11
Тридцать четыре рассказа от авторов, получивших признание в XXI веке, на самые актуальные темы современной научной фантастики: человек и постчеловек, искусственный интеллект, исследования космоса и иных измерений.
Лучшая фантастика XXI века

21st Century Science Fiction
Межавторская антология
Жанр: научная фантастика
Составители: Дэвид Хартвелл, Патрик Нельсон Хейден
Выход оригинала: 2013
Переводчики: К. Егорова, О. Колесников
Издательство: АСТ, 2017
Серия: «Фантастика: классика и современность»
832 стр., тираж не указан
Похоже на:
антология «Научная фантастика: Ренессанс / Научная фантастика: Возрождение»
антология «Лучшая зарубежная научная фантастика»

На самом деле эта антология называется «Фантастика XXI века», что подчёркивает амбиции составителей: не просто собрать под одной обложкой самые звёздные имена, а исследовать и обозначить векторы развития современной НФ. Благо о «смерти научной фантастики» на Западе больше не говорят — она вполне освоилась в век, когда предсказания фантастов не успевают сбываться, настолько быстро всё происходит в науке, технике и социальной жизни. От современного фантаста требуется не просто знать слова «сингулярность» и «тест Тьюринга», но и держать руку на пульсе научных исследований. Поэтому темы большинства рассказов антологии перекликаются не с гипотетическим будущим, а с нашей современностью. Даже действие многих текстов происходит в настоящем.

Роботы, успешно имитирующие внешность и поведение человека, уже существуют не только в книгах — и авторы антологии предъявляют нам искусственный интеллект, сравнявшийся с человеком по уровню человечности, а то и превзошедший его. Роботы-космонавты в рассказе Джеймса Камбиаса «Сведение баланса» хоть и чтят три закона роботехники, но принимают решения самостоятельно. В «Наиболее близком» Женевьевы Валентайн андроиды оказываются способны на привязанность и даже ревность. В «Алгоритмах любви» Кена Лю героиня пытается понять мышление и эмоции человека, разрабатывая псевдоразумных кукол. А в одном из лучших текстов сборника, трогательной и печальной «Линии прилива» Элизабет Бир, именно машина — повреждённый и постепенно «умирающий» боевой робот — учит человеческим ценностям ребёнка-сироту.

Темы большинства рассказов перекликаются не с гипотетическим будущим, а с нашей современностью

Как изменится человек под влиянием биотехнологий — ещё один вопрос, который волнует авторов сборника. Чарльз Стросс в «Бродячей ферме» рисует устрашающих существ, которые когда-то были людьми, но добровольно изменили себя ради полётов к звёздам, и задаётся вопросом, стоит ли эта мечта подобных жертв. Меняет себя и астронавт-доброволец в «Эрозии» Йена Кризи — но не понимает, в какой момент на пути изменений он перестанет быть человеком. «Голос хозяина» Ханну Райаниеми делает главными героями модифицированных кошку и собаку — и их преданность хозяину противопоставляется предательству, на которое способны клонированные люди по отношению к своему «отцу». А ироничный рассказ Кори Доктороу «Паникёр», завершающий сборник, изображает «современного бога»: мультимиллионера, который обрёл физическое бессмертие и претендует на то, чтобы влиять на природу человека с помощью особых препаратов.

Читать один из рассказов сборника

Astounding Science Fiction

Джо Уолтон «Бегство в другие миры с помощью научной фантастики»

Мрачная альтернативная история, действие которой происходит в реальности 1960-х, где победили нацисты.

Впрочем, человека меняют не только достижения биологии, но и информационные технологии. У Карла Шрёдера («Бежать из далёкой Силении») описано, как из осколков личностей увязших в виртуальности людей рождаются совершенно новые, непознанные силы, а сетевые города и государства становятся влиятельнее реальных. Дэрил Грегори («Второе лицо, настоящее время») ставит эксперимент по полному стиранию личности и безуспешно пытается её восстановить. А Марисса Линген строит свою «Вычислительную эпидемию» на предположении: а что будет, если знания и воспоминания будут передаваться как вирусы?

Показательно, что в антологии немного текстов на темы, которые считаются «классическими» для фантастики. Рассказов о контактах с инопланетянами или «иномирянами» — раз-два и обчёлся: «Струд» Нила Эшера, «Тк’Тк’Тк» Дэвида Д. Левина, «Огни третьего дня» Алайи Дон Джонсон… Выделяется среди них блестящий «Остров» Питера Уоттса, но и он не столько о контакте с бесконечно далёким от человека иным разумом, сколько о всё тех же проклятых экзистенциальных вопросах смысла жизни и поиска Бога. Есть немного альтернативной истории («Бегство в другие миры с помощью научной фантастики» Джо Уолтона, «Пророк с острова Флорес» Теда Косматки). Немного рассказов, сосредоточенных на космогонии вымышленных миров: причудливая «Финистерра» Дэвида Моулза, стилистически изощрённый «Как стать повелителем Марса» Кэтрин Валенте, остроумный «Векторный алфавит межзвёздных путешествий» Юн Ха Ли, головоломный «Не хватает одного из наших ублюдков» Пола Корнелла. Классическая космоопера всего одна — «История «Злого» Джона Скальци, да и та примыкает к группе рассказов о разумных, «очеловеченных» компьютерах. Современным фантастам куда интереснее Земля, чем глубокий космос, а человек любопытнее инопланетян или демонов из иных измерений. И если вектор развития научной фантастики именно таков, каким его рисует антология, это открывает захватывающие перспективы для авторов и читателей.

Итог: обязательное чтение как для тех, кто пристально следит за происходящим на переднем фронте НФ, так и для новичков в фэнских рядах.

А судьи кто?

Дэвид Хартвелл и Патрик Нельсон Хейден — люди, давно известные в западном фантастическом книгоиздании. Дэвид — увы, ушедший от нас в сентябре прошлого года, — был критиком и редактором сотен фантастических романов (в том числе Грегори Бенфорда, Джина Вулфа и Роберта Сойера), составителем серии антологий «Лучшая научная фантастика», главным редактором журнала The New York Review of Science Fiction и трёхкратным обладателем «Хьюго» в редакторской номинации. Что касается Патрика, также трёхкратного лауреата «Хьюго», то он руководит отделом фантастики в издательстве Tor Books, а на досуге выпускает фэнзины, ведёт блог и играет на гитаре в рок-группе. «Лучшая фантастика XXI века» — единственная совместная работа Хартвелла и Хейдена.

Все эти гибриды, и постлюди, и бессмертные, боги и оцепеневшие троглодиты, заключённые в магические колесницы, недоступные их пониманию, — и никто не направил в нас коммуникационный лазер, чтобы сказать: «Привет, как дела?» — или: «Знаете что? Мы победили дамасский синдром!» — или даже: «Спасибо, ребята, так держать!»
Питер Уоттс «Остров»

удачно
актуальные темы
интересные и оригинальные идеи
стилистическое разнообразие
неудачно
нерешённые вопросы
чрезмерная сентиментальность многих текстов
9
отлично

Оставляя комментарии на сайте «Мира фантастики», я подтверждаю, что согласен с пользовательским соглашением Сайта.

Читайте также

Статьи

Джонатан Френч «Серые ублюдки» 
0
27287
Джонатан Френч «Серые ублюдки»

Фэнтези для тех, кому надоели выхолощенные паладины и светлые маги.

Vampire: The Masquerade — Bloodlines
0
66495
Шесть гениальных игр, которые провалились

Иногда игры, переполненные свежими идеями и захватывающими сюжетами, таят в себе невидимый гейм-дизайнеру недостаток…

WandaVision
0
68814
Обзор «ВандаВижен»: Каким получился первый сериал киновселенной Marvel?

История о любви, мрачная драма и блестящая пародия на классические ситкомы.

Фантастиковедение: краткий курс
0
80805
Фантастиковедение: краткий курс

Разбираемся, как развивалась эта наука о фантастике в России с 1917 года по сегодняшний день.

Комикс-игра «Легенда о рыцарях»: приключение для начинающих ролевиков
0
123494
Комикс-игра «Легенда о рыцарях»: приключение для начинающих ролевиков

Отличный старт для тех, кто с любопытством спрашивает: «Да что такое эти ваши настольные ролевые игры?».

Амазонки: миф и реальная история 12
0
141866
Амазонки: реальные и мифические

Амазонки из древнегреческих мифов жили не в самой Греции, а к северу от Кавказа. Долгое время они считались вымыслом — пока археологи не доказали, что амазонки все-таки существовали.

Комикс: доминирующий вид
0
226553
Комикс: доминирующий вид

«Терпение, мой друг, терпение».

«Невидимый город»: как режиссёр «Ледникового периода» снял городское фэнтези про Бразилию
0
185440
«Невидимый город»: как режиссёр «Ледникового периода» снял городское фэнтези про Бразилию

Хотя это довольно типичный мистический детектив, он позволяет краем глаза заглянуть в не самую популярную мифологию.

Спецпроекты

Top.Mail.Ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: