мирцеллу в Дорн, чтобы выдать за Тристана Мартелла. Узнав об угрозе, Джейме Ланнистер лично вызвался вернуть дочь домой, в безопасные стены Королевской Гавани. Увы, коварство «песчаных змеек» не знало предела — на прощание Эллария подарила Мирцелле поцелуй, предварительно смазав губы смертельным ядом. Принцесса погибла вскоре после того, как её корабль отплыл из Дорна.

Глядя на то, как Мирцелла умирает на руках у Джейме, сложно не расчувствоваться. Жаль милую добрую девочку, которая знала о слишком тесных отношениях матери с дядей, но поняла и не осудила их. Жаль Джейме, которому пришлось бессильно наблюдать, как задыхается его дитя. А ведь прямо перед гибелью Мирцелла призналась, что знает правду и рада такому отцу! Наконец-то у Джейме появился шанс быть принятым своим ребёнком, любимым им, в полной мере почувствовать себя родителем… Но для мира «Игры престолов» это было слишком трогательно и мило, чтобы не обернуться очередной трагедией.

Жаль и Серсею. К «Красной королеве» можно относиться по-разному, но ни одной матери не пожелаешь увидеть мёртвой единственную дочь. Впрочем, в седьмом сезоне Серсея ответила любезностью на любезность: стараниями королевы уже Элларии пришлось наблюдать, как её ребёнок мучительно умирает от того же яда, которым отравили Мирцеллу. И после убийства невинной девочки, не имевшей никакого отношения ни к смерти Оберина, ни к грехам своих родителей, матери «песчаных змеек» почему-то не слишком сочувствуешь.

Оберин Мартелл

Наши любимые смерти в «Игре престолов» 5
Владислав Чирин
Сезон 4, эпизод 8

Первые четыре сезона были громкими и эпатажными. Именно они сформировали репутацию «Игры престолов» как шоу, где кто угодно может погибнуть самым неожиданным способом. Гибель Оберина от рук Горы — почти кульминация этого подхода. Для многих это самое яркое воспоминание от всего сериала.

Оберин был представлен в четвёртом сезоне и очаровывал свободным от предрассудков нравом. Педро Паскаль отлично передал южную страсть Дорна, так и оставшись единственной интересной частью этого региона Семи Королевств во всем шоу. Он должен был победить Гору, чтобы отомстить за изнасилованную и убитую сестру. Он проткнул поверженного Гору копьём — ну что уже может пойти не так? Сцена, где Красный Змей ходит вокруг, кажется, умирающего Горы, длится не больше минуты, но по ощущениям тянется вечность. Пересмотрите её — даже когда знаешь, что произойдет, сердечко колотится от нарастающей тревоги.

А потом Гора валит Оберина на землю и хватает за шею. От удара в челюсть у Оберина вылетает сразу несколько зубов — уже в этот момент понимаешь неизбежность трагедии. Гора мучает и тебя, и Оберина, выдавливая ему глаза. Он уничтожает его морально, признаваясь в убийстве и изнасиловании Элии Мартелл, и эффектно «взрывает» голову Оберина. Это одновременно опустошение и восторг, смотреть на раздавленную голову Оберина страшно, но оторваться невозможно.

Оленна Тирелл

Наши любимые смерти в «Игре престолов» 6
Владислав Чирин
Сезон 7, эпизод 3

Смерти Оберина и Оленны — противоположности, чётко иллюстрирующие две фазы «Игры престолов». В трех последних сезонах таких эффектных смертей, как в начале, стало меньше, но у сценаристов получилось впечатлить и без раздавленных голов. Лучший пример — тихая смерть Оленны Тирелл.

В седьмом сезоне Ланнистеры захватывают Хайгарден. Руководящий штурмом Джейме приходит к последней из рода Тиреллов и из благородства наливает ей в вино яд — Серсея предлагала куда более кровавые расправы. Оленна использует милосердие врага, чтобы совершить один из самых красивых уходов за весь сериал. Она до дна выпивает бокал и со свойственным ей хладнокровием признается в убийстве Джоффри. Ей больше незачем жить и играть, но перед смертью она в последний раз глубоко ранит своих врагов.

В первых сезонах чаще всех умирали те, кто не умел играть в престолы или пренебрегал правилами игры. Оберина, например, подвели излишняя эмоциональность и попытки найти справедливость там, где её быть не может. Оленна же была прекрасным игроком, хоть и не слишком амбициозным. Она понимала, что её партия подходит к концу, и завершила её, не потеряв лица, — одна из немногих, кому это удалось.

Шлюха Рос

Наши любимые смерти в «Игре престолов» 8
Александра Давыдова
Сезон 3, эпизод 10

Рос, шлюха из Винтерфелла, которая по ходу действия переехала в Королевскую Гавань, — первая из героинь сериала, которая была создана исключительно для него и не появляется в книге (правда, во втором и третьем сезоне она участвовала в сценах, где в романе действовали другие проститутки). Актриса Эсме Бьянко так здорово сыграла в первом эпизоде, что создатели сериала сделали её сквозным персонажем.

Смерть у неё тоже получилась весьма убедительной и запоминающейся. В финале третьего сезона, когда Петир Бейлиш произносит монолог, что хаос — это лестница к славе, зритель видит, к чему эта лестница привела отдельных персонажей. Одна из самых впечатляющих картин — Рос, утыканная арбалетными стрелами. Когда Мизинец узнал, что работающая у него шлюха тайно шпионит для Вариса, он отдал её принцу Джоффри, который хотел попробовать «что-нибудь новенькое». И, как мы видим, попробовал успешно. Правда, Рос этого не пережила.

Первое убийство Арьи: мальчик из конюшен

Наши любимые смерти в «Игре престолов»
Рита Каруба
Сезон 1, эпизод 8

После пленения Эддарда Старка его дочерям предстояло остаться при дворе заложницами. Сансу по приказу королевы Серсеи схватил Пёс, но посланный за Арьей сир Меррин Трант потерпел неудачу: благодаря отваге Сирио Фореля, с деревянным мечом в руках преградившего дорогу гвардейцам, Арья сбежала у них из-под носа.

Стараясь держаться подальше от звуков битвы, Арья добралась до конюшен, где среди мёртвых тел, под ворохом вещей, ждал её меч — Игла. Но воссоединению помешал некстати появившийся конюшонок. Мальчик выглядел старше Арьи, был крупнее, выше ростом и намеревался отвести её к королеве силой. Арья пыталась его переубедить, обещая награду от лорда-отца. Но мальчик предпочёл награду от Серсеи и схватил Арью за руку, не зная, что беглянка уже отыскала Иглу. Арья ударила конюшонка острым концом.

Это убийство, лишённое сомнений и рефлексии, в состоянии аффекта, без лишних раздумий, стало переломным моментом, обозначившим её дальнейшую судьбу. Точка невозврата пройдена, становление характера завершилось, а убийство превратилось в универсальный способ решения проблем. Мир разделился на «плохих» и «хороших», и ради спасения своих стало допустимым убивать остальных. Несколько сезонов спустя, пройдя обучение в Храме Многоликого бога, Арья вернётся на Север с окончательно устоявшимися принципами и продолжит без колебаний отнимать чужие жизни, с оружием в руках защищая свой дом.

Ширен Баратеон

Наши любимые смерти в «Игре престолов» 9
Рита Каруба
Сезон 5, эпизод 9

В пятом сезоне сериал начал опережать книги, выходя за рамки известного читателям сюжета и преподнося сюрпризы даже хорошо знакомым с каноном зрителям. Несмотря на многочисленные намёки (увлечение Мелисандры королевской кровью, история Джендри, одержимость Станниса Железным троном), судьба Ширен до конца оставалась загадкой. В то, что Станнис обречёт на мучительную смерть свою единственную наследницу, попросту не хотелось верить. Послушная долгу, Ширен делила с родителями тяготы воинской жизни, никому не желала зла, как равная общалась с Джилли, любила отца и помогала совладать с грамотой Давосу Сиворту.

Отдав её Красному богу, Станнис совершил предательство: Ширен, Давоса, остатков собственной чести. Когда отчаянная попытка отбить Винтерфелл у Болтонов приводит к сокрушительному поражению последнего из Баратеонов, удерживать Бриенну от справедливого возмездия не остаётся ни желания, ни сил, ни смысла: глаза у короля стали мёртвыми ещё в момент сожжения Ширен.

Кхал Дрого

Наши любимые смерти в «Игре престолов» 1
Рита Каруба
Сезон 1, эпизод 10

Тихая смерть, сокровенная, разделённая на двоих и, может, оттого — одна из самых драматичных. Заключительные эпизоды первого сезона режиссировал Алан Тейлор, чей особый дар — показывать трагедию смерти глазами выживших. Доподлинно неизвестно, помогло ли это ему стать режиссёром «Тора 2», но магия сработала и там: в целом, фильм вышел спорным, но сцена прощания с Фриггой запоминалась и трогала душу.

Фокусируя внимание на обречённых пережить потерю, режиссёр даёт зрителям возможность глубже прочувствовать случившееся, эмоционально откликнуться, переосмыслить свои впечатления и, возможно, напоследок открыть героя с новой для себя стороны. Для всего мира кхал Дрого — великий воин, никогда не знавший поражений, ни разу не стригший косы, но в прощании с ним центральной фигурой оказывается не он, а Дейенерис, теряющая последнего близкого человека, оглушённая скоротечностью едва наметившегося счастья. Там, в богатом шатре, среди просторов дотракийского моря, умирает не только кхал, но и девочка-кхалиси, луна его жизни, до последнего верившая, что Дрого приведёт её домой.

История, начавшаяся с брака по расчёту, закончилась искренней привязанностью и принятием: все мечты и планы на будущее Дени делила с супругом; все надежды возложила на него. Дрого изменил её жизнь, лишив привычного мира и окружения, отнял у Дени брата. Но её цель стала и его целью, они были едины в стремлении вернуть Таргариенов на Железный трон. Теперь, оберегаемая от чуждых глаз занавесями опустевшего вмиг шатра, Дени прощается с любимым человеком, с верным союзником, с собственным будущим, с счастьем, что никогда уже не случится.

Дрого был её солнцем-и-звёздами. Они были сильны вместе. Теперь ей предстояло справляться в одиночку.

Эддард Старк

Наши любимые смерти в «Игре престолов» 10
Елена Кушнир
Сезон 1, эпизод 9

Оригинальной не буду: самые поразившие меня смерти — казнь Эддарда Старка и резня на Красной свадьбе, сногсшибательный эффект от которой авторы усилили тишиной на титрах, дав зрителям возможность прочувствовать случившееся.

Но при всём богатстве выбора — а уж с выбором смертей персонажей в «Игре престолов» всё хорошо! — казнь Эддарда так и осталась для меня самым потрясающим событием в сериале. И не только для меня. Я читала, что когда сезоны уже перевалили за середину, то ли Бениофф, то ли Вайс, то ли они вместе сказали: «Что бы мы ни делали дальше, эффект от казни Неда не переплюнуть». Думаю, они правы: это был драматический пик сериала, поворотный момент, раз и навсегда определивший его стиль, условия и правила игры в описанном мире.

Тогда зрители поняли, что быть хорошим в «Игре престолов» необязательно означает быть живым, что здесь царят несправедливость, жестокость и местами совсем уж беспредел. Любая другая смерть, какой бы драматичной или эффектной она ни была, с этого момента перестала быть чем-то из ряда вон выходящим, а со временем вообще превратилась в чистый аттракцион, как, например, гибель Оберина Мартелла.

Или вот смерть Джоффри, которой все ждали, как Нового года. А когда дождались, быстро о ней пожалели: ни один другой злодей не был так ярок и не вызывал такую сладкую ненависть у зрителя, как он. Смерть Жойена для меня, оказалась неприятным сюрпризом и стала последним гвоздем в гроб упрощения интереснейшей книжной линии Брана. Рамси предсказуемо пошел на корм собственным псам. В последних сезонах сериал и вовсе забит «красными рубашками» — безымянными статистами, которых вводят на пять минут, только чтобы укокошить, ограждая от гибели ключевых персонажей. Смерть в «Игре престолов» лишилась эмоциональной нагрузки, стала выборочной, продуманной и оттого — нереалистичной и сказочной. Пропали элементы героизма и хаоса, осталась канва, расшитая белыми нитками рукой сценариста.

Прошло столько лет, а смерть Неда остается самой реалистичной в сериале. Поэтому он до сих пор в некотором смысле живее всех живых. За него по-настоящему переживали, о нём всегда помнят, это не была игра и развлечение «кого эффектнее накажут» или «у кого круче выпадут кишки». Это была настоящая правда жизни в фэнтезийном сериале: за одну секунду, бессмысленно и беспощадно, по капризу вышестоящего идиота лишился жизни хороший человек, попавший в шестерёнки системы и равнодушные жернова судьбы, которые всех перемелют — и вышестоящих тоже, рано или поздно. О таком не забудешь.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Евгения Сафонова
Писатель, геймер, музыкант, злая бука. Давно и безнадёжно подсела на сказки, преимущественно недобрые.

Показать комментарии ()

Подпишитесь на нашу рассылку!

Самое интересное из мира фантастики — коротко.

Еженедельные новости фантастики
Ежедневные новости фантастики

А ещё у нас есть