11

«Когда сомневаешься, выбирай жизнь»: признаёмся в любви к Пратчетту

28 апреля 2020
Кот-император
28.04.2020
213325
18 минут на чтение
«С днем рождения, Мастер»: читатели и авторы «Мира фантастики»

25 апреля мы попросили вас рассказать о любимом произведении Терри Пратчетта, чтобы собрать большой материал ко дню рождения писателя. И вы откликнулись на нашу просьбу. Спасибо!

Ответов было так много, что выбрать интересные оказалось непросто. Но мы всё-таки отобрали почти три десятка самых развёрнутых и любопытных комментариев и добавили отзывы наших авторов. Давайте вместе почитаем!

(Ссылки спрятаны в заголовки.)

Людмила

ТЕРРИ ПРАТЧЕТТ ПОСВЯЩЕНИЕ… О, МИЛЫЙ, БЕСКОНЕЧНО МИЛЫЙ СЭР ТЕРРИ ПРАТЧЕТТ! Уже и не помню, когда очередной поход в книжный магазин завершился покупкой странной книги «Пятый элефант». Начала читать, и, всё, мой мир перевернулся. Кто это? Как? Как можно было так написать? С тех пор я стала собирать книги о загадочном Плоском мире, и да, сейчас все книги собраны, вся 41 (мои респект и уважение издательству «Эксмо», их переводчики лучшие). Пыталась читать по циклам, но в прошлом году пришла к выводу, что самое лучшее — это читать книги в порядке их написания. Сейчас я приступаю к «Последнему герою», читать буду неторопливо, смакуя каждое слово, каждую фразу. Люблю Сибиллу Овнец, люблю Ваймса (теперь я знаю, каков мой идеал настоящего мужчины), невозмутимого лорда Витинари, люблю сильнейшую и мудрейшую матушку Ветровоск, люблю игривую матушку Ягг и её кошмарного кота и постоянно упоминаемую песню про знаменитого ёжика, а Ринсвинд с его постоянным невезением-везением, как же без него, люблю тролля Детрита, а Моркоу и Ангва, мой любимый библиотекарь Незримого Университета… Их так много, и всех перечислить не хватит и 2000 знаков. На особом месте – Смерть и его внучка. Я готова растаскивать эти книги на цитаты, я от души смеюсь, искренне сопереживаю, пускаю слезу. И были слёзы 12 марта 2015 года в день его ухода, и понимание, что больше не будет его новых книг. Но сегодня не о смерти, сегодня о жизни. Спасибо за то, что вы были и есть, именно есть, спасибо, за ваши замечательные книги! Спасибо за честь быть знакомой с вами!

Анастасия Ладанаускене

«Ведьмы за границей» — безусловно, самое любимое произведение Пратчетта. Увлекательное путешествие среди оживших сказок троицы остроумных и здравомыслящих ведьм, имеющих мужество противостоять их натиску и твёрдо знающих, что нельзя навязывать людям счастливые концы.

Нельзя постоянно исправлять всё с помощью магии. С помощью волшебства можно лишь не давать кому-то творить зло. Люди должны сами решать — что добро, а что зло, что правильно, а что неправильно. Нельзя обращаться с людьми так, будто они персонажи или неодушевлённые предметы.

Владимир Подлеснов

Разъезжающая на мотоцикле Смерть, король-призрак, ведьмы, тролли, и всё это под соусом крутейшей музыки. Это был анонс мультфильмов по книгам Терри Пратчетта на канале 2х2, и это была любовь с первого взгляда. Потом я посмотрел сами мультфильмы (шестисерийные экранизации «Вещих сестричек» и «Роковой музыки») и понял, что эта любовь навсегда. А дальше были книги: фееричный «Эрик» («По существу, разница между богами и демонами такая же, как между террористами и борцами за свободу»), совершенно не похожий на последующие книги «Цвет волшебства» («В пасть к Смерти только и стоит соваться, чтобы спереть Его золотые зубы»), добрый и мудрый «Санта-Хрякус» («Людям нужны фантазии, чтобы оставаться людьми, чтобы было место, где падший ангел может встретиться с поднимающимся на ноги приматом») и много других книг. Но больше всего мне запомнился «Вор Времени», последняя книга цикла о Смерти и его внучке Сьюзан. В ней есть не только захватывающие приключения и философские размышления, но и такой пронзительный финал, какого не ожидаешь от юмористического (не такого уже и юмористического, поздние книги о Плоском мире намного глубже и серьёзнее) фэнтези. «Когда сомневаешься, выбирай жизнь». Спасибо вам, сэр Терри!

«Когда сомневаешься, выбирай жизнь»: МирФ рассказывает о любимых произведениях Пратчетта в честь дня рождения писателя 1

Иллюстрация Пола Кидби

Ксения Рогоза

Это не была любовь с первой книжки. Честно: вторая зашла лучше, но без особого восторга.

Удивительное начало рассказа о преданной и всеобъемлющей моей любви к Терри Пратчетту.

Позже, когда я уже прочла (запойно) цикл о Страже, пыталась проанализировать, почему наше первое знакомство с сэром было именно таким: скомканным и неопределённым. Гипотеза такая: первая книга несёт особую смысловую нагрузку. По одёжке книгу не встречаешь, тебе сразу надо её ум на себя примерить. Мой первый «пратчетт» был Санта-Хрякусом. И Санта не подошёл: ни к месту, ни ко времени, ни к мироощущениям. Потом я прочитала её дважды, столько же смотрела фильм.

А вот «Стража»… Стража стала краеугольным камнем моего чувства, этот цикл — один из моих любимейших вообще… и ever (самая-самая любимая из цикла — «Ночная стража»)! Один из моих любимых литературных персонажей — Сэмюэль Ваймс… безоговорочно.

Спасибо сэру Терри за него и за многих других: Витинари, Эсме Ветровоск, Смерть, библиотекаря и аркканцлера и пр. и пр. Ваши миры и фантазии всегда со мной. С днём рождения.

P. S. Ну и: «Многозначительная сова глухо ухает в ночи…»🦉

Алиса Налин

Самая первая книга у Терри Пратчетта — «Цвет волшебства». Самая любимая — «Шляпа, полная небес».

Цикл о Тиффани Болит вообще получился очень… нетипичный. Да и ведьмы у Пратчетта весьма интересные особы: ближе к современным врачам и психологам. Глупым волшебством занимаются волшебники, жирные мужики в университетах. Настоящее ведьмовство — древнее, как мир. Принять рождение и проводить в Загробный мир. Сказать деревенщине, что вся его семья болеет из-за гоблинов в колодце (а вовсе не из-за микробов). Просто потому, что деревенщина не знает, что такое микроб, а вот гоблинов он навидался. Мир ведьм Пратчетта — очень старый и пробуждающий в душе атавизмы язычества. Ну и конечно, Матушка, Нянюшка и Маграт — три лика одной кельтской богини, древняя традиция, сильное колдовство.

Елена Кушнир
Елена Кушнир
Писатель и журналист. Пишет тексты про людей. Двигает магический реализм и фантастический натурализм в массы.

Люблю Пратчетта вообще. Как автора. Как философа. Как человека в чёрной шляпе. Как сторонника эвтаназии. Как факт. 

Самое любимое из того, что он написал, — совет начинающему писателю, который Пратчетт дал в твиттере, когда к нему обратился какой-то юный автор (я там и прочитала в режиме реального времени). И Пратчетт ответил гениально и ёмко, сформулировал, по сути, афоризм:

Пишите. Каждый день. Без исключений.

Это лучший совет писателю, который мне когда-либо встречался. Я стараюсь ему следовать (я писатель). И повсюду этот совет продвигаю, потому что, честное слово, ничего более правильного придумать попросту невозможно, начинающий ты писатель или нет. К тому же без следования этому совету все остальные лишаются смысла. 

Из тех книг, а не советов, которые Пратчетт оставил на радость людям, я больше всего люблю цикл о ведьмах, особенно — весь. Трудно выбрать самое-самое. Но если бы пришли враги и стали бы требовать, чтобы выбрала, тогда бы назвала «Господа и дамы». Там очень глубокие и сложные вещи. Слегка потусторонние даже местами.

Однако моя самая любимая книга — это все-таки «Санта-Хрякус». Она всем хороша, в ней, на мой взгляд, самое убедительное у Пратчетта во всем творчестве Зло. Господин Чайчай с разномастными глазами, один из которых выглядит как пистолетное дуло (не помню, написано ли так у Пратчетта, но мое сравнение таково). Конченый психопат и садист, вызывающий ощущение мороза по коже. Это большое достижение для автора. Но что поражает меня в книге больше всего — объяснение атеистом Пратчеттом самой сути веры (своего рода христианская апологетика наоборот), а заодно таких явлений, как совесть и человечность. И фантазия. И все это в одном монологе Смерти. Вот научишься так мыслить — и жизнь прожил не зря. Хо. Хо. Хо. 

— ТОГДА ВОЗЬМИ ВСЕЛЕННУЮ, РАЗОТРИ ЕЕ В МЕЛЬЧАЙШИЙ ПОРОШОК, ПРОСЕЙ ЧЕРЕЗ САМОЕ МАЛЕНЬКОЕ СИТО И ПОКАЖИ МНЕ АТОМ СПРАВЕДЛИВОСТИ ИЛИ МОЛЕКУЛУ ЖАЛОСТИ. И ТЕМ НЕ МЕНЕЕ… — Смерть взмахнул рукой. — ТЫ ПОСТУПАЕШЬ ТАК, СЛОВНО В МИРЕ СУЩЕСТВУЕТ ИДЕАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК, СЛОВНО СУЩЕСТВУЕТ… СПРАВЕДЛИВОСТЬ ВО ВСЕЛЕННОЙ, МЕРКАМИ КОТОРОЙ МОЖНО СУДИТЬ.

— Да, но люди должны в это верить, иначе зачем все…

— ИМЕННО ЭТО Я И ХОТЕЛ СКАЗАТЬ. 

С днем рождения, Мастер. Где бы вы ни были.

«Когда сомневаешься, выбирай жизнь»: МирФ рассказывает о любимых произведениях Пратчетта в честь дня рождения писателя 2

Иллюстрация Пола Кидби

Татьяна Шаповалова

🐢 По моему мнению, «Мелкие боги» — одно из самых интересных произведений вне циклов. Это произведение хорошо во всём: юморе, персонажах, мыслях, сюжете, динамике. Если некоторые книги сэра Терри читать бывает скучно (лично мне, и их можно растягивать и наслаждаться порциями), то у «Богов» с этим проблем нет. Эту книгу хотелось прочитать целиком и сразу. Ом и Брута — прекрасный, взаимодополняющий дуэт, противоположность характеров и мировоззрений которых служит прекрасной основой для замечательных шуток.

К счастью, в книге не было неуместной любовной линии, которые Пратчетт любит вставлять ближе к концу, и это, я считаю, прекрасно. Книга о дружбе, взаимопринятии и взаимопомощи. Прекрасная книга. Всем рекомендую. 10/10.

📚 А любимый цикл — про Смерть. Нежно люблю первые книги («Мор», «Мрачный жнец») за то, что там внимание сосредоточено именно на Смерти, а не Сьюзан (как это будет потом).

🐬 Неожиданно и приятно ворвался в мою жизнь малоизвестный (почему-то) роман Пратчетта «Народ, или Когда мы были дельфинами». Это не фэнтези, а роман-взросление про мальчика с острова, чье племя погибло. Очень сильный и интересный роман. Считаю, именно такие книги должны быть в составе школьного списка для чтения. Здесь поднимаются темы ответственности, первой любви, взаимоотношения между людьми разных культур, жизни и смерти, конечно же. Но нет пратчеттовского юмора, что может оттолкнуть потенциальных читателей, хотя всего остального «пратчеттовского» в достатке.

Уф. Очень люблю этот роман, жду, когда его снова пустят в печать, чтобы купить себе экземплярчик и потом передать его детям и внукам. Пожалуйста, обратите внимание на «Народ».

Я хочу знать причины. Причины всего. Я не знаю ответов, но несколько дней назад я даже не знал, что существуют вопросы.

Андрей Савилов

Наверняка не буду оригинален, но больше всего в душу запал мне роман «Опочтарение». И как бы не любил я Ринсвинда, Стражу и даже самого СМЕРТЬ, но история обаятельного мошенника, который вынужден работать на общее благо, — это моё слабое место.

Хотя нет, побуду немного оригинальным: если вы не читали «Кота без прикрас», то пойдите и прочитайте. Благо читать там всего ничего.

Олег Чикирев

Лучшая экранизация — «Благие знамения».

Лучшая аудиокнига — «Мост троллей» от передачи «Модель для сборки».

Лучшая книга не по Плоскому Миру — «Кот без прикрас».

Про Плоский мир говорить сложно, мне очень нравится «Последний герой», там же лучшие иллюстрации Пола Кидби.

Enia Phantom

Любимых произведений нет. Циклов также. Невозможно выбрать что-то отдельное. Каждая книга — кусочек, из которых состоит Плоский мир ❤ Каждый персонаж уникален. Каждая история незабываема ❤

Фото: Enia Phantom

 

Евгения Сафонова
Евгения Сафонова
Писатель, геймер, музыкант, злая бука. Давно и безнадёжно подсела на сказки, преимущественно недобрые.

Моё знакомство с Пратчеттом началось, когда мама притащила с книжного развала потрёпанный томик «Дам и господ». Ну, дочка же вроде любит сказки и фэнтези, а тут в аннотации что-то про эльфов и драконов — пусть ребёнок порадуется.

Следующие пару лет помимо нот в моей сумке неизменно жила какая-нибудь книжка Пратчетта. Я читала его по дороге в колледж и домой. Я читала его на переменах. Я читала его в столовой. Когда очередная история о Плоском мире заканчивалась, я дожидалась перерыва между парами, шла в книжный неподалёку и покупала следующую.

Я была достаточно юной, чтобы моя система ценностей, представлений о мире, понятий о жизни только начала складываться, — и Пратчетт с его ненавязчивой мудростью и философией помог мне стать тем, кто я есть сейчас. Матушка Ветровоск показала мне, что значит быть сильной. Сэм Ваймс учил меня, как посмотреть в лицо собственной тени и одержать верх. Смерть помогал понять, что есть человечность, и увидеть, что наш мир полон обыкновенных чудес.

Я очень хотела однажды встретиться с сэром Терри, угостить его банановым дайкири и сказать спасибо за всё, что он для меня сделал. А ещё больше я хотела писать, как он. Или не совсем так (потому что я всё-таки Женя Сафонова, а не клон Терри Пратчетта), но чтобы моё творчество могло помочь кому-то так же, как его тексты помогли мне. Чтобы над моими книгами тоже кто-то улыбался, смеялся, думал и грустил, а, закрыв их, вынес что-то очень для себя важное. Чтобы под одной обложкой органично уживались высмеивание фэнтезийных клише и настоящая глубина, пародийные элементы и самодостаточные закрученные истории.

Я хорошо помню день, когда узнала о его смерти. Обычный погожий день ранней весны, когда холодный ветер щиплет руки, но снег уже сходит, а солнце бьёт в лицо — такое яркое, каким никогда не бывает зимой. Я ехала в автобусе и плакала, потому что человека, которого я считала своим учителем, больше не было. И мечте о том, что когда-нибудь я смогу его отблагодарить, не суждено осуществиться.

Я до сих пор откладываю некоторые его книги, потому что меня очень страшит наступление момента, когда я пойму: вот теперь я прочла всё. А нового он уже не напишет.

Мне всё ещё кажется, что я потеряла друга, с которым мы никогда не виделись.

Мне трудно назвать самую любимую книгу Пратчетта, потому что я люблю у него почти всё. Я дважды рыдала над «Шмяком», я обожаю стёб над сказками в «Ведьмах за границей», я тихо кричала над «Опочтарением», потому что узнавала в Мокрице себя. И всё же, наверное, особое место в моём сердце занимает «Мрачный жнец» — я часто советую друзьям начинать знакомство с Пратчеттом с этой книги. Она в меру смешная и в меру печальная. Она лучится тем немного колючим, немного грустным и очень тёплым светом, что для меня пронизывает все вещи сэра Терри. Здесь удивительно трогательный Смерть, который постигает всю прелесть, хрупкость и ценность человеческой жизни. И концовка, где Азраила спрашивают «НА ЧТО ОСТАЁТСЯ НАДЕЯТЬСЯ УРОЖАЮ, КАК НЕ НА ЛЮБОВЬ ЖНЕЦА?», накрепко врезалась мне в память.

Я очень надеюсь, что жнец отнёсся к Терри Пратчетту с той любовью, которой он заслуживал.

С днём рождения, сэр Терри. Мне вас не хватает.

Ирина Лис

Моё сердце отдано роману «Ночная стража». Потому что, когда мне становится тяжело и я подхожу к той самой грани, в памяти всегда всплывает этот кусок: «…Стоит человеку сломаться, ломается всё. Так устроен мир. Да, обстоятельства могут тебя согнуть, а если хорошенько припечёт, то и скрутить в бараний рог. Но нельзя, чтобы они тебя сломали. Потому что сломаешься ты — и начнет рушиться всё, пока вообще ничего не останется. Всё решается здесь и сейчас….»

Второе же любимое у него — это «Опечатки», их можно просто растаскивать на цитаты. А рассуждения сэра Терренса на тему эвтаназии перевернули мое отношение к этой теме с ног на голову. Мне безумно жаль, что маэстро ушел так рано… 💔

Дмитрий Гусев

Я безумно люблю Терри Пратчетта и его произведения. Я рос на них. Моё отношение к жизни формировалось через Смерть и его столкновение с человеческим. Очень трудно порой быть одиноким и ничего не понимающим подростком, но когда с тобой во всё это дело погружается могущественный демиург и также ничего не понимает — это придаёт уверенности.

Стража и история командора Ваймса тоже растёт с читателем. Залихвастский приключенческий детективчик перерастает в социальную драму о восстаниях, гражданских войнах, о том, что власть развращает, туманит взор и несёт безумие, если внутри тебя нет самого главного и человеческого: солидарности, доброты, чувства совести.

Данил Богданов

Мое знакомство со вселенной Терри Пратчетта началось с цикла Городской Стражи. «Стража! Стража!» вмиг меня унесла из этого мира, а так как под одной обложкой было два романа (также «К оружию! К оружию!»), это путешествие и не думало оканчиваться. Выделить одну книгу сложно. Пратчетт — это такой писатель, о котором искренне интересно даже читать, которым восхищаешься и перед которым хочешь со всем своим уважением снять шляпу. Поэтому выделить одну не получится. Зато точно можно сказать, что его вселенная и многие ее персонажи запали в душу. Ваймс, Моркоу, Ангва, Шнобби, Коллон, Витинари, Мор, СМЕРТЬ. Чем больше читаешь о них, тем больше проникаешься. И это настоящая магия.

«Когда сомневаешься, выбирай жизнь»: МирФ рассказывает о любимых произведениях Пратчетта в честь дня рождения писателя 5

Иллюстрация Пола Кидби

Ирина Нечаева
Ирина Нечаева
Переводчик книг и локализатор игр, читатель и писатель, а в свободное время — матрос на больших парусниках. Знает миллион фактов, что очень помогает во всём вышеперечисленном.

Моей первой книгой Пратчетта стал «Санта-Хрякус», который помог мне понять разницу между Солнцем и шаром горящего газа. Тогда мне было лет шестнадцать. Потом я прочитала и всё остальное, вышедшее на русском, — вне конкуренции оказался цикл про ведьм, потому что сильных женских персонажей мне никогда не хватало.

А через довольно много лет, в 2018 году, издательство «Эксмо» предложило мне перевести «Опечатки», сборник эссе и статей Пратчетта. Это был, пожалуй, самый непростой и одновременно самый интересный опыт в моей переводческой биографии.

Я прожила с сэром Терри много месяцев, которые охватили огромный период его жизни, и надеюсь, что начала его понимать. По утрам, садясь за работу, я каждое утро представляла себя Пратчеттом и думала, как бы он выразился по тому или иному поводу, какие бы слова выбрал, если бы говорил по-русски. Порой ощущение бывало совсем шизофреническое 🙂

Эта книга, конечно, раскрыла для меня Пратчетта с другой стороны — не как писателя, а как человека. И, судя по его нехудожественным текстам, он был ужасно милый, но при этом вредный и ехидный. Думаю, из него получился бы идеальный дедушка — но не сложилось. И еще думаю, что мы с ним могли бы подружиться. А ещё у меня пропали все претензии к переводам Пратчетта на русский, которые были до этого. Возможности любого языка всё-таки ограничены, и переводчики выжали из русского всё возможное.

Роман Маков

Все циклы хороши. Особенно выделю о Тиффани («Ведьмы» в целом), «Стражу», Ринсвинда, Сьюзан/Смерть, Мокриста, всякие левые рассказики и вообще.

А, ещё он есть на GURPS, что не может не радовать (нечто похожее есть у Ву), есть модуль на Фиаско и пара-тройка настолок.

Воть.

Полина Никишина

Мы с Пратчеттом впервые встретились благодаря «Миру фантастики». Я читала журнал запоем, близился день рождения подруги, и я купила ей «Пирамиды». Почему именно эту книгу, сказать сложно. Но перед тем как отдать, прочла сама и разочаровалась. В себе. В своей способности понять автора. Страдала я долго, с одиннадцатого класса по третий курс университета. Потом мои друзья запоем стали смотреть мультфильмы по Плоскому миру. Так в моей жизни появился Смерть. И, увы, мы мило пообщались, но любви не возникло. Чувство проснулось, когда я попала в больницу и, решив, что терять нечего, открыла «Правду»… Очнулась через два года с почти полностью прочитанным всем, с артбуком на английском, любительскими переводами и всем прочим, вроде песни про ёжика. Когда начинала, была уверена, что Стража и Волшебники пройдут мимо, а они заняли главное место в сердце. «Джонни» надо читать каждому взрослому, а цикл про Тиффани полнится до краёв мифической мудростью. Однажды даже собрала пратчеттовский алфавит для тематического дня на работе. Хорошо, что ещё остались нечитаные томики. Впрочем, перечитывать тоже хорошо.

Oksana Ko

Я прочитала всё, что можно было найти по Плоскому миру. Сначала условными циклами, потом в порядке выхода книг. Часть из них была на тот момент в фанатском переводе, часть куплена в бумаге, часть в аудиоформате, но впечатления до сих пор самые положительные. Что любимое? В Плоском мире каждый может найти то, что ему по душе. Муж очень любит «Стражу» за детективную составляющую, знакомый — цикло про Липвига за дерзость и авантюризм, мне же по душе «Ведьмы». Но не полный цикл, а начиная со второй книги, с «Вещих сестричек». Матушка Ветровоск — потрясающий персонаж.

«Благие знамения» в соавторстве с Гейманом тоже не раз были мною прочитаны.

Из экранизаций люблю «Опочтарение».

А вот что действительно меня потрясло до глубины души, так это документальный фильм BBC «Терри Пратчетт: выбирая смерть».

Это гениальный писатель, которого смело можно рекомендовать и детям, и взрослым.

«Когда сомневаешься, выбирай жизнь»: МирФ рассказывает о любимых произведениях Пратчетта в честь дня рождения писателя 6

Иллюстрация Пола Кидби

Екатерина Пташкина
Екатерина Пташкина
Литературный редактор журнала, сайта и всего, до чего дотянется. Любит доводить авторов до исступления уточняющими вопросами.

Серьёзным быть просто. Взял пачку вечных тем — жизнь и смерть, любовь и свобода, власть и ответственность — и сочинил трактат. Долгий, вдумчивый, обстоятельный. Скучный.

Смешным быть труднее. Но Пратчетту это блестяще удавалось. Помню, как-то в метро мне даже пришлось на время отложить его книжку, потому что я хохотала на весь вагон и не могла остановиться.

Мудрым быть сложнее всего. Но если кто и был мудрым, так это Терри Пратчетт. Он брал те самые вечные темы — жизнь и смерть, любовь и свобода, власть и ответственность и десятки, десятки других — и превращал их в истории, лёгкие, весёлые, увлекательные и при этом глубокие и бьющие в самое сердце. Его книги — как сама наша жизнь, одновременно трагичная и уморительно смешная.

Пратчетт безжалостно высмеивает своих героев — и при этом искренне их любит. Он прекрасно видит всё, чем полнится любой мир, хоть плоский, хоть шарообразный: горечь, боль, несправедливость, — и все равно находит в себе силы смеяться. Атеист до мозга костей, он продолжает видеть в мире смысл, — и на его философию хочется опираться, когда другие не работают.

Но главное — Пратчетт помогает не бояться смерти. Здесь можно вспомнить и отвагу, с которой он сам относился к этой неизбежной встрече, и его, пожалуй, самого знаменитого ПЕРСОНАЖА — не человека, но предельно человечного.

Наверное, именно «Мрачного жнеца» я назвала бы своей любимой книгой Пратчетта, хотя цикл про Стражу мог бы оспорить это звание. А из экранизаций без колебаний выделю «Опочтарение» — в его главного героя я без памяти влюблена до сих пор.

Я читала далеко не все романы о Плоском мире. И это хорошо: значит, впереди у меня ещё полно возможностей поговорить с удивительным сэром Терри, мудрым и смешным.

Хотя, если вдуматься, это почти синонимы.

Татьяна Воронина

О, а я очень давно читала книги сэра Пратчетта.

Но вот зимой попался на глаза сборник, составленный Нилом Гейманом, — «Опечатки». Биографические очерки Терри Пратчетта.

Очень интересно! Начинаешь понимать, что имел в виду автор, когда придумал орангутана-библиотекаря. Что он думает про Гэндальфа и ведьм…

Сразу после этого решила прочитать «Цвет волшебства». Совсем отвыкла от манеры написания, но прочитала на одном дыхании.

Естественно, читала и «Благие знамения», как же без них. А вот сериал не хочу смотреть. Не так я представляла себе героев.

Александра Леонова

Читаю Пратчетта в хронологическом порядке (то есть все подциклы вперемешку по дате выхода книг) и в которой раз убеждаюсь, что он как писатель в каждом последующем романе становится лучше, глубже и увереннее.

Пока что наиболее любимый роман — это, наверное, Reaper Man («Мрачный жнец»). В забавную историю о том, как люди (и не только) вдруг перестали умирать, сэр Терри вложил много размышлений о том, что есть смерть, как ее (или его) принять и что делает особенно ценной нашу жизнь. Оставляет после себя приятную светлую грусть и надежду.

Творчество Терри Пратчетта сделало его жизнь событием, а смерти придало черты трагического перфоманса: три прощальных твита, появившихся в марте 2015-го на официальной странице автора, странным образом утешали, помогая принятию. Терри Пратчетт умер, но, читая короткое послесловие из заглавных букв, и мысли нельзя было допустить, что его не стало.

Моё знакомство с Плоским миром прошло путём извилистым и вышло перевёрнутым с ног на голову, в лучших традициях жизнеизмерителя Ринсвинда: цикл стражей перемежался ведьмами и историями из будней Незримого университета, Маграт вышла замуж прежде, чем Ланкр обрёл нового короля, где-то в перерывах случились «Благие знамения», а матушка Ветровоск… впрочем, матушка Ветровоск испокон веков проявляла завидное постоянство.  

А первым циклом, прочитанным от начала и до конца (если есть у него конец и начало), стал «Мрачный жнец». И отношение к главному герою этого цикла у меня до сих пор абсолютно особое: трепетное, изумлённое и благодарное — за стирание границ и раскрытие перспектив. Никогда не думала, что буду сопереживать двухметровому скелету с огоньками в пустых глазницах, этому Похитителю душ, Разрушителю империй, Поглотителю океанов и прочее, прочее, но ВОТ КАК ОНО СЛОЖИЛОСЬ.

В книгах Пратчетта столько жизни, что даже Смерть воспринимается её частью: случайным попутчиком, незваным гостем — да, но никак не врагом. Следуя за человечеством шаг в шаг, антропоморфная персонификация смерти познаёт самоё себя, всё больше человечности проявляя с годами. Таков уж Плоский мир: здесь все получают свой шанс. Даже закостеневшие стереотипы.

Удивительное волшебство цикла о Смерти в том, что он… полон света. Терри Пратчетт взял самый распространённый человеческий страх и облачил его плотью, заключил в понятную форму, наделил узнаваемыми чертами, характером и сонмом чудных привычек. Он дал ему живую лошадь, домашнего любимца и семью, обратив Мрачного Жнеца — Биллом Двером.

Он научил его смеяться.

А за смехом не остаётся места страху. 

Оставляя комментарии на сайте «Мира фантастики», я подтверждаю, что согласен с пользовательским соглашением Сайта.

Читайте также

Статьи

Тимоти Зан: «Траун. Доминация». Что мы узнали из нового романа о синекожем адмирале галактической империи
0
18631
Тимоти Зан: «Траун. Доминация». Что мы узнали из нового романа о синекожем адмирале

Основные факты из свежего романа, открывающего трилогию о ранних годах синекожего флотоводца

Что почитать из фантастики? Книжные новинки сентября 2020-го 2
0
34272
Марко Клоос «Сроки службы»: будущее глазами бывшего солдата бундесвера

Простая, но любовно выписанная военная НФ.

Читаем книгу «Молитва из сточной канавы» Гарета Ханрахана — ограбление в тёмном фэнтези
0
76575
Читаем тёмное фэнтези — «Молитву из сточной канавы» Гарета Ханрахана

Отрывок знакомит нас с главными героями и показывает, чем закончится ограбление Палаты Законы.

Орден иезуитов. Общество Иисуса — и спецслужба Папы Римского 3
0
88996
Орден иезуитов. Общество Иисуса — и спецслужба Папы Римского

Что мы знаем об ордене самых хитрых богословов, в котором служил Арамис?

«У моего гримдарка есть сердце». Разговор с Эдом Макдональдом, автором «Печати ворона» 4
0
127002
«У моего гримдарка есть сердце». Разговор с Эдом Макдональдом, автором «Печати ворона»

Поговорили с британским фантастом об истинной дружбе и обаянии зла, о планах на будущее и об увлечении историческим фехтованием. И немного о виски.

Экранизации, в создании которых участвовали авторы первоисточников 5
0
132130
Экранизации, в создании которых участвовали авторы книг

Фрэнк Миллер, Том Уилер и «Проклятая» Летом 2020 года Netflix выпустил сериал «Проклятая», основанный на одноименном фэнтези-романе Фрэнка Миллера и Тома Уилера. Права на экранизацию купили почти сразу после анонса […]

Комикс: эволюция
0
132571
Комикс: эволюция

«Мы думали, что это ненадолго».

Dragon’s Dogma: стоит ли смотреть экранизацию от Netflix?
0
190804
Dragon’s Dogma: стоит ли смотреть экранизацию от Netflix?

Увы, успех Castlevania авторам повторить не удалось.

Спецпроекты

Top.Mail.Ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: