Двадцать лет назад итальянская группа Rhapsody выпустила свой первый альбом Legendary Tales в жанре симфоник-пауэр-метал. С него начался цикл альбомов о волшебной стране Алгалорд, который прославил Rhapsody на весь мир.

За минувшие годы с группой произошло много перемен: она сменила название на Rhapsody of Fire, а затем раскололась на две группы. Но в этом году большинство музыкантов классического состава Rhapsody воссоединились для совместного тура, в рамках которого группа посетит и Россию c единственным концертом в Москве.

По этому случаю мы поговорили с Лукой Турилли, сооснователем, гитаристом и композитором Rhapsody.

Единственный концерт Rhapsody в России состоится 2 ноября в Москве в клубе Red. Подробности тут.

Rhapsody

Текущий концертный состав Rhapsody. Лука — второй слева, в центре — вокалист Фабио Лионе

Досье: Лука Турилли

Будущий гитарист-виртуоз и композитор родился 5 марта 1972 года в итальянском городе Триесте. Интерес к музыке он перенял от отца, академического виолончелиста. В 1993-м Лука основал группу Thundercross, которая позже сменила название на Rhapsody, а затем на Rhapsody of Fire. Турилли, совместно с клавишником Алексом Старополи, был основным композитором группы, а также придумывал сюжет её альбомов — фэнтезийную сагу о Зачарованных землях. Параллельно Лука записывал сольные альбомы в том же стиле. В начале 2010-х коллектив раскололся, и Турилли создал группу Luca Turilli’s Rhapsody.

Лука, мы знаем, что Rhapsody в последние годы пережила многое — сперва раскол, теперь ваше воссоединение с вокалистом Фабио Лионе… Проясните, пожалуйста, что всё-таки творится с «Рапсодиями»? Нам можно надеяться на полноценное воссоединение группы?

Да, за 20 лет в группе многое поменялось, и нам кажется, что «Рапсодии» живут своей жизнью (смеётся). В этом году мы решили вспомнить наши первые альбомы, объединив усилия Luca Turilli’s Rhapsody и Rhapsody of Fire в рамках одного тура. Но продолжительного воссоединения мы не планируем: ребята занимаются собственными проектами, да и мои сольные композиции сильно отошли от оригинальной Rhapsody.

Rhapsody

Постер тура

Как появилась идея совместного тура?

В прошлом году мне позвонил менеджер Фабио и предложил провести ностальгический тур. Сначала я был настроен скептически, но потом меня осенило: ведь в этом году 20 лет, как мы выпустили наш первый альбом Legendary Tales! Мы просто обязаны приготовить для фанатов нечто особенное! И уже весной мы стартовали в Южной Америке, где сыграли композиции из первых четырёх альбомов.

Поначалу было странно играть песни, которые много лет не звучали со сцены. Но после пары треков замешательство исчезло — мы как будто вернулись на 20 лет назад! Поэтому на время прощального тура мы назвали себя Rhapsody и будем играть классику, которая когда-то сделала нас знаменитыми.

Постойте, как прощального?

Конечно, мы могли бы отпраздновать и 25-ю, и 30-ю годовщину, но тогда наш тур потерял бы уникальность — групп, то и дело объявляющих о своём последнем воссоединении, полно. Дело не в цифрах. Мы не ожидали, что наши пути разойдутся, поэтому у нас не было шанса попрощаться, а фанаты не смогли увидеть последнее выступление группы в оригинальном составе. Своим туром мы хотим подарить им эту возможность.

А в новых главах саги об Алгалорде тоже поставлена точка?

Ещё до начала работы над сагой я знал, что всего будет десять глав, по альбому на каждую. А всё, что было до или после, не связано с основным циклом. Вероятно, однажды я напишу книгу о стране Алгалорд, но новые музыкальные композиции точно сочинять не стану.

Расскажите, как создавались «Хроники Алгалорда». Как вы заинтересовались фэнтези? Что вас вдохновило?

Я всегда любил героическое фэнтези. Узнал я о нём из кино — самым знаменательным фильмом для меня стал «Конан-варвар» 1982 года с Арнольдом Шварценеггером. А вот с другим отцом жанра, Толкином, я познакомился много позже, когда посмотрел экранизацию Питера Джексона. В его фильмах я увидел всё то, что уже много лет было у меня в голове.

Я всегда верил, что наш разум открыт для сверхъестественного; психология и йога помогают лучше воспринимать альтернативные миры. Для меня фэнтези — проводник между запредельным и материальным миром, оно преломляет изображение другой вселенной, отчего фантастический мир становится реальным. Способность заглянуть за границу возможного дала мне свободу сочинять тексты на любые темы даже в рамках одной фэнтезийной вселенной. Однажды моё увлечение фэнтези переросло в нечто большее — тогда я и взялся за сагу.

Хроники Алгалорда

Карта Зачарованных земель, где происходит действие «Хроник Алгалорда»

Мир и правда получился в лучших традициях жанра, а карта может потягаться с картами Средиземья! Вы сами её придумали?

Как и идея саги, образы пришли откуда-то из параллельной реальности. Я просто смотрел на пустой лист и вдруг увидел, как по нему расползаются сказочные города, леса и озёра. Я и сейчас удивляюсь, как смог придумать нечто подобное. Подробная карта была готова уже на момент написания первой главы — она до сих пор украшает мою студию, напоминая мне о волшебном мире магов и колдуний.

В чём состоит ваша концепция этой таинственной параллельной реальности?

Это похоже на смесь интуиции и вдохновения. Вот, например, последние пять лет я серьёзно увлекаюсь йогой. Это не было осознанным решением, она сама позвала меня: я толком не знал, что такое эзотерическая йога, но понимал на подсознательном уровне, что она мне близка. Эта связь очень глубокая и интимная, надеюсь, я однажды расскажу о ней в своей книге.

Как такой умиротворённый медитативный подход уживается с энергичной, а то и агрессивной музыкой?

Как оказалось, не так легко. Когда я начал заниматься йогой, многие вещи я стал видеть иначе, а к чему-то и вовсе охладел: хочешь что-то сделать, а тело не слушается. Это повлияло и на мою музыку: она стала мягче, я перестал воспринимать грубый вокал, как в песне Reign of Terror. Одно осталось неизменным — позитивный посыл и положительная энергия, которые я вкладывал в тексты и музыку с самого начала.

Вы определяете свой музыкальный стиль как «кинематографический металл» (Film Score Metal). Как вы пришли к этому? Кто ещё работает в таком жанре?

Новый жанр для меня открыл Крис Хайль, который до этого работал с Дэвидом Боуи, Брайаном Адамсом и Scorpions. Ascending to Infinity стал первым альбомом кинематографического металла в истории и пришёлся по вкусу слушателям, далёким от классического металла.

Ascending to Infinity

Саундтреки Дэнни Эльфмана и Джона Уильямса мне всегда нравились, их музыка заставила меня отойти от классического металла и создать нечто совершенно новое. Обычный симфоник-метал мне не подходил — я хотел писать более масштабную и сложную по звучанию музыку. Так и родился кинематографический металл, вобравший в себя целые оркестровые партии. Думаю, у нас неплохо получилось — не зря же альбом хотели выдвинуть на «Грэмми»!

Я знаю несколько групп, которые считают себя исполнителями кинематографического металла, но, на мой взгляд, они пишут скорее симфоник-метал, где задействована всего пара базовых инструментов.

Недавно вы ещё сильнее приблизились к миру кино, открыв студию, которая выпускает саундтреки к фильмам и компьютерным играм. Насколько серьёзно это увлечение?

Я не задумывался об этом всерьёз, пока три или четыре года назад не встретил замечательного аудиотехника Аллена Моргана, который работал с Тэйлор Свифт и Долли Партон. Демо зашло на ура, на нас тут же посыпались заказы. Тогда я и основал Luca Turilli Music Production. Но вскоре я осознал, что должен выдавать по 50, 60, а то и 70 разных композиций в очень сжатые сроки! Не об этом я мечтал.

Тогда я понял, что моё настоящее желание — донести до слушателей свои идеи, поделиться положительной энергией. Поэтому мы решили воссоединиться для тура и запустить пару новых проектов — их мы ещё не анонсировали. Я уже не молод и осторожен в решениях: даже один альбом отбирает дватри года жизни. Может быть, я как-нибудь напишу музыку для классного блокбастера, но пока я предпочитаю отрываться на сцене!

А как насчёт мюзикла или рок-оперы? Комбо из музыки, спецэффектов и актёрской игры могли бы отлично донести до зрителей ваш посыл.

Я был бы рад стать автором такого проекта. Но я ведь много лет работал над одной сагой, и, хотя темы песен отличались, текст проходил через призму героического фэнтези. Да и не все фанаты смогли уловить смысл. Я больше не стану связывать себя одной концепцией; в новых проектах я хочу дотянуться до слушателей через разные каналы, сбросив все ограничения, и почувствовать свободу.

Ясно, вы не боитесь экспериментов. Расскажите о самом удачном — работе с ныне покойным сэром Кристофером Ли. Как началось ваше сотрудничество? Что особенно запомнилось?

Работа с мистером Ли — самый важный период в моей карьере, а неделя в лондонской студии, где мы записывали его голос, — лучшая в жизни.

История вышла забавная. К пятому альбому «Хроник Алгалорда» наш энтузиазм поугас. Хотя мы знали, как закончить сагу, мы хотели начать новый проект — у нас уже было название и бюджет. Мы решили так: если найдётся веская причина, мы продолжим работать над сагой.

Я решил поискать вдохновение во «Властелине колец», который похож на наш фэнтезийный мир. И вдруг из задумчивости меня выдернул голос Кристофера, который я прежде не замечал за дублированным переводом. Я тут же позвонил менеджеру и предложил пригласить сэра Ли стать рассказчиком на нашем следующем альбоме. И он согласился! Дело в том, что мы пришли с нашим предложением в правильное время: благодаря успеху «Звёздных войн» и «Властелина колец» Кристофер снова был на коне, но ему хотелось оказаться ближе и к молодому поколению. А лучший путь к этому — рок-группы!

Ваша музыка не показалась сэру Ли слишком тяжёлой?

Да, сначала мы боялись, что наш пауэр-хэви-метал окажется для него слишком агрессивным. Но вышло наоборот: оказалось, мистер Ли — любитель музыки потяжелее, и он даже был приятно удивлён, когда услышал наши композиции вживую. Кристоферу так понравился новый для него стиль, что после окончания нашей совместной работы он выпустил несколько альбомов с другими группами.

У вас была ещё одна любопытная совместная работа — с Донским казачьим хором. Как так получилось?

В начале карьеры моей страстью была фолк-музыка: я слушал всё подряд, начиная от мелодий Ренессанса и заканчивая индийскими, шотландскими и русскими напевами. Русскую музыку я любил всегда. Вот я и добавил русские народные мотивы в несколько песен Rhapsody, к примеру, Dawn of Victory и The Last Angels’ Call; есть они и в моих сольных проектах.

С казачьим хором мы встретились случайно во время работы над альбомом Symphony of Enchanted Lands. Хотя казаки — весёлые и общительные ребята, временами их песни вызывали какую-то необъяснимую грусть, от которой щемило сердце. Я и сейчас иногда предаюсь ностальгии, проходя мимо дисков с записью маршей Красной Армии.

Обложки всех альбомов Rhapsody оформлены в стиле фэнтези

Вы уже бывали в России много лет назад. Запомнилась какая-нибудь забавная история?

Это было в самом начале моей карьеры, когда мы приезжали в Москву и Питер с концертами. Времени было мало, а потому я припоминаю только один случай. Фабио всегда был очень современным, уже тогда ходил с сотовым, хотя мобильная связь только начала развиваться. Попав в суровый российский роуминг, он оказался в долгах аж на 300 евро! Он был в отчаянии, но мы хорошенько над этим посмеялись (смеётся).

Rhapsody

В начале ноября, на своё двадцатилетие, вы возвращаетесь в Россию. Что вы хотите сказать русским фанатам?

Шоу пропускать нельзя! Первая магия рождается в студии, когда мелодия возникает из ниоткуда, а вторая — на живых выступлениях. К тому же это наш последний концерт в России в оригинальном составе, поэтому так важно, чтобы фанаты прочувствовали каждый звук душой и сердцем.

Навестите нас с сольными проектами?

Обязательно, об этом точно можете не волноваться!

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments
Дарья Буданова
Душа финансиста-журналиста, заблудшая в фэнтезийных мирах.


А ещё у нас есть

Комментарии (Правила дискусии)

Оставляя комментарии на сайте «Мира фантастики», я подтверждаю, что согласен с условиями пользования сервисом HyperComments и пользовательским соглашением Сайта.