Роджер Леви «Платформа»: фантастика о бессмертии в соцсети

24 октября 2019
Фото аватара
24.10.2019
24313
3 минуты на чтение
Роджер Леви «Платформа»: фантастика о бессмертии в соцсети 1

Земля погибла. Жадность корпораций и нежелание людей хоть немного поступиться удобствами привели к планетарной катастрофе. Человечеству пришлось спешно выселяться из старого дома. К счастью для бывших землян, они обнаружили систему, пригодную для терраформирования и жизни. К несчастью для них, излучение звезды приводит к заболеванию раком. Причем рак постоянно мутирует, так что чуть ли не у каждого собственная форма болезни. Срок жизни уменьшился, а ее скорость увеличилась.

Люди расселились по семи планетам в соответствии с корпоративными договорами, кредитами и обязательствами. Всех их связала единая сеть, усовершенствованный интернет, — Песня. Кроме двух планет: Геены и Неназываемого мира, отказавшегося от всех связей с новым сообществом. Геена осталась последним прибежищем религии. В остальных мирах религию заменила глобальная социальная сеть ПослеЖизнь, к которой с помощью вживленного в мозг нейрида подключен каждый, а веру — надежда на реинкарнацию.

Роджер Леви «Платформа»: фантастика о бессмертии в соцсети

В романе две сюжетных и временных линии (на самом деле три, но третья спрятана на самом видном месте). Первая рассказывает о жизни Алефа, гениального математика с синдромом Аспергера, — с детства на религиозной Геене до зрелости, когда Алеф оказывается одним из двух преступных умов, правящих всей человеческой цивилизацией. Еще на Геене Алеф знакомится с сыном мафиозного босса Пелленхорком, психопатом и садистом, и становится его другом. Эта странная и болезненная связь перевернет мир.

Путь Пелленхорка напоминает историю Фауста, но в исполнении Мефистофеля.

Геена что-то сломала в наследнике криминальной империи, и Пелленхорк посвятил всю жизнь борьбе с Богом. Причем не только свою.

Во второй сюжетной линии три героя, между которыми скачет повествование. Каждому из них Леви дал свой узнаваемый голос. Когда слово берет полицейский и адреналиновый наркоман Бейли, его ни за что его не перепутаешь ни с собирательницей историй Рейзер, ни с меланхоличным ремонтником Талленом. Бейли живет на планете Bleak (сочувствую переводчику с этим названием: она и Мрачная, и Штормовая, и Суровая, и Тоскливая), где происходит серия убийств. Полицейскому удается спасти последнюю жертву, Таллена, но оба попадают в больницу с тяжелыми ранениями. Таллена подвергают ряду операций, после которых он становится киборгом. Бейли продолжает расследование, не веря, что за преступлениями стояла лишь больная психика серийного убийцы. Ему помогает Рейзер, замешанная в деле куда больше, чем сама подозревает.

Разумеется, эти сюжетные линии оказываются одной историей. Каждое событие, каждая деталь, каждое совпадение играют в «Платформе» свою роль. Перед развязкой все они сплетаются в единый узел на той самой Платформе, что выкачивает расплавленную кору планеты. Платформа качается на штормовых волнах Моря, в глубине которого — капсулы с телами людей, имеющих шанс на реинкарнацию.

«Платформа» — это научная фантастика о людях.

Фантастика высокого класса — как из-за множества деталей миропостроения, щедро рассыпанных по книге, так и благодаря нескольким продуманным, интересным идеям. Ко всему прочему, Леви замечательно пишет. Главы от имени Алефа завораживают. Криминальный гений с синдромом Аспергера рассказывает о своей жизни ровным, спокойным голосом, — а фоном ощущаются глубокое отчаянье и обида на судьбу. Таллен, очарованный смертью после нападения убийцы, отправляется на Платформу, чтобы стать там, по сути, живым компьютером: только так он может отвлечься от мыслей о суициде. Отвечая за каждую деталь Платформы, ощущая ее как собственное тело, он постепенно теряет человеческое сознание, сливается со своей работой. Бейли отталкивает от себя людей, он упрям, угрюм и готов на все, лишь бы ощутить новый прилив адреналина. А Рейзер собирает чужие истории по всей Системе, но лишена возможности рассказать собственную.

Каждый из персонажей, включая злодеев, испуган и одинок. И каждый из них пытается найти что-то или кого-то близкого. Из этих поисков может родиться счастье, но и чудовища получаются ничуть не реже.

Соцсети — это большой обман, иллюзия. Такими они остаются и в романе Леви. Но ПослеЖизнь — это не просто контролирующая жизни людей программа или обещание свободы от алчных корпораций, как в большинстве произведений киберпанка и научной фантастики. Роман задает множество вопросов: можно ли жить без веры? Стоит ли жизнь боли, которую она причиняет? Насколько поступки важней намерений?

Тема, не дающая Леви покоя, — одиночество.

Вся система ПослеЖизни держится на простом принципе: память некоторых людей оказывается оцифрована во всей полноте, и человечество, прослушав всю историю их жизни, оценив ее, может проголосовать, возрождать этого человека или нет. Но в итоге возможность рассказать свою историю, остаться в памяти людей, быть понятым и принятым оказывается даже важней реинкарнации. То, что кто-то узнал тебя, выслушал и решил, что ты должен жить, важней самого возрождения.

Соцсеть в «Платформе» оказывается тем, чем хотелось бы, — местом, где люди обмениваются историями, местом, где тебе скажут, что ты не один. Недаром ресурс, на который работает охотница за историями Рейзер, уступает в популярности только ПослеЖизни. И недаром его создали те же люди.

Умная фантастика, требующая неторопливого, вдумчивого чтения. Конец романа несколько смазан, и по меньшей мере два сюжетных элемента слишком плохо объяснены, что несколько ослабляет впечатление от книги. И все же любителям серьезной фантастики «Платформа» очень рекомендуется.

Учитесь у многих, не подражайте никому

Пол Ди Филиппо в своей рецензии в журнале «Локус» сравнил Леви с Бестером, Дилени, Хайнлайном, Харрисоном, Лаумером, Орсоном Скоттом Кардом, Кордвейнером Смитом и Алехандро Ходоровски. В последний раз такого количества сравнений в рецензиях удостаивался только Харкуэй.

Читайте также

Статьи

Что известно об Exodus — будущей научно-фантастической игре от ветеранов Bioware 8
0
24093
Что известно об Exodus — будущей научно-фантастической игре от ветеранов Bioware

Игра, в которой могут пройти тысячелетия.

Художник Эльдар Закиров:
0
94352
Художник Эльдар Закиров: палеонтология, научная фантастика и книжные иллюстрации

Беседа с художником о научной иллюстрации, быстром искусстве и осознанных сновидениях

«Майор Гром: Игра»: фильм против комикса
0
74822
«Майор Гром: Игра»: фильм против комикса

В чём экранный майор превзошёл оригинал — а где оказался лишь его бледным подобием

Говорим о творчестве Йена Макдональда в 130 выпуске «Фантастического подкаста»
0
164013
Говорим о творчестве Йена Макдональда в 130 выпуске «Фантастического подкаста»

Все книги и рассказы ирландского фантаста — в одном выпуске

Читаем книгу: Мер Лафферти — Станция «Вечность» 1
0
85867
Читаем книгу: Мер Лафферти — Станция «Вечность»

Отрывок, в котором сбежавшая от землян одиночка узнает, что земляне нагнали её даже в космосе.

Самые безумные технические проекты XX века: авианосец из айсберга, летающая электростанция и поезд-отель 8
0
121930
Самые безумные технические проекты XX века: авианосец из айсберга, летающая электростанция и поезд-отель

Вопрос даже не в том, как. Главное — зачем?

«Головоломка 2»: наш обзор. Пусть все тревоги унесут единороги! 1
0
129571
«Головоломка 2»: наш обзор. Пусть все тревоги унесут единороги!

Такой Pixar мы и любим. 

«У нас есть реальные герои»: интервью с создателями мультфильма «Невельской» 19
0
137840
«У нас есть реальные герои»: интервью со студией «Мечталёт»

Виталий Тен и Глеб Павленко рассуждают о российском аниме, отечественной истории и перспективах двухмерной анимации.

Спецпроекты

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: