Антология «Хаос: отступление?»

Двадцать два рассказа о людях, которые пытаются выжить после уже случившегося конца света.

The End Has Come

Хаос: отступление?

Межавторская антология
Жанр: постапокалипсис
Составители: Джон Джозеф Адамс, Хью Хауи
Выход оригинала: 2015
Переводчики: В. Миловидов, С. Скворцов
Издательство: АСТ, 2017
Серия: «Фантастика: классика и современность»
480 стр., 2000 экз.
«Триптих апокалипсиса», часть 3
Похоже на:
антология «Апокалиптическая фантастика» (2010)
антология «После апокалипсиса» (2015)

Идея редактора Джона Джозефа Адамса и писателя Хью Хауи — не просто собрать очередную постапокалиптическую антологию, а составить триптих о трёх стадиях конца света (до, во время и после), — оказалась весьма плодотворной. Авторов антологии «Хаос: отступление?», по условиям которой катастрофа планетарного масштаба уже произошла, не интересуют причины этой катастрофы, как в первом томе, или непосредственная реакция людей на неё, как во втором. Теперь они исследуют, как герои ведут себя в условиях, не считаться с которыми уже невозможно.

В пограничных обстоятельствах, как известно, люди раскрываются особенно ярко — за это мы и любим постапокалипсис, предоставляющий персонажам с десяток таких обстоятельств ещё до завтрака. Так постапокалиптическая фантастика становится историей о потерях и обретениях — не только близких людей, но и экзистенциальных смыслов.

Примеров в антологии сколько угодно. Героиня рассказа Уилла Макинтоша «Танцы с незнакомцем в краю кивающих» делает выбор в пользу своей пострадавшей семьи, а не новой жизни в кругу уцелевших после эпидемии. А вот в «Седьмом дне оленьего лагеря» Скотта Сиглера герой, напротив, жертвует возможностью вернуться к семье, чтобы защитить группу инопланетных детей. Протагонистка «Сопротивляемости» Шеннон Макгвайр, потерявшая в эпидемии всех близких, вынуждена искать новый смысл в научной работе, пытаясь помочь горстке уцелевших. В «Сером рассвете» Джейка Керра падение астероида, от которого отец и сын спасаются на яхте в открытом океане, в конце концов не только укрепляет их узы, но и помогает безразличному ко всему подростку обрести цель в жизни.

Иногда заход на территорию вечных ценностей оборачивается сентиментальными историями-слезодавилками («Блуждающая звезда» Лайф Шэлкросс или «Вирусоносители» Танарарив Дью), а иногда — сумбурным рассказом о бессмысленной мести («В лесу» Хью Хауи). Удержаться на грани, создав атмосферу светлой тоски по утраченному миру или ползучего ледяного ужаса без взлетающих до небес эмоциональных качелей, удаётся не всем. Подобным мастерством отличаются, например, Меган Аркенберг («Как все прекрасные места на свете»), Сара Ланган («Прототип»), Робин Вассерман («В долине теней Земли обетованной»), Чарли Джейн Андерс («Самое последнее кино»). Их секрет — в передаче повествования правильному рассказчику: у Ланган и Вассерман это сторонники «прекрасного нового мира», у Андерс — простой парень, который совсем не хотел становиться героем в ситуации «медленного конца света».

Авторы исследуют, как герои ведут себя в условиях, не считаться с которыми уже невозможно

Не всегда выживание героев — их заслуга. В «Триптихе апокалипсиса» многим просто везёт: у одних есть иммунитет к смертельному вирусу, другие в момент катастрофы находятся в подземном бункере («Машина неопределённости» Джейми Форда) или на изолированной территории с автономным энергоснабжением («Самое счастливое место…» Миры Грант). В их поступках порой тоже нет особого героизма: протагонистка «Полосы выживания» Элизабет Бир просто идёт из точки А в точку Б, чтобы принести еды своей сестре. И в этом есть логика: герои постапокалиптического мира — не супермены, а простые люди, в числе которых мог бы оказаться любой из нас.

Составители искусно выстраивают композицию сборника, проводя читателя от любопытства перед архаичным устройством постапокалиптического общества («Несертифицированные» Кэрри Вон) и настроения ностальгической грусти («Как все прекрасные места на свете» Аркенберг) через боль и ужас от потери всех человеческих ценностей («Прототип» Ланган, «В долине теней Земли обетованной» Вассерман) к проблеску крепнущей надежды («Серый рассвет» Керра, «Благодеяния» Нэнси Кресс). Особое место в этой последовательности занимает рассказ Джонатана Мэйберри «Джинго и молотобоец», уникальный представитель поджанра «постапокалиптический юмор». Его герои крушат полчища зомби, обмениваясь цитатами из книг по саморазвитию, и в такой атмосфере самые неаппетитные описания становятся вдохновляющими — в своём роде.

Русское издание «Хаоса…» могло бы стать куда более увлекательным, если бы не заметные проблемы с переводом и редактурой. Складывается впечатление, что финальный том «Триптиха апокалипсиса» очень торопились издать как можно скорее после первых двух. Перевод рассказов, входящих в «малые триптихи», явно не согласован с предыдущими частями, на протяжении одного текста герой может сменить имя (Эйрин на Арен в «Несертифицированных», Пчёлка на Би в «Спокойной ночи, Земля!» Энни Беллет), а явление — своё название («Свет нежити» — на «Свет нечисти» в «Полосе выживания»). К тому же страницы пестрят опечатками, порой меняющими смысл фразы.

Итог: Третья часть «Триптиха апокалипсиса» вышла ярче второй, но куда бледнее блестящей первой.

Слово составителя

Первой антологией, которую я подготовил к печати и издал («Бесплодные земли: рассказы об Апокалипсисе»), был репринт антологии сходного содержания. Таким образом, публикуя этот, последний, том «Апокалиптического триптиха», я в своей карьере как бы описал полный круг. Что вполне соответствует теме этой книги, поскольку вся апокалиптическая проза — как раз о завершении «полного круга». Из праха мы восстали, в прах мы и вернёмся.

Джон Джозеф Адамс

— Так вот, вы говорите «апокалипсис», — продолжала женщина, изменяя направление разговора. — А я называю это «возможностью».
— Мир прекратил существование, — резко сказала Яна.
Женщина пожала плечами.
— Не в первый раз.
Элизабет Бир «Полоса выживания»

Читать рассказ

Джейми Форд «Машина неопределённости»

Джейми Форд «Машина неопределённости»

Ироничный рассказ американского писателя, главный герой которого успешно переживает визит на Землю кометы Галлея, случившегося в 1910 году. Однако, счастья ему это не приносит.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Антология «Хаос: отступление?»
удачно
  • искусная композиция
  • сложные этические коллизии
  • эмоциональный накал
неудачно
  • нарочитая сентиментальность
  • предсказуемые сюжетные повороты
  • неряшливые перевод и редактура
8хорошо
comments powered by HyperComments


А ещё у нас есть

Комментарии (Правила дискуссии)

Оставляя комментарии на сайте «Мира фантастики», я подтверждаю, что согласен с условиями пользования сервисом HyperComments и пользовательским соглашением Сайта.