Читаем книгу: Ребекка Куанг «Пылающий бог»

31 мая 2021
31.05.2021
503061
8 минут на чтение

У нас на сайте — отрывок из недавней новинки «Пылающий бог» Ребекки Куанг. Это третья и заключительная книга цикла «Опиумная война», посвящённая шаманке Рин и её участию в масштабном военном конфликте.

В отрывке Рин и Катай обсуждают превращение человека в шамана. Катай — резко против, а Рин… Рин готова заплатить любую цену.

Что почитать из фантастики? Книжные новинки апреля 2021 2

После кровавых сражений с остатками мугенской армии и союзниками гесперианцев, желающих присвоить никанские богатства, Рин снова остается ни с чем. Преданная и искалеченная, она бежит из Арлонга, чтобы собраться с силами и ударить по врагу. Но ее новые союзники в руководстве Южной коалиции лукавы и ненадежны, Рин быстро понимает, что настоящая сила в Никане – это миллионы простых людей, которые жаждут мести и почитают ее как богиню спасения.

Однако по мере роста ее силы и влияния крепнет опьяняющий голос Феникса, призывающий ее сжечь весь мир. И противостоять ему все сложнее…

Эффектное завершение трилогии «Опиумной войны», нашумевшего, отмеченного наградами эпического фэнтези Ребекки Куанг, которое сочетает в себе историю Китая как средних веков, так и недавнего прошлого с опасным миром богов и монстров.

«Вообрази армию шаманов, — шептал тихий голос в голове. Голос Алтана. — Представь их всепоглощающую мощь. Представь, что снова вернутся цыке. Представь, что ты получишь второй шанс».

— Давай хотя бы это обсудим, — сказала она.

— Нет, — твердо отрезал Катай. — Мы закончим на этом раз и навсегда.

— Но почему…

— Потому что нельзя так поступать с людьми, — огрызнулся Катай. — Не говоря уже о вполне реальном шансе устроить глобальный апокалипсис. И я потрясен, что об этом ты даже не задумалась. Ты ведь знаешь, как шаманизм влияет на рассудок человека. Такое никому не пожелаешь.

— А со мной вроде ничего страшного не произошло.

— Вряд ли кто-нибудь еще с этим согласится.

— Ну, я способна действовать. И это все, что нужно.

— Едва ли, — сказал Катай самым суровым тоном. — И тебя готовили. Но Цзяна больше нет, а Сорган Шира мертва. Если ты превратишь кого-нибудь в шамана, это для него смертный приговор.

— Все цыке через это прошли, — заметила Рин.

— И ты готова пожелать кому-либо судьбу цыке?

Рин поморщилась. У цыке было два варианта конца — смерть или Чулуу-Корих. Рин слышала это предупреждение бессчетное число раз с той минуты, когда она стала одной из Странных детей, снова и снова наблюдала один и тот же исход, жестокий и неизбежный. Она видела Алтана в бушующем пламени. Видела Бацзы, которого разрывают пули. Видела Суни и Фейлена, чей разум захватили в плен демоны, которых они не способны изгнать. Она и сама чуть не смирилась с такой судьбой.

Может ли она заставить кого-то принять эту участь?

Да. Если это их единственная надежда победить дирижабли, она готова. Ради будущего никанского юга, ради выживания — она готова.

— Такое уже случалось, — сказала она.

— Но это делали не мы. Нет, никогда. Мы не можем так поступать с людьми. — Голос Катая дрожал. — Я не позволю себя в это втягивать.

Рин не могла сдержать смех.

— Это что же, моральный барьер, который ты не можешь пересечь? Да брось, Катай.

— Ты не понимаешь, каково это? Посмотри, что случилось с Нэчжей. Ты заставила его призвать бога, и он…

— Я ни к чему его не принуждала! — рявкнула она.

— Не лги самой себе. Ты подтолкнула его перешагнуть собственные границы и знала, что для него это пытка. И посмотри, чем это обернулось? Шрамом на твоей спине размером с гору Тяньшань.

— Да пошел ты! — огрызнулась Рин.

Это был удар ниже пояса. И Катай это знал, точно знал, как ударить ее больнее, и все-таки всадил нож и провернул его.

Он не стал извиняться. Наоборот, повысил голос:

— Если ты хоть на секунду отбросишь свои безумные мечты о завоевании, если прекратишь вести себя в присутствии Гадюки как пьяная, то поймешь, что хуже с человеком и поступить нельзя.

— Ой, да тебе-то откуда знать?

— Думаешь, я не знаю? — Он пораженно вытаращил глаза. — Рин, я был в Голин-Ниисе, но все-таки Феникс, разрывающий мне мозг, — это самая кошмарная пытка на свете.

Его слова заставили Рин умолкнуть.

Ей хотелось дать себе пинка за то, что начала забывать — она еще способна вызвать огонь только благодаря Катаю, потому что каждый день он позволяет злобному богу пробираться в материальный мир через свой разум. Катай терпел это молча, чтобы не волновать Рин. Терпел так умело, что она совершенно об этом забыла.

— Прости, — сказала она и тронула Катая за плечо. — Прости, я не думала…

— Именно так, Рин. — Катай отбросил ее руку. Он не успокоился, а просто завершил разговор. Сейчас они все равно дальше не продвинутся. — Ты никогда не думаешь.

Рин пошла в город в одиночестве. Катай опрометью выбежал из кабинета и умчался куда-то в глубь генеральской штаб-квартиры, и Рин не стала его искать.

У них и раньше бывали такие ссоры. После сражения у Красных утесов уже реже, но раз в пару месяцев между ними возникал один и тот же спор — пропасть, через которую они никак не могли переступить. В итоге все сводилось к одному принципиальному расхождению, проявляющемуся сотней разных способов. Катай считал Рин черствой. Совершенно безразличной к человеческой жизни, как он однажды заявил. А она считала его слабым, вечно колеблющимся, когда следовало действовать решительно. Рин была убеждена, что он не сможет воспользоваться шансом, цепляясь за дурацкую надежду пацифиста — дипломатию. Но почему-то в результате она всегда чувствовала себя виноватой и смущенной, как ребенок, устроивший в классе истерику.

Ну и пусть, решила она. Плевать на Катая. Плевать на мораль. Нужно помнить только о том, что стоит на кону.

Войска соорудили на главной площади полевую кухню. Солдаты раздавали миски с рисом и дымящимися шаню длинной очереди ожидающих горожан. Добровольцы ходили вдоль очереди и напоминали, что не следует есть слишком быстро, а если заболит живот, нужно сразу же остановиться. После длительного голода еда на пустой желудок может оказаться смертельной.

Рин миновала очередь и взяла две миски с корнями шаню, зажав одну на изгибе правого локтя.

Шатры в северном квартале Тикани трудно было назвать лазаретом. Скорее, это был сортировочный центр, построенный из обломков бывшей резиденции главы города. Перед операционной аккуратными рядами разложили бамбуковые циновки, накрытые тканью, мимо сновали утомленные помощники лекарей, разнося антисептики и обезболивающие крестьянам, чьи раны гноились уже несколько месяцев.

Рин подошла к ближайшему лекарю и спросила о мальчике с полей смерти.

— Он вон в том углу, — ответил лекарь. — Может, получится его накормить. Он и крошки в рот не брал.

Мальчик был перебинтован и выглядел таким же бледным и изнуренным, как когда его нашли в могиле. Но уже сидел и выглядел довольно бодро.

Рин села на пол рядом с ним.

— Привет.

Он сощурился на нее, как подслеповатая сова.

— Я Рунин, — напомнила она. — Рин. Я вытащила тебя из могилы.

— Я знаю, кто ты, — хрипло прошептал он.

— А тебя как зовут? — мягко спросила она.

— Чжень, — начал он и закашлялся. Потом прижал руку к груди и поморщился. — Чжень Дулин.

— Похоже, тебе повезло, Дулин.

В ответ он только фыркнул.

Рин  поставила  одну  миску  на  пол  и  протянула  ему другую.

— Есть хочешь?

Мальчик покачал головой.

— Если уморишь себя голодом, они победят.

Он пожал плечами.

Рин попробовала зайти с другой стороны:

— У меня есть соль.

— Вранье, — буркнул Дулин.

Она не могла не улыбнуться. Никто южнее провинции Обезьяна уже много месяцев не пробовал соль. Ее так легко было найти в мирное время, но после нескольких месяцев овощной диеты без приправ соль стала цениться на вес золота.

— Я не вру. — Она помахала миской перед его носом. — Попробуй.

Дулин поколебался, но затем кивнул. Рин осторожно вложила миску в его дрожащие пальцы.

Он поднес ложку дымящихся шаню ко рту и чуть-чуть пригубил. Потом вытаращил глаза и, отбросив ложку за ненадобностью, выхлебал все с такой скоростью, словно Рин могла в любую секунду отнять у него миску.

— Не торопись, — предупредила Рин. — Еды достаточно. Если желудок начнет сводить, остановись.

Мальчик не проронил ни слова, пока все не доел. Потом немного помедлил, глубоко вздохнул, и его веки затрепетали.

— Я уже и забыл вкус соли.

— Я тоже.

— Ты знаешь, в каком мы были отчаянии? — Он опустил миску. — Мы соскребали белый налет с могильных камней и вываривали его, потому что по вкусу он напоминал соль. С могильных камней! — Его руки задрожали. — С могилы моего отца!

— Не думай об этом, — тихо сказала Рин. — Просто получай удовольствие.

Некоторое время он ел молча. И наконец поставил пустую миску на пол и вздохнул, прижав руки к животу. Потом повернулся к Рин:

— Зачем ты пришла?

— Узнать от тебя, что произошло.

Мальчик как будто съежился.

— В смысле, когда…

— Да. Расскажи все, что помнишь. Как сумеешь.

— Зачем?

— Потому что я должна это услышать.

Дулин долго молчал, уставившись в пространство.

— Я думал, что умру, — наконец произнес он. — Когда меня ударили, было так больно, что перед глазами почернело, и я решил, что это и есть смерть. Помню, как обрадовался, что все кончено. Больше не нужно бояться. Но потом я…

Он осекся, дрожа всем телом.

— Можешь остановиться, — сказала Рин, внезапно устыдившись. — Прости, мне не следовало тебя заставлять.

Но Дулин покачал головой и продолжил:

— А потом я очнулся в поле, и на меня светило солнце, тогда я понял, что выжил. Но они набросали на меня другие тела, и я не хотел показывать, что жив. И поэтому лежал не шевелясь. Они все складывали и складывали тела, одно на другое, и я уже с трудом мог дышать. А потом закидали сверху землей.

В руке Рин стрельнула боль, и лишь тогда она поняла, как глубоко вонзила в ладонь ногти. Она расслабила пальцы, чтобы не пошла кровь.

— И тебя так и не заметили? — спросила она.

— Они и не смотрели. Ни на что не обращали внимания. Им было плевать. Они просто хотели поскорей с этим покончить.

В воздухе повисло невысказанное предположение, что кроме Дулина могли быть и другие. Скорее всего, были и другие жертвы, раненые, но не мертвые, которые медленно задыхались под слоем земли и трупами, похороненные заживо.

Рин медленно выдохнула.

Где-то в глубинах ее разума возник Алтан. Вот и ответ. Вот оправдание всему, что она сделала. Это лицо врага.

И пусть Катай разглагольствует об этике. Ей плевать. Она должна отомстить. Ей нужна армия.

Плечи Дулина затряслись. Он рыдал.

Рин неуклюже похлопала его по плечу:

— Ну будет, будет, успокойся.

— Не могу. Я ведь наверняка был не один такой, лучше бы мне умереть…

— Не говори так.

Черты его лица исказились.

— Но почему я?

— Раньше я тоже ненавидела себя за то, что жива, — призналась Рин. — Мне казалось несправедливым, что выжила именно я. Что вместо меня погибли другие.

— Это несправедливо, — прошептал Дулин. — Я должен лежать в земле вместе с ними.

— У тебя будут такие дни, когда ты станешь желать этого больше всего на свете. — Рин не понимала, отчего испытывает такое желание утешить незнакомого мальчика, может, потому, что ей никто такого не сказал несколько месяцев назад. — Все это никуда не денется. Никогда. Но когда воспоминания начнут тебя терзать, прогони их. Жить гораздо труднее, чем умереть. Это не значит, что ты не заслуживаешь того, чтобы выжить. Это значит, ты должен быть смелым.

Перевод Наталии Рокачевской

Читайте также

Ребекка Куанг «Опиумная война»

Ребекка Куанг «Опиумная война»

Еще одна версия Мулан — юной девушки на кровавой войне.

Ребекка Куанг «Республика Дракон»: военное фэнтези в восточном сеттинге

Ребекка Куанг «Республика Дракон»: военное фэнтези в восточном сеттинге

Продолжение «Опиумной войны» получилось жёстче и безнадёжнее первой части.

Оставляя комментарии на сайте «Мира фантастики», я подтверждаю, что согласен с пользовательским соглашением Сайта.

Читайте также

Статьи

Читаем книгу «Губернатор» Адама Пшехшты — альтернативную историю
0
38639
Читаем книгу «Губернатор» Адама Пшехшты — альтернативную историю

В отрывке герои совершают вылазку в Петербургский анклав.

Главные комиксы про супергероев начала 2021 года, вышедшие на русском 1
0
48519
Главные комиксы про супергероев начала 2021 года, вышедшие на русском

Marvel и DC (и не только)

Видео: обзор настолок из серии «Замес»
0
201308
Видео: обзор настолок из серии «Замес»

Бессменный ведущий Семён Пыхтеев разобрал правила «базы» и осветил дополнительные фракции.

Адам Пшехшта «Губернатор»
0
104199
Адам Пшехшта «Губернатор»: если бы Эраст Фандорин был магом и сражался с демонами

Сверхъестественное в декорациях Первой мировой войны.

«Лука»: как будто Миядзаки снял 3D-мультфильм про прекрасную Италию
0
111080
«Лука»: как будто Миядзаки снял 3D-мультфильм про прекрасную Италию

Тёплое авторское кино, сделанное талантливыми людьми с огромной любовью и не похожее ни на одну прошлую работу Pixar.

«Локи», 2 серия: Апокалипсис сегодня и всегда 1
0
153989
«Локи», 2 серия: Апокалипсис сегодня и всегда

В новой серии «Локи» бог обмана посещает Помпеи и встречает загадочного противника. 

Слава психонавтам: какой была игра Psychonauts и чего ждать от сиквела
0
171332
Слава психонавтам: какой была игра Psychonauts и чего ждать от сиквела

25 августа выйдет Psychonauts 2. Почитайте, какой была оригинальная Psychonauts.

«Анна» — пронзительная история о пандемии, которую вы пропустили 13
0
225643
«Анна» — пронзительная постапокалиптическая притча, которую вы пропустили

О жестоком и невероятно красивом итальянском сериале почти не говорят, и очень зря.

Спецпроекты

Top.Mail.Ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: