Старшая и Младшая Эдды — два произведения, которым было суждено стать главными источниками знаний о скандинавской мифологии для всех последующих поколений. Правда, если автор «Старшей Эдды» и мог предполагать подобное, когда собирал и записывал древнескандинавские стихотворные легенды, то автор «Младшей» преследовал иную цель: он создавал учебник скальдической поэтики, разъяснял будущим стихотворцам (а также их слушателям) тонкости мастерства.

Рукописям обеих «Эдд» была суждена долгая жизнь — и спустя многие века ими вдохновлялись такие разные авторы, как Джон Рональд Руэл Толкин, Эзра Паунд и Карин Бойе, не говоря уже о многочисленных «популяризаторах» скандинавской мифологии в фэнтези. Присмотримся же поближе к этим древним страницам.

Эдды, Старшая и Младшая

Теперь следует сказать молодым скальдам, пожелавшим изучить язык поэзии и оснастить свою речь старинными именами или пожелавшим научиться толковать тёмные стихи: пусть вникают в эту книгу, дабы набраться мудрости и позабавиться.

«Язык поэзии» («Младшая Эдда»)

Сразу возникает вопрос: почему мы вообще объединяем настолько разные произведения — прозаический учебник и сборник поэтических легенд, созданные разными авторами и в разное время?

Обе эти книги — и «Младшая Эдда» (она же «Прозаическая Эдда», а также, по автору, «Сноррова Эдда»), и «Старшая Эдда» (она же «Песенная Эдда» и «Эдда Сэмунда», по имени её мифического автора) — используют древнескандинавские и древнегерманские легенды. В обеих заметно влияние христианства (особенно в «Младшей»), упоминаются исторические личности и литературные герои, которые воспринимались как реальные (например, «верховный конунг Приам» —  гомеровский персонаж из Илиады). Кроме того, «Младшая Эдда» напрямую ссылается на «Старшую» (точнее, на составляющие её легенды — текст самого раннего сохранившегося манускрипта «Старшей Эдды» написан позже, чем текст «Младшей»). А вот судьба этих книг сложилась по-разному.

Младшая Эдда: учебник для поэтов

 1

Таким представлял себе Снорри Стурлусона художник Христиан Крог. Прижизненных портретов не сохранилось

С «Младшей Эддой» (изначально она называлась просто «Эддой») всё просто. Написал её в 1222–1225 годах (некоторые источники уточняют: в 1223 году) исландский поэт, прозаик, историограф, юрист и политик Снорри Стурлусон, представитель знатного и влиятельного рода Стурлунгов.

Будучи христианином и при этом человеком рационалистически настроенным, Стурлусон предлагает совершенно нерелигиозную версию того, как возник древнескандинавский пантеон. По мнению Снорри, изначально асы, ваны и прочие божества были людьми, которые при жизни чем-то прославились. Позднее народная память трансформировала их реальные заслуги и приписала несуществующие, люди начали поговаривать: «Эх, если бы нас возглавил тот покойный полководец, можно было бы не сомневаться в исходе войны» или «Сюда бы мудрейшего вождя прошлых времён, он бы рассудил верно»… и вот уже готов конунг Один, потомок троянцев!

Скандинавские мифы мы знаем в пересказе христианина, считавшего, что боги из легенд — потомки гомеровских троянцев.

«Эдда», в которой автор учит читателей, как получать удовольствие от утончённости аллитерационных стихов, распутывать причудливые кеннинги (описательные обозначения) и улавливать скрытый за плетением словес смысл, пользовалась популярностью. В самом деле, чтобы ориентироваться в скандинавской поэзии древности, да и современного Стурлусону Средневековья, требовались особые навыки. Хорошо, если кеннинг простой: видишь словосочетание «вепрь волн» — сразу понятно, что речь о корабле. А если что-нибудь вроде «метатель змеев метели Мист месяца балки зыби»? Вот что «Младшая Эдда», к примеру, говорит о Торе:

Какие есть кеннинги Тора? Его называют «сыном Одина и Земли», «отцом Магни, Моди и Труд», «мужем Сив», «отчимом Улля», а также «повелителем и владетелем молота Мьёльнир, Пояса Силы и Бильскирнира», «защитником Асгарда и Мидгарда», «недругом и истребителем великанов и великанш», «убийцей Хрунгнира, Гейррёда и Тривальди», «господином Тьяльви и Ресквы», «недругом Мирового Змея», «воспитателем Вингнира и Хлоры».

С прочими богами, великанами, людьми — даже повседневными предметами от меча до прялки — было ничуть не проще. И всё это скальдам и их слушателям было необходимо знать! Неудивительно, что «Эдда» пользовалась популярностью, — до наших времён сохранилось минимум семь рукописей, созданных в XIV — XVII веках.

А вот история «Старшей Эдды» сложилась более таинственно.

 1

«Младшая Эдда», издание XVIII века. Всё наглядно: и одноглазый Один с воронами Хугинном и Мунинном, и корова Аудумла, и восьминогий конь Слейпнир… В отличие от многих иллюстраторов современного фэнтези, этот художник книгу явно читал!

Старшая Эдда: шедевр неизвестного автора

Снорри то и дело цитирует песни какого-то более раннего автора. Напрашивается вывод, что эти тексты должны быть где-то зафиксированы. Однако большую часть скальдической поэзии никто не записывал — её передавали только из уст в уста. Пока эта традиция была сильна, легенды сохранялись (а если часть из них терялась, об этом всё равно никто не мог узнать). Однако с приходом в Скандинавию христианства, а с ним и письменной культуры, песни всё реже передавались от скальда к скальду. И, в общем, напрашивался вывод: записать бы! Но традиции…

 1

Портрет Бриньольфура Свейнссона дорог каждому исландцу — это тысяча крон

Так в течение нескольких последующих веков и считалось, что остались от того же «Прорицания вёльвы» только цитаты Стурлусона. Аж до середины XVII века — пока в 1643 году Бриньольфур Свейнссон, епископ Скаулхольта (небольшого города и по совместительству крупного религиозного и культурного центра Исландии) не порылся у себя на чердаке. Или не у себя, или не на чердаке, а в церковных архивах… об этом история умалчивает. Так или иначе, Свейнссон наткнулся на древний манускрипт (как выяснилось позже, написанный примерно в 1270-х годах, — хотя, возможно, это копия ещё более старого текста). А поскольку Свейнссон был не только лютеранским священником, но ещё филологом и поэтом, ценность находки он осознал сразу.

Анализируя драгоценную рукопись, Бриньольфур предположил, что она принадлежит перу Сэмунда Мудрого, исландского священника, писателя и учёного, жившего в XII веке. Это убеждение держалось в учёных кругах довольно долго, но на данный момент эту версию ничто не подтверждает. А об авторстве песен у нас просто нет никакой информации. Когда скальды их сочиняли, до времён торжествующего авторского права оставался ещё десяток столетий…

Мироздание по-скандинавски

Музыка для настроения: Therion — Schwarzalbenheim

Какой же мир предстаёт нам на страницах «Эдд»? Надо сказать, единой эпической картины — и уж тем паче единого сюжета — в них не закладывалось. Мы имеем дело лишь с отдельными песнями, впрочем, на удивление неплохо согласующимися друг с другом: по сравнению с христианской или греческой мифологией расхождений меньше чуть ли не на порядок.

Сотворение вселенной

В начале, как водится, был полный бардак — то есть первичный хаос и по совместительству мировая бездна, называемые также Гиннунгагап. Долго ли, коротко ли, но там зародился мир льдов и туманов Нифльхейм, а также огненный мир Муспельхейм. Заселили эти миры, соответственно, ледяные и огненные великаны.

Скандинавская мифология. Боги, миры и чудовища

Бури и Аудумла

Поскольку в ледяном царстве был источник Хвельгемир, чья вода постоянно замерзала, но не переставала течь, то через некоторое время ледяные глыбы приблизились к огню и там начали таять. Так появились инеистый великан Имир и корова Аудумла. Корова лизала покрытые солёным нифльхеймским инеем каменные глыбы и кормила молоком Имира (а потом — и всех порождённых им от самого себя великанов-йотунов). Что содержали в себе замёрзшие воды источника Хвельгемира, точно не известно, но, судя по всему, они были на удивление питательными: из одного такого камушка Аудумла вылизала — ни много ни мало — самого Бури, прародителя асов!

Дальше асы и великаны некоторое время сосуществовали мирно — известно, например, что сын Бури по имени Бёр взял себе в жёны великаншу Бестлу, и у них родились три сына: Один, Вили и Ве. Проблемы начались, когда мальчики подросли, — неясно, за что и почему, но они убили своего прародителя Имира. Более того: в потоках крови раненого гиганта утонули все инеистые великаны (кроме внука Имира, которого звали Бергельмир, и его семьи, — благодаря этому род инеистых великанов полностью не прервался).

Наш мир был создан из трупа великана убившими его детьми

Впрочем, братья, совершившие первое в мире убийство, сумели частично обратить его во благо: трупом Имира асы заполнили мировую бездну, и павший великан в итоге стал Мидгардом (то есть срединным миром). Между делом, кстати, асы и людей сотворили.

Они взяли Имира, бросили в самую глубь мировой бездны и сделали из него землю, а из крови его — море и все воды. Сама земля была сделана из плоти его, горы же из костей, валуны и камни — из передних и коренных его зубов и осколков костей… Из крови, что вытекла из ран его, сделали они океан и заключили в него землю. И окружил океан всю землю кольцом, и кажется людям, что беспределен тот океан и нельзя его переплыть…

Взяли они и череп его и сделали небосвод. И укрепили его над землёй, загнув кверху её четыре угла… Потом они взяли сверкающие искры, что летали кругом, вырвавшись из Муспелльсхейма, и прикрепили их в середину неба мировой бездны, дабы они освещали небо и землю. Они дали место всякой искорке: одни укрепили на небе, другие же пустили летать в поднебесье, но и этим назначили своё место и уготовили пути.

«Младшая Эдда»

Девять миров

Скандинавская мифология. Боги, миры и чудовища 1

Миры на ветвях ясеня Иггдрасиль

В итоге мироздание оказалось довольно сложно устроено. Человеческий мир находится ровно посредине. На одном с Мидгардом уровне — уже упомянутые Нифльхейм и Муспельхейм, а также Йотунхейм (заселённый выжившими и вновь размножившимися инеистыми великанами — йотунами) и Ванахейм — обитель богов-ванов (предполагается, что они древнее богов-асов). Впрочем, некоторые ваны живут у асов, а асы — у ванов: после войны эти две группы божеств заключили между собой мирный договор и обменялись заложниками.

Ниже Мидгарда находится Свартальфахейм — мир тёмных альвов(карликов или, по-современному, гномов), которых асы сотворили из червей, появившихся в трупе Имира. А ещё ниже — холодный, тёмный и туманный мир Хельхейм, обитель мёртвых. Он окружён рекой Гьёлль, которую нельзя ни переплыть, ни перейти вброд, ни перелететь, а единственный мост через неё охраняют огромный четырёхглазый пёс Гарм и великанша Модгуд. В общем, довольно неприятное место, куда суждено попасть почти всем живущим — кроме особо доблестных воинов (их заберут наверх, в Вальгаллу).

Выше Мидгарда расположен Альфхейм, родина светлых альвов (что «обликом своим прекраснее Cолнца»), а ещё выше — Асгард, небесный город, где живут асы и девы-валькирии. А в нём, в зале павших воинов, Вальхалле, пируют лучшие из воителей-людей, доказавшие свою отвагу в последнем бою.

Очевидно, описывая Вальхаллу, древние скандинавы воплощали своё представление о рае. В гигантском и прекрасном дворце обитают эйнхерии — воины из Мидгарда, что погибли в битве, но не выпустили из рук оружия. Каждое утро они облачаются в доспехи и идут сражаться друг с другом (тренируются, дабы не потерять квалификации, — эйнхериям ещё придётся воевать во время последней битвы, Рагнарёка).

После чего днём собираются все вместе (кому нужно — тот воскресает, приращивает себе отрубленные конечности и заживляет раны) и садятся за пиршественный стол. Едят они изумительно вкусное мясо вепря Сехримнира (которого забивают каждый день, — но воскреснуть ему не труднее, чем воинам), а пьют хмельной мёд, которым доится коза Хейдрун, щиплющая листья с Иггдрасиля. Кому не по нраву мёд — тех красавицы-валькирии угощают отличным пивом.

 1

Рай в представлении суровых северян: дружеская пирушка вместе с красивыми девушками (художник Эмиль Доплер)

Всё это разнообразие миров несёт на себе исполинский ясень Иггдрасиль. Стоит он на трёх корнях: один тянется к Асгарду (или, по другим данным, к Мидгарду), второй — в мир Йотунов, третий — к Нифльхейму (или Хельхейму), и у каждого корня бьёт волшебный источник. Правда, жизнь гиганта-ясеня нелегка: его корни грызёт один из великих змеев, дракон Нидхёгг, ветви обгладывает олень (или несколько оленей), а ствол гибнет от гнили.

Кроме того, на верхушке Иггдрасиля сидит орёл (или ястреб) Ведрфельнир, враждующий с Нидхёггом. Но поскольку один вверху, а другой внизу, и докричаться — учитывая размеры ясеня — дело бесполезное, то в качестве своеобразного посыльного по стволу Иггдрасиля туда-сюда бегает белка Рататоск, перенося ругательства от пернатого к чешуйчатому и обратно. Интересно, от себя она что-нибудь добавляет?

Боги и твари

Тогда спросил Ганглери: «В каких же асов следует верить людям?». Высокий ответил: «Есть двенадцать божественных асов». И сказал Равновысокий: «Но и жёны их столь же священны, и не меньше их сила».

«Младшая Эдда»

Главными героями «Эдд» стали боги-асы. Надо сказать, что в скандинавской мифологии, во-первых, не так много случаев «одному богу — одно предназначение» (как у греческой богини семейного очага Гестии или египетского бога солнца Атона). Как правило, у каждого из асов несколько божественных функций. При этом мало кого из асов можно однозначно охарактеризовать как «хорошего» или «плохого» — судя по всему, древние скандинавы предпочитали не мыслить такими категориями.

Один

 1

Один любит путешествовать и часто является людям в обличии бедного странника (художник Георг фон Розен). Кто сказал «Гэндальф»?

Верховным богом в скандинавской мифологии был Один — его даже называли «отцом асов». Хотя и не всех. У Одина было как минимум шесть сыновей от четырёх женщин, включая жену. Супруга его — Фригг, покровительница любви, брака, домашнего очага и деторождения, а также провидица, которой известна судьба любого человека (правда, своими прогнозами Фригг ни с кем не делится).

Один потерял один глаз — что и неудивительно при его склонности к экстриму. Глазом он заплатил за выпивку — однако не простую. Под корнем Иггдрасиля, что протянулся к миру инеистых великанов, находится источник знания и мудрости, охраняет который великан Мимир (точнее, его голова — во время войны асов и ванов она была отделена от тела). И испить мёду из этого источника бесплатно не получится.

Судя по всему, Один склонен познавать мир любой ценой, как бы болезненно это ни было. Так, чтобы постичь таинство рун, ас проткнул свою грудь волшебным копьём Гунгнир (разящим без промаха и пробивающим любые доспехи), пригвоздив себя к стволу мирового древа. Там Один провисел девять дней и ночей. После этого ясень и получил имя «Иггдрасиль» — в переводе «скакун Одина»: «Игг» («Грозный») — одно из имён верховного бога.

Один — покровитель мудрости и поэзии и большой любитель приключений

Впрочем, случались и более весёлые приключения. Убегая от гномов, у которых Один вздумал отнять мёд поэзии, ас превратился в орла (волшебный напиток при этом находился в желудке). Поскольку птичке пришлось улепётывать со всех крыльев, часть жидкости вытекла из… отверстия, противоположного рту. По прибытии в Асгард оставшийся мёд Один перелил в золотой сосуд, который передал богу-скальду Браги. С тех пор истинным поэтам Браги даёт попробовать божественного напитка. Ну а что потерялось по пути — удел графоманов!

 1

Фригг, прядущая облака

Слейпнир и компания

Верные спутники Одина — вороны Хугинн («мысль») и Мунинн («память»), волки Гери («жадный») и Фреки («прожорливый»), а также лучший из коней — восьминогий серый жеребец Слейпнир («скользящий»). Родословная Слейпнира необычна даже по меркам Асгарда — при всей склонности асов к самым разнообразным сексуальным партнёрам. Матерью Слейпнира стал Локи, а отцом — жеребец Свадильфари, чей хозяин, инеистый великан, строил стены Асгарда.

 1

И пытался хозяин удержать своего верного Свадильфари, да не вышло… (художник Дороти Харти)

Впрочем, тут дело было не в том, что богу-трикстеру захотелось «клубнички», а в том, что прочие божественные асгардцы были ужасно прижимисты и категорически не хотели платить строителю за честно выполненную работу. Конечно, тот и запросил немало — Фрейю в жёны и власть над Солнцем и месяцем, — но ведь был же «договор, скреплённый множеством клятв»! Так что Локи перевоплотился в кобылу и таким нехитрым способом отвлёк на себя внимание помогавшего йотуну жеребца. Когда великан пришёл в ярость, боги позвали Тора…

«Тотчас явился Тор, и в тот же миг взвился в воздух молот Мьёльнир. Заплатил Тор мастеру за работу, да не Солнцем и звёздами, жить в Стране Великанов — и в том было отказано мастеру. Первый же удар вдребезги разбил ему череп, и отправился он в глубины Нифльхейма».

Ну а Свадильфари, судя по всему, хорошо умел не только камни таскать, — так что через некоторое время Локи родил чудо-жеребёнка.

Тор и Сиф

 1

Битва Тора с великанами-йотунами. Им можно только посочувствовать… (художник Мортен Эскил Винге)

Первенцем Одина — от инеистой великанши Йорд, что была также и богиней земли, — стал Тор, бог грома и дождя, бурь и плодородия. Вместе с детьми и женой, прекрасной золотоволосой Сиф, второй красавицей Асгарда после Фрейи, живёт он в самом большом чертоге Асгарда — Бильскирнире, насчитывающем 540 залов. Детей у него трое: дочь Труд от Сиф, сын Магни от любовницы, великанши Янсаксы, и сын Моди… ещё от кого-то. Как видно, супружеская верность не входила в число добродетелей, почитаемых жителями Асгарда.

 1

Сиф со своей исходной причёской. Локи приглядывается к прекрасным волосам и замышляет очередную пакость (художник Джон Чарльз Доллман)

Восхитительные золотые волосы у Сиф были не всегда. Однажды Локи, завидовавший Тору, прокрался ночью к спящей Сиф и остриг её наголо. Тор и по менее серьёзному поводу мог прийти в ярость, так что очень скоро Локи понял, что его сейчас будут убивать. Чтобы сохранить себе жизнь, Локи поклялся, что всё исправит, — и действительно, отправился к искусным мастерам-гномам, сумевшим выковать чудо-волосы:

«Длинные и густые, они были тоньше паутины, и, что самое удивительное, стоило их приложить к голове, как они сейчас же к ней прирастали и начинали расти, как настоящие, хотя и были сделаны из чистого золота».

Рыжебородый Тор отличается удивительной даже для аса силой и, что неудивительно при таком образе жизни, отменным аппетитом: на обед он легко может съесть целого быка. Впрочем, ожирение богатырю явно не грозит, ибо воюет он постоянно, а это отлично поддерживает форму. Обычные его враги — инеистые великаны-йотуны, а также разнообразные чудовища. Чтобы везде успевать, ездит Тор на колеснице, запряжённой двумя козлами — зовут их Тангниостр («Скрежещущий зубами») и Тангриснир («Скрипящий зубами»). Надо сказать, этот гужевой транспорт обладает чрезвычайно полезным свойством: животных можно убить, съесть, а потом помахать над объедками волшебным молотом Мьёльниром — и козлы воскресают живыми, здоровыми и готовыми к дальнейшим путешествиям!

Удивительными козлами и молотом, удар которого невозможно отразить (а если его метнуть, он вернётся в руку), список артефактов у Тора не исчерпывается. Владеет он ещё и Поясом Силы (у надевшего его удваивается мощь), а также железными рукавицами, без которых не удержать молота. Этот боекомплект — вкупе со вспыльчивым характером и бесстрашием — делает Тора одним из самых опасных противников во всех мирах.

Локи был братом Одина, а не Тора, как в комиксах Marvel

Смотрите также

Тор

Тор MARVEL в комиксах и фильмах

Как в современном мифе американских комиксов появились скандинавские боги и много ли у них общего с оригиналами из Старшей и Младшей Эдд?

Тюр

При всех своих несомненных боевых качествах Тор, однако, не бог войны — это место занимает Тюр.

«Есть ещё ас по имени Тюр. Он самый отважный и смелый, и от него зависит победа в бою. Его хорошо призывать храбрым мужам. Смелый, как Тюр, называют того, кто всех одолевает и не ведает страха. Он к тому же умён, так что мудрый, как Тюр, называют того, кто всех умнее»,

Один о Тюре в «Младшей Эдде»

Своего положения Тюр не потерял даже после того, как лишился руки. Случилось это — как и многие другие неприятности в Асгарде — вследствие обмана: данного и нарушенного слова. Когда боги, посчитав исполинского волка Фенрира (сына Локи и великанши Ангрбоды) слишком опасным, попытались его связать, выяснилось, что даже самые крепкие путы он рвал без особого труда.

Мифология, вдохновившая Толкина 16

Связанный Фенрир отгрызает руку Тюру. А вот не надо слово нарушать! (Художник Йон Бауэр)

Тогда карлики из мира чёрных альвов соединили воедино шум кошачьих шагов, женскую бороду, корни гор, медвежьи жилы, рыбье дыханье и птичью слюну, и получили путы, названные ими «Глейпнир», — гладкие и мягкие, как шёлковая лента, но прочнее всего на свете. Однако, чтобы заманить Фенрира в ловушку и связать его — а сын Локи был отнюдь не глуп и имел все основания не доверять асам, — Тюр в качестве залога положил ему в пасть руку. Фенрира успешно связали, а Тюр с тех пор остался без правой кисти.

Толкин позаимствовал эту сцену:

Что Толкин заимствовал из мифов 8

Что Толкин заимствовал из мифов и легенд

В скандинавских сагах Гэндальф был гномом, а прототип Голлума — драконом. И это мы ещё не добрались до короля Артура, философии Платона и Библии.

Бальдр

 1

Хёд по наущению Локи убивает брата

Говоря о божественных обитателях Асгарда, нельзя не вспомнить и светлого Бальдра, сына Одина и Фригг, бога весны и света. Получивший прозвище «Добрый», он жил в красивейшем дворце Асгарда Брейдаблике вместе со своей женой Нанной — и «на этой земле злодейств никаких не бывало от века» (редчайший случай в мире асов). Однако богу вдруг начали сниться плохие сны. По этому поводу собрался совет асов — практически все любили Бальдра и хотели оградить его от опасностей. Его мать Фригг решила взять клятву со всего, что существует на белом свете, чтобы ничто не причинило Бальдру вреда, — обошла этим только побег омелы, решив, что росток слишком мал, чтобы повредить её сыну.

Этим упущением не замедлил воспользоваться Локи — подговоривший слепого брата Бальдра, которого звали Хёд, метнуть побег омелы. Неожиданно для всех омела пронзила Бальдра, и он упал замертво. Даже из царства мёртвых пытались вызволить Бальдра боги, — но помешал всё тот же злокозненный Локи. Нанна не пережила гибели своего супруга — она бросилась в его погребальный костёр.

Улль

Любопытна история бога Улля (он же Ульр и Вульдер), бога охоты, удачи и азартных игр, а также смерти и зимы, покровителя охотников, лыжников и стрелков. Согласно «Эддам», Улль — пасынок Тора, старший ребёнок Сиф от не названного в песнях отца.

 1

Конькобежцам Улль тоже покровительствует (рисунок из книги XIX века)

Однако до того, как скандинавская мифология сформировалась в известном нам виде, верховным богом для некоторых народов был именно Улль. После того как «официально» главенствовать стал Один, Улль мирно уступил ему место и отошёл на задний план. Что в мировых мифологиях не так уж часто, но случается.

Но учитывая то, что произойдёт в будущем (согласно «Старшей Эдде»), положение Улля можно считать, пожалуй, уникальным. Дело не только в том, что он — в отличие от Одина — переживёт Рагнарёк: таких счастливцев среди богов несколько, включая уже умерших, которым суждено ожить. «Речи Гримнира» намекают: в светлом будущем обновлённого скандинавского пантеона именно Улль снова возглавит божественную компанию! Действительно мудрая тактика: спокойно уйти в тень, дать претенденту на трон властвовать столько, сколько тот сможет, после чего дождаться перезагрузки системы и снова взять бразды правления в свои руки!

Локи

 1

Локи из исландской рукописи XVIII века

Ну и конечно, никак не обойти вниманием уже неоднократно упомянутый источник почти всех неприятностей в Асгарде и окрестностях — Локи. Локи, конечно, бог (хитрости и обмана, а также огня), но отнюдь не ас. По отцу Фарбаути он родом из йотунов, что же касается матери Лаувейи, то кто она — из асов или из великанов, — неясно. В любом случае, Локи довольно долго терпели в Асгарде, невзирая на все его бесчисленные выходки, потому что асы часто прибегали к услугам бога-трикстера — когда собственных ума, хитрости или чувства юмора не хватало.

Многие проблемы для Асгарда создавали (и ещё создадут) и дети Локи. Было их у него не так мало. Помимо уже упомянутых, от великанши Ангрбоды родились грозная повелительница мира мёртвых богиня Хель и чудовищных размеров змей Йормунгандр: он вырос настолько, что опоясал собой всю землю и закусил собственный хвост. От жены Сигюн родились Вали и Нарви, позже ставшие жертвами ненависти асов к их отцу. Кроме того, найдя на пепелище от погребального костра полусгоревшее сердце злой женщины и съев его, Локи породил всех ведьм на свете!

Локи любил превращаться в разных животных. Он даже занимался сексом и рожал в чужом облике.

Несмотря на то, что асы регулярно получали благодаря Локи те или иные преимущества (так, с его помощью Тор обрёл молот Мьёльнир, Один — копьё Гунгнир и кольцо Драупнир, позволяющее стать неуязвимым), настал момент, когда терпение жителей Асгарда иссякло. Поводом же для этого стало отнюдь не убийство светлого Бальдра, а всего лишь пьяная перебранка.

 1

Сигюн, Локи и змея — долго им быть вместе… (художник Мартен Эскиль Винге)

После пира, куда Локи заявился незваным и оскорбил всех асов, положение «шутника и любимца богов» трикстера уже не спасло. Хоть он и попытался скрыться в водопаде, обернувшись лососем, его поймали. Заодно схватили и его сыновей Вали и Нарви, пытавшихся вступиться за отца: Вали превратили в волка, и он разорвал брата на куски.

После чего асы связали Локи кишками сына («ибо это те путы, что отец не сможет порвать»), а богиня Скади, мстя за своего отца Тьяци — Тор убил его благодаря хитрости, подсказанной Локи, — подвесила над головой у бога змею, чей яд непрерывно капает пленнику на лицо. Точнее, капал бы — если бы не верная жена Сигюн, которая не испугалась гнева богов и не оставила супруга в беде. Не в силах освободить Локи, она, по крайней мере, держит над ним чашу. Когда чаша наполняется, Сигюн приходится вылить её. В это время яд падает на лицо Локи, и тот бьётся в конвульсиях — так скандинавы объясняли причину землетрясений.

Рагнарёк: сумерки богов

Солнце померкло,
срываются с неба
светлые звёзды,
пламя бушует
питателя жизни,
жар нестерпимый
до неба доходит.

«Прорицание вёльвы» («Старшая Эдда»)

В этом мире нет ничего бесконечного — и боги из Асгарда хорошо об этом осведомлены. Потому что большинству из них жить только до тех пор, пока не настанет Рагнарёк; это же касается и обитателей других миров — людей, альвов, карликов, великанов… Остановить Рагнарёк невозможно: смерть Бальдра запустила процесс разрушения всего мироздания.

Скандинавская мифология. Боги, миры, чудовища и Эдды 1

Последняя битва. Общий план

Сначала настанет «великанская зима» — длиться она будет три года, и мало кто её переживёт. Так, из людей останутся только двое: женщина по имени Лив («Жизнь») и мужчина по имени Ливтрасир («Пышущий жизнью»). Они укроются в роще Ходдмимир и будут питаться утренней росой.

Чудовищный волк Фенрир в день Рагнарёка разорвёт свои цепи и проглотит Солнце. Правда, перед этим Солнце породит другое Солнце, которое продолжит небесный путь предыдущего. Впрочем, надежд, что проблемы ограничатся затмением, практически нет — там ещё и звёзды будут срываться со своих мест…

В час Рагнарёка Локи поведёт армию великанов и чудовищ на Асгард

 1

Начало Рагнарёка: Локи вырывается на свободу

На земле будет не лучше. Начнутся сильнейшие землетрясения — горы развалятся, а деревья будут вырваны с корнями из почвы. Из глубин океана всплывёт мировой змей Йормунгандр — что заставит все моря выйти из берегов. По бушующим волнам этого всемирного потопа из Хельхейма выплывет ужасающий корабль Нагльфар, сделанный из ногтей мертвецов (как вариант — выедет по льду, намёрзшему за три года зимы, на манер гигантских саней). На нём будет неисчислимая армия инеистых великанов; возглавит же её освободившийся от своих страшных пут Локи.

В качестве предосторожности древние скандинавы срезали у своих мертвецов ногти и сжигали — совсем обезопасить себя от Рагнарёка, конечно, не получится, но можно хоть немного отодвинуть его дату…

Огненные великаны из Муспельхейма тоже не останутся в стороне. Возглавляемые владыкой Суртом, они двинутся, «подобно южному ветру», к радужному мосту Биврёсту — и после того как огненное воинство проедет, мост в Асгард будет разрушен. Хеймдалль протрубит в свой рог Гьяллахорн — и этот зов будет слышен во всех мирах. Против великанов встанут все асы во главе с Одином и все воины из Вальгаллы. Начнётся последняя битва.

 1

Даже волшебное копьё Одина не поможет против рассвирепевшего четвероногого сына Локи. На заднем плане справа Фрейр бьётся с Суртом — там тоже всё кончится плохо

Солнцем изголодавшийся за долгие годы плена Фенрир не ограничится: следующей его жертвой падёт сам Один. Но и сам волк проживёт после этого недолго — его убьёт бог мщения и безмолвия Видар. Бог войны Тюр сразится с четырёхглазым псом Гармом, стражем Хельхейма, — оба не переживут поединка. Светлый ас Хеймдалль схлестнётся с Локи — и эту пару бойцов ожидает аналогичный исход.

Битва Тора со змеем Йормунгандром также закончится гибелью их обоих: могучий ас нанесёт смертельный удар, но через девять шагов падёт замертво от действия яда, потоком льющегося из пасти монстра.

Бог плодородия и лета Фрейр будет драться с Суртом — и погибнет. Более того: видя, что ни та, ни другая сторона не может победить, Сурт срубит огромным огненным мечом само всемирное древо Иггдрасиль — и весь мир будет поглощён огнём. Такая вот красочная концовка у скандинавской мифологии…

Скандинавская мифология. Боги, миры, чудовища и Эдды

Такая вот красочная концовка у скандинавской мифологии…

Впрочем, в итоге мироздание ожидает практически хэппи-энд. За гибелью мира последует возрождение. «Поднимется из моря земля, зелёная и прекрасная. Поля, незасеянные, покроются всходами». Выжившие асы (а также вернувшиеся из царства мёртвых Бальдр и его слепой брат и невольный убийца Хёд) вновь поселятся в Асгарде и создадут новый мир, ещё прекраснее прежнего. А Лив и Ливтрасир заново породят людской род. Но это уже будет совсем другая история.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments


А ещё у нас есть

Комментарии (Правила дискуссии)

Оставляя комментарии на сайте «Мира фантастики», я подтверждаю, что согласен с условиями пользования сервисом HyperComments и пользовательским соглашением Сайта.