11

«Играй»: фантастический рассказ о странном существе и загадочной игре

22 марта 2020
Кот-император
22.03.2020
19549
35 минут на чтение
1

Сегодня предлагаем почитать фантастический рассказ автора и администратора сообщества современной прозы «Большой проигрыватель» в Telegram Архипа Индейкина. Его собственный канал о книгах и рассказах называется «Маленькая литература».

Во сне к главному герою приходит чудаковатое существо и предлагает ему сыграть в игру. Если он проиграет — навсегда потеряет власть над своим телом и его место займет оно, а если выиграет, существо уйдет. Выбор герою, конечно, никто давать не собирается, поэтому игра начинается сразу после пробуждения, в 2 часа ночи. Времени бедняге дается до 6 утра. За эти четыре часа герой должен выяснить правила этой игры и как в ней, собственно, победить.

— Трепещи, смертный! Пади ниц передо мной, — громыхнуло над головой Тимура.

Парень поднял глаза. В дверном проеме застыла гибкая фигура Жени. Девушка стояла, закрыв лицо деревянной маской.

— Жень, это что? – кашлянув, поинтересовался Тимур.

— Как ты смеешь так говорить со мной, смертный? Склони колени и покайся, пока не поздно! – басовито ответила маска.

— Жень, хватит. Не смешно, — парень нахмурил брови, кутаясь в одеяло.

— Тим, ну не дуйся. В Айсберге открылся новый отдельчик со всякой мелочевкой. И знаешь, кого я там встретила? Светку.

— На прилавке? – съязвил Тимур.

— На каком прилавке? Ой, Тим, ну прекрати, — девушка убрала от лица маску и затараторила. – Она недавно вернулась. В Тай ездила. Потом в Индонезию. В Карпаты гоняла, представляешь? Вот дура, да? Ну кого потащит после Тая в Карпаты? Да еще и осенью! Вот приехала и открыла магазинчик. Ну, мы поболтали о том, о сем. Кстати, знаешь…

Тимур кивал, не слушая. Разглядывал, как Женя жестикулирует, восторгаясь подругой. Девушка ходила по комнате, стягивая с себя уличную одежду. Иногда замирала, закатывая кверху глаза и разводя руки:

— Нет, ну ты представляешь? Корову! Представляешь?

Потом снова оживала и продолжала ходить по комнате, переодеваясь.

— Ой, прости, Тим. Чуть не забыла. Вот лекарства, — девушка скользнула в коридор и вернулась с пакетом. Бока прозрачного целлофана натягивались от коробочек с медикаментами: жаропонижающее, от боли в горле, от насморка, от головной боли, витамин Ц в шипучих таблетках.

— Я думал, ты дашь мне умереть, — шмыгнув носом, заявил Тимур и, подумав, добавил: – И скормишь мою душу вот этому.

— Не придуряйся, поросенок. От простуды еще никто не умирал. Но если ты не станешь лечиться, то я подумаю на счет твой души. — Женя скорчила злобную гримасу, подражая оскалившейся маске.

— Не похоже, — передразнил парень.

— Надеюсь, это комплимент, — подмигнула она. – Ладно. Сейчас заварю тебе чего-нибудь, и мы с тобой завалимся под одеялко. Хочешь, кино посмотрим? А если ты к вечеру придешь в себя… Мы с тобой поиграем.

— В догонялки, надеюсь.

— Нет, — девушка снова подмигнула, намекая на жаркую ночь. – В кое-что поинтереснее. И даже не думай сопротивляться, о смертный!

Хихикнув, Женя умчалась на кухню. Гремела посудой, шумела чайником, пару раз хлопнула холодильником и пошуршала пакетом. Скоро вернулась с подносом. На нем паром дымилась кружка с шипучим лекарством, свежезаваренный чай, огромная полупустая банка с темно-бурым малиновым вареньем и сладости.

Тимур не сразу обратил на Женю внимание – вертел в руках жутковатую маску. Деревянная страшила походила на перевертыша. Левая часть лица, будто лик старухи: глубоко вырезанные морщины, иссохший беззубый рот тянется уголком губ вниз, маленький вздернутый нос и кустистая колючая бровь над пустой глазницей. Лоб с этой стороны настолько сильно прорезан морщинами, что в их складках можно потерять тонкую спичку – уйдет полностью. Правая часть наоборот – лицо младенца. Неимоверно гладкое, будто выточенный водой камушек. Пухлые губы улыбаются, пустая глазница подернута вверх – изготовивший маску мастер пытался подчеркнуть лучистую радость правой стороны. Ни клыков, ни рогов у маски нет, но выглядит реалистично и оттого жутко. Будто посмертный слепок двух лиц, навсегда застывший, сросшийся.

— Я думала, ты пока найдешь чего посмотреть, — скривила обиженно губы. – Давай тот сериальчик. Про маньяка.

— Ты же боишься, – отозвался Тимур, убирая маску под кровать.

— Не клади Переплута на пол! Светка сказала, что это карпатский дух. Времени. Или счастья. Или богатства. Не помню. Но его надо держать на видном месте. На удачу. Он капризный. Прям как ты, когда болеешь, — Женя подхватила маску, повертелась, примеряя куда бы ее деть, и, так и не найдя подходящего места, опустила на прикроватную тумбочку. – Зато с тобой мне никакие маньяки не страшны. Давай кино смотреть.

— А как же поиграть? – возмущенно посмотрел Тимур.

— Сначала – лекарства.

Женя заботливая. Носится с Тимуром, как мать с ребенком. Рубашечки у него всегда выглажены, стрелки на брюках отутюжены, обед готов, дома чисто. Вот и сейчас, пока он мается температурой, сама сбегала в аптеку, накупила лекарств. Даром что с ложечки не поит. Да, с такой парой хорошо. Уютно по-домашнему. Женя такой человек, как предновогодний вечер из детства: теплая, тихая, праздничная и очень вкусная. Когда по вечерам она притирается теплым боком к Тимуру, мягко посапывая в ухо, сразу хочется спать. Обнять её, маленькую, и спать. Нежиться. Она будет вздрагивать, пугаться, если на экране страшный фильм, жмурить глаза и все ближе прижиматься. Того и гляди уляжется калачиком на груди и вправду замурлычет, как кошка. И будешь лежать, поглаживая её по черной холке мягких волос, не замечая, как сам проваливаешь в сладкую дремоту.

Растекаясь, Тимур заснул.

Спал плохо. Нос заложило, и частый кашель терзал. Парень выныривал из забытья на секунду. Успевал сквозь резь в глазах увидеть комнату, где яркими пятнами плясали картины на экране ноутбука. Рядом свернулось теплое тело. Тимур стремился отодвинуться подальше – еще не хватало Женю заразить. Промокшее и отяжелевшее одеяло давило, но стоило откинуть его, как озноб, пробивавший тело наглой неуёмной дрожью, заставлял накрыться снова. Проворочавшись, провалился в сон окончательно.

В плотной кисее видел блеклые картины. Какие-то кадры из сериала про маньяка. Убийца с ножом в руке гнался за Светкой. Та удирала молча и сосредоточенно. Казалось, девушка просто попала в кино и теперь плохо отыгрывает свою роль. Вот она бежит по залитому солнцем пляжу. По одну сторону тихо плещется волнами лазурный океан, по другую кричат из-под сени плотно сомкнувшихся джунглей невиданные птицы. Светка бежит, не оставляя за собой следов на песке. Волосы её не шевелятся, и грудь не вздымается от долгой погони. Пересекая дорогу гонящемуся за девушкой маньяку, из воды выходит корова. Мыча, плавно подходит к убийце и начинает облизывать его. Тот валится на песок и задорно хохочет, словно играя с большим добрым псом. Корова слизывает целые куски плоти, но свалившийся на песок не замечает этого, продолжает хохотать и трепать развесистые уши. Наконец, когда на песке остается один лишь мокрый след, Тимур переводит взгляд и замечает Женю.

Девушка едет верхом на черной зверюке, лохматой и с шестью лапами. Лапы несуразно гребут в разные стороны, спотыкаются, но Женя сидит ровно, словно царица на троне. Подъехав к Тимуру, она надевают маску, ту самую, которую назвала Переплутом, и спрашивает харкающим голосом:

— Поиграешь со мной? Поиграй.

Из-за спины Тимура выползает корова, переставшая лизать песок. Она быстро вращает тупой мордой из стороны в сторону, размахивает ей, на потной шее дренькает колокольчик в такт Жениным словам:

— Играй! Играй! Играй!

От громкого звука над джунглями взметается стая птиц. В их неодинаковом грае Тимур отчетливо слышит:

— Играй! Играй! Играй!

Парень силится обернуться, но утопает, словно попавший в паутину. Вертит головой, осознавая, что все кругом – дурной сон, воспаление фантазии простывшего человека, но не может проснуться.

Птицы кружатся косяком над его головой, продолжая кричать:

— Играй! Играй! Играй!

Тимур пытается бежать. Ноги вязнут в песке с каждым шагом. Он спотыкается и падает. Песок попадает за шиворот, разъедает глаза и набивается в рот. Парень тонет в песке, забившемся в уши, таком реальном, что чувствуется каждая колючая песчинка. Даже вкус этот, скрипящий на зубах, и тот реален. Где-то над головой глухо отдается:

— Играй! Играй! Играй!

Что-то тянет его за шиворот, вырывает из песка и, встряхнув, ставит на ноги.

— Играй! Играй! Играй! – стая птиц кружится над головой, застив небо. От этого оно кажется черным, топким, как болото.

Рядом никого нет. Тимур растерянно вертит головой по сторонам, силится найти невидимого спасителя.

— Эй, — пытается крикнуть парень и чувствует, как изо рта комками вываливается мокрый песок. Мелкие песчинки скрипят на зубах, саднят небо и щекочут глотку. – Эй!

— Играй! Играй! Играй! – безумно клокочет над головой черная туча.

По спине что-то больно ударяет. Потом еще раз. Еще раз. Задрав голову, Тимур видит, как стая в небе разваливается. Вскрикнув в последний раз, то тут, то там, отделяясь от густой птичьей массы, стремительно несется вниз черный комок, шлепается глухо на песок и замолкает. Через секунду небо обрушивает на плечи и голову парня град из мертвых птичьих тел. Размером с кулак, птицы барабанят, больно ударяют по Тимуру. Каждый гулко стукающий трупик отдается в теле реальной, настоящей болью. Не в силах терпеть, он валится на колени, закрываясь руками.

— Проснись, проснись. Да проснись же ты! – Тимур уговаривает себя, щиплет больно за шею.

Неожиданно все смолкает. Парень недоверчиво разлепляет глаза. Над головой близкое небо. Протяни руку – коснешься. Под ногами сочная жирная трава по колено. В тело ударяет порыв ветра, шмыгает за шиворот и ящеркой пробегает между лопаток, оставляя мелкие цапки мурашек на коже.

— Играй, — шепчет сзади.

Тимур оборачивает рывком. Вдалеке еле различимо вздрагивает черная точка. Рвет к ней, бежит со всех ног.

— Играй, — снова приносит ветер.

Точка растет, приближается, выступает из мутной ряби перед глазами. Вот камень. Огромный валун. Сгорбившись, на нем сидит раздутая, как бочка, жаба, черная, словно облепленная тиной, шевелит зобом, вращает головой.

— Играй, — квакает жаба и срывается с места, напрыгивает на парня, придавливает своей тяжестью, валит на землю и исчезает, будто и не было её.

— Играй, — снова слышится голос, старый, шаркающий, дребезжащий. Тут же ему вторит детское: – Иглай.

Тимур поднимается, отряхивается. Прямо перед ним, на том же камне, где сидела жаба, скрючилось тело в обносках. Голова закрыта капюшоном, и лишь ладони, упершиеся в каменную гладь, выглядывают из-под лохмотьев. Одна старая, сморщенная, с почерневшими от возраста венами. Другая — пухленькая, розоватая, словно у младенца. Тело разгибается, разрастается над парнем и на два голоса – старческий и детский – повторяет:

— Играй.

Проснулся Тимур весь в поту. Тело колотило ознобом, челюсти стучали, не попадая одна на другую, кости выворачивало, словно не на кровати нежился, а палками его дубасили. Кое-как прогнал дерущий кашель и сел на краю кровати.

В комнате звеняще тихо. Ноутбук сел и выключился, и привычное тихое посапывание не шуршало под одеялом. Тимур обернулся, пошарил рукой по кровати – Жени нет.

Кряхтя и пошатываясь, встал и побрел к крану – смочить полыхающее лицо. Кашель налетал резким ударом под дых, скручивал парня и, кажется, даже немного потряхивал стены.

Добрел до ванной. Тугая ледяная струя ударила в подставленные ладони. Пригоршня воды в лицо. Еще одна. Еще.

Проморгавшись, посмотрел в зеркало.

— Ну и рожа у тебя, Тим, — передразнил свое отражение. – А это что, отлежал?

Через лоб тянулась глубокая сваленная нить морщины. Тимур поморщился, потом попытался разгладить морщину руками. Не вышло – глубоко врезалась.

— Жень, — крикнул Тимур в темный коридор. – Жень, ты где? Полюбуйся, а. Жень, ну ты где?

Ответа не было.

Тимур побрел по крохотной однушке, щелкая включателями. Коридор. Комната. Кухня. Жени нигде не было. Заглянул в подъезд – неужели снова курит? Два года не курила.

Жени не было.

Прошамкал обратно в комнату, схватился за телефон.

— Абонент вне зоны действия сети, — отозвалось в черной коробочке. Тимур выругался, набрал снова. Два раза, пять, десять… Безразличный автоответчик повторял: — Абонент вне зоны действия сети.

Рухнул на кровать, зло зыркая по сторонам. На первый взгляд все её вещи на месте: в углу у шкафа ютится рюкзачок, сам шкаф закрыт. Обычно, когда Женя собирается куда-то, всегда забывает закрыть шкаф. Значит, выскочила куда-то и пропала? Растворилась? А вдруг всё-таки тайком от него до сих пор курит? Вышла ночью, пока он мучился в простудной горячке, в подъезд, а там на неё напало местное быдло!

Тимур вскочил с кровати, метнулся к двери, распахнул и скользнул в подъезд. Позвал, сначала тихо, потом, прокашлявшись, громче:

— Жень. Женя!

Ничего. Звенящая тишина.

Нет, не могла, не могла. Всегда засыпает раньше. Да и прятаться не стала бы ни за что. Но что тогда могло случиться? Может, мать звонила? Может, что-то случилось и ей пришлось срочно умчаться? Но тогда разбудила бы, растолкала. На крайний случай оставила записку, отправила бы сообщение. А если телефон сел? Она вечно забывает его заряжать. Точно: ей позвонили среди ночи – что-то, тьфу-тьфу, случилось с матерью, она помчалась, будить не стала. По дороге у неё сел телефон. Но перед выходом наверняка успела оставить записку. Записку-то проглядел!

Тимур рванул в квартиру, начал шарить по кровати, по тумбочке. Метался от комнаты до кухни и ванной. Облазил весь коридор, хлопал ящиками комода, перевернул и вывалил все из шкафа. Записки не было.

Рухнул, опустошенный, на кровать. Растерянный взгляд скользил по бедламу. Может, все-таки проглядел?

— Твою мать! – Тимур со злостью – сам не ожидал — шарахнул кулаком по прикроватной тумбочке.

Руку больно ожгло, что-то стукнуло глухо и свалилось на пол. Маска. Переплут.

Деревянная личина скакнула, описала полукруг в воздухе и бесшумно упала на ковер. Обе глазницы – старушечья и младенческая – ехидно буравили парня.

Ах, ты… — Тимур подскочил на кровати.

А, может, Светка? Ну, точно – Светка! Как сразу не подумал о непутевой подруге Жени? Запросто могло статься, что Светка загуляла, ей, неугомонной, стало скучно, и она решила вытащить Женю. Ведь такое уже бывало раньше. После таких неожиданных вылазок Женя всегда возвращалась пьяненькая, похихикивающая. Засыпала потом, бубня что-то, и бубнеж плавно, но уверенно перетекал в режущий храп. С утра силилась оторвать чугунную голову от подушки, проклинала подругу и себя, а Тимур сжимал челюсти и носился с бульоном и тазиком.

Парень ткнулся в телефон. Его палец забегал по контактам, ища нужный номер.

— Алло, Света. Не спишь? – глухо бросил в телефон.

— А? Тим, ты? Пропадаешь, Тим. Здесь шумно. Сейчас перезвоню, — в трубке громыхало и дребезжало.

Точно. Теперь уверен — увела Женю. Обманом ли, хитростью ли. Но уж если попадешь в компанию к неусидчивой Светке, не вырвешься, пока весь алкоголь в округе не будет выпит, все приключения не обретены. И умела же как-то перехитрить, удержать.

— Привет, Тим. Чего не спишь? Что случилось? – перезвонила Света через минуту.

— Ты где? Женя с тобой?

— Нет, — пьяненько икнуло в трубке и после небольшой паузы добавило ехидно: – А что, потерял?

— Не потерял, — огрызнулся Тимур. – Ты в клубе? На Кирова?

— Да, подъезжай. И Женьку захвати, раз не терял. Мы как раз виделись сегодня, я её днем еще звала. Тим, здесь такая туса крутая — подъезжайте.

Вызывая такси, впрыгнул в джинсы, накинул ветровку. Перед выходом еще раз скользнул по бедламу в комнате: десять минут поисков несуществующей записки грозят обернуться часовой уборкой. Хрень еще это деревянная — Переплут этот. Надо выкинуть к чертям, как вернется домой. Или нет? Нет, лучше взять с собой и надеть Светке на голову, если только она действительно утащила Женю и теперь строит из себя невинную овечку.

Таксист попался молчаливый и медлительный. Говорить Тимуру не хотелось, да и сложно было – горло снова драло кашлем. Еще и голова по дороге разболелась, щеки жаром обдало.

Не спеша скользили по ночному городу. Тимур вертел в руках прихваченного с собой Переплута, нервничал. На долгих светофорах врезался ногтями в морщинистую половину, давил с силой, будто хотел разломать глупую игрушку. Снова звонил Жене, та не отвечала.

— Ты еще в клубе? Выходи, — бросил Тимур в телефон, вылезая из такси.

Через минуту, громыхнув из-за открытой двери гулкими басами клубной музыки, на улицу вывалилась Светка, распаренная до красноты на щеках.

— О, привет, Тим. А где Женька? – девушка сделала движение навстречу, попыталась обнять как старого друга, но осеклась. – Что с тобой, Тимур?

— Это я хотел у тебя спросить – где Женя?

— Тим, мы только днем виделись. Я её звала в клуб – суббота же. Она сказала, что подумает, но мы больше не созванивались. Да и она сказала, ты болеешь. Тим, ничего не понимаю, — Светка кружила взглядом, рассматривая Тимура. – У тебя все в порядке?

Парень замялся, раздумывая, что делать дальше. Хотелось прямо сейчас натянуть ей маску на голову, наорать, что надоели её выходки, хватит за нос водить. Но что если действительно ничего не знает? Что если Жени и правда нет в клубе? Так задуматься, ведь глупо выходит: ну да, Женя могла себе позволить поддаться Светкиному влиянию. Но редко. Раз в пару месяцев, может, в полгода. Да и не стала бы поступать так сейчас, когда он мучается затянувшейся простудой. Не то чтобы он требовал ухода и заботы — даже не просил — но Женя сама вызывалась. Значит, все-таки что-то случилось. Но что?

Тимур снова стал перебирать вариантами. Ни один не казался правдоподобным хотя бы наполовину.

— Давай присядем, — вырвала его из размышлений Света. – Вон там скамейка.

Света потянула Тимура за руку, увлекая за собой.

— Свет, Жени нет. Пропала. Телефон не отвечает. Я проснулся ночью, хотел умыться, смотрю, нет её нигде. Ни записки, ни сообщения. Ничего. Вещи все на месте. Думал, ты её утащила опять, — Тимур вдруг почувствовал смутную жалость и бессилие.

— Так. Стоп. Давай по порядку…

— Да по какому порядку? – он взорвался, всплескивая руками. – Говорю тебе — нет Жени. Пропала!

— Сюр какой-то. Ничего не понимаю. А эту, — Света кивнула на деревянную морду в руке Тимура, — ты зачем притащил?

— Да хрен его теперь знает, — еще злясь, огрызнулся парень.

Светка тихо потянула маску из рук Тимура. Долго вертела, разглядывая. Её взгляд перебегал с собеседника на деревяшку и обратно, а рот немо открывался и закрывался, как у выброшенной на берег рыбы. Наконец, решилась и протянула неуверенно:

— Слушай, Тим… Эм… не знаю, как сказать. В общем, это действительно может показаться странным что ли. Ну, то есть… Короче, это не та маска…

Тимур зыркнул из-под бровей, открыл было рот, но Светка перебила:

— Стой, только не перебивай, ладно? Я все объясню. Попытаюсь, — девушка снова запнулась, подбирая слова. – В общем, у той маски, которую Женька у меня купила, было наоборот.

— Что наоборот?

— Лицо наоборот. Видишь, здесь левая часть старая, а правая как у младенца. Должно быть наоборот. Нет, подожди, не кричи. В общем, в одной карпатской деревушке ими торгуют, я штук десять привезла – местные гуцулы впарили. И есть у них легенда на счет этой маски. Да послушай ты! – Светка резко дернулась от Тимура, нахмурила брови. – В одной деревне жила бабушка с внуком. Домик их стоял на самом отшибе, и ходила о нем дурная слава. Типа, бабка колдунья, а внучек её — отсталый. Иногда ребенок бегал к деревенским и напрашивался играть, и те, кто соглашался, пропадали. Говорят, бабкин внук уводил их в горы и больше никого не видели. По началу бабка выбегала вместе с деревенскими на поиски, бродила со всеми по ночам, звала внука. Только внук её всегда возвращался через несколько дней, а вот кто с ним ушел – нет. Долго дети пропадали. Несколько лет, а, может, и десятков лет.

Голос Светы звучал сбивчиво, дрожа. Словно сама не верила в свою историю. Тимур тем временем хмурился, потирая лоб. От всего случившегося голова сильнее разболелась, застрявший в горле кашель клокотал, но парень сдерживал его, стараясь не перебивать.

— Однажды пропала дочь старосты деревни. А она красавица, говорят, была невиданная. Отец в ней души не чаял. Еще говорят, типа, накануне староста повздорил с бабкой, обещал выгнать её и дом досками заколотить. Бабка зло прошипела что-то и плюнула под ноги мужику, — продолжала Светка. – Дочку его вся деревня любила. И за красоту, и за доброту. Когда она пропала, староста разом сник. Поседел за ночь, говорят. Неделю скитался по горам с отрядом добровольцев – никого не нашли. На восьмой день вернулся бабкин внук. Улыбается, как всегда, будто ничего и не произошло. Деревенские обступили мальчонку, стали допытываться. А он стоит и улыбается. Староста еле сдержался, замахнулся на ребенка, но тот вдруг кулачок разжимает, а в нем серьги старостиной дочки. И впервые заговорил: «она проиграла». Ну, тут уж деревенские не выдержали. Метнулись к дому старухи, а дом пустой. Они опять к пацану: где, типа, бабка твоя? Он юркнул от них в дом, а вышла уже бабка. Кинулся староста с мужиками внутрь проклятой избы – нет никого. Тогда их страшная догадка пробила, что бабка и внук – одно и то же. Ведь, если подумать, вместе их не видели никогда. Затолкали старуху в дом, дверь подперли и подожгли. Дом быстро занялся. А самое интересное, что когда горел, то изнутри, типа, голоса слышались разные. В этих голосах жители узнавали своих пропавших родственников. И громче всех кричала дочь старосты. Мужик бросился в огонь за дочкой – не смогли удержать. В общем, дом прогорел к утру только. Все, кто за пожарищем следил, рассказывали, типа, в огне тени плясали, и типа, в этих тенях видели они старосту, который гонялся за юрким пацаненком. На пепелище, естественно, никого не нашли. Только с той поры по ночам в деревне слышали, как бегает ребенок и зовет с собой поиграть, а за ним бежит староста и проклинает. Вот такая история.

— Ты мне зачем эти сказки рассказываешь? – закипая, спросил Тимур. – Женька где?

— Дослушай. Местные в честь той бабки и её внука изготовили маску и назвали Переплутом. Ну, типа плутает, обманывает. Они верят, что таким образом задобрили злого духа. Если к тебе такая маска попадется, то её надо повесить на видное место в детской комнате, чтобы Переплут смотрел, как играют дети и охранял их от других духов. Сечешь? В каждом доме такая весит, только у них лица наоборот: справа — старое, слева — молодое. А еще говорят, что Переплут, когда становится скучно, возвращается и играет с кем-нибудь, уводит из дома раз и навсегда. Меня местные в этой деревне убеждали, типа последний случай двадцать лет назад был. Типа приехали туристы – парень и девушка. Девушка ночью пропала, а парень отправился её искать. Парня нашли наутро. Только он весь седой был и морщинистый — постарел за ночь. А через два дня умер. Девушку так и не нашли.

Светка замолчала. Опустив голову, ковыряла носком ботинка асфальт и боялась поднять глаза на Тимура.

— Тим, — пробормотала она наконец. – Тим, я понимаю, это все сказки… Но есть одно «но». Посмотри на маску.

Тимур недоверчиво покосился на деревянную морду, лежавшую на скамейке. Что-то было не так. Он взял маску в руки и пригляделся. Левая сторона лба выглядела по-другому: морщин стало меньше, некоторые вообще пропали, а те, что остались, истончились.

— А теперь посмотри на себя, — добавила Света, протягивая парню зеркальце. — Ты стареешь.

Из отражающего кругляша на Тимура смотрела осунувшийся, будто лет на двадцать постаревший человек. Так выглядел его отец, когда Тимур заканчивал школу. Мешки под глазами набрякли, через лоб тянулись две глубокие борозды. Глаза погрустнели и поблекли, под подбородком провисла небольшая складка, а уголки губ сникли, обсыпанные мелкой сеточкой морщин.

— Тим, — Света забрала зеркальце из рук онемевшего парня, — кажется, это не сказка. Если верить байкам гуцулов, времени тебе до рассвета. Иначе ты постареешь и спятишь. Совсем, Тим, спятишь. Бесповоротно. Понимаешь? А потом…

Она вдруг взвилась, как ужаленная. Голос её задрожал, срываясь то на хрип, то на визг. Светка вскочила, нависал над Тимуром, тормоша его за плечи. Что-то кричала, толкала, дергала из стороны в сторону растерянного. Прокашлявшись, он сказал, разлепляя пересохшие губы:

— Че делать-то, Свет? – его голос казался ему чужим, старым и поскрипывающим.

— Не знаю. В сказках обычно всегда солдат обыгрывает черта, добро побеждает зло, герой спасает невесту… Но это не сказка, Тим! Получается не сказка, понимаешь? Я не знаю, что делать, — Светка обмякала.

— И правил никаких не написали, — подытожил Тимур и, помолчав, съязвил со злостью: — И не загуглишь ведь.

Он вдруг рассмеялся, повторяя последнюю фразу. На секунду ему показалось, что все происходящее все еще сон. Такое бывает, когда видишь сон во сне. Тебе кажется, что ты уже проснулся и весь бред позади, а потом осознаешь, что из одного сновидения мозг перекинул тебя в другое. Сначала теряешься и перестаешь доверять самому себе, не зная где правда, а где фантазия, но потом, когда Морфей разжимает хватку, вдоволь наигравшись с тобой, все-таки приходишь в себя. Озираешься по сторонам – вдруг очередной глюк? Но стоит уловить запах утреннего кофе, услышать привычное сопение рядом и почувствовать липкий пот на спине и лбу, понимаешь – все, проснулся, наконец. Вот и сейчас он очнется. Вот-вот…

— Тимур… Тимур…, — Светка тормошила его за плечо.

Он резко обернулся, словно вынырнул, и в тот же миг кашель ударил его под дых. Кашлял долго, надрывно ухая и задыхаясь. Рот прикрыл двумя руками, чтобы хоть как-то приглушить удушливую канонаду. А когда оторвал ладони от лица, они были липкими и буро-красными. Кровь. Значит, не проснется.

— Ладно, — сказал Тимур. – Во-первых, дай салфетку. Есть? Во-вторых, выкладывай, что еще знаешь. Хрен с ним. Хочет поиграть – поиграем. Только ты теперь пойдешь со мной. Ты же Жене это подсунула.

— Тим, я…, — Света хотела что-нибудь ответить в своё оправдание, но не нашлась. – Не знаю так или нет, но вроде слышала, что Переплут может отпустить того, с кем играет, если занять его другим. Другим человеком. Ребенком. Иначе все. С молодостью и душа выйдет. Гуцулы так говорят.

— Поехали.

В машине Света расщебеталась. Таксист, зевая, перекидывался с ней фразами. Тимур прирос лбом к окну, разглядывал ночные огни. Он не стал посвящать её в свой план. Того и гляди передумает, смоется. Светка, конечно, шебутная и почти на все готовая, но сейчас затылком чует – задумал нехорошее. Вон как заливается. Никакого радио не надо. Когда человек вот так до визгливости болтлив, значит боится и собственным голосом хочет заглушить тревожный перестук молоточков в висках. А страх Тимуру сейчас не союзник.

— Здесь остановите, — пробубнил парень с заднего сиденья.

— Без проблем, отец, — таксист оживился. Наконец избавится от назойливой пассажирки и дохающего за спиной деда.

Машина плавно остановилась. Водитель кинул на прощанье взгляд в спины странной парочке и ускользнул в темноту.

— Тим, ты чего задумал? Может, все обойдется, еще? Куда мы идем? Тим, не молчи. Тимур!

Он торопился. На часах без четверти пять. Рассветет в шесть, от силы в половине седьмого. Если верить Светкиным россказням, с восходом солнца ничего хорошего его не ждет. А верить приходится.

Девушка не поспевала вслед, сбивалась на легкий бег. Страшно, конечно. Быстро стареющий Тимур молчит, даже в сторону её не смотрит. Так сосредоточен и угрюм, что и слышно от него только сиплое грудное клокотанье. Ой не нравится ей это. Улизнуть бы от него, нырнуть в проулок и бежать. Но бежать-то некуда, здесь, на городском отшибе среди покосившихся частников и проржавевших гаражей. И куда они вообще идут? Может, заведет её сейчас и убьет? Разозлился за Женю и решил отомстить?

Света замерла, словно врезалась в невидимую стену.

— Не отставай, почти пришли, — бросил Тимур через плечо, не сбавляя шага. – Вон. Уже.

Из-за кудрявых верхушек деревьев выглядывало что-то хмуро-квадратное. Какое-то здание. Учреждение.

— Тим, это же…

— Приют, — холодно окончил Тимур.

— Ты что задумал? Нет-нет-нет-нет-нет. Нет! Ты в своем уме? Тимур, одумайся!. Там же…Дети! Ну может все еще обойдется, а? Давай еще раз позвоним Жене. Может она тебя разыграла? Тим, там ведь охрана наверняка есть,— Света перебирала вариантами, пытаясь зацепиться хотя бы одним, но с каждым застревающим в поседевшей голове и сморщенной шее Тимур понимала — нет вариантов никаких.

Он не слушал. Шарил вокруг, подыскивая что-то. Пару раз нырял в темноту, под самые деревья, и внезапно появлялся. Света задыхалась, хлопала ртом и ресницами, боясь пошевелиться. Может, и правда обойдется?

— Встань под дерево, — снова вынырнул Тимур из тени. — Туда. Если увидишь кого — свисти. Свистеть-то умеешь? Должна уметь. Скину дозвон, побежишь туда. Будешь орать, плакать, звать на помощь — что угодно. Главное, погромче. Поняла? Поняла, спрашиваю?

Света дернула головой.

— Отлично. Как наткнешься на людей — верещи. Несвязно. Скажешь, что двое были. Приставали к тебе, потом кирпичом в окно зазвездили. Ты убежала, стала звать на помощь, а эти двое туда вон побежали, — Тимур указал пальцем в сторону гаражей. — Все поняла?

Она снова кивнула, на этот раз чуть уверенней.

Тимур откашлялся, натянул ворот ветровки как можно выше — даже пола немного задралась, оголяя живот — и засеменил к приюту.

Пробежал неширокий дворик, прокрался вдоль стены, заглядывая в окна. Не видно ни черта. Предрассветная мгла натянулась, как нерв. Казалось, кто-то наблюдает за ним из темноты. Тимур старался отгонять от себя эти мысли. В конце концов это всего-лишь скрюченные фигуры квадратных кустов на территории приюта, может, какие-то зверушки, сделанные из старых покрышек.

Замер под одним из окон. Здание невысокое, двухэтажное. Остается надеяться, что спальные комнаты на первом. Как ни заглядывал, стекольная чернота была непробиваема, не пускала дальше собственного размытого отображения. Телефоном тоже не посветишь — спалишься тут же. Пиши тогда пропало. Тимур покружил еще немного вокруг серых кирпичей, пытаясь сообразить как может выглядеть приют изнутри. Поймал себя на мысли, что ни знать, ни представлять не может. Решил действовать на удачу. Выбрал одно из окон на углу учреждения. Отошел, замахиваясь, — подобрал камень, когда юркал между деревьев — набрал побольше воздуха в легкие и… осекся. Снова налетел кашель, согнул пополам.

Тимур упал на колени, заткнул рот руками, словно заталкивая грохочущее обратно, внутрь себя. Черное небо над головой сжалось в кулак, замахнулось. Он зажмурился до боли в глазах. Прислушался.

Тихо.

Разогнулся, осмотрелся. Скрюченные фигуры в темноте не шевелились. Ни в одном из окон не зажегся свет. От дороги тоже режущая тишина. Замахнулся снова, примеряясь.

Что-то щекоча потянуло за карман. Тимур дернулся, озираясь. Не сразу понял — телефон звонит. Чертыхаясь внутрь, вынул телефон, прикрывая яркое пятно экрана ладонью. Светка звонила.

— Что? — прошипел зло в трубку.

— Тим, тут менты проехали. Я спряталась. Вроде не заметили. Тимур, мне страшно, может уйдем? А вдруг обратно поедут?

Он зло цыкнул, сбросил вызов.

Размахнулся снова, зло, с оттягом. Вложил всю ярость свою в этот камень, словно не окно хотел разбить, а снести к чертям весь этот приют вместе с чернеющими фигурами во дворике, вместе с деревьями по периметру, с улицей по ту сторону дороги, со всем этим миром.

Камень полетел вязко, медленно, словно застревая в уплотнившемся в ночном воздухе. Ударился гулко. Отскочил.

Стекло было цело. Тимур рванул в темноту. Упал на колени, зашарил руками по земле. Нашел. Вскочил, снова замахнулся, еще злее, влепил с размаху, да так, что сам чуть не полетел вслед.

— Эй! Вы чего творите? Эй, а ну стоять! Стой, гадина, кому говорю!

Голос навалился сразу отовсюду. Тимур метнулся к дороге. Злые сонные окрики хватали за ноги, тянули за ветровку.

— А ну стоять!

Выскочил на дорогу, схватил Светку под руку и бежать. Где-то сзади взвизгнула сирена, послышался скользящий шум колес по вспененному асфальту.

Машина быстро приближалась. Затылком чувствовал.Менты не успели далеко уехать, услышали шум и развернулись.

— Молчи, я сам, — бросил Тимур Светке. Сердце подкатывало к горлу, все нутро ходило ходуном, пробивая тело дрожью. Кашель вот-вот прорежется.

Сбавил шаг, взял Свету под руку.

— Эй, — окликнуло сзади. Голос был не тот, что спугнул во дворе приюта. Сонный, вяжущий.

Тимур обернулся. Машина остановилась метрах в десяти. Вышли двое. Один уже почти скрылся за деревьями, было слышно, как разговаривает в их тени. Второй лениво смеривал парочку глазами.

— Кто такие? Куда идем? — мент зевнул, лениво кивая головой. Руки на автомате держит. На всякий случай.

— Добрый вечер. Да мы… — начал Тимур

— Они туда побежали. Двое. Вон туда. Мы ничего не видели. Я на помощь звала, — затараторила перепуганная Светка.

— Михалыч, — автоматчик собрался, шагнул к Тимуру на встречу. — Михалыч, иди сюда. И этого тащи. Попались, клиентики. Ну, чего хулиганим, отец? Перепил? Руки покажи.

Тимур развел руками, давая понять, вот он я, руки пустые, вся в порядке, гражданин начальник. Я спокоен. Видите, как улыбаюсь широко. Не хулиганил я, показалось вам все.

Автоматчик осекся, остановился. Повернул голову, снова зовя напарника. Тимур напрыгнул, вцепился руками в автомат и перед тем, как перепуганный мент открыл рот, со всей силой влепил ему лбом в переносицу. Тело обмякло, обвалилось на асфальт.

Тимур толкнул носком автомат, загоняя под машину, рывком развернулся к Светке, пихнул её зло. Та упала, удивленно взвизгивая.

Метнулся через дорогу, к гаражам. Успеть бы, пока второй не сообразит в чем дело. Вот сейчас нырнуть в эту ржавую темноту, промчаться по закоулкам, вынырнуть с другой стороны гаражного массива и бежать, бежать, бежать.

Несся, петляя, еле успевал разглядеть выскакивающий из темноты кирпичный короб гаража. Наконец, выскочил. Еще дорога. Фонарей нет. Погони не слышно.

В два прыжка проскочил дорогу, юркнул, сам не понимая куда, споткнулся, упал на грудь. Больно ожгло. Потянулся рукой, вспомнил — маска за пазухой.

Тимур огляделся. Гаражный массив остался позади. Под ногами пыльное нечто, не сразу понял, что трава. Оказалось — выбежал к частному сектору. Меж двух рядов приземистых домишек петляла бугристая дорога. Он встал, озираясь, попытался прогнать одышку, сцепившую горло, но чуть не залился лающим кашлем. Усилием затолкал рокот внутрь себя и на полусогнутых побежал по дорожке.

Что теперь делать? На часах начало шестого, времени почти не осталось, да и чувствует уже, как копошится в груди что-то холодное, карябает нутро. Попадись ему в руки зеркало — не станет заглядывать, побоится.

Совсем рядом залаяла собака, тут же её подхватила вторая, третья. Тимур нырнул в проулок, скрываясь от лая. Не хватало еще ментам попасться — быстро прилетят. Поди ищут его уже, кружат по району. Светка еще… Ладно, надо собраться и решить, что делать.

Взвинченное тело несло само. Прижималось к покосившимся заборчикам, ныряло за бесполезные фонарные столбы, озиралось по сторонам. Наискось пробежал частники. Под ложечкой ныло, требуя хоть одним глазком взглянуть на часы, вовремя одергивал себя. Что толку, если будешь знать до минуты, когда придет конец? Сделать все равно ничего не успеешь, как не планируй. Вот Тимур и не успевал. Не успевал сделать предложение Жене, не успевал отправиться куда-нибудь только вдвоем, наделать кучу глупых фото, которые даже пересматривать потом не станешь. Не успевал увидеть её округляющийся животик, спорить, какое имя лучше. Не успевал пьяным примчаться к роддому и исступленно улюлюкать во все окна. Не успевал заметить первые мелкие морщинки у Жениных губ и сделать вид, что не заметил. Не успевал, не успевал, не успевал…Даже сериал это дурацкий досмотреть не успевал.

Тимур вдруг отчетливо почувствовал Женино тепло: голову на груди,руку на животе, посапывание это пухлогубое. Разозлился, заспорил сам с собой. Сделать ничего не мог, только дров наломал. Сдаться тоже не мог.

Так и брел в предрассветных сумерках, спотыкаясь о себя и не разбирая дороги.

Под ногой чавкнуло. Тимур замер, посмотрел вниз. Лужа. И откуда берутся? Две недели ни тучки на небе. Наклонился, заглянул в мутную рябь. Из черной подрагивающей лужи на Тимура хмурился старик. Щеки обвисли, как сдутый шарик, брови набрякли над впалыми глазницами, губы кривой линией переходят в складки, тянутся к подбородку.

Плюнул зло в лужу, распрямляясь. И так понимал, что время его на исходе, но увидев отражение, осознал, что вот-вот, вот сейчас, с минуты на минуту. Глупо, конечно. Что там обещают перед казнью? Вкусный ужин, последнее желание, последнюю сигарету? Тимуру никто ничего не обещал.

Посмотрел на часы — без семи шесть. Вот и все.

Ну уж нет, если уходить, то красиво. Плюнуть на прощание Переплуту в лицо.

Выудил маску из-под ветровки, повертел в руках. Личина почти разгладилась — впитала темным деревом молодость Тимура. Насколько, интересно, хватит ему годов Тимура? Нельзя, нельзя допустить, чтобы еще кому-то попалась эта чертовщина.

Впился до побелевших костяшек руками в черные края, пытаясь разломать. Маска не поддавалась — силы в старческих ладонях не хватало. Оглянулся — расколоть бы об камень какой. Ничего подходящего не было. Бугристая мертвая земля с застывшей грязной лужей, косенькие заборчики, приземистые домики. Пошарил взглядом по домам. Заметил почерневший, перекошенный — не живет, наверное, никто в нем давно. Можно залезть, пошариться внутри. Что-то да найдется, чтобы гадину эту проклятую разломать в щепки.

Вдалеке снова взвился собачий лай. Тимур прислушался. Лают коротко, без долго надрыва, какой бывает, когда человек крадется вдоль заборов. Значит, кто-то движется быстро. Машина. Менты!

Тимур прыгнул к заброшенному дому. Теперь главное успеть с маской расправиться, а что там дальше будет — плевать. Толкнул дверь, та скрипнула противно.

Затхлый запах шибанул в нос, передавил горло. Тимур залился кашлем, тяжелым, выворачивающим. Выругался, сплюнув на пол. Снова кровь. Густой ошметок размером с кулак.

— Э-э-э, — булькнуло из глубины дома.

Не пустой, значит, дом. Бомжи облюбовали или еще кто.

Юркнул в какой-то проем — комнатка. В темноте заворочалось, закряхтело и разразилось криком. Звонким, высоким, искренним. Ребенок! Здесь ребенок!

Нырнул рукой в карман, выудил телефон, задрожал пальцами по черному стеклу, включая фонарь. Луч света врезался в в бесформенную груду. В углу, где хлама поменьше, ворочался, распрямляясь, малыш лет шести. Из-под сбившихся косм и чумазого личика не разобрать, мальчик или девочка. Внутри колыхнулась мимолетная надежда. В эту яркую, как бенгальский огонь секунду, пока за спиной разрасталось рыготное нечленораздельное ворчание и на улице хлопало дверьми машины, стучало ботинками по гнилому крыльцу, Тимур вдруг все понял. Кто бы и как с ним не играл, если вообще играл, сейчас дает ему шанс. Последний, если не единственный. Может, и у других был? Не воспользовались? Он-то воспользуется, не упустит.

Метнулся к ребенку, выставляя маску перед собой. Пока дряблое, почти обессилевшее тело плыло по комнатке — метра полтора, не больше — успел убедить себя, что делает малышу лучше. К чему ему такая жизнь, здесь, среди пьяни и хлама? Или приют, что ли лучше будет? Нет, пусть лучше так, пока маленький. Отмучается бедняга, и все. Зато Тимур и Женя снова вместе будут. Должны быть вместе. Пусть только проклятый Переплут вернет отобранные годы. Пусть теперь с этим вот играется.

— Стоять, руки в гору! — сзади лязгнуло.

Тимур впился костистой ладонью в руку малыша, ткнул с размаха маской в лицо. Детская головка ударилась больно, отскочила от деревянной изнанки.

— Ты чо творишь? На пол быстро! — в тесный квадрат ввалились автоматчики, тыча воронеными стволами. — Отошел быстро, мордой в пол!

Тимур остервенело тыкал маской в голову малыша. Тот интуитивно спрятал лицо, закрывался свободной рукой и рыдал, раздирая Тимуру нутро. Деревяшка в руках потеплела, на неё налипло вязкое.

— Играй, тварь, играй. Играй же. Вот тебе, подавись.

На него навалились, подмяли. Маска вылетела из рук, простучала по дощатому полу и закатилась. Тимур тянулся, силясь поймать. Не смог. По голове, ребрам, спине забарабанили. Били ботинками, прикладами. Мстили.

Откуда-то сбоку грохнулся телефон. Не сразу понял, что сам же выронил. Глаза застило красным, мутным. Проваливаясь, уцепился за гаснущие цифры — шесть ноль четыре.


Глухо стукнуло и одало ледяным.

— Живучий какой. Михалыч, кажись, оклемался. Вести? Ладно. Эй, слышь меня? — пронзило Тимура.

Глаз разлепить не мог, как ни старался. Голова надулась, вот-вот лопнет. Попытался пошевелиться, проверить на месте ли тело. Снова не смог. Голос гудел над головой, низкий, давящий.

— Доигрался, дед. Посиди пока. Тебе теперь некуда торопиться, — низкий голос ухнул по затылку. Через секунду что-то лязгнуло и мир вокруг исчез.

Звуки появились не скоро. Долго сидел, пытаясь осязать себя. Глаза все еще не открывались. Отходили его так знатно, что даже дерущий последние дни глотку кашель куда-то внутрь забили. Впрочем, плевать. Одно заботило — успел ли? Принял ли Переплут новую жертву для своих бесовских игр?

— Принял-принял. Как не принять? — прошамкало издалека. — Только зачем теперь? Такого веселья у меня давно не было. Знатно ты меня развлек. Такой накал. Потешил, потешил.

— К-к-кто, — Тимур зашевелил разбитым ртом. Слова не давались, размазывались по кому лица.

— Не признал? Ай, не хитри, Тимурка. Я это, — шаркающий голос приблизился и рассыпался над головой. Вскоре у самого уха звонко раздалось: — Или тебе так привычнее? Когда с ребенком говоришь? Хотя, я заметил, что детей-то ты не жалуешь. Отрочице всю голову раскромсал. Уж и не знаю, выживет ли. Ну ты не горюй, не горюй, будет тебе.

Тимур усилием попытался протянуть руку, схватить наглый голос, впиться в глотку и вырвать отнятое:

— Где.. Же..ня?

— А тут звиняй, косатик. Не верну. Не в моих правилах. Тебе что краснощекая сказала? Это в ваших сказках солдат черта обыгрывает. Боитесь вы нашего брата, вот и защищаете себя сказками да легендами.

Тимур дернул непослушным телом вперед, отдалось болью. Снова попытался разлепить глаза. Веки резануло, словно залитые свинцом.

— Ты… От-дай.

— Ну будет тебе, будет, — голос кружил совсем рядом.

Снова дернулся, сгребая в себя последние силы. Свалился на пол, удалось разлепить один глаз. Под потолком тускнеет одинокая лампочка. Её света едва хватает, чтобы выхватывать из темноты побитые плесенью облезшие стены. Вдоль стен тянутся деревянные лавки в доску шириной. На периферии зрения подрагивает силуэт.

Повел окаменевшей головой, пытаясь поймать черное пятно.

— Тварь. От-дай. Я же… Играл.

— Играл-играл. Только не успел.

— За что?

Силуэт дернулся к Тимуру, приблизился мигом.

— А вы за что? Мы испокон века жили мирно. Пришли вы, выгнали нас в леса, потом и леса сожгли. Поднялись в горы, освоили реки и болота. А мы? Где нам жить? Племя ваше поганое не сидит на месте, вам всегда мало. И всего, что не можете объяснить, вы боитесь. А раз боитесь,то спешите уничтожить неведомое, — фигура склонилась над Тимуром. Лица не видно из-за капюшона. Лишь откуда-то из недр черного зева зло шипит голос. — Я страсть как играть люблю. И что теперь, я зло? Меня каленым железом? Меня огнем надо?

Тимур дернулся рукой вперед, хватаясь за балахон. Существо выскользнуло.

— Даже не думай.

— Я же играл. Отдай. Ты должен. Обязан, — Тимур ворочал разбитыми губами. Слова вылетали с присвистом. — Играл. Верни.

— Нет, Тимурка, не верну. Но раз ты меня повеселил, тебя забирать не буду, — Переплут распрямился, замер, буравя темнотой из-под капюшона Тимура. — Да и захотел бы — не смог вернуть.

Тимур выгнул окаменевшую шею, вперился в Переплута.

— Смотри, — фигура выпрямилась, потянулась рукой к груди. Пальцы — скрюченные старческие и пухлые детские — потянули лохмотья в стороны, раскрывая грудь Переплута.

Ветхая ткань затрещала. Сверкнуло и потянуло теплом.

— Ношу вот, как напоминание о племени вашем поганом. — Под хламидой полыхало. Слабые языки, пламени, скользя по двум уголькам, тянулись тонкими струйками к капюшону существа. — Видишь угли? Тот, что побольше — отрочица, поменьше — Женя твоя. Дотлели почти. Здесь третий должен быть — твой, но раз принес вместо себя, так и быть, не стану тебя забирать. Хотя твой уголек поболее должен быть. Послаще. И вернуть не могу теперь, дурья твоя башка, потому как не оставлю же себя голодным. Питаюсь я ими, питаюсь. Я же себе не враг, да, Тимурка?

Переплут застыл, давая Тимуру разглядеть пламя в груди. Из под хламиды несло сухим жаром, таким близким и осязаемым, что протяни руку — обожжешься.

Тимур рванул, выставив руки вперед. Одеревенелое от побоев тело скрипнуло, внутри все натянулось, готовое треснуть и надломиться. За миг до того, как влететь руками в пламя, почувствовал нестерпимо близкий жар. Кончики пальцев кольнуло болью, ладони рефлекторно сжались. Силой заставил себя разжать руки, не одернуться.

— Ты что задумал? — Переплут отскочил, запахивая хламиду. В глубине капюшона на миг вспыхнули два глаза-уголька.

Тимур рухнул на пол, больно ударился зубами о бетон. Скрючился, подобрав под себя руки. Стеня и всхлипывая сказал:

— Теперь сыграем по моим правилам.

Переплут дрогнул, поплыл в стороны, разъехался, заслоняя собой стены.

— Верни, — корчась от боли простонал Тимур, вытягивая руку перед собой. Кулак с зажатым угольком шипел. Тонкие струйки запаха горелой плоти поползли по камере, щипнули за нос. — Или проверим, кто дольше протянет: я или ты без своих угольков. Верни.

Голос Тимура дрожал. Горло расперло комом, а перед глазами плясал и переворачивался, угасая, Переплут. Существо билось в судороге, выкидывало попеременно руки, трясло головой. Тимур сжал кулак сильнее. Почувствовал, как прилипший к обожженному мясу уголь впился сильнее, ушел в руку на треть. Сознание блекло, рассыпалось — вот-вот провалиться в небытие. Силой заставил себя приподняться, опершись на локоть.

— Верни, — прошипел Тимур снова, сжал кулак еще сильнее. Уголек в руке треснул. Одна искорка стрельнула сквозь слабеющие пальцы, взвилась, погасая и растворяясь в воздухе.

Переплута колотило. Он то разрастался, загораживая собой потолок и тусклую лампочку, то сжимался до почти младенческого размера. Под капюшоном вспыхивали глаза-угольки, тут же блекли. Из-под пол хламиды и рукавов повалил, густея и шипя, едкий дым, какой бывает, когда тушишь костер ведром воды. Чадное марево заволокло камеру. Дым забил глаза, ноздри, завалил горло. Теряя голос в кашле, Тимур кричал в едкую завесу:

— Верни!

Теряя сознание, сжал кулак с угольком еще сильнее. Вспышка боли пробежала по телу, отрезвляя.

— Ладно, — донеслось слабое, почти плачущее.

— И отсюда выпусти… Меня.

Где-то лязгнуло, по полу пробежала полоса блеклого света. Ползком Тимур двинулся на свет. Через миг из дыма проступили очертания двери. Собравшись, из последних сил кинулся в проем.

Вылетел в тусклый холл. За пультом мирно похрапывал дежурный полицейский, сложив руки на автомате. Не оборачиваясь, Тимур побрел к выходу. Шаги давались тяжело. Снова налетел тяжелый кашель, руки нестерпимо жгло, от запаха паленого мяса, собственного паленого мяса, к горлу подкатывал ком, драл небо и кислил рот.

Мутнеющим взглядом нашел дверь, ведущую на улицу, навалился всем телом. Дверь поддалась с легкостью, отскочила в сторону.

Тимур вывалился на свет, рухнул на землю, больно ударившись о гранитный приступок. Попытался встать. Не смог. Пополз.

Мир вокруг застыл. Гребя по асфальту обгоревшими культями, Тимур полз, стремясь выбраться как можно дальше, пока боль не съела последнюю каплю сознания.

Впереди показался высокий кованый забор. Жизнь за ним постепенно проступала, начинала шуметь проезжающими машинами и редкими прохожими.

Подползая к забору, Тимур разжал пальцы. В скрюченной опаленой ладони чернел, сливаясь с жженым мясом, крохотный уголек.

— Тимур!

Он поднял трясущуюся голову. За забором показался знакомый силуэт. Женин.

Оставляя комментарии на сайте «Мира фантастики», я подтверждаю, что согласен с пользовательским соглашением Сайта.

Читайте также

Статьи

Читаем книгу: Сэмюел Дилэни «Вавилон-17» 1
0
51089
Сэмюел Дилэни «Вавилон-17. Пересечение Эйнштейна»: второе рождение классики

Мастер «новой волны» и любитель литературных игр — наконец-то в переводах, которых он заслуживает.

Новое фантастическое аниме лета 2020: что стоит смотреть?
0
66148
Новое фантастическое аниме лета 2020: что стоит смотреть?

Летнее аниме: магические академии, энергичный мордобой, крутые школьники и сиськи (много сисек). Составляем впечатление по первым эпизодам.

За что Джорджа Мартина хотят гнать из фэндома? Скандалы на премии «Хьюго-2020»
0
72450
За что Джорджа Мартина хотят гнать из фэндома? Скандалы на премии «Хьюго-2020»

Американские соцсети бурлят: организаторов обвиняют в расизме, а Мартину предлагают валить с планеты. Что у них там произошло-то?

Видео:
0
275240
Видео: обзор уникальной карточной игры Keyforge

Новое видео от Hobby World.

Добрый волшебник с запада. Клиффорд Саймак и его книги 17
0
115466
Добрый волшебник с запада. Клиффорд Саймак и его книги

Жизнь и творчество фантаста, который верил, что Разум всенепременно победит страх и недоверие.

Какие фильмы посмотреть в августе 2020? Зомби, русалки и Киану Ривз 9
0
120785
Какие фильмы посмотреть в августе 2020? Зомби, русалки и Киану Ривз

Пришельцы в Москве, зомби в Корее, русалка в Париже, а Киану Ривз — в аду.

Сериалы 2020, которые вы могли пропустить на карантине (а зря!)
0
162519
Сериалы 2020, которые вы могли пропустить на карантине (а зря!)

Кратко рассказываем о десяти проектах, на которые стоит обратить внимание: от технотриллера про детерминизм до продолжения вампирского мокьюментари.

«Благие знамения»: чего ждать от продолжения и ждать ли его вообще?
0
197890
«Благие знамения»: чего ждать от продолжения и ждать ли его вообще?

Нил Гейман размышляет о продолжении не просто так — вместе с Пратчеттом они когда-то успели сочинить сюжет для второй книги!

Спецпроекты

Top.Mail.Ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: