В день своего четырнадцатилетия юный Чэнь стал свидетелем трагедии: залетевшая в дом шаровая молния превратила его родителей в пепел. Событие настолько травмировало юношу, что он решил посвятить свою жизнь изучению этого явления. Поиски ответов приводят его в китайский исследовательский центр, тайную лабораторию в Сибири, на военные объекты. Наконец Чэнь и его коллеги приходят к открытию, которое может изменить привычную картину мира.

Liu Cixin Ball Lightning

Жанр: научная фантастика
Выход оригинала: 2004 (английский перевод — 2018)
Художник: Стефан Мартиньер
Переводчик: С. Саксин

Издательство: fanzon, 2019
Серия: «Sci-Fi Universe. Лучшая новая НФ»
Похоже на:
Александр Казанцев «Пылающий остров»
Сергей Павлов «Акванавты»

Лю Цысинь «Шаровая молния»: идейный приквел «Задачи трёх тел» 1

«В память о прошлом Земли» — один из самых оригинальных и противоречивых фантастических циклов, изданных у нас за последнее время. Трилогия Лю Цысиня стала невероятно популярной как у него на родине (в том числе и благодаря стараниям фанатов в китайских соцсетях), так и на Западе. Издательства стали буквально охотиться на другие работы писателя, и в 2018 году на английский язык перевели «Шаровую молнию», один из самых ранних романов Лю Цысиня. Ныне книга добралась и до нас.

Больше всего «Шаровая молния» напоминает — и по манере повествования, и по затронутым темам, и по отношению автора к науке — первый том знаменитой трилогии Лю, «Задачу трёх тел». И неспроста. Хотя в романах нет общих действующих лиц, да и сюжет новой книги полностью самостоятелен, она читается как своего рода предыстория событий трилогии. Это впечатление подтверждает и намёк в финале, и послесловие, в котором Лю Цысинь называет «Молнию» мягким приквелом «Задачи трёх тел». У книг так много общего, что поклонникам трилогии новинку можно смело рекомендовать, — а вот всем прочим любителям жанра к ней стоит подходить осторожнее.

Для книг Лю Цысиня характерен необычайный размах — и вместе с тем наивность

Разбирая цикл «В память о прошлом Земли», мы обратили внимание на то, насколько он отличается от привычных для нас романов западных авторов. Для книг Лю Цысиня характерны необычайный размах (как в пространстве, так и во времени), впечатляющие фантастические допущения и размышления на тему научных открытий — и вместе с тем наивный сюжет и плоские персонажи. И, конечно, экзотический для нас колорит — чего только стоили главы про времена Культурной революции. Почти всё это справедливо и для «Шаровой молнии». Правда, удачные моменты здесь проработаны не так хорошо, как в трилогии, а слабости заметнее.

Прежде всего, к однозначным удачам стоит отнести фантастические концепции, выстроенные вокруг шаровой молнии. С одной стороны, современная наука и сейчас не имеет однозначного представления об этом природном явлении, хотя кое-какие догадки у исследователей всё же есть. С другой, неужели феномен шаровой молнии можно интересно обыграть в художественной книге? Оказывается, можно!

Герои-учёные выводят одну теорию за другой и каждую из них пытаются проверить на практике. Опыты с молниями, пожалуй, самые увлекательные сцены в книге. Как вам, к примеру, эпизод с двумя вертолётами и электрической дугой между ними? Чем ближе к концу, тем выше напряжение, и в последних главах писатель выдаёт захватывающие дух эпизоды, напоминающие жуткие финалы «Тёмного леса» и «Вечной жизни смерти». Похоже, у Лю Цысиня просто талант описывать завораживающие катастрофы!

Если в трилогии центральной идеей был контакт с внеземным разумом, то «Шаровую молнию» писатель посвятил отношениям науки и военно-промышленного комплекса.

Насколько этично использовать изобретения в военных целях?

Действительно ли война «кормит» научные исследования? Что случится, если применить оружие, от которого невозможно защититься? У Лю Цысиня нет однозначных ответов на эти вопросы. Зато предостаточно однозначных образов — вроде фанатично преданной военному делу офицера Линь Юнь и безликой страны-агрессора (спойлер: нет, это не Россия, нашей стране в книге отводится другая роль).

Все силы природы, в том числе те, которые считаются самыми мягкими и безобидными, могут быть превращены в оружие, отнимающее жизнь. Невозможно представить себе ужас и безжалостность некоторых видов этого оружия, если только не увидеть их воочию.

К сожалению, все описанные угрозы и конфликты оставляют читателя равнодушным — ведь героям попросту невозможно сочувствовать. Если ко времени работы над трилогией писатель худо-бедно научился делать своих персонажей выпуклыми, то в «Шаровой молнии» каждое действующее лицо — просто вместилище диалогов и двигатель сюжета. По ходу повествования мы встречаем профессора-теоретика, профессора-практика, благородного офицера и тому подобные невыразительные типажи. Да, Лю Цысинь прописал героям подобие мотивации — скажем, легко понять, почему Чэнь бросился изучать шаровые молнии или почему Линь Юнь так одержима войной. Но характеры остаются одномерными.

Главного героя, от лица которого ведётся повествование, трудно назвать иначе, чем «чёрный ящик на ножках».

Мы видим, как он поступает в университет, находит работу, занимается исследованиями, ведёт разговоры с коллегами, ставит опыты и так далее, но почти ничего не знаем о его переживаниях. Особенно поражает одна из заключительных сцен, в которой доктор Чэнь решает жениться на… практически первой встречной! Никаких предпосылок к этому нет вообще. Отчасти подобный подход к персонажам можно списать на разницу в менталитетах и тогдашнюю неопытность писателя. Но ощущения такие, будто ты оказался в музее китаеведения и рассматриваешь экзотический экспонат, — настолько чуждым выглядит способ работы с героями.

Истории, в целом неплохой, стать по-настоящему увлекательной мешает своеобразная структура повествования. Например, важные события подаются во время диалогов — такой неряшливый пересказ напрочь убивает интерес и лишний раз подчёркивает пассивность героя.

Повествование вышло неравномерным: скажем, в рамках одной главы писатель даёт подробное описание математических моделей, затем пропускает полгода жизни героев, вновь подробно показывает научный эксперимент и снова проматывает несколько месяцев. Едва читатель настроился на определённый темп, как неожиданный скачок напрочь сбивает погружение в текст, и приходится перечитать абзац-другой, чтобы просто понять, что, чёрт возьми, тут творится.

Роман наверняка оценят поклонники экзотической фантастики и любители нетривиальных научных концепций. Но нестройное повествование, проседающий темп и одномерные персонажи легко могут отпугнуть или как минимум вызвать скуку.

Китайские учёные сообщают…

В 2005 году, когда роман был впервые опубликован, у учёных не было ни одного доказательства существования шаровой молнии — кроме слов очевидцев. Одна из теорий и вовсе утверждала, что никакой шаровой молнии нет — есть только зрительный образ, отпечатывающийся на сетчатке глаза.

Однако в 2012 году на Тибетском плато шаровую молнию впервые зарегистрировали два спектрометра. Учёные сняли показания и убедились, что она отличается по характеристикам от обычной молнии.


Где купить?

Лю Цысинь «Шаровая молния»: идейный приквел «Задачи трёх тел»
УДАЧНО
  • нетривиальные фантастические допущения
  • раскрытие темы «наука на службе военных»
  • увлекательные сцены экспериментов
НЕУДАЧНО
  • одномерные персонажи
  • скомканный сюжет
  • некоторая вторичность
7ДОСТОЙНО

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Александр Стрепетилов
Главный по новостям, кликбейтам и опечаткам. Люблю фантастику во всех проявлениях, но больше прочего — в настольных ролевых играх вроде D&D.

Показать комментарии ()

Подпишитесь на нашу рассылку!

Самое интересное из мира фантастики — коротко.

Еженедельные новости фантастики
Ежедневные новости фантастики

А ещё у нас есть