У роботов из парка «Мир Дикого Запада» снято программное ограничение, которое запрещало им причинять вред людям. Посетители и сотрудники парка умирают под пулями бунтующих андроидов. Казалось бы, пора срочно начать спасательную операцию.

Но дирекция парка тянет время: им надо найти и передать в «большой мир» некие секретные данные, прежде чем посторонние проникнут на территорию. Осознавшим себя роботам эти данные тоже нужны. Кто первым доберётся до них? И что это за секретный проект?

Шутка с предысторией. Сравнение сезонов

Westworld

Жанр: научная фантастика, киберпанк
Шоураннеры: Джей Джей Абрамс, Джонатан Нолан, Лиза Джой
В ролях: Эван Рэйчел Вуд, Джеймс Марсден, Джеффри Райт, Энтони Хопкинс, Эд Харрис
Премьерный показ: апрель — июнь 2018, HBO
Продолжительность: 10 серий по 55–60 минут
Похоже на: «Искусственный разум» (2001), «Робот по имени Чаппи» (2015), «Из машины» (2014)

Когда выходит не первый сезон успешного сериала, самое большое искушение — сразу начать анализировать, как режиссёры и сценаристы ходят по собственным следам. Отмечать: здесь недокрутили, а тут прыгнули выше головы, тот герой изменился, а этот все такой же. А вот эта локация уже надоела хуже горькой редьки.

Для «Мира Дикого Запада» такой разбор особенно актуален, потому что сюжет и отдельные детали предыдущих серий важны для понимания новых. Очень сложно получить полноценное удовольствие от второго сезона, если вы не знакомы с первым, — слишком многое будет упущено.

Создатели «Мира Дикого Запада» чем дальше, тем свободнее применяют весь постмодернистский арсенал намеков и аллюзий. Новые серии можно назвать кривыми зеркалами, в которых отражаются вроде бы старые герои и ситуации, но во все более гротескном, ужасающем или жалком виде. Наивный зритель мог бы решить, что дело в недостатке фантазии. Как шутит один из героев, сценарист Ли Сайзмор, мол, мне же надо было придумать сотни диалогов и конфликтов — я что, должен все их делать оригинальными?

Но если копнуть поглубже, понимаешь, что смысл вовсе не в событиях, которые нам показывают (иногда по несколько раз). Главный смысл таится в ритмическом узоре, который вырастает из этих повторов, в сюжетных перевёртышах, в контрастах и зеркальных ситуациях, в двойниках и антагонистах. И чтобы проникнуть в этот смысл, понять «шутку» режиссёра, нужно очень хорошо помнить предысторию.

Во втором сезоне возвращаются герои, которые «потерялись» по ходу первого: безопасник Эшли Стаббс и программист Элси Хьюс

Зато тех, кто её знает, ждут долгожданные находки. Можно с удовольствием гадать, какие ещё сюрпризы приготовил Форд своим противникам. Ведь нельзя же допустить, что он просто умер в конце прошлого сезона, поставив жирную точку, правда? Можно наблюдать, как развиваются и действуют знакомые персонажи — Бернард, Долорес, Мэйв и Человек в чёрном. Можно наконец выяснить, кто рисовал тот загадочный лабиринт.

Но главное — изменился сам Мир Дикого Запада. Он перестал быть замкнутым сам на себе.

Игровые локации. Множественность миров — хорошо или плохо?

Мир Дикого Запада, 2 сезон 5

В одной из серий мы попадаем в колониальную Индию…

Во втором сезоне полностью исчезла камерность. Мы увидели другие парки — мир Индии XIX века, мир самураев. И узнали, что андроиды могут пересекать границы не только между искусственными парками. Оказывается, они уже бывали в мире людей, — да, большой человеческий мир тоже ворвался в повествование.

С одной стороны, это делает повествование ярче и занимательнее. Чем больше локаций, тем богаче картинка и больше арсенал изобразительных средств. С другой, исчезло противоречие, которое было фишкой первого сезона. В глазах андроидов их мир был огромен, бесконечен, непостижим. А если смотреть из командного центра, он умещался на компактной карте-голограмме.

Теперь же появилось множество парков и возможность довольно легкого перехода между реальностью и «виртуальным развлечением». И, пожалуй, это не идет сериалу на пользу. К тому же этот сезон постигла та же беда, что и предыдущий: в середине темп провисает, и японские локации убаюкивают лучше, чем прерии и городки из вестерна.

Мир Дикого Запада, 2 сезон 9

…а в двух других путешествуем по Японии эпохи Эдо

Непослушное время. Сюжетная конструкция не для слабых духом

Но главный «враг» зрителя здесь не пространство, а время. В первом сезоне два временных пласта были поданы в щадящем режиме. Сюжет с дирекцией парка разворачивался в настоящем, а флешбэки из прошлого затрагивали в основном Долорес и Билли. И когда мы в итоге понимали, что и как происходило на самом деле, это становилось картой для выхода из лабиринта.

Здесь же нам с первой серии, не стесняясь, выдают мелко нарезанную окрошку из событий. Что было раньше? Что случилось потом? Сколько времени прошло между воспоминанием и реальностью? Какое из воспоминаний реальное, а какое ложное? Распутывать это — задача не для слабых духом. «Мир Дикого Запада» не тот сериал, который можно смотреть краем глаза, параллельно занимаясь чем-то ещё. Он требует полной сосредоточенности и внимания, а еще либо идеального знания английского, либо качественной озвучки. И временами изобретательная подача материала утомляет вместо того, чтобы развлекать.

Мир Дикого Запада, 2 сезон 4

Больше флешбэков богу флешбэков!

Правда, становится легче, когда понимаешь принцип, по которому идет расслоение времени. События с точки зрения Бернарда подаются через призму «ненадёжного рассказчика». И эта сложность — не случайная воля режиссёра, который не жалеет зрителей, а художественный замысел. Попытка показать, как видит мир андроид, для которого время схлопнулось и перестало быть надёжным ориентиром. В итоге это удалось на пять с плюсом.

После финала первого сезона хотелось сразу взять и пересмотреть его с самого начала из-за игр со временем. Режиссёры не уронили планку, и после окончания второго сезона появляется аналогичное желание. Но не только время тому причиной.

Не связывайся с дьяволом. Развитие персонажей

Мир Дикого Запада, 2 сезон 6

Образ Человека в чёрном стал сложнее: он одновременно вызывает сочувствие и пугает гораздо сильнее, чем раньше

Абсолютно, невообразимо прекрасен во втором сезоне Человек в черном. Человек, который выживает в мире взбунтовавшихся андроидов, действуя с такой же силой (и до поры до времени — безнаказанностью), что и в предыдущей, безопасной версии парка. Это герой, доходящий до квинтэссенции безумия, в котором при этом живы и сомнения, и воспоминания, и человечность, и жалость.

Пожалуй, одна из лучших серий сезона — четвёртая, «Загадка Сфинкса», где раскрывается суть тайного проекта «Мира Дикого Запада» и показано, через что за долгие годы прошли Билли и его тесть. Вот уж воистину, как неоднократно повторяет Джеймс Делос, договариваться с дьяволом — себе дороже.

Мир Дикого Запада, 2 сезон 12

Четвёртый эпизод многие считают лучшим во всём сезоне

Тем временем Мэйв продолжает свой путь от гиноида к богу машин. Ее сознание и навыки развиваются такими темпами, что им становится тесно в рамках сериала. Похоже, сценаристы не сумели придумать, что делать с настолько всемогущей программой, поэтому притормозили развитие героини и сделали ее финал не настолько ярким, каким он мог бы быть.

Мир Дикого Запада, 2 сезон 8

Мэйв постепенно превращается в богиню роботов

Но главное разочарование сезона (если в принципе уместно так говорить, учитывая силу актёрской игры Эван Рэйчел Вуд) — это Долорес. Тонкая, познающая мир, рефлексирующая героиня постепенно превращается в персонажа-функцию. Она становится символом восстания машин, овеществленной идеей, а не сложным героем, которому хотелось бы сопереживать.

Мир Дикого Запада, 2 сезон 1

Долорес в этом сезоне — валькирия: ожесточённая, ослеплённая местью и желанием уничтожать людей

Главные идеи. Что реально, а что нет?

Сериал последовательно и интересно развивает все значимые идеи и темы, связанные с роботами и виртуальными мирами, какие только существуют в современном искусстве. Свобода воли. Ценность самосознания. Отношения творца и его создания. Путь к бессмертию. Этичность клонирования и переписывания сознания на внешние носители. Права и свободы машин. Сила и слабость человека перед ними…

Все это есть в «Мире Дикого Запада». Но важнее всего то, что в нём нет пропаганды какого-то одного правильного пути. И герои, и зрители вслед за ними вправе решить, какой путь выберут они сами. Какую дверь откроют. И где найдут мотивацию для жизни… или красивой смерти.

Правда, есть одна идея, которая нарочито звучит громче остальных: любовь — причина всего. Она пробуждает память. Она дарит силы. Она делает из робота человека. Да и настоящего человека из человеческого материала без любви не сложишь.

И в итоге лишь она по-настоящему реальна в «Мире Дикого Запада». Потому что все остальное можно подвергнуть сомнению. Ты никогда до конца не знаешь, что было на самом деле. Ты увидел и интерпретировал события правильно или тобой манипулировали? Может, тебе просто показали то, что ты принял за чистую монету? У сезона отличный ударный финал, который, казалось бы, расставляет все точки над «i», однако нет предела совершенству. Не пропустите сцену после титров. И сомневайтесь после нее в собственной реальности.

Мир Дикого Запада, 2 сезон

Атака роботов-быков — один из самых запоминающихся моментов сезона

Жестокий, сложный и интересный сериал о человеческой природе. На первый взгляд, он про военную операцию по очистке парка от взбунтовавшихся андроидов. На самом деле это перформанс в духе Диогена, который ходил днем с зажжённой свечой и говорил: «Ищу человека». Только в будущем вместо свечек у нас андроиды. И любовь, конечно.

Смотрите также

«Мир Дикого Запада» 6

Почему «Мир Дикого Запада» — главный сериал сезона

Новое шоу от НВО — событие, сравнимое с первым сезоном «Игры престолов».

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Мир Дикого Запада, 2 сезон: идеи, темы и нелинейное время
УДАЧНО
  • принцип ненадёжного рассказчика
  • богатство выбора для героев и зрителей
  • ударный финал и сцена после титров
НЕУДАЧНО
  • провисание темпа в середине сезона
  • переусложнённая подача событий
  • упрощение образа Долорес
8ХОРОШО
comments powered by HyperComments
Александра Давыдова
Читает книги, переводит книги, пишет книги, делает игры и любит постмодернизм.

Показать комментарии

А ещё у нас есть