11
Читаем книгу Марты Уэллс «Сетевой эффект»

У нас на сайте — отрывок из фантастического романа «Сетевой эффект» Марты Уэллс. Это уже пятая история про автостража Киллербота, разумного андроида, разработанного для спецопераций. Первые четыре, которые у нас выходили в двух сборниках, были повестями, а вот пятая — это уже полноценный роман. Книга завоевала «Небьюлу» в 2020-м и «Локус» в 2021-м.

В этом отрывке Киллербот вместе со знакомой исследует космический корабль, где творится что-то странное.

Большую часть времени он проводит, погруженным в себя, наедине с собой, и в этом суть 90 с лишним процентов его проблем. Он называет себя Киллербот — но только тогда, когда никто не слышит. Это шутка, которую понимает только он сам. Веселая. Ему все равно, говорит он себе, и его привязанность к окружающим людям — просто профессиональная обязанность.

Он старается никогда не ругаться.

«Друзья».

Тьфу.

Когда его человеческие партнеры (не друзья, ни в коем случае не друзья) попадают в плен, а другой не-друг из прошлого требует срочной помощи, Киллербот должен выбирать между инерцией и решительными действиями.

Значит, время для решительных действий.

* * *

Читаем книгу Марты Уэллс «Сетевой эффект» 1

По видеоканалу я дал Амене доступ ко всему, что вижу, так она будет знать, что я еще жив, а мне не требовалось постоянно задумываться, о чем с ней говорить.

К тому же, если на корабле имелась инженерная допстанция и с ее помощью можно понять, что мы заперты здесь в вечной ловушке, Амена должна увидеть это собственными глазами, чтобы мне не пришлось ей объяснять.

«Почему видео так скачет? — спросила Амена, пока я шел по коридору. — Оно с дрона?»

«Нет, из моих глаз».

«Ясно».

Я оставил с Аменой взвод из восьми дронов и видел ее через их камеры. Она сидела на медплатформе рядом с Элетрой, облокотившись на колени.

«Как будто дом с привидениями», — сказала она, когда я проходил по кают-компании рядом с камбузом с синими диванами вдоль стен.

На низком столике стояли три кружки с логотипами университета ГИКа, а на спинке кресла висела серая куртка из тех, что надевают люди для физических упражнений. Все выглядело совершенно обычно. Как будто вот-вот кто-нибудь войдет.

И она была права. Не считая нескольких кают в жилом отсеке, я не видел нигде разгрома или следов борьбы.

«А есть что-нибудь, что не напоминает тебе дом с привидениями?»

«Ха! Как увижу, обязательно сообщу».

Я добрался до задраенного люка у прохода к инженерному модулю. Здесь пришлось потрудиться над панелью и справиться с повреждениями, которые я сделал, чтобы никто не вошел с той стороны. Вскрытие созданной мною же безопасной зоны, возможно, не лучшая идея, но мои дроны-караульные у других люков не отметили никакой активности, так что это вполне оправданный риск и не настолько уж глупо, как другие пришедшие мне в голову идеи. Цели в вестибюле командной палубы по-прежнему не брали в руки аппарат с плоским экраном, а я не мог просто сидеть сиднем и ждать, пока они начнут шевелить задницами.

Ну, мог, конечно, но не собирался.

«Все в нашей исследовательской группе наверняка страшно за нас тревожатся, — сказала Амена. — Я рада… В смысле я не рада, что тебя тоже схватили, но если бы я оказалась здесь одна… Все было бы гораздо хуже. Дядя Тиаго, наверное, рад, что ты со мной».

Люк открылся, и коридор за ним был пуст, ни следа вражеских дронов. Я снова задраил его и оставил дрона-часового, чтобы предупредил, если кто-нибудь появится поблизости. Остальных дронов я послал вперед себя по коридору. Конечно, Амена просто пыталась мне польстить. Но удивительно, что ее точка зрения насчет мнения Тиаго обо мне так далека от реальности.

«Твой дядя Тиаго мне не доверяет».

Хотя это меня не особо расстраивает. В общем-то, мне попросту плевать.

Она фыркнула. Я услышал этот звук по сети и через аудио дронов.

«Еще как доверяет. Ты спас его от тех, кто напал на исследовательский модуль».

Совершенно мимо цели. Я спас кучу народа, но после этого лишь статистически незначимое число людей начало мне доверять или относиться как-то иначе, нежели как к аппаратуре жилмодуля.

«Ему не понравилось, каким образом я этого добился».

Она вздохнула и потерла темное пятно на ботинке.

«Он еще не оправился после похищения моей второй мамы. На «Сохранении» такого не бывает. Все были ошарашены. И… Возможно, он немного ревнует. Она разговаривала о случившемся с тобой, а с нами не стала».

Мензах тоже упоминала об этом. Не понимаю, зачем им так хотелось, чтобы она обсудила это с ними? Они что, не могли просто почитать отчет?

«Мы говорим не об этом. Бо́льшую часть времени».

Амена поколебалась:

«И все-таки ее никогда не убили бы. Такое не сошло бы им с рук».

Звучало на редкость наивно, но Амена, Тиаго, другие члены семьи Мензах и девяносто девять процентов жителей «Сохранения» не знают о другой попытке убийства.

«Если «СерКриз» сумела бы договориться с Компанией, у нее бы вышло. Она взяла бы у «Сохранения» выкуп и убила бы Мензах, Пин-Ли, Ратти и Гуратина, и никто ничего бы не сделал».

Мои дроны-разведчики наткнулись на закрытый люк в главный отсек инженерного модуля. Хороший знак — если бы вражеские дроны болтались где-нибудь поблизости, он был бы открыт. Я добежал до люка и нажал на кнопку ручного замка. Как только люк начал открываться, я послал в щель своих дронов, велев им рассеяться по коридору. Ни один дрон не пропал, а их камеры и сканы не обнаружили движения. Пока все шло неплохо, хотя я ощущал какую-то вибрацию буквально на границе слышимости. Может, это в порядке вещей? Путешествуя с ГИКом, я редко здесь бывал.

Двигаясь по круговому коридору к командному пункту двигателя, дроны не обнаружили вражеских дронов — уже хорошо. Не хватало только еще одной принудительной перезагрузки. Мне нужно разработать ответные меры против стелс-покрытия вражеских дронов и шлемов Целей, эта задача числилась в длинном списке необходимых для выживания действий. Но если вражеская командная система навечно отправила нас в червоточину, все эти задачи не имели смысла.

Я видел сериалы про людей и дополненных людей, навечно запертых в червоточине. Эти сериалы были либо мрачными и депрессивными из-за избытка реализма, либо малоправдоподобными из-за избытка оптимизма. Но люди в тех сериалах хотя бы знали, что путешествие бесконечное, а не просто очень долгое.

До сих пор я не видел следов повреждений или борьбы. Но тут завернул за угол и оказался в вестибюле с пультом управления и развешанными на стенах экранами. Что странно, аппаратура работала, пусть и в режиме ожидания, а не была выключена. Даже я знаю, что не следует вмешиваться в работу двигателей во время движения корабля. Эти терминалы предназначались для тонкой настройки двигателей, что можно сделать, только когда корабль стоит на причале.

А кроме того, кресло перед терминалом было развернуто к входу, а рядом с ним на полу валялся разбитый дрон-ремонтник ГИКа. Мои дроны-разведчики были крохотными, а дроны ГИКа крупнее, с многочисленными лапами и физическими интерфейсами для выполнения разнообразных задач. У этого дрона было шесть лап, как у паука, они растопырились, когда что-то сшибло его в воздухе, он распластался на палубе в раздавленном виде, словно кто-то на него наступил.

Мне хотелось подобрать его и погоревать над ним, как над глупым человеком. Но тут я снова учуял запах питательного субстрата для выращивания пищи.

«Это что-то новенькое, — сказала Амена. — Ты не мог бы поискать какой-нибудь экран с…»

Ох, у меня возникло дурное предчувствие. Я пошел на запах, через следующий люк и вниз по гравитационному колодцу, в котором мерцали предупреждающие маячки. Они сообщали, что разные производители оборудования, судовладельцы, а также университет Михиры и Нью-Тайдленда не разрешают спускаться без лицензии инженера высшей категории или местного эквивалента таковой, но если ты все-таки наплевал на это и спустился, то не вздумай ничего трогать. Амена умолкла, а дрон над ней показал, как она сосредоточенно щурится, наблюдая происходящее моими глазами.

У подножия гравитационного колодца находилась платформа, откуда через прозрачный купол я мог взглянуть вниз, на двигатель.

Признаюсь, я понятия не имею, как должен выглядеть двигатель. Мне никогда не доводилось охранять корабельные двигатели, а в сериалах они выглядят слишком скучными. Но я точно знал, что на двигателе не должно быть большой органической груды, пахнущей водорослями и питательным субстратом.

«Что… Что за… Что это?» — тихо сказала Амена.

Уж поверьте, именно этот вопрос занимал девяносто два процента моего внимания.

Органическую нервную ткань можно сплавить вместе с неорганическими системами, как, например, мягкие ткани в моем черепе, а потому имелся крохотный шанс (настолько крохотный, что я даже не мог оценить его в процентах), что эта органическая масса — часть систем ГИКа, может, какая-то уникальная запатентованная часть.

Но тогда почему от нее воняет как от Целей?

Я получил оповещение от Разведчика № 2 в вестибюле командного отсека. Цель № 5 шагнул к стулу и забрал лежащий на нем аппарат с плоским экраном. Ну почему все должно происходить одновременно? Хорошо хоть эта жуть на двигателе ГИКа пока что не пытается выползти оттуда и убить меня. Цель № 5 постучал пальцами по жесткому экрану, а я увеличил диапазон приема, чтобы засечь активный канал. Через 2,3 секунды я поймал передачу данных.

Но что гораздо важнее, через 0,2 секунды я засек ответ вражеской командной системы.

Попалась, гнида!

Однако что-то в видео Разведчика № 2 меня беспокоило. Уже давно беспокоило, просто я был слишком занят, чтобы обращать внимание.

Моя способность оценивать потенциальные угрозы (например, выискивать в толпе враждебные объекты или предсказывать, на каком идиотском корабле приплывут налетчики, а не любопытные местные жители) основывается главным образом на сличении поведения людей с базой данных. Цели вели себя аномально, но не настолько аномально, чтобы не уловить базовые паттерны человеческого поведения. Но что-то в их действиях в вестибюле командной палубы выбивалось из привычного поведения самоуверенных болванов.

Разведчик № 2 наблюдал, как Цели собрались вокруг Цели № 5 и нетерпеливо размахивают руками, пока тот тыкает пальцами по экрану. Стоя. Даже когда они явно сообразили, что звуки из задраенного командного отсека — всего лишь декорация, когда обновление системы безопасности сделало их менее уязвимыми для атак дронов, они просто стояли и ждали. Автостражам не позволено сидеть, но люди и дополненные люди стараются сесть при первой же возможности.

Они не пытались нас искать, просто стояли в вестибюле, разослав свои дроны по ближайшим коридорам, но не дальше. Где-то рядом с ними заперты мы, враждебные объекты, и бесконтрольно передвигаемся. Почему они не пытаются защититься, создав собственную безопасную зону? Почему хотя бы не заперлись в какой-нибудь каюте? Неужели настолько полагаются на свои дроны? Или ждут помощи извне? Иначе чего они так долго ждут?

И при этом даже не додумались сесть.

Я, конечно, и без того знал, что положение на редкость паршивое, но теперь начал думать, что оно гораздо хуже. Проход через червоточину занимает много циклов. Путешествие из лагеря экспедиции до «Сохранения» заняло четыре стандартных цикла «Сохранения» (каждый по двадцать восемь стандартных часов), и это еще считается коротким расстоянием, рукой подать от «Сохранения». Мы никак не могли еще прибыть к месту назначения. Вообще никуда не могли прибыть.

Я связался с Разведчиком № 1, запертым на мостике ГИКа, и велел снова посмотреть на экран, показывающий корпус ГИКа, волновой рисунок и временной отсчет.

Разведчик № 1 развернулся к консоли. Временна́я отметка показывала две минуты и четырнадцать секунд.

О да, это… проблема. Я передал данные Амене.

Дрон показал, как Амена прищурилась в недоумении.

«Временна́я метка выглядит как отсчет при проходе через кротовую нору, но время явно неверное».

Предельно неверное.

«Разбуди Элетру и спроси, сколько времени корабль пробыл в кротовой норе, когда они проходили из другой системы на территорию «Сохранения», где захватили нас».

Амена потрясла Элетру за плечо. Прошло несколько долгих секунд, прежде чем та пошевелилась. Амена задала ей вопрос. Электра заморгала, приходя в себя, а потом ее лицо приняло озадаченное выражение:

— Мы и не покидали систему. Мы все время были здесь.

— Нет, корабль прошел через червоточину на территорию «Сохранения», где и захватил нас. А теперь мы направляемся куда-то в другое место. Помнишь, тот серый говорил, что мы в транзитном переходе?

Амена напирала, но веки Элетры снова закрылись, и она не ответила.

«Она еще не в себе, — передала мне Амена. — Раньше они утверждали, что нас захватили прежде них, а теперь не верит, когда я пытаюсь убедить ее в обратном».

«Та штука на двигателе явно инопланетного происхождения, — сказал я. — Думаю, она ведет нас через червоточину с гораздо более высокой скоростью».

Намного более высокой. Даже не за часы вместо полных циклов, а за минуты. Двигатель ГИКа захвачен каким-то аппаратом, который использует червоточину совершенно другим способом, позволяя путешествовать быстрее, чем любой корабль из новостей или даже из сериалов. Быстрее, чем любой корабль, созданный людьми.

«Думаю, мы вот-вот окажемся в нормальном пространстве», — добавил я.

Амена покачала головой:

«Нет, это какое-то безумие. Наверняка таймер поврежден. Мы провели в червоточине лишь несколько часов и не можем выйти из нее так скоро. Ближайшая обитаемая система за границами территории «Сохранения» как минимум в пятнадцати днях от станции…»

И тут двигатель издал не то стон, не то клацанье. Перед Разведчиком № 1 появился новый дисплей с изображением нормального пространства. Мы вышли из червоточины.

Амена застыла, уставившись на новые данные дисплея. Ее глаза округлились в тревоге.

«Что будем делать?» — спросила она.

Хороший вопрос.

Первым моим побуждением было уничтожить инопланетный артефакт. К счастью, вместо этого я перешел к следующей мысли. Я ничего не знаю о корабельных двигателях, но точно знаю, что шутить с ними не стоит. Они стояли во главе длинного списка вещей, с которыми не стоит шутить. Нужно раздобыть больше данных, прежде чем что-либо предпринимать. Мне не хотелось говорить Амене «я не знаю», потому что люди склонны паниковать, и я почти не виню их в этом — сейчас я и сам паниковал, не контролировал ситуацию и осознавал как минимум десять случаев, когда принял неверное решение. А контролировать ситуацию очень важно, потому что иначе она сама будет меня контролировать, а это почти то же самое, что вернуться к ситуации, когда меня контролировала Компания. А может, я просто доверился Амене, которая действовала как человек гораздо более старшего возраста, потому что вознамерилась меня спасти.

«Я не знаю», — ответил я.

Перевод Наталии Рокачевской

Оставляя комментарии на сайте «Мира фантастики», я подтверждаю, что согласен с пользовательским соглашением Сайта.

Читайте также

Статьи

Фриц Лейбер «Черный гондольер». Неполиткорректная фантастика полузабытого классика
0
3231
Фриц Лейбер «Черный гондольер». Неполиткорректная фантастика полузабытого классика

Мистика и хоррор от одного из столпов «золотого века».

Ностальгируем по старым добрым сериалам в 51-м выпуске подкаста
0
65110
Ностальгируем по старым добрым сериалам в 51-м выпуске Фантастического подкаста

Скорее включайте телевизоры и подпевайте мелодии из заставки!

«Песочный человек»: дождались чуда или нет? 10
0
41853
«Песочный человек»: дождались чуда или нет?

Удачно ли Люциферу и Константину сменили пол, и чего сериалу больше всего не хватает.

Комикс «Множество смертей Лейлы Старр»: как Смерть однажды уволили 4
0
102009
Комикс «Множество смертей Лейлы Старр»: как Смерть однажды уволили

Философская мифологическая история в духе Геймана, которая учит ценить жизнь и не бояться смерти.

Стивен Кинг «Билли Саммерс». Киллер без страха и упрёка
0
146280
Стивен Кинг «Билли Саммерс». Киллер без страха и упрёка

Удачная попытка сочинить нуар XXI века.

Фэнтези о героях, прошедших путь из грязи в князи 4
0
203726
Фэнтези о героях, поднявшихся из грязи в князи

Ведь если даже бездомный мальчик смог стать великим правителем или полководцем, то и у тебя всё получится.

Видео: что такое настольные ролевые игры
0
434972
Видео: что такое настольные ролевые игры

Новый ролик от Hobby World.

Чем настольная игра «Непостижимое» ужаснула бы самого Лавкрафта 7
0
236946
Чем настольная игра «Непостижимое» ужаснула бы самого Лавкрафта

Вы плывёте на корабле, который пытаются потопить глубоководные. Или вы сами глубоководный — и хотите поделиться со спутниками радостями подводной жизни? 

Спецпроекты

Top.Mail.Ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: