Роберт Холдсток «Лес Мифаго. Лавондисс». Не роман, а размышление о природе коллективного бессознательного.

Где-то в Англии находится лесной массив, называемый Райхоупским лесом. Он возник после ледникового периода и до сих пор не тронут человеком. И в этом лесу сохранилась дохристианская Британия во всей своей красе. Внутри лес намного больше, чем снаружи, и намного старше. А в центре его находится Лавондисс, мир ледникового периода. И вот в этот-то лес попадает сначала многое узнавший от своего отца Кристиан Хаксли, потом его брат Стивен, вернувшийся с войны, а ещё через несколько лет — Таллис Китон, которая хочет найти своего пропавшего родича.

Роберт Холдсток «Лес Мифаго. Лавондисс». Не роман, а размышление о природе коллективного бессознательного.

Robert Holdstock
Mythago Wood. Lavondyss: Journey to an unknown region
Романы
Жанр: ​мифологическое фэнтези
Выход оригинала: ​1984, 1988
Переводчик: ​А. Вироховский
Издательство:​ «Эксмо», 2018
Серия: ​«Золотая коллекция фантастики»
592 стр., 3000 экз.
Похоже на:
Пол Керни «Иное царство»
Сюзанна Кларк «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл»

С первого взгляда «Лес Мифаго» кажется классическим готическим романом — английский юноша возвращается домой, в мрачную фамильную усадьбу, находит там разруху и Тайну… Потом появляются следы фэнтези. Впрочем, довольно быстро все знакомые жанровые черты исчезают, и остаётся лишь мрачная одержимость, древние мифы, страшный лес да ещё женщина как воплощение жизни и смерти одновременно. И так продолжается до самого конца — читатель всё глубже и глубже погружается куда-то в архаику и в глубины разума, встречается со странными нереальными существами, которые держатся в мире только силой людского подсознания, сквозь масштабные мрачные картины лесной жизни проступают кельтские и артуровские легенды, а потом теории аналитической психологии… Здесь живут Зелёный Человек, люди каменного века, прообразы великих героев вроде Робина Гуда, короля Артура и Кухулина, действуют шаманские практики и стоят ещё доримские поселения. Технически это, пожалуй, всё-таки фэнтези, построенное на классических британских легендах, из которых щедро черпают материал многие авторы жанра. Но в этом фэнтези нет сказки и нет волшебства, здесь царят суровые древние мифы, лишённый декоративности. Информации об этих мифах приводится очень много, и не все они так же широко известны, как, к примеру, история Робина Гуда, так что обычный читатель явно найдёт в книгах Холдстока много нового.

Но если атмосфера и погружение в коллективное бессознательное человеческого рода у Роберта Холдстока получается блестяще, то с литературной точки зрения всё не так уж хорошо.

Читатель всё глубже погружается в архаику и глубины разума

Под одной обложкой у нас изданы два романа, «Лес Мифаго», первая часть которого сначала была самостоятельной повестью, и «Лавондисс», его непрямое продолжение. «Лес Мифаго» написан на четыре года раньше и значительно хуже. Сюжет скучноват и провисает, любовная линия некрасива и плохо прописана, герои схематичны и обезличены (и это при повествовании от первого лица!) — они лишь трансляторы своего рода и, кажется, не могут существовать в отрыве от него и от своих корней. Невозможно не задать вопрос: подчиняется ли лес людской воле, создавая мифаго, или, наоборот, подчиняет людей себе и использует в собственных целях?

А вот юная Таллис Китон, героиня второго романа, вышла живой, сильной и несчастной. Она — ребёнок, оторванный от мира своего детства и неспособный влиться в мир взрослых. «Лавондисс» гораздо драматичнее, грамотнее выстроен и при этом полон по-настоящему жутких сцен. Финалы у обоих романов неоднозначны, но равно суровы и печальны.

В общем, если «Лавондисс» — вещь, безусловно, литературная, то «Лес Мифаго» с его юнгианскими архетипами, фрейдовскими идеями и влиянием «Золотой ветви» Фрэзера более похож не столько на художественный текст, сколько на философское размышление о природе коллективного бессознательного.

Итог: часть масштабного цикла, где рассказывается о рождении, жизни и смерти мифа. Герои, покинув реальный мир, оказываются в мире такого мифа — или в глубине собственной психики. Уйти от мифа уже нельзя, можно лишь влиться в него или же создать новый.

Архетипы по Юнгу

Мифаго — это типичные юнгианские архетипы (буквально «изначальные образы»), универсальные врождённые психические структуры, которые составляют содержание общечеловеческого коллективного бессознательного, то есть образа мира, сформировавшегося у человека как вида очень давно. Они спонтанно определяют человеческое мышление и поведение. Кроме того, архетипы проявляются в сновидениях, мифах и сказках. Это понятие раскрывается в классическом труде «Психология бессознательных процессов». По Юнгу, изначальные образы притягивают к себе максимальное количество психической энергии и подчиняют себе человеческое эго, а противостоять им можно, лишь осознав, что поведение не полностью рационально. Попытки вытеснить из сознания иррациональную часть только усиливают позиции бессознательного.

—…Но он сильно вонял, был очень грязен, очевидно, жил в лесах много месяцев, говорил на странном языке и носил лук со стрелами…

— И бегал с охотничьей собакой. Да, конечно. Поздний бронзовый век или ранний железный, очень широко известная фигура. Ирландцы сделали из него Кухулина, своего национального героя, но он действительно один из самых могущественных мифаго, известных во всей Европе… И всё-таки я не понимаю. Год назад я видел его… и обошёл стороной; он быстро таял, разлагался… и должен был быстро исчезнуть. Значит, что-то кормит этого мифаго, поддерживает его.


Скачать бесплатно ознакомительный фрагмент книги:

TXT FB2 ePub RTF PDF

Где купить?

Роберт Холдсток «Лес Мифаго. Лавондисс». Не роман, а размышление о природе коллективного бессознательного.
удачно
  • серьёзность подхода
  • мрачность, глубина и архаичность
  • обилие философских вопросов
неудачно
  • любовная линия
  • недостаточная литературность первого романа
8хорошо

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Показать комментарии

А ещё у нас есть